4. Выполнение Работы для пар и семейной жизни


...

Я нуждаюсь в одобрении моей семьи

Когда Джастин сел рядом со мной, чтобы делать Работу, он был похож на подростка-идеалиста, которого никто не понимает. Нелегко найти собственный путь, если вы считаете, что вам нужны любовь, одобрение, признание или что-то еще от вашей семьи. Особенно трудно это сделать, если вы хотите, чтобы они смотрели на вещи вашими глазами (для их же собственной пользы, конечно). В процессе исследования Джастин внутренне соединяется со своей семьей и в то же время он уважает свой собственный путь.

Джастин (читает из своего вопросника): Моя семья вызывает у меня чувство гнева, растерянности и печали, потому что они осуждают меня. Я злюсь из-за того, что меня заставляют следовать определенной модели поведения. Я злюсь на свою семью и знакомых, потому что они думают, что их путьединственно возможный. Меня огорчает то, что больше всего любви я получаю, когда следую установленному образцу и придерживаюсь того пути, который моя семья считает правильным.

Кейти: Хорошо. А следующее утверждение?

Джастин:Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть, и не ограничивали любовь и внимание ко мне своими представлениями и идеями о моем развитии. Я хочу, чтобы они принимали меня вместе с моими поисками собственной правды в жизни и любили меня за то, что я нахожу крупицы своей собственной истины.

Кейти: Хорошо. Прочтите первое утверждение еще раз.

Джастин: Моя семья вызывает у меня чувство гнева, растерянности и печали, потому что они осуждают меня.

Кейти: Да. И это делают не только родители, каждый человек в этом мире судит. Это наша работа. Что может быть еще? Все является суждением. Дайте мне мысль, которая не является суждением. «Это небо» — суждение. Мы все это делаем. Итак, «Родители не должны осуждать своих детей» — это правда? Какова реальность? Они это делают?

Джастин: Да.

Кейти: Да, дорогой. Это их дело. Как вы реагируете, когда появляется мысль «Мои родители не должны осуждать меня»?

Джастин: Ну, это ослабляет меня, потому что я чувствую, что должен… Я не знаю, я не согласен с некоторыми вещами, которым меня учили.

Кейти: Давайте продолжим исследование. Понаблюдайте за тем, как ваш ум стремится найти доказательства того, что он прав. Когда вы заметите, что это происходит, осторожно вернитесь вновь к вопросу. Как вы реагируете, когда появляется эта мысль? Это вас ослабляет. Что еще?

Джастин: Это останавливает меня на моем пути, и я испытываю страх.

Кейти: Как вы относитесь к родителям, когда верите в мысль: «Я хочу, чтобы вы перестали меня осуждать», а они продолжают осуждать вас?

Джастин: Я восстаю против них и отдаляюсь. Так происходит всегда.

Кейти: Да. Видите ли вы причину отказаться от идеи (которая противоречит реальности на протяжении веков), что родители не должны осуждать своих детей?

Джастин: Да.

Кейти: Хорошо. Вот что я попрошу вас сделать после всех этих лет: приведите мне причину, не вызывающую стресса, просто найдите всего лишь одну разумную или свободную от стресса причину внутри себя, для того чтобы сохранять эту странную ложь.

Джастин: Хорошо, это как бы основа вашей жизни. Это похоже на религиозную веру.

Кейти: Ощущается ли эта причина как умиротворяющая?

Джастин: Нет. (Пауза.) Умиротворяющей причины не существует.

Кейти: Это неразумная вера. Люди не должны судить людей? На какой планете, по-вашему, вы находитесь? Будьте дома, здесь: когда вы попадаете на планету Земля, то вы судите нас, а мы судим вас. Так обстоят дела. На этой планете хорошо жить, если вы четко знаете основные правила. Но ваша теория прямо противоположна тому, что происходит в реальности. Это безумие. Кем бы вы были без этой мысли? Кем бы вы были, если бы не были способны на такую безумную мысль: «Я хочу, чтобы мои родители перестали меня судить»?

Джастин: Я обрел бы внутренний покой.

