Филипп Богачев

Как стать

Со слугами и женщинами обращаться труднее всего.

Если ты ведешь себя с ними фамильярно, они наглеют,
А если держишь дистанцию — бывают недовольны.

Конфуций

Меня часто спрашивают. Многие люди. Десятки раз. Сотни вопросов. И все можно свести в один «А как ты стал тем, кто ты есть?». Честно говоря, когда я отвечаю «надо просто пахать без выходных семь лет, найти людей, продолжать развиваться и может быть получиться» — не верят. Многие ребята хотят знать ответ на вопрос «А как все начиналось?» «А как ты это придумал?» «А как тебе это пришло в голову?». Может быть, на эти вопросы найдутся ответы в этой книге. Тут я просто вспоминаю несколько самых интересных событий в моей жизни, которые сильно на меня повлияли. Или просто понравились. Или запомнились. Или просто были. В основу почти половины историй легли мои собственные записи из дневника, которые я писал сам для себя и не публиковал до этого момента.

Этот текст не претендует ни на что. Это просто описание этапов того, что было когда-то в моей жизни. Может быть, ты найдешь тут для себя что-то очень интересное, а может быть и нет. Это писалось в разное время и исключительно для своего удовольствия. Целей чему-то научить, открыть глаза и кинуть пальцы (ровно, как и любых других целей) не было. Было просто желание написать то, что происходило с моей личностью от самого «девственного» состояния до момента создания моих семинаров по соблазнению. И немного дальше.

Считай, что это…

Истории, способствующие просветлению.

Однажды, когда мне исполнилось лет эдак пятнадцать (или семнадцать — точно не помню, это было много тысяч лет назад), я плотно заинтересовался женщинами. Тогда еще девушками. С тех пор все и понеслось.

* * *

У меня был (и сейчас есть) одноклассник по одной из моих многочисленных школ, раздолбай редкостный. Имен называть не буду, просто потому, что такие парни бывают совершенно в любой школе и любом городе. В один прекрасный день он мне звонит домой и начинает жаловаться на то, что у какой-то девушки сломался компьютер. Вернее, он там что-то делал, и все — хана.

Он просил меня сделать хоть что-нибудь, потому что придет ее мама — и все. Серпом по яйцам и надолго секир-башка. Ну что делать? Попросил перезвонить девочку мне домой, поговорить. Звонит, мило общаемся, понимаю, что она знает еще меньше, чем я. Плюнул на них всех, взял отвертку и пошел до нее. Благо живет через дом. Назначил встречу, иду и вижу — «ого». Девочка хороша. Молода, симпатична, кокетлива и местами умна. Хороша.

Вот только я был еще слишком молод. Приблизительно сразу после окончания школы. И вместо того, чтобы заняться приятным трепом, ушел с головой в компьютер. С ушами залез. Диагноз был из неутешительных — хана была почти всему. Мой одноклассник умудрился сжечь комплектующих долларов эдак на триста.

Диагноз был неутешительный — менять надо было почти все. Я сказал брать с собой денег, и ехать на Митинский радиорынок, где мы все, что нужно, централизованно и закупим. Поиски привели нас на одно из мест, где продавец предложил девочке скидку в десять процентов в обмен на номер телефона. Девочка посмотрела на меня, я пожал плечами и сказал «Решай сама». Мне было все равно, и ровно такой же результат я и получил.

В семье рыцаря забралом не щелкают.

* * *

— У тебя есть что-нибудь выпить?

— Кефир? Кола? Кофе? Чай? Мате? Пуэр?

— А что-нибудь покрепче?

— Саперави? Бордо? Глинтвейн? Коньяк? Бренди? Шампанское? Грантс? Глен глайд?

— Издеваешься?

— Я просто вежлив с тобой, дура.

* * *

Я очень хорошо помню, как на меня первый раз навели транс. Это была очередная шаманская техника познания себе через чего угодно, как это любит Галина Яковенко. Я помню, что сидел и сидел, а потом резко дернулся и громко сказал «Я не спал!». Что это было — волновало меня несколько месяцев, пока я не пошел на семинары по эриксоновскому гипнозу.

