ЧАСТЬ 2 ПРАКТИКА


...

ГЛАВА 14 СВЕРГАЯ ТИРАНИЮ ВИНЫ И СТЫДА

Чувства вины и стыда — коварные чувства, причиняющие массу страданий и переживаний. Одинаковые по принципам действия, вина и стыд образуют единый блок. Но если мы можем испытывать чувство вины без стыда, то стыд без вины испытывать невозможно. Различить их можно так: вина — это чувство, приходящее после кажущегося проступка («Я поступил неверно»). Чувство стыда возникает тогда, когда «плохими» или «неправыми» нас заставляют чувствовать себя окружающие люди. На сводной таблице девяти эмоциональных состояний чувство вины связано с несколькими категориями. Оно характеризует энергию каждой эмоции, от апатии до гордыни. Стыд же связан только с печалью.

В этой главе мы развенчаем ложные представления о стыде и вине — подлых и коварных похитителях счастья, свободы и душевного спокойствия.

В ней Вы также познакомитесь с простыми приемами освобождения от этих вредных чувств. Поскольку чаще они взаимозаменяемы, на протяжении всей главы я буду употреблять их в совокупном значении либо как «вина», либо как «вина/стыд».

Ложь во имя вины и стыда

О вине и стыде существует три мифа, которые нередко жестоко ограничивают нашу жизнь, причиняя невыносимые страдания. Первая и самая большая ложь — якобы чувство вины может уберечь от наказания. По сути, вина — это подсознательное «я Вам должен» для наказания. Так и есть. Когда мы испытываем чувство вины, то притягиваем наказание из внешних источников или создаем его для себя. Вот здесь-то и кроется ловушка: мы никогда не чувствуем, что наказаны в достаточной степени.

Как проходит самонаказание? Мы делаем нечто или совершаем в мыслях поступок, который, по нашему убеждению, совершать не должны или который является дурным и неправильным. Интересно отметить, что чувство вины возникает даже в том случае, если мы этого поступка не совершали. Затем, вне зависимости от того, наказал ли нас внешний мир или нет, мы не можем забыть о том, что сделали или подумали, и не позволяем себе выкинуть это из головы. Свято веря в неизбежность наказания извне, мы наказываем себя сами. Но поскольку не имеем ни малейшего понятия о дозе наказания, устанавливаемого внутренним руководством, то неизбежно перегибаем палку.

Впервые я самостоятельно наложил на себя подобное наказание, вызванное чувством вины, в детском саду, когда, разозлившись, так толкнул одного мальчика, что тот упал и разбил очки. Чувствуя себя ужасно от того, что причинил боль другому человеку, и боясь наказания со стороны воспитателя и родителей, я схватил осколок стекла от очков и несколько раз порезал себя, надеясь, что это действие убережет меня от серьезных последствий. Понятное дело, от наказания меня это не спасло. Однако оно было таким несерьезным, что я даже не помню, в чем оно заключалось.

Единственным очевидным последствием моего поступка стали несколько солидных порезов.

Остановитесь на минуту и вспомните, за что Вы испытываете вину, Вы что-то сделали или не сделали, сказали или не сказали, почувствовали или подумали. Отметьте, наказывали ли Вы себя из страха перед неизбежными последствиями.

«Седона-Метод работает на уровне чувств и позволяет людям освободиться и от негативных эмоций, и от негативных мыслей Он дает быстрые результаты и чрезвычайно эффективен, ибо проникает в сущность проблемы. Это отличный метод для всех, кто им пользуется»

Д-р Элиот Грумер, Финикс, Аризона

Вспоминая о том, что вызывало в Вас чувство вины, отметьте, спасло ли оно Вас от настоящего наказания, как «обещало» это чувство. Большинство чувств обманывают. Так и в этом случае чувство вины приводит, как правило, к противоположным результатам. Оно заставляет наказывать самих себя. И если ваши действия затрагивают других людей, наказания с их стороны Вам не избежать. В конце концов, если бы чувство вины действительно освобождало от наказания извне, разве наши тюрьмы не были бы малочисленнее?

Вторая грубая ложь, связанная с виной и стыдом, — в том, что будто бы эти чувства каким-то образом предупреждают повторные «неверные» действия. Но разве не доводилось Вам — или Вашим знакомым — говорить, делать или думать нечто, о чем Вы потом сожалели, чаще одного раза? наверняка доводилось. Как и всем нам чувство вины вынуждает делать или продолжать делать точно то, в чем, как нам кажется, мы уже ошиблись, — и это следствие наложенного на себя наказания. Вина является одной из главных причин поступков, о которых мы впоследствии сожалеем.

Поразмыслите вот над таким примером. Представьте, что Вы сидите на диете. Но Вы срываетесь и съедаете печенье или порцию мороженого, и Вас преследует чувство вины. И что же Вы делаете? Совершенно верно. Наказываете себя еще одним печеньем или порцией мороженого. Теперь чувство вины становится еще сильнее. Вскоре в качестве серьезного наказания за опрометчивый поступок Вы опорожняете весь пакет печенья и доедаете все мороженое. И скорее всего, не получаете удовольствия ни от одного кусочка. Знакомо? Ни секунды не сомневаюсь. Производство диетических продуктов процветает именно благодаря этому малоизвестному феномену, из-за которого большинство людей, сидящих на диете, терпят неудачу.