Кейти: Да. Это называется играть в открытую. Это конец войны внутри вас. Я люблю реальность. Откуда я знаю, что мне хорошо с тем, что есть? Потому что это то, что есть. Родители судят — это то, что есть. Вся ваша жизнь служила доказательством того, что это правда. Итак, дорогой .разверните это. Давайте посмотрим, что возможно. Давайте посмотрим, что работает.

Джастин: Я испытываю чувство растерянности и печали, потому что я сужу самого себя.

Кейти: Да. И есть еще один вариант: «Я испытываю чувство растерянности…»

Джастин: Я испытываю чувство растерянности и печали, потому что я сужу своих родителей и свою семью.

Кейти: Да. Так я с вами многого достигну. Когда вы прекратите судить их за то, что они судят вас, тогда подойдите к ним, чтобы поговорить об осуждении.

Джастин: В этом что-то есть.

Кейти: Когда вы прекратите делать то, что вы хотите, чтобы прекратили делать они, тогда сможете поговорить с ними. До этого может пройти определенное время.

Джастин: Я не знаю, готов ли я сейчас.

Кейти: Да, мой дорогой. Теперь прочитайте еще раз второе утверждение из вашего вопросника,

Джастин: Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть, и не ограничивали свою любовь и внимание…

Кейти: Они уже есть те, кто они есть. Они — люди, которые, согласно вашему мнению, ограничивают свою любовь и внимание и которые судят.

Джастин (смеясь): Хорошо.

Кейти: Они будут теми, кто они есть, пока не изменятся, Это их дело, дорогой. Собака лает, кошка мяукает, а ваши родители судят. И они… что еще, вы сказали, они делают?

Джастин: Ну, они ограничивают свою любовь и внимание ко мне своими…

Кейти: Да, это тоже их дело.

Джастин: Но они же — моя семья!

Кейти: Да, это так. Они ограничивают, и они судят. Дорогой мой, эта ваша философия наполнена стрессом. Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы сохранять эту философию, которая так неразумна. Я хочу сказать, что мы все ведем себя как сумасшедшие.

Джастин: Я действительно чувствовал себя сумасшедшим в течение какого-то времени.

Кейти: Да, вы должны были чувствовать себя сумасшедшим в течение длительного времени. Потому что вы не спрашивали себя, что правда, а что нет. Итак, кем бы вы были в своей семье без этой мысли? Кем бы вы были без способности думать о том, что противоречит реальности?

Джастин: Я был бы необыкновенным! Я был бы таким счастливым!

Кейти: Да, я тоже так думаю. Это также и мой опыт.

Джастин: Но я хочу…

Кейти: Вы можете говорить «но» сколько хотите, а они будут по-прежнему продолжать свое дело.

Джастин: Да.

Кейти: Реальности не требуется ваше мнение, голос или разрешение, дорогой мой. Она просто продолжает быть тем, что она есть, и делать то, что она делает. «Нет, подожди моего одобрения», Я так не думаю! Так вы проигрываете, всегда. Разверните это, давайте посмотрим, какие возможности здесь есть. «Я хочу, чтобы я…»

Джастин: Я хочу, чтобы я был тем, кто я есть…

Кейти: Да.

Джастин:…и не ограничивал свою любовь и внимание представлениями и идеями о своем развитии. Это трудно проглотить,

Кейти: О, хорошо! Мне нравится, что вы подумали о том, что ваши родители должны были проглатывать это все эти годы. (Аудитория смеется.) Итак, просто посидите с этим минуту. Я понимаю, что двигаюсь очень быстро, но это великие откровения. Без истории эти откровения имели бы возможность всплывать на поверхность оттуда, где они всегда находились, — изнутри. Есть еще один разворот. Будьте внимательны, «Я хочу, чтобы я…»

Джастин (после паузы); Я не вижу этого.

Кейти: Прочитайте то, что вы написали.

Джастин:Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть…

Кейти: «Я хочу, чтобы я…»

Джастин: Я хочу, чтобы я был тем, кто я есть, и не ограничивал свою любовь и внимание…

Кейти: «их…»

Джастин: …их представлениями и идеями о моем развитии. Здорово! Мне это нравится.

Кейти: Да, это означает жить так, как вы хотите, чтобы жили они.

Джастин: Я просто не хочу это отпустить, и это вызывает смятение во мне.