С тех пор я трансы не то, чтобы люблю — я с ними живу. Трансовые техники открыли мне просто гигантскую кучу возможностей. Я научился менять свои состояния по своему желанию, а не потому, что так получилось. Я несколько месяцев учился останавливать кровь при порезах, для чего провел на себе пару десятков весьма кровавых экспериментов. Я научился отключать болевые рецепторы. Я научился спать по 4 часа в сутки. Я научился перерабатывать очень много информации за сравнительно малое время.

Фантастика? Скажи мне, а кто управляет движением крови в тебе? Зеленые человечки или ты сам? Кто управляет выработкой гормонов — железы? А кто управляет железами?

Мой ученик, а теперь один из тренеров в моей команде, Петр Кузнецов, как-то раз на даче наступил на гвоздь и пробил насквозь ногу. С помощью трансов и простых техник, которым я его научил, рана полностью заросла за двое суток. Не верите? Спросите у него лично.

С помощью транса можно очень легко встраивать в себя приборы, которыми можно управлять силой мысли, и которые способные регулировать любую функцию в организме. Для этого требуется только сильно-сильно доверять себе. Типичный прибор — «Адреналиновый барометр», который у меня меняет количество адреналина в крови. Или генератор сексуальности (а что это, как не множество напряжения мышц, которые рождают мимику и жесты с голосом?).

Я научился это делать у себя самого, и что самое главное, я могу научить этому других людей. Если хочешь достичь в жизни большего, чем обычные люди, научись использовать гораздо больше своих ресурсов. Которые у тебя и так уже есть. Просто ты забыл про это.

* * *

Что мне помогает работать постоянно и много, так это умение лениться. Как это не парадоксально звучит, но умение расслабляться напрямую влияет на мою работоспособность. Если я умею пахать без сна двое суток, то умею целый день смотреть свои любимые фильмы, попивая зеленый чай и ничего не делая. Совершенно ничего. Как говорится, есть время бросать камни, есть время собирать камни.

Я себя люблю, и это искреннее, глубокое, и взаимное чувство.

* * *

Я очень хорошо помню тот момент и ту девочку, которая меня толкнула на путь пикапера. Был совершенно чудный 199-какойто год, я был молод, глуп и был девственником. Я считал тогда, что за девушками надо ухаживать, дарить цветы и вести многочасовые и умные беседы. Эта девочка была очень хороша — мелкая, фигуристая, с бойким язычком и совершенно не глупа. Мы совершенно чудно общались, я дарил ей громадные букеты цветов, любезничал с ее мамой и вел долгие беседы о смысле жизни.

Я строил внутри себя воздушные замки, мне казалось, что все очень хорошо. Мне разрешали поцелуи, и даже трогать за классную и упругую попку. Но в один прекрасный миг произошло нечто страшное — меня обломали. Жестоко и разом. Сказали, что так себя вести с мальчиками — ее хобби. Я восемнадцатый парень в ее списке посланных на хрен.

Это событие, честно говоря, я переживал очень и очень сильно. Я очень много думал над таким поведением, и именно это событие стало для меня мотивом разобраться в женской психологии и женском поведении с мужчинами. Воздушные замки рухнули. Осталось четкое прагматичное понимание жизненных правил игры.

А с этой девочкой мы не виделись около пяти лет. Потом она вышла ко мне на связь, и мы провели один интересный вечер. Она уже успела побывать замужем, развелась, и тоже поумнела. Мы провели ночь вместе… И мне стало очень и очень скучно. Это было банальное и совершенно рядовое событие, которое не стоило тех усилий, что я прилагал многие недели несколько лет назад. Теперь мы общаемся совсем изредка, и совсем без энтузиазма. Как знакомые люди, которых совершенно ничего не связывает.

* * *

Едем на машине с девочкой, она за рулем. Говорит мне, между прочим, что вегетарианка.

(я) — Слушай, а ведь разные вегетарианцы бывают. Одни — конкретные, ничего такого животного не едят. А другие полуконкретные. Ты понимаешь, о чем я?

(она) — Да.

(я) — Ты себя к каким относишь?

(она) — К первым.