По этой же причине мир полон людей, различными способами заглаживающих грехи, которые они намереваются — по крайней мере, подсознательно — совершить вновь.

Я не предлагаю пускаться во все тяжкие, игнорируя моральные и этические нормы. Но поскольку чувство вины не останавливает нас от поступков, о которых мы впоследствии сожалеем, освобождение от чувства вины/стыда приносит заметные и значительные результаты. Свобода от вины/стыда означает, что мы можем принимать правильный и осознанный выбор.

Еще один аспект, где чувство вины играет существенную роль, — невозможность забыть о прежней обиде. Когда нас в детстве обижают родители, воспитатели, учителя, духовные лидеры, нам трудно смириться с тем, что эти люди могут так поступать. Когда мы маленькие, взрослые — в особенности такие влиятельные, как родители, — обладают для нас огромной властью. В конце концов, они обеспечивают нам пропитание и крышу над головой и должны защищать от внешнего мира. Поскольку мы во всем зависим от них, тот факт, что они могут ошибаться, ставит под угрозу наше существование. Иногда мы приравниваем взрослых к богам или, по крайней мере, к их представителям. Поэтому в случае плохого обращения мы возлагаем вину на единственного участника — себя. Это искаженная, мнимая форма самозащиты.

На занятиях по Седона-Методу мне часто доводилось работать с людьми, пережившими в детстве плохое обращение. Поскольку такие люди обвиняют в случившемся только себя, многие из них всю жизнь мучаются от чувства вины и наказывают себя за ошибки, совершенные взрослыми, которым они доверяли. Но стоит им отпустить чувство вины и перестать обвинять и наказывать себя за чужие ошибки, как им удается освободиться от эмоциональных, умственных и поведенческих моделей, в порочном кругу которых они давно и прочно застряли.

Энни: Сбрасывая тяжелую ношу

Как Вы знаете, тело и разум неразрывно связаны. Зачастую, когда мы освобождаемся на глубоком уровне, то обнаруживаем, что тело сохраняет воспоминания о прошлых событиях. Когда же мы подавляем их, наши чувства ищут выход через тело.

История Энни — отличный пример связи тела и разума. Она приехала на недельный семинар в Седону, Аризона, с острой болью в шее и спине, жалуясь на то, что ее плечи весят 10 тысяч фунтов. Подобного рода боль достаточно типична. Поэтому когда Энни в середине недели обратилась ко мне за помощью, я предложил ей провести пяти-десятиминутное освобождение. Меня, честно говоря, не волновало, какая история стоит за болью Энни. Однако она призналась, что сильно переживает из-за двадцатичетырехлетней беременной дочери. «По правде говоря, я думала, что смогу отпустить свои материнские страхи, пройдя курс терапии и пользуясь Седона-Методом. Однако они снова выходят наружу и подчиняют себе мое поведение. Понимаете, в 13 лет у моей дочери начались эпилептические припадки. Когда случился первый припадок, я думала, она умирает. За следующие девять лет я столько раз переживала ужас того первого ощущения. Хотя припадков не случается уже два года, я боюсь, что огромное количество лекарств может повредить ребенку. Я чувствую, что несу за это ответственность».

Сперва Энни под моим руководством прошла общее освобождение от боли. В процессе она призналась, что чувствует себя как Атлант, на плечах которого держится весь земной шар. Я попросил ее отпустить это чувство, и она согласилась снять с себя эту ношу. Это в какой-то мере сняло боль, но мы не останавливались. Мы перешли к более глубокому освобождению, используя следующие вопросы: «Достаточно ли Вы себя наказали? Смогли бы Вы освободиться от желания наказывать себя? Смогли бы Вы освободиться от чувства вины?» Когда ей удалось полностью освободиться, ее боль прошла и более не появлялась, за исключением одного приступа, случившегося, когда дочь встречала ее в аэропорту. Энни быстро освободилась, и боль моментально исчезла.

Психология bookap

Вот как Энни описывает свои ощущения: «Метод сделал меня свободнее. В течение 24 лет я таскала на себе тяжкий груз вины за рождение больного ребенка. И, наконец, этот груз упал с моих плеч. Теперь я понимаю, что эпилепсия дочери не связана ни с чем, что я сделала или не сделала. Я не несу ответственности за ее жизненный выбор.

Она не принадлежит мне, она самостоятельный человек, живущий собственной жизнью. И она сама позаботится обо всем, о чем следует. Я больше не чувствую, что обязана контролировать мир, совершенствуя его для нее. Я просто должна оставаться в настоящем. Ничего из того, чего я боялась, не произошло, поэтому освободиться было легко. Вселенная позаботится о ней, ее будущем ребенке и обо мне».