Кейти: Так и должно быть, дорогой. Расскажите мне подробнее об этом смятении. Каковы ваши мысли?

Джастин: В нашей семье одиннадцать детей, и все они говорят: «Ты делаешь не то, что надо».

Кейти: Да, возможно, они правы. А вы должны жить так, как должны жить. Очевидно, что вам нужно, чтобы к вам пришло одиннадцать, двенадцать, тринадцать человек, для того чтобы вы узнали, что для вас правильно. Ваш путь — это ваш путь. Их путь — это их путь. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

Джастин: Я хочу, чтобы они принимали меня вместе с моими поисками собственной правды в жизни.

Кейти: Они будут принимать то, что они принимают. Они заставили вас принять их образ жизни? Они смогли сделать это? Смогли ли тринадцать человек убедить вас следовать их путем?

Джастин: Да, это мое дело, верно? Поскольку основа их жизни…

Кейти: Да или нет. Убедили ли они вас идти их путем?

Джастин: Нет.

Кейти: Итак, если вы не можете принять их путь, что заставляет вас думать, что они смогут принять ваш?

Джастин: Это верно.

Кейти: Рассмотрите это объективно. Тринадцать человек не смогли убедить вас, а вы думаете, что вы один сможете убедить всех? Если это война, то перевес на другой стороне.

Джастин: Я знаю.

Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль «Я хочу, чтобы они приняли мой путь», а они этого не делают?

Джастин: Это мучительно.

Кейти: Да. Одиноко?

Джастин: О да.

Кейти: Видите ли вы причину отбросить теорию, что каждый в этом мире должен в любой момент принимать вас?

Джастин: Мне необходимо отбросить это.

Кейти: Я не прошу вас отбросить. Я просто спрашиваю, видите ли вы хорошую причину для этого. Вы не можете отбрасывать мысли. Вы только можете пролить на них немного света, когда проводите исследование, и вы увидите: то, что вы считали правдой, не было ею. И когда правда будет видна, ничто не сможет вновь сделать для вас ложь правдой. В качестве примера мы можем поработать над тем, что вы написали: «Я хочу, чтобы моя семья приняла мой путь». Это безнадежно. Как вы относитесь к ним, когда верите в эту мысль?

Джастин: Я отдаляюсь.

Кейти: Кем бы вы были в своей семье без этой мысли: «Я хочу, чтобы они приняли мой путь»?

Джастин: Отзывчивым, любящим.

Кейти: Разверните это.

Джастин: Я хочу, чтобы я принимал себя вместе со своими поисками собственной правды в жизни.

Кейти: Вот! Если они этого не делают, то кто остается? Вы. Итак, дорогой, можете ли вы найти другой разворот? «Я хочу, чтобы я…»

Джастин: Я хочу, чтобы я принимал их, с их поисками собственной правды в жизни.

Кейти: Да. Это все, что они делают. Они просто делают то, что делаете и вы. Мы все делаем всё, что в наших силах. Давайте посмотрим следующее утверждение.

Джастин: Я хочу, чтобы они любили меня за то, что я нахожу крупицы своей собственной истины…

Кейти: Чье это дело, кого вы любите?

Джастин: Мое.

Кейти: Чье это дело, кого они любят?

Джастин: Их.

Кейти: Как это ощущается, когда вы мысленно находитесь в их жизни, диктуя, кого и почему они должны любить?

Джастин: Это не то место, где я должен быть,

Кейти: Вам одиноко?

Джастин: Да, очень.

Кейти: Хорошо, давайте сделаем разворот.

Джастин: Я хотел бы, чтобы я любил их за то, что они находят крупицы своей истины,

Кейти: Вот оно! Их истины, не вашей. У них есть путь, который настолько великолепен, что все тринадцать находятся в согласии! Приведите мне пример, когда то, что они говорят, наиболее мучительно для вас. Какие особенно ранящие вещи они могли о вас сказать?

Джастин: Что я неудачник.

Кейти: Можете ли вы назвать место, где вы были неудачником какое-то время?

Джастин: О, черт! Да!

Кейти: Ну вот, значит, они правы. В следующий раз, когда они скажут: «Ты неудачник», вы можете сказать: «Вы знаете, я сам так думал одно время». Да?