(я) — О! Круто! Слушай, давно хотел спросить. А вегетарианки сперму глотают?

(она) — Да… ФИИИЛ!

* * *

Вы можете в эту историю верить, а можете посчитать чушью. В моей реальности она действительно была. Время действия — приблизительно 2000 год. Ранняя осень, или позднее лето.

Я ехал куда-то в центр по своим делам, кажется, даже в институт (да, это было действительно давно). В метро меня обогнала действительно великолепная женщина, на которую было приятно смотреть. От нее замечательно пахло, у нее были отличные волосы и великолепная, спортивная фигура. Ее походка была совершенна.

Подошел поезд, и мы сели в один вагон метро. Я — в первую дверь, она зашла в последнюю дверь. Вагон был практически пустой, во всем вагоне — не больше десяти человек. Я еще раз на нее посмотрел, и подумал «Как было бы замечательно, если бы она подошла и села рядом со мной». И вы знаете, что произошло? Она встала. Прошла весь вагон и села точно рядом со мной. Следующие 20 минут нашей дороги были заполнены очень хорошей беседой. Разумеется, я взял ее номер телефона.

В тот день я просветлился. Я понял, как мои мысли определяют мою реальность.

* * *

Свою первую женщину я соблазнил совершенно сознательно — у меня была именно такая цель. Знакомство и секс в тот же вечер. Банально. Потом я виделся с ней еще один раз и пару раз говорил по телефону. Где она, что с ней и какова ее дальнейшая судьба — не имею понятия.

* * *

Я помню, как впервые поигрался «клеточным автоматом» SMS-Флирта и назначил встречу сразу тридцати девушкам в одном времени и одном месте. Попросил своего хорошего друга, владельца весьма приятного места, одолжить мне на вечер один из залов в своем кафе. Девушки пришли — кто раньше, кто позже. Не все даже, некоторые из них не пришли. Типа, они мне пообещали придти, и не пришли. Наверное, хотели меня поиметь?

Самый смак вечера состоял в наблюдении за реакцией тех, кто пришел, когда они понимали, что их поимели еще до прихода на свидание. Да, большинство девушек ушло сразу, обозвав меня хамом. Остались те, кто обладал действительно большим чувством юмора. В итоге с парой из них я общаюсь до настоящего момента. Мы дружим, ведь девочка с чувством юмора — это очень и очень ценный товарищ.

* * *

Я помню, как в январе 2005 года я проводил в Краснодаре семинар «Русская Модель Эффективного Соблазнения». Этот семинар мне запомнился по нескольким причинам. И самая главная из них — это не то, что средняя температура в январе в Краснодаре была 18 градусов. Плюс восемнадцать.

Я запомнил этот семинар благодаря одному ученику. Парень как парень. Одна особенность — у него нет одной ноги. В смысле, протез. И он ходил на семинар с костылем таким характерным. И на полевые занятия ходил. Но после первого полевого подошел ко мне и сказал, что ему ходить тяжело, устает нога, и ему больно. И что, пожалуй, этот семинар не для него, потому что ему сложно.

Я посмотрел на него, и отобрал костыль. И сказал, что ходить надо. Через боль, дерьмо из ушей, и слезы. И дал пинка, чтобы в поле пошел быстрее. И он пошел. Не так, чтобы быстро, не то, чтобы с энтузиазмом, но пошел. И ходил все эти дни без костыля.

А на обратной связи в конце семинара он сказал, что его пытались отучить от костыля в течении трех лет лучшие психотерапевты города. Честно говоря, это для меня было самым большим достижением как тренера.

Хорошая история? Но это еще не все.

В одной московской группе у нас учился парень, у которого обгорело две трети лица. В смысле сильно очень. Прямо так скажем — не красавец. Но он работал, делал задания, учился. И там, где обычному парню нужно было сделать один маленький шажок, он впахивал как проклятый. Он потратил гораздо больше времени, сил, набил себе дикое количество шишек. И у него в итоге все получилось. За что заслужил большое уважение.

«невозможно» — это слово, которое придумали неудачники, чтобы оправдать свое бездействие.

