Часть пятая. Как не расстраиваться из-за критики.

Глава 19. Помните, что никто не пинает дохлую собаку.

В 1929 году произошло событие, которое произвело сенсацию в университетских кругах. За несколько лет до этого молодой человек по имени Хатчинс закончил Йельский университет, совмещая учебу с работой официанта, репетитора, продавца готовой одежды. Теперь же, восемь лет спустя, он был торжественно возведен в должность ректора четвертого по престижу университета в США - чикагского. Ему только исполнилось 30 лет. Пожилые профессора качали головами. Критика обрушилась на этого "чудо-мальчика", как обвал. Он был то, и он был это - слишком юн, неопытен, над его идеями в области образования потешались. Даже газеты присоединились к нападкам. В день его назначения один из его друзей сказал отцу Хатчинса:

"Я был шокирован, прочитав утром в газете редакционную статью, поносящую вашего сына."

"Да, это жестоко, - сказал Хатчинс-старший, - но, помните, никто никогда не пнет дохлую собаку."

Так оно и есть, и чем важнее собака, тем с большим удовольствием пинают ее люди.

Принц уэльский, ставший позднее Эдуардом VIII, основательно получил по заднему месту.

Он посещал дортмундский колледж, соответствующий морскому училищу. Принцу было четырнадцать лет. Однажды один из офицеров застал его плачущим и спросил, в чем дело? Вначале принц не хотел говорить, а затем признался, что был побит кадетами.

Начальник колледжа собрал кадетов и объяснил им, что хотя принц не жаловался, тем не менее ему хотелось бы знать, чем обязан он такому обращению. Не сразу, но кадеты признались, что им хотелось, чтобы со временем, когда они станут офицерами флота, они могли бы говорить, что в свое время били самого короля!

Поэтому, когда вам поддадут, или вас ругают, имейте в виду, что это зачастую делается потому, что дает поддавшему или критикующему чувство собственной значимости. Это часто означает, что вы добились чего-то важного и заслуживаете внимания.

Многие люди получают величайшее наслаждение понося тех, кто более образован или более удачлив.

Шопенгауэр как-то сказал:

"Обыватель бывает в восторге от неудач и глупостей великих людей."

Кого, как вы думаете, называли в США "лицемером", "обманщиком", "человеком, мало отличающимся от убийцы"? Газетные карикатуры изображали его на гильотине, топор которой вот-вот отсечет ему голову. Толпы плевали ему вслед, когда он проезжал по улицам. Кого? Джорджа Вашингтона! Скажите, что это было давно, человек с тех пор стал лучше. Посмотрим.

Возьмем адмирала Пири, полярного исследователя, потрясшего мир, когда он на собачьей упряжке достиг в 1909 году северного полюса. Пири был едва жив от голода и холода. Восемь пальцев на ногах были отморожены и их пришлось ампутировать. Переживания были таковы, что он чуть не сошел с ума. В то же время его старшие морские начальники в Вашингтоне сгорали от негодования, завидуя той популярности, какую приобрел Пири. Они обвинили его в том, что он собрал деньги на научные исследования, а сам "прохлаждался и бездельничал в Арктике".

Они, возможно, сами поверили в это, ибо невозможно не поверить в то, во что вам хочется верить. Это желание унизить Пири было настолько сильным, что только прямое вмешательство президента Мак Кинли позволило Пири продолжать свою деятельность в Арктике.

Если вас расстраивает несправедливая критика, вот правило 1:

Помните, что несправедливая критика зачастую есть скрытый комплимент. Помните, что никогда не пинают дохлую собаку.

Глава 20. Поступайте так и критика не причинит вам боли.

Если даже над вами насмеялся, вонзил нож в спину и бросил в реку один из близких вам людей - не страдайте от жалости к самому себе. Вспомните, что то же самое случилось с Иисусом Христом.

Один из его ближайших учеников продал его за взятку, в переводе на современные деньги равную 19 долларам. Другой из его 12 учеников бросил его, как только тот попал в беду, трижды объявил о том, что никогда не знал Иисуса Христа, и даже поклялся в этом. Это случилось с Иисусом. Почему вы или я должны рассчитывать на лучшее?

Уже много лет, как я понял, что хотя я и не могу удержать людей от несправедливой критики в мой адрес, я могу сделать нечто более важное.

Я могу решить, стоит ли расстраиваться из-за несправедливого приговора. Давайте внесем ясность. Я не отвергаю всякую критику. Я далек от этого. Я говорю об игнорировании критики несправедливой.