Джастин: Да.

Кейти: Так, какую еще ужасную вещь, которая может быть правдой, они говорили? Я вам скажу из своего опыта: когда кто-нибудь говорил мне то, что было правдой, одним из признаков, по которому я узнавала, что это правда, было возникновение во мне защитной реакции. Я закрывалась от правды и начинала в уме воевать с тем, кто ее говорил, и страдала от всего, что этому сопутствует. Если вы любите правду, разве вы не хотите действительно узнать, в чем она заключается? Часто это именно то, что вы ищете. Что болезненное для вас они еще говорили?

Джастин: Я чувствовал, что они как будто меня прерывают, когда я пытался описать, что со мной происходит. И это больно.

Кейти: Бесспорно. Вы считаете, что мы должны слушать?

Джастин: Но разве ребенок не заслуживает этого?

Кейти: Нет. Это не вопрос заслуги. Они просто не слушают. «У нас одиннадцать детей, дайте нам передохнуть!» Как вы реагируете, когда появляется мысль «Они должны меня слушать», а они не слушают?

Джастин: Я испытываю одиночество,

Кейти: А как вы относитесь к ним, когда вы так думаете?

Джастин: Я отдаляюсь от них.

Кейти: Очень тяжело слушать, когда вы далеко от них!

Джастин: Да.

Кейти: «Я хочу, чтобы они слушали, поэтому я думаю, что отдалюсь от них».

Джастин: Да, я понимаю вашу мысль.

Кейти: Что-то начинает проясняться? Кем бы вы были в этой замечательной семье без этой мысли? Кем бы вы были, если бы вы не были способны думать: «Я хочу, чтобы они слушали меня»?

Джастин: Удовлетворенным и спокойным.

Кейти: Слушателем?

Джастин: Слушателем.

Кейти: Давайте развернем это. Давайте послушаем, как следовало бы жить вам, дорогой, а не вашей семье.

Джастин: Я хочу, чтобы я любил себя за то, что я нахожу крупицы своей собственной истины. Да, это так.

Кейти: Хорошо, просто побудьте с этим минуту… И еще один разворот.

Джастин: Я хочу, чтобы я любил их за то, что они находят крупицы своей истины. Да. Я люблю их от всего сердца за их умение быть счастливыми, но,, хорошо, хорошо. (Джастин и присутствующие смеются.)

Кейти: Вы нашли это! Это замечательно. Мне нравится, как вы осознали, что более истинно для вас, и осуждение прекратилось. Вы смеялись и оставались в реальности. Хорошо, следующее утверждение.

Джастин: Я уже знаю ответ на него.

Кейти: О, вы молодец! В какой-то момент мы схватываем смысл реальности, дорогой, — и ах!

Джастин: Я очень хочу, чтобы они уважали музыку, которую я сочиняю, и…

Кейти: Безнадежно.

Джастин: Да, это так.

Кейти: Разверните это.

Джастин: Я очень хочу, чтобы я уважал свою музыку.

Кейти: Есть еще один разворот: «Я очень хочу, чтобы я…»

Джастин: Я очень хочу, чтобы я уважал их музыку?

Кейти: Вот их музыка: «Мы не хотим слушать, мы не хотим понимать. Иди по нашему пути, он работает для нас, и мы уверены, что он будет работать и для тебя». Такова их музыка. У каждого из нас есть своя музыка, дорогой мой. Если кто-то говорит: «Пойдем моим путем — он прекрасен», то все, что я слышу, — это то, что меня любят всем сердцем и хотят мне добра. Но то, что они хотят, не всегда подходит мне. Несомненно, их устремления равноценны моим. И я рада, что их путь работает для них и приносит им счастье. Все эти пути равноценны! Нет пути, который был бы выше другого. Рано или поздно мы начинаем это замечать, Послание здесь будет таким: «Я рад, что ваш путь делает вас счастливыми. Благодарю вас за желание разделить его со мной».

Джастин: Я смогу справиться с этим, когда разберусь со всем остальным. Было бы проще сказать: «Я счастлив за вас, и я счастлив за себя».