* * *

Вы таки будете смеяться, но я вырос в советском союзе. Я помню продукты по карточкам, и у меня до сих пор валяется «карта москвича» с фотографией, которая была нужна для того, чтобы хоть что-то купить в магазине.

Про те годы у меня есть одно общее впечатление — серость и убогость. Во всем. Когда джинсы «варенка» были пределом мечтаний, а кроссовки были предметом роскоши. Честно говоря, от этого ощущения я до конца избавлялся долго.

Сначала появились первые магазины с одеждой и игрушками. Потом их становилось все больше и больше. Потом я начал зарабатывать весьма приличные деньги, и мог позволить себе покупать вещи уже в магазинах, потом я распробовал качество именитых марок.

Потом магазины поменялись. Потом поменялось мое отношение к вещам — я стал их покупать просто потому, что они яркие, красивые, и что самое главное — моего размера. Из моего шкафа во все стороны лезли Just Cavalli, D&G, Ralph Louren, Versace и так далее. Я не мог наиграться этим всем — особенно когда на распродаже видел хорошие итальянские джинсы за сто долларов. Что делать — трудное детство и прибитые к полу игрушки. И это не ирония — я жил в коммуналке лет до восьми или девяти, точно уже не помню.

Но в один момент времени я остановился. Я вспомнил, что мне нужно и понял, что этого у меня с таким запасом, что дальше некуда. У меня кончилось место и в шкафу, и в комоде.

И я принял волевое управленческое решение: ввести квоты на одежду. Например, 6 курток на все сезоны и не больше 15 сорочек. Правило оказалось интересным. Теперь, чтобы купить одну вещь, я должен (для соблюдения квоты) выкинуть другую. А когда думаешь, какую из числа любимых десяти футболок ты выкинешь сегодня вечером, необходимость в новых шмотках резко отпадает.

Так что становится очень легко избегать больших соблазнов купить потому, что дешево или потому, что распродажа, или потому, что понравилось или даже потому, что TaxFree 15 %. Начинаешь ко всему в своем гардеробе подходить с особенной тщательностью.

Я понимаю, что для большинства из вас это сообщение в классе «богатые тоже с жиру бесятся», но симптомы вещизма я замечал у множества людей. Вещизм — это страсть к потреблению. Это покупка того, что вам не нужно. Смешно? Да готов поспорить, что каждый из нас заходил в супермаркет за булкой хлеба и пакетом молока, а увозил полную тележку вкусных и полезных вещей, которые превратились в жирок на пузе и замечательные устройства для сбора пыли.

Простым пониманием того, что тебе действительно необходимо, можно многое освободить в своих ресурсах.

* * *

Я заметил одну интересную особенность — для полноценного развития в одной области, крайне желательно периодически все бросать нахрен и полностью переключаться на решения других задач. Или не задач. Или на отдых.

Хобби — великое слово и великое изобретение человечества.

Самое приятное в жизни — это научиться чему-то новому. Даже если тебе придется для этого попотеть. Вот, в этом году я встал на сноуборд. И напотелся, и нападался, и все что можно отшиб. И были такие моменты, когда я зажимал очко зубами и отрабатывал особенно зубодробительные элементы. Были моменты, когда я подворачивал себе ноги и хромал потом месяц. Было разное.

Сноуборд — это экстрим? Окей, летом я пошел на танцы. Обычные танцы. Хастл. Базовый курс — три месяца. Все затраты — на секцию да на кроссовки за пару тысяч, чтобы ногам удобно было на танцах. Вроде бы просто — но я знаю очень мало мужиков, которые умеют двигаться и танцевать. Просто танцевать нечто менее банальное, чем пьяные зажимы на дискотеке. И с одной стороны это приятно для твоей тушки, с другой стороны — ты всегда можешь «потанцевать» барышню.

Ничего не сравниться с тем чувством, когда у тебя получилось. Ничего нет лучше того, когда ты учишься и у тебя получается. Если ты за год не узнал ничего нового — год прошел зря.

* * *

— Ты оставил чаевые стюардессе?

— Я всегда оставляю чаевые. Это моя жизненная философия.

