Глава 8. Свобода ценой утрат 


...

Помогут вам лучше козявочки, мои дорогие пиявочки



Главные достоинства зрелой, полноценной личности заключаются в ее высокой сопротивляемости, в способности здраво оценивать ситуацию и в умении решать проблему, а не прятаться от нее. Казалось бы, при таких козырях самостоятельная натура, избавленная от инфантильных заморочек, должна стать образцом для подражания и предметом восхищения в обществе. Увы. Обществу отнюдь не всегда требуются самостоятельные, зрелые, здравомыслящие граждане. Это плохие потребители и исполнители. Их не разведешь на бабки и не пошлешь на амбразуру под девизами «Так надо!», «Это круто!», «Страна зовет!» и т. п. Им придется что-то объяснять, доказывать, выкручиваться, предоставлять информацию к размышлению — а они, глядишь, поразмыслят-поразмыслят, да и откажутся.

В этом плане инфантил намного проще в использовании и намного уступчивее в прессинге. А уж если он готов вытерпеть совершенно нечеловеческие условия — лишь бы это недолго продлилось, лишь бы сделать, что велят, и убраться подальше от неприветливой действительности в мир сладких грез — чего ж еще желать? Между прочим, зрелая личность в аналогичных обстоятельствах начнет права качать, документы требовать, в высшие инстанции напишет, хипеш поднимет… Оно нам надо? В ответ большинство социальных структур звонкими пионерскими голосами бодро прокричат: «Не-е-е!!!» Люди, которые намерены блюсти собственные интересы, чересчур активны и самостоятельны. И начинают раздражать общество еще в школе. А точнее, в детском саду.

Уже в этом раннем возрасте воспитатели предпочитают бойким сорванцам болезненных тихонь. Установка на послушание, накрепко вбитая в подсознание ребенка, избавляет воспитателей, преподавателей, начальников, да и самих родителей от излишних хлопот. Или им так кажется, что избавляет. Поскольку внутренний Ребенок далеко не всегда соглашается выполнять приказы внешнего или внутреннего Родителя. Он, как мы уже говорили, отнюдь не всегда податлив и внушаем. У некоторых инидивидов Ребенок — злокозненный негативист. Значит, он непременно попытается удовлетворить свои потребности — но не явно, а действуя под прикрытием формальных оправданий. Как говорил кот Бегемот, «недружелюбно насупившись»: «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус и еще считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное»[106]. Так и Ребенок дает понять: я хороший, смирный, но если ты меня поймал, предупреждаю — не дерись! Тебе же хуже.

Кстати, Ребенок не врет. Он может не понимать, чего от него хотят, может изворачиваться, может не говорить всей правды, но он не врет — и когда действительно слушается Родителя, и когда вроде бы не шалит, но предупреждает: если что — я древняя и неприкосновенная психологическая сущность… Попытки «изничтожить» эту структуру приведет лишь к тому, что эмоциональный гейзер превратится в гигантскую скороварку под давлением. Однажды вся система непременно рванет и не оставит от личности камня на камне. Запереть часть своего «Я» и выбросить ключик — опасное решение. Эмоциям необходимо предоставить возможность адекватной реализации. Только тогда они приобретут нормальный, зрелый вид. И бушевать перестанут, потому как упадет давление в «скороварке». Процесс социализации Ребенка похож на строительство плотин и шлюзов на реке: грамотный расчет, много стройматериалов и постоянный присмотр. Зато и депансы[107], как сказал Козьма Прутков, немалые: вы получаете зрелую личность и комфортное мироощущение.

К сожалению, в такую дальнюю даль воспитатели не заглядывают. Их в основном интересуют собственные депансы: минимум затрат, максимум покоя. Вот почему самоактуализация до сих пор так и не стала доброй традицией. Наоборот, идущему этим путем приходится преодолевать не только внутреннее сопротивление, но и внешнее. И вдобавок инфантильными особами (если не сказать «особями») легко манипулировать. Чем больше у человека личных и личностных проблем, тем легче превратить его в марионетку. «Кукловодов» не останавливает даже элементарная жалость к тем, кто стар, беден или болен. Среди разрозненных внешних воздействий выделяется могучая, алчная сила, манипулирующая сознанием людей. Ей можно дать название «корыстные спасатели».