Однажды я спросил Элеонору Рузвельт, как она реагирует на несправедливую критику, которой в ее адрес было предостаточно. Возможно, у нее было больше преданных друзей и яростных врагов, чем у какой-либо другой женщины, жившей в белом доме. Она рассказала мне, что когда она была девочкой, то была очень застенчива, очень обеспокоена тем, что говорят о ней люди. Она так боялась критики, что однажды спросила совета у своей тети, сестры Теодора Рузвельта. Она спросила у нее:

"Тетя, я хочу поступить так-то, но боюсь того, как это будет расценено." Сестра Рузвельта посмотрела ей в глаза и сказала:

"Никогда не беспокойся о том, что скажут люди. Действуй так, как подскажет твое сердце." Элеонора Рузвельт сказала мне, что этот совет ей очень пригодился, особенно когда она оказалась в белом доме. Элеонора добавила, что есть только один способ, "как избежать критики - это быть фарфоровой статуэткой и стоять на полке".

Поступайте так, как подсказывает вам ваше сердце. Критиковать же вас будут все равно. Будут критиковать за то, что вы поступили так, или за то, что вы так не поступили.

Линкольн вполне мог не выдержать в напряженный период гражданской войны, если б не знал, что не следует отвечать на все обвинения, которые на него обрушились. Его рассказ о том, как он реагировал на критику, стал классикой. Копию этого рассказа имел на столе генерал Маккартур во время войны. Черчиль поместил его в рамку на стене своего кабинета. Звучит этот рассказ так:

"Если бы я пытался прочесть и хотя бы частично ответить на критику в свой адрес, то ни на что другое времени бы не осталось. Я поступаю так, как считаю необходимым поступать до самого конца. И если в конце концов окажется, что я был прав, то все, что было против меня сказано, не будет иметь никакого значения. Если же окажется, что я был не прав, то даже если десять ангелов поклянутся в том, что я был прав, ничего не изменится."

Когда вас несправедливо критикуют, помните правило 2: Поступайте так, как считаете лучше всего следует поступить, а затем раскройте над собой старый зонтик, чтобы потоки жидкости не затекли за воротник.

Глава 21. Глупости, которые я совершал.

У меня есть папка с буквами "ГКС" - сокращение от "глупости, которые я совершал". В папку я складываю листки с записями о совершенных ошибках. Благодаря этой папке я могу вспомнить о промахах, допущенных 15 лет назад. Когда я достаю эту папку и перечитываю критические замечания, адресованные самому себе, я обнаруживаю, что они помогают мне справиться с самой сложной проблемой из тех, что встают передо мной: Управление Дейлом Карнеги.

Когда-то у меня было обыкновение винить в своих бедах других людей, но по мере того, как я становился старше и, как я надеюсь, мудрее, я понял, что при внимательном рассмотрении в большинстве несчастий виноват я сам. Многие из людей с возрастом приходят к тому же заключению, что и я.

"Никого, кроме себя, - сказал наполеон на острове св. Елены, - я не могу винить в своем падении. Я был злейшим врагом самому себе - вот в чем причина моей злосчастной судьбы."

Позвольте мне рассказать о человеке, который обладал искусством руководить собой. Его звали Ховелл. Он занимал крупнейшие посты в американской экономике: Был директором нескольких крупных корпораций, председателем правления национального коммерческого банка и т. д.

"Много лет я вел дневник, в который записывал все дела, которыми я занимался в течении дня, - рассказывал мне Ховелл, когда я попросил его объяснить причину его успеха. - На субботний вечер семья не планирует мне никаких мероприятий, так как знает, что в это время я провожу обзор и даю оценку своей работе за неделю. После обеда я ухожу к себе, открываю дневник и восстанавливаю в уме все интервью, дискуссии, встречи, которые были за эту неделю. Я спрашиваю себя:

"Какие ошибки я совершил за это время? Что сделал правильно? Как мне улучшить создавшееся положение? Какие уроки следует извлечь из полученного опыта?"

Иногда я чувствую, что недельный обзор сделал меня несчастным. Иногда бываю крайне удивлен: Какие грубые ошибки я совершал. Конечно, по мере того, как шли годы, грубых ошибок становилось меньше. Эта система самоанализа, длившаяся годы, дала мне больше, чем что-либо другое из того, что я попытался использовать."

Возможно, что Ховелл заимствовал свою идею у Бена Франклина. Только Франклин не дожидался субботнего вечера. Он подводил итог и делал анализ каждый вечер. Он обнаружил у себя 23 серьезных недостатка. Вот три из них:

  •  трата времени впустую,

  •  склонность волноваться из-за пустяков,

  •  возражать людям и спорить с ними.

    Мудрый Бен Франклин понимал, что если он не избавится от этих недостатков, он не уйдет далеко. Каждый день в течение недели он следил за собой, не допуская пустой траты времени. Подводя итог за неделю, он записывал, с каким счетом он одержал победу в этом матче. На следующей неделе он выбирал другой недостаток, надевал перчатки и по сигналу гонга выходил из своего угла, чтобы начать бой. И Франклин таким образом в течение двух лет воевал со своими недостатками. Неудивительно, что он стал одним из самых влиятельных и любимых людей в США.