Кейти: «Убери отсюда себя, нас это не интересует. Мы хотим слышать ту часть, где ты счастлив за нас. Пропусти это!» Это болезненный момент. Никто не хочет слышать о нас, во всяком случае в такой степени, в какой мы хотим слышать о себе. Сейчас дела обстоят именно так. Знание этого может положить конец войне внутри вас, и в этом заключена большая сила. Я уверяю вас, что правда, о которой мы сегодня говорим, вольется в вашу музыку. Разве это не то, чего вы хотите?

Джастин: Да, мне трудно поверить, что я не понимал этого раньше.

Кейти: О дорогой мой. Я не понимала этого в течение сорока лет, пока не пробудилась к реальности так, как вы это делаете сегодня. Это всего лишь начало. Вы можете вернуться домой и попросить маму посидеть немного с вами. И если она скажет: «Нет, у меня нет времени» — хорошо! Относитесь к этому спокойно. Всегда есть другой способ побыть с ней. Если она меняет полотенца, вы можете подойти и спросить у нее: «Могу ли я тебе помочь?» Или можете посидеть с ней и просто послушать, что она говорит, понаблюдать за тем, что она делает. Попросите ее рассказать о ее пути, послушайте о ее жизни, понаблюдайте за ее вдохновением, когда она говорит о своем Боге или о своем пути, не позволяя вмешаться собственной истории. У вас есть много способов побыть со своей матерью. Это может оказаться для вас совершенно новым миром. Это открывает неизведанный мир, где у вас будет полная ясность относительно того, чего вы хотите в действительности. Никто не может лишить меня моей семьи — никто, кроме меня самой. Я рада, что вы заметили это сегодня. Нет семьи, которую нужно было бы спасать. Нет семьи, которую нужно было бы переделывать. Как выясняется, есть только один человек, которого нужно спасать, — вы,

Джастин: Мне нравится это.

Кейти: Давайте рассмотрим последнее утверждение из вашего вопросника.

Джастин: Я не желаю быть неуслышанным.

Кейти: «Я желаю…»

Джастин: Я желаю быть не услышанным.

Кейти: «Я с нетерпением жду...»

Джастин: Я с нетерпением жду… нет, не так... хорошо…

Кейти: Если они не слышат вас и это ранит, то проделайте Работу снова. «Они должны слышать меня» — это правда?

Джастин: Нет.

Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль «Они должны слышать меня», а они не слышат?

Джастин: Ужасно.

Кейти: Итак, кем бы вы были без этой мысли, без этой лжи: «Они должны слышать меня»?

Джастин: О!.. Это такой простой вопрос, но… Вот это да! Я был бы счастливым и спокойным.

Кейти: «Они должны слышать меня» — разверните это.

Джастин: Я должен слышать себя.

Кейти; Еще один разворот.

Джастин: Они не должны слышать меня.

Кейти: Да, До тех пор, пока они не начнут это делать. И есть еще один вариант.

Джастин: Я должен слышать их.

Кейти: Да, слышать их песню. Если я хочу, чтобы мои дети слышали меня, то я ненормальная. Они услышат то, что они слышат, а не то, что я говорю. Дайте-ка мне подумать. Может быть, мне фильтровать то, что они слышат. «Не слушайте ничего, кроме того, что я говорю». Не кажется ли вам это несколько безумным? «Не слушайте ничего другого, не слушайте свои мысли, слушайте только то, что я хочу, чтобы вы слышали, слушайте меня». Безумие. И это просто не работает.

Психология bookap

Джастин: Так много энергии тратишь, пытаясь…

Кейти:…управлять процессом их слушания. Безнадежно, «Я хочу, чтобы они слышали то, что они слышат, Я больше не сумасшедший, Я люблю то, что есть», Я предлагаю вам пойти куда-нибудь и побыть спокойно наедине с собой сегодня вечером. Просто побыть с этим. И тогда, может быть, вы захотите пойти домой и рассказать своей семье о том, что вы узнали о себе. Расскажите им об этом так, чтобы вы могли слышать это. И обратите внимание на мысль «Я хочу, чтобы они слышали меня». Замечайте, какой вы с этой мыслью и какой вы без нее. Не ждите от них, чтобы они слушали. Просто расскажите это так, чтобы вы сами смогли услышать себя.