(Мои Голубые Небеса, разговор с героем Стива Мартина)

* * *

Один из величайших моментов просветления:

Нет кабаков с плохим обслуживанием. Есть люди, которых плохо обслуживают.

* * *

С детства мои родители и бабушки пытались направить мою энергию в мирное русло. Иногда получалось, иногда нет. Провальными попытками смело могу назвать секцию шахмат (из которой вынес только взятие на проходе), фигурного катания, классической гитары и кучи всего еще.

Что-то мне не нравилось сразу, что-то нравилось. Помню, как в одном пионерском лагере в течении всей смены занимался резьбой по дереву. Сделал обалденную шкатулку, до сих пор дома стоит. Или там выжигание очень нравилось. Или горные лыжи, которыми занимался лет шесть или семь. Пока не сломал себе сразу руку, ключицу и пару ребер.

Во всех этапах обучения — в школе ли, институте, разных других местах, где я учился, я нашел одно общее значение. Мне всегда было интересно учиться у людей, которые фанатеют от своего дела. Увлечены им. Тащатся от него.

Например, в моей последней школе, у нас было два зала информатики. В одном стояли современные тогда компьютеры IBM PC 386, во втором — БК. Заниматься можно было на выбор в обоих залах. В первом сидел весь класс, и изучал какой-то дебилизм под названием алгоритмизация в виде кенгуренка, который выполнял очень сложные программы типа «шаг влево, поворот, шаг вправо». Меня от этого кенгуренка начало тошнить сразу после первого урока — более тупой обучающей программы я своей жизни не видел. А так как уже тогда я продавал программы на Митинском радиорынке, видел я их очень и очень много. Как я узнал потом, программа была рассчитана на учеников пятых классов. Я учился в десятом.

И я пошел во второй класс. Там всегда было два человека. Я и учитель. Мы занимались сначала банальным программированием на бейсике, потом небанальным. Вы представляете, что можно изучить при персональном учителе за два полугодия? Много и даже больше. Итогом этого эпизода было то, что я на контрольной написал всему классу по программе на бейсике по билетам. Штук тридцать за час. Ведь остальные ребята могли только составлять «программы» для этого рыжего чуда. Думать — не научились.

Сейчас программированием не занимаюсь, потому что скучно. Но сам принцип обучения меня крайне тщательно соблюдаю. И сам учу так же — если тема мне не интересна — я ее не преподаю. Проще сказать, где можно найти нужную информацию.

* * *

Хочу предложить твоему вниманию очень простую систему собственного развития. Она настолько проста и эффективна, что понять ее изящество могут очень и очень немногие люди, и буду надеяться, что ты войдешь в их число. Итак:

Принимай советы от тех, кто достиг большего, чем ты в своей области.

Как ты знаешь, раннее название России — «Страна Советов». То есть советчиков у нас вагон и маленькая тележка на каждое рабочее место.

Я делаю проще — я слушаю профи. Например, если я иду за консультацией к юристу, то он для меня профи. В первую очередь потому, что я сам в юриспруденции — величина, близкая к нулю.

Но если мне будут давать советы о том, как правильно вести тренинги или писать книги люди, которые не провели ни одного тренинга и не издали ни одной книги — я их просто игнорирую. Они конечно умные, образованные и интеллигентные люди, но в том, что они советуют, они ничего не понимают. Их опыт равняется нулю.

А если они советуют в стиле «мой друг в такой же ситуации поступил так…» то я лучше пойду с бутылкой коньяка к этому другу.

Каждый мнит себя стратегом, наблюдая бой со стороны.

* * *

Однажды, когда я вел семинары в одном весьма крупном (хотя и провинциальном) городе, группа учеников плотно заинтересовалась не только темой семинара, но еще и моими рассказами о том, как делается бизнес и деньги. Один ученик спросил меня, смогу ли я его научить, как получить тысячу долларов? Я сказал, что возможно, и попросил подойти после семинара.

После семинара ко мне подошла группа из нескольких человек, чтобы уточнить подробности. Я сказал, что я не буду их учить тому, как зарабатываются деньги. Для этого просто не хватит времени. Но я могу за три часа показать им совершенно реальный способ, как я получу тысячу долларов. В смысле заработаю. Семинар будет совершенно практический, реальный, в реальных условиях. Одно условие — я покажу, как я получу деньги. Не факт, что это получится у вас — но и не факт, что не получится.