    Вместо того, чтобы ждать, когда нас и нашу работу раскритикуют противники, давайте лишим их этой возможности. Будем сурово спрашивать с себя сами. Давайте найдем наши слабые места и вылечим их прежде, чем наши противники получат шанс сказать свое слово. Это как раз то, что сделал в свое время Чарльз Дарвин. Когда он завершил работу над книгой "происхождение видов", он понял, что опубликование этой революционной концепции поднимет на ноги ученый мир и духовенство. Он стал своим собственным критиком и 15 лет был занят тем, что тщательно проверял все данные, добивался большей убедительности изложения, критически переосмысливал свои выводы.

    Линкольн приветствовал критику, когда видел, что она искренна, основана на знании дела и имеет целью действительно оказать помощь.

    Вы и я тоже должны приветствовать доброжелательную критику, так как мы можем рассчитывать, что правы в трех из четырех случаев. По крайней мере, так говорил о себе Рузвельт, находясь в белом доме. Эйнштейн же утверждал, что его заключения ошибочны в 99 случаях из 100.

    "Мнение наших противников о нас, - говорил Ларошфуко, - ближе к истине, чем то, что мы о себе думаем."

    Я знаю, что во многих случаях это утверждение оказывается оправданием, однако, когда кто-нибудь начинает меня критиковать, а я себя не критикую, я моментально автоматически начинаю защищаться - даже не успев как следует понять, что же критикующий собирается сказать. Все мы склонны к тому, чтобы отвергать критику и с удовольствием принимать похвалу, не задумываясь о справедливости того или другого. Мы нелогичны. Мы эмоциональны. Наша логика - как лодочка в море эмоций. Если мы услышали, что кто-то о нас недостаточно хорошо отозвался, не будем себя защищать. Это сделает каждый дурак. Будем оригинальны и скромны. Давайте запутаем критикующего и поаплодируем себе, сказав:

    "Если бы он знал все о моих промахах, то критиковал бы еще суровее."

    В предыдущих главах я говорил о том, как поступать в случаях, когда нас критикуют несправедливо. Здесь другая идея: Когда поднимается ваш гнев из-за того, что вы чувствуете, что вас осудили несправедливо, почему бы не остановиться и не сказать себе:

    "Минуточку... Я, конечно же, не совершенство. Коли Эйнштейн полагает, что он ошибается в 99 случаях из 100, возможно, и я ошибаюсь - может, в 99 случаях, а, может, в 90? Возможно, критика заслуженная. Если так, то я должен быть благодарен за нее, она может пойти мне на пользу."

    Я знаю одного бывшего продавца, который даже просил, чтобы его критиковали покупатели. Когда он начал продавать мыло, заказы почти не поступали. Он боялся, что потеряет работу. Так как он знал, что качество мыла было хорошим, а цена приемлема, он решил, что дело в нем самом. Когда ему не удавалось продать партию мыла, он ходил по улице, пытаясь понять, в чем же дело. Чего ему не хватает? Иногда он подходил к своим потенциальным покупателям и спрашивал:

    "Я пришел не для того, чтобы снова предложить товар. Я вернулся, чтобы выслушать совет или критику. Как вы считаете, в чем была моя ошибка, когда я несколько минут назад приходил и предлагал вам мыло? Вы гораздо опытнее и удачливее меня. Пожалуйста, выскажете свои замечания искренне."

    В результате он подружился со многими из этих людей и получил полезные советы.

    Сейчас он является президентом крупнейшей компании, занимающейся производством мыла. Его зовут его Литл. В прошлом году только 14 человек в США имели доход больший, чем он: 240 Тысяч долларов.

    Чтобы не расстраиваться из-за критики, следуйте правилу 3:

    Ведите учет ошибок, которые вы совершили, будьте самокритичны, поскольку мы не можем рассчитывать на собственное совершенство, давайте поступать так, как Литл, самим просить справедливой критики.

    Резюме пятой части. Как не расстраиваться из-за критики.

    Правило 1.

    Несправедливая критика зачастую не что иное, как скрытый комплимент. Она означает, что вы вызвали ревность или зависть. Помните, что никто никогда не пинает дохлую собаку.

    Правило 2.

    Старайтесь сделать дело как можно лучше, а затем берите в руки ваш старый зонтик и следите за тем, чтобы капли критики не затекли вам за шиворот.

    Психология bookap

    Правило 3.

    Ведите запись глупостей и ошибок, которые вы совершили. Будьте самокритичны, поскольку мы не можем рассчитывать на собственное совершенство. Сами просите непредвзятой, конструктивной критики.