Для обширной социальной категории людские несчастья — хлеб насущный. И не только хлеб, а еще масло, икра, омары и фондю бургиньон с соусом по выбору заказчика. Отказаться от подобной диеты трудно. Даже если подопечный выздоровел и то и дело пускается в пляс, разбрасывая розы, словно ветреная пастушка на сельском празднике. Следовательно, пастушке (или пастушку) необходимо прошептать на ухо неутешительное «Memento mori!»[108] — и тут же назначить повторный курс психотерапии с посещением сеансов ароматерапии и плясотерапии, если уж ему так не терпится потанцевать среди цветов. Также можно предложить «старинные китайские отвары», «суперсовременные западные технологии» и «древнюю бежевую магию госпожи Серпентины», прославленной тем, что чистила карму нашим космонавтам после длительного пребывания на орбите и нашим политикам — после длительного пребывания у власти.

Да, именно так обстоят дела с индустрией помощи при депрессивных состояниях: человек попадает в психологическую ловушку, из которой его спешат не вызволить, а выкупить — но только за его же собственные деньги. Весь свободный рынок строится на том, что на любой товар, на любую услугу, на любую технологию непременно найдется покупатель. Почему бы не взять в оборот такие сферы жизнедеятельности, в которых даже не требуется реклама, где роль рекламных средств выполняет чувство отчаяния? К сожалению, в рядах коммивояжеров, продающих средства от депрессии, вам вряд ли встретятся профессионалы, отвечающие за свои действия. Скорее всего это будут авантюристы и шарлатаны. Первые ведут разведку боем, вторые занимаются мародерством.

Неудивительно, что человек, окруженный психокоммерческими разведчиками и мародерами, не верит ни во что и вместе с тем готов поверить в очевидность невероятного. Он ведет поиск «волшебного помощника» и ожидает чуда. Вдруг сверкнет молния, в небесах мелькнет радужное крыло размером с Крымский полуостров, и прозвучит божественный глас: «Почто скучаешь, сын мой?» Впрочем, к дочерям это тоже относится. И, словно в ответ на ожидания народа, в рекламе периодически появляется отзвук божественного гласа и отблеск божественного оперения. В качестве отзвука выступают психиатры, вещающие а-ля сирены Эгейского моря про «кодирование на счастье» или про какой-нибудь клуб для страдающих анорексией «Счастье есть». А в качестве отблеска недурно функционируют биохимики, норовящие сварить человечеству зелье вечного блаженства. Соответственно, любое предлагаемое средство является (вернее, представляется) панацеей. Сиречь единым лекарством для всех недомоганий и единым избавлением для всех болящих.

Хотя студент-медик вам скажет, не таясь: чем шире и разнообразнее действие лекарства, тем выше вероятность того, что это средство всего лишь облегчает симптомы, но практически не излечивает болезнь. Для лечения необходимы избирательные меры, действующие именно на тот орган, который плохо функционирует и ухудшает общее состояние организма. Так что панацея нереальна, создать ее в принципе невозможно. К сожалению, бизнесмену, продающему свой товар, нет интереса ограничивать круг потребителей одними только обладателями конкретного диагноза, желающими вылечить свою немочь. Есть ведь и другие, кому лекарство окажется полезно, хотя и не исцелит. А в стране, где большая часть населения надеется на чудо, почему бы не поживиться, сняв навар с людей, чьи недуги не имеют к твоему товару никакого отношения? Значительная цель приемлет даже самые ничтожные средства. Если кто-то принимает свой уморительный насморк ценой в тридцать шесть и восемь десятых за птичий грипп и скоротечную чахотку — его проблемы. А поставщик панацеи всегда готов обеспечить ипохондрику любое количество лекарственных препаратов, не гарантирующих ничего, кроме пустой траты времени и денег.