Ребята заинтересовались, и спросили, можно ли будет привести друзей. Я сказал, что да. Одно условие — я буду брать за обучение деньги. Скажем, по пятьдесят долларов с человека, чтобы не было халявы. Я сам халяву не люблю, и обучать халявщиков не намерен. Ребята совершенно спокойно согласились, и я назначил дату на вечер через пять дней.

Через пять дней семинар начался. За это время слухи о «волшебной таблетке» активно пошли в среде учеников, потом и среди их знакомых. В день начала было уже достаточное количество участников. Первые полчаса семинара мы знакомились, выясняли, кто чего достиг и так далее. Потом я попросил посчитаться всех по порядку. Насчитали двадцать два человека.

— Двадцать два человека, сказал я.

Ребята спросили, что я имею в виду.

— За зал я заплатил ровно сто баксов.

И пошел ужинать.

* * *

Информация, которую многие люди не берут в расчет: Филипп Богачев и Mankubus — это на самом деле разные люди. У них даже разные даты рождения.

* * *

Скажи мне, у тебя когда-нибудь бывало так, что во время разговора возникали неловкие паузы, и ты судорожно искал темы для разговора? У всех бывало, я знаю. Дарю тебе несколько универсальных тем, которые вызывают в девушках живой интерес. В них есть одна общая черта — все они на букву «Ф». Вот они:

Фетиш

Фингеринг

Фистинг

Флетчинг

Фрикция

Флагелляция

Фелляция

Фаллос

Филипп Богачев* (сноска: опционально)

Про любую из них можно говорить часами. Особенно про флетчинг. Когда закончишь с буквой «Ф», смело переходи к «С» или там «Е».

* * *

— Ни разу в своей жизни не встречал вживую действительно страшных женщин.

— Фил, хочешь познакомлю?

— Хочешь мне свинью подложить?

* * *

Никогда не жди от людей того же, что важно для тебя. Если ты веришь в доброту, жди зло. Держишь слово, отвечаешь за базар — жди обмина. Преданность не пустой звук — жди в гости предателей. И так везде.

Черт его знает, почему так происходит. Наверное, твое существование дополняют до целостности.

* * *

Сколько себя помню, всегда был сложным человеком. Сложным ребенком в особенности. Может быть именно поэтому меня постоянно отправляли летом в пионерские лагеря. Обычно на две смены, хотя бывали и три. Школа жизни та еще — зубная паста в волосах, наезды и разборки, друзья и враги. К этому моменту уже не осталось никого, кого помнил хотя бы по имени.

Единственное, что осталось — приятные моменты. Всякие катания на БТР во время «военно-полевых игр», кружки рукоблудия и всякие походы.

Один момент очень хорошо помню — пионерская линейка в конце смены, традиционные отчеты, знамена и барабаны, и вручения дипломов и грамот. Я получил очень интересный документ от своих вожатых. Он был относительно веселым и за жизнь.

Самое интересное было написано в конце. Там были такие слова: «Спасибо, Филипп, что не давал вожатым скучать».

* * *

Самое сложное для меня было решить вопросы со здоровьем. Серьезные нагрузки били по моему грешному телу всегда и сильно, как пуля со смещенным центром тяжести.

Горные лыжи дали мне множество переломов рук — от простых, типа «винтовой», до сложных класса «ключица — лопатка — тройной предплечья». Ну и ног местами. И пару ребер. За семь лет в «Туристе» ходил в гипсе регулярно два раза за сезон.

Между десятым и одиннадцатым классом словил хорошее падение. Уже не на лыжах, уже так. С мотоцикла. Полный перелом правой ступни и по мелочам. Полгода ходил с лаптем имени Елизарова. Удивительный прибор — вокруг ступни рама в гипсе, в каждый палец воткнуто по иголке, и на пружинах все они вытягиваются вверх. Локальная дыба. Спать нельзя — малейшее движенье отзывается болью сразу в пяти местах. Полгода постельно-костыльного режима. От скуки подсел на кока-колу, пил по 4–6 литров в сутки. Как потом выяснилось, набрал вес до 180 килограмм. Потом похудел. С матом и одышкой.

