Глава 2. Алкаш, выпивоха, пьянчужка и иже с ними

Да-да, речь о них, не просыхающих или неспособных отказаться от рюмки. Той самой, последней, из-за которой он потом «лыка не вяжет», засыпает лицом в салате или, наоборот, буянит и напрашивается на драку. Об алкоголиках разговор особый, потому как алкоголизм — это уже диагноз. А к больным людям требуется особый подход. Точнее, лечение. Вот только больными они себя не считают.

Где проходит грань между любовью вкусно выпить н алкогольной зависимостью, ведущей подчас к необратимым изменениям личности? Когда надо начинать бить тревогу? Ну, выпил. Ну, перебрал. Что это: «несчастный случай» или он пьяница? Как вести себя с любимым, если кроме вас он еще очень любит портвейн?

Не пей, милый!

Юлия училась на втором курсе медучилища, когда познакомилась со Станиславом на вечеринке в общежитии. Прошло уже двенадцать лет, а она помнит все до мельчайших деталей. Было шумно и весело. Пышногрудая Юля много танцевала с парнями, кокетничала и ловила на себе восторженные взгляды молодых людей. Стаса заметила не сразу. А когда заметила — испугалась: бледный как полотно, он на негнущихся ногах пытался выйти из комнаты. Ее будто пружина с места подняла:

— Вам плохо?

Тот зло сверкнул глазами:

— Шла бы ты, а! Не видишь. — перебрал. Мутит жутко.

Потом она, невзирая на советы ребят «не возиться с алкашом, сам не маленький, должен меру знать», отпаивала его активированным углем, чаем. Помогла улечься. И долго-долго гладила по голове, пока он рассказывал ей, что «совсем не пьет — и вот надо же…»

После свадьбы Юля начала активную борьбу с систематическими пьянками мужа. Прятала бутылки. Взывала к совести. Умоляла лечиться. Тайно подпаивала «снадобьями». Но неизменно наталкивалась на ожесточенное непонимание и сопротивление мужа. Станислав считал, что пьет он не много. Но почему-то его «не много» растягивалось на недели беспробудного запоя. И хохотушка Юлька сама не заметила, как с годами превратилась в каменную статую. Равнодушную ко всему и способную выдержать любой штурм мужниной пьянки. В особо трудные минуты Юля вспоминала мать. А еще себя — крохой, когда просила пьяницу-отца «больше не пить бутылочку». В славные минуты просветления тот реагировал на дочкины просьбы с умилением. Но стоило ему напиться, как жизнь в семье превращалась в ад. Еще тогда маленькая Юля усвоила: с пьяницей не шутят. Нужно безропотно сносить все, иначе семье конец. И нынче, как когда-то ее мать, не раз давала себе клятву вытащить Стаса во что бы то ни стало. Всегда целомудренная и застенчивая, она даже пробовала «лечить» Стасика сексом, своим роскошным телом. И на какое-то время это вроде бы отвлекало его от бутылки. Особенно если Юля твердо ставила условие: придешь трезвым — любое твое желание — закон.

Но… болезнь брала свое. Жуткие депрессии Станислава сменялись развеселыми гулянками. Но Юля, как слепая, продолжала учить непутевого мужа уму-разуму. И одновременно мыла, стирала, прибирала, готовила, создавала уют. Не гнушалась никакой работой, лишь бы заработать. Только однажды сорвалась у подруги. Заплакала. Рассказала, что жизнь у нее «хуже некуда». Но Стаса никогда не бросит. Иначе себя уважать перестанет.

Время идет, но ничего не меняется в Юлиной жизни. Постоянная безуспешная борьба за мужа с ним же самим измотала ее. Порой она его тихо ненавидит. За то, что загубил ее жизнь. Ведь она даже ребенка побоялась родить от вечно непросыхающего мужа.

Муж пьет… Знаете ли вы, что это самая распространенная причина женских самоубийств. Женщины, сломленные безудержным пьянством супруга, разуверившиеся в возможном семейном счастье, винят себя в болезни любимого. Не спасла, не помогла, не заметила беду. Потому и пытаются свести счеты с жизнью. А не из-за того, что жизнь с алкашом не сложилась.

Алкоголизм — страшный недуг. И самое ужасное, что болен не только алкоголик. Больна вся его семья. Мать. Жена. По- своему и дети. Нет, не алкоголизмом (хотя и такое не редкость). Болезнь, поражающая семью алкоголика, носит название созависимость. Это особое психологическое состояние, которое развивается у людей, живущих в непосредственной близости с больным алкоголизмом. Они как бы попадают в заколдованный круг: становятся жертвами настроений, пристрастий алкоголика. Жена алкоголика вынуждена жить в атмосфере постоянного стресса. Напьется муж сегодня или нет? Придет домой вечером или пропадет куда-то на несколько дней? О зарплате уж и речи нет, ее приходится отнимать прямо у кассы. Так он еще и вещи норовит из дома стащить и пропить. А опасения как бы не узнали соседи!.. Все это страшно отравляет жизнь женщины. И, безусловно, разрушает здоровье, как любой «долгоиграющий» стресс. Тут и ранняя гипертония, и болезни сердца, не говоря уж о психических «сдвигах». Женщина видит, что ее любимый неравнодушен к выпивке. Если сама она «родом» из трезвой семьи, то недуг этот чаще всего ее не пугает. Она верит в себя и в силу своей любви. Ей кажется, что она сумеет удержать его, не даст спиться. Но чаще всего срок жизни такой семьи ограничен двумя-тремя годами. Пока у жены хватает терпения. Пока она верит, что может реально помочь любимому. Потом она разворачивается и уходит. И безумно рада, что не завела детей от алкоголика.

Но, как правило, женами алкоголиков становятся женщины, которые сами росли в семье, где отец или мать пили. Для них стиль жизни рядом с пьяным человеком давно стал жизненным стереотипом. Они, как Юля, с детства впитывают «материнские уроки». Они как бы «запрограммированы» на то, чтобы рано или поздно принести себя в жертву алкоголику. Это их подсознательное ощущение «истинной любви». Ими движет ложное желание быть нужной мужу- пьянице. Их способность к самопожертвованию просто фантастическая. «Я с ним не могу — и без него тоже не могу». Поэтому должна во что бы то ни стало переделать пьяницу! Пусть для этого даже придется отказаться от собственной жизни и интересов.

Обычно созависимые женщины свято верят, что смогут обуздать пьянство мужа. Что способны контролировать все: работу супруга, его друзей, времяпрепровождение вне дома. У женщин подобного склада весьма низкая самооценка. Когда попытки оторвать мужа от пьянства терпят крах, у них развивается депрессия. А у некоторых настоящий комплекс неполноценности: я — плохая жена, мне нельзя иметь детей. Их жизнь, по сути, жалкое существование в круговерти проблем вечно пьяного мужа.