Помимо чудодейственного средства от депрессии, ведутся упорные поиски общей причины этой напасти. Откровенно говоря, бессмысленная затея. Депрессия выступает как симптом разных расстройств. Значит, и причины у нее могут быть совершенно различные. И все-таки многим ужасно хочется, чтобы однажды выяснилось: депрессию провоцирует некий вирус, от которого можно избавиться с помощью вакцины, прививки, щадящего режима и укрепляющего питья — словом, наконец-то у нас есть шанс окончательно победить чуму прошлого и нынешнего века. Хотя, почему только прошлого и нынешнего? В викторианскую эпоху депрессия, получившая статус неврастении, считалась результатом истощения жизненных сил упорной работой, учебой или половой жизнью. Предполагалось, что многие знаменитые деятели науки, культуры и политики страдали «от нервов», в связи с чем лечились опиумом и опиатами — в частности, лауданумом, или препаратами ртути и успокоительными вроде барбитуратов. Также предписывалось ездить на воды, а у кого не хватало средств на воды, тот мог ездить на велосипеде.

Несмотря на малоэффективность подобного лечения, можно считать, что мужчинам викторианской эпохи еще здорово повезло с диагнозом. Женщин вообще считали подверженными нервным расстройствам из-за «маточных нарушений», а точнее, из-за наличия матки как таковой. Да вдобавок, как писал Оппенгейм[109], в силу того, что «женщины не испытывают ни сексуального желания, ни наслаждения и по причине глубокого невежества относительно строения своего тела, фактически проходят по жизни в состоянии сексуальной анестезии». В общем, женская депрессия в отличие от мужской якобы вызывалась не усиленной деятельностью на благо общества или на благо умножения рода человеческого, а исключительно дефектностью женской физиологии и невежеством женского ума — этим проклятием женской природы.

И все равно, вопреки исторической данности, традиционалисты упорно рассказывают про выдающееся здоровье предков: какие те были крепкие (физически), да к чему склонность имели (здоровую), да куда их заводил яркий темперамент и добрые традиции. Вроде как депрессии предки знать не знали. И кабы не революция, дожили бы до миллениума, поражая всех обширностью и глубиной своих физических и психических ресурсов. Вместе с традиционалистами-утопистами некоторые ученые винят в чуме нашего времени наш же испорченный генотип: дескать, плохая экология вызвала опасные мутации, а те вызовут новый Армагеддон. Канун да ладан человечеству. Если не дадут денег на новые исследования, четвертого тысячелетия оно уже не встретит. Но оставим эти рекламные страшилки и поглядим в лицо действительности.

Взять хотя бы уже упоминавшийся мусорный ген: по этому поводу так и хочется произнести фразу, сказанную психиатром, лечившим американского тренера Ларри Брауна: «А может быть, жизнь — занятие не для каждого». Причем не с вопросительной интонацией, а с утвердительной. Потому как единая причина нашего скверного мироощущения найдена — мусорный ген. И средство от него найдено — мусорная еда[110], мусорные напитки, мусорные таблетки… И жизнь, одним махом выброшенная на свалку. Еще бы — с такими-то генами!

Больше всего это настроение напоминает викторианскую неполиткорректную убежденность, что: а) бабы — калеки от рождения, б) мужики становятся калеками, удовлетворяя потребности баб и свои амбиции, в) лечить их всех следует опиатами, барбитуратами и поездками на воды — и притом не надеясь на положительный результат. Честно говоря, непонятно, зачем было двигать прогресс, грызть гранит науки и другие неудобоваримые составляющие познания, совершать сексуальную революцию и бороться за права человека, если представления о человеческом организме и личности какими были полтораста лет назад — такими и остались. То есть упрощенными до идиотизма.

Да, у женщин бывает предменструальный синдром, от которого мужчины избавлены. Но истероидные проявления свойственны представителям обоих полов, так что не в «маточных нарушениях» дело. И депрессия наступает не только из-за переутомления — для нее существует множество причин, не связанных ни с работой, ни с учебой, ни с сексуальной разнузданностью. То же самое и с синдромом дефицита удовлетворенности: генотип — не единственный и тем более не доминантный фактор при возникновении и развитии пристрастий, влечений и потребностей.

Более того: биологическая теория, объясняющая различные отклонения психики физиологическими причинами, является далеко не единственной и даже не самой популярной. Иначе психотерапии попросту не существовало бы: зачем, спрашивается, лечить «уговорами» болезнь, связанную с биологическим дефектом? Здесь требуется биохимия, физио- и химиотерапия, на худой конец хирургия! Конечно, периодически приходится прибегать ко всем перечисленным средствам, но это никак не умаляет значения психотерапевтических методик. К тому же они менее радикальны и опасны, нежели лечение фармацевтическими средствами. Зато намного сложнее. А массовое сознание предпочитает те методы, которые имеют простое объяснение и стопроцентный КПД. Хотя таких и не существует. Точнее, не существует в действительности. Потому что для рекламных роликов и объявлений панацея — обычное дело. От чего хочешь избавит — от психических заболеваний, пятен крови, застывшего жира и надоевшего мужа. Заплати и спи спокойно.

Если спросить медиков, они без тени сомнения скажут: поиски единой причины всех людских несчастий и единого лекарства от них же — это чистой воды профанация. Но, в отличие от специалистов, СМИ никогда не будут столь категоричны. Ведь на трепетной вере в чудо строятся не только однообразные мифы про «изъяны человеческой природы», но и реклама — двигатель прогресса. Благодаря ей капает прибыль от продажи самоновейших средств и эксплуатации читательских интересов.

Мы никоим образом не стремимся доказать, что у психологически зависимой личности нет надежд на выздоровление. Более того: мы, в отличие от прессы, а заодно и от производителей последних ноу-хау, не собираемся никого «опровергать и разоблачать». Ведь мы не участвуем ни в рекламной акции, ни в конкурентной борьбе. Поэтому бестрепетно скажем народу правду. Вот она.

В принципе, от болезни может вылечитьлюбое средство. Даже пустышка, плацебо. Например, весьма внушаемый человек, страдающий легким расстройством настроения (небольшой депрессией), поверил в то, что благодаря каким-нибудь «бодрительным леденцам» непременно пойдет на поправку, мобилизовал внутренние резервы, настроился на цель — и дошел до финиша. Вернее, доплыл. На волне энтузиазма. Считай, повезло. Ну, а если бы этот любитель леденцов страдал бы, скажем, тяжелым расстройством настроения (той же шизофренией)? Исцелился бы он «на голом энтузиазме»? Разница между методиками состоит в процентном соотношении вылеченных и не вылеченных. Скажем, один метод помогает двум пациентам из ста, другой — десяти из ста, третий — семидесяти из ста. Опять же вопрос стойкости эффекта: неизвестно, на какой срок хватит благоприобретенной трезвости и благонадежности. Ведь после выздоровления (причем относительного) личность вернется в ту же социальную среду, в атмосферу недоверия, недоброжелательности, неуважения. Многие аддикты сами в свое время поспособствовали формированию негативного отношения к себе, и теперь оно отольется сторицей. И возможно, спровоцирует срыв, то есть раптус — отказ от лечения и возвращение к аддиктивному поведению.

А между тем природа, которую корыстные спасатели нещадно критикуют, даже аддиктам дает дополнительный шанс на возвращение к нормальной жизни. Мозг — это сложнейший агрегат со множеством дублированных механизмов. Если один отказывает — в запасе остаются несколько вполне исправных «заменителей».

Вот почему состояние психики определяется не единичным биологическим, психологическим или социальным фактором, а целой совокупностью взаимных влияний.

Причем на взаимодействие этих факторов человек способен оказать сознательное влияние. Корректировать можно не только внешние проявления, но и внутренние. Остается только признать: работа над собой, как обещал Ланселот в пьесе Евгения Шварца, «предстоит муторная, хуже вышивания»[111]. Но, если разобраться, убивать драконов (и тем более драконов внутренних, пожирающих личность изнутри) — всегда было занятие не из веселых. К нему прибегают оттого, что альтернативы неприемлемы: если дать драконам волю — мало что от личности останется. А точнее, ничегошеньки не останется.

И все-таки мысль о том, что выход существует, действует на психику намного лучше, чем безнадега, принятая как факт, да к тому же факт неизменный и неисправимый, аминь. А как же мусорный ген? Ведь он существует? — спросите вы. Ну да, существует. Но не как приговор, а как