Когда стал жить один, меня окончательно достала астма. А что вы хотели? Болезненный ребенок, перенес в детстве четыре воспаления легких, хронический бронхит и куча аллергий. В основном на жизнь. Это я все про себя. С астмой справился просто — выкинул на хрен все ингаляторы, потом супрастин и по мелочам все остальное. Два месяца пытался не сдохнуть по ночам. Потом астма прошла сама. Следом за ней бронхит.

Вы будете смеяться, но я никогда не принимал болеутоляющие. Либо полный наркоз, либо так. Как говорилось в одном издевательском фильме, «Терпи, мамаша, новокаина у нас нету». Всегда считал это ненужным и бесполезным занятием. Терпеть не могу отключать чувствительность тела. А то, что болит — так это у меня болит. Ну да, больно, но кто виноват? Сам сделал с собой, сам и терпи. Незачем свои ошибки таблетками глушить. Хотя, когда лежал бессонными ночами с ногами в гипсе, очень хотелось. Но проще было взять костыли и побродить по пустым коридорам.

Апофеозом моего принятия болеутоляющих был разговор у стоматолога. Мне делали там одну штуку с зубами, составной частью которой была коагуляция десны. Это когда берут на спиртовке раскаляют щуп и выжигают мешающее мясо. Лежишь, смотришь на дымок изо рта, чувствуешь запах паленого мяса. Своего. Потом мне выписывают какие-то таблетки, которые глушат боль хорошо. Я говорю:

— Зачем?

— Ну ведь будет болеть.

— Не будет.

— Как это не будет?

— Ну так.

— Ну после таких вещей всегда болит.

— А у меня не будет.

— Почему вы так решили? Десна будет болеть.

— Кто управляет моей десной? Я. Я сказал, что не будет, значит — не будет.

* * *

Эпизод с одного тренировочного дня. Поздняя осень, температура около трех градусов. Народ стоит в спортивных костюмах, ждет тренера. Он явился через полчаса.

— Заждались?

— Да.

— Кому холодно, шаг вперед.

Вышло половина группы, в том числе и я.

— Двести отжиманий, — сказал тренер.

Больше я на такую разводку не велся.

* * *

Страшное осознание реальности пришло ко мне года так три назад от текущего момента. Оно крайне простое, многократно подтвержденное, но до меня доходило очень долго.

Это умение оставаться в стороне.

Есть дофига людей, у каждого из них множество проблем. Как шутят медики, нет здоровых людей, есть необследованные. Это суровая реальность нашей простой жизни.

Но прошу тебя — никогда не будь человеком, который сломя голову бросается на ветряные мельницы. Дон Кихотом, если ты еще не понял. Не стоит помогать людям. Звучит это странно — как это так, не помогать людям? А как же заветы марксизма-ленинизма, сострадание и сочувствие? Да на здоровье.

Но если ты поможешь дворовому алкоголику соткой «до зарплаты» (твоей, разумеется), то он не прекратит быть алкоголиком. Он найдет еще один источник финансирования в твоем лице.

Я понял одно — люди воспринимают совет и помощь со стороны как указание на собственную неполноценность. А нет ничего хуже, чем ущемленное яичко взрослого мужика — это выливается в совершенную агрессию. Единственный верный способ действий — сказать, что ты сам сделал бы другим образом. И подождать, пока человек не набьет себе кучу шишек самостоятельно и не придет к тебе за советом.

Всех спасти не можно, ручек не хватает. (с) Рада и терновник

* * *

Спорить с женщиной или злиться на нее — это значит, что ты ставишь ее на один уровень с собой. Все ли твои женщины этого достойны? В моем опыте таких крайне мало.

На большинство выходок барышень я реагирую так же, как на проделки моих младших братьев в возрасте семи лет. Снисходительно, иногда умиляясь их попыткам, но совершенно нейтрально.

Маленькие еще, глупые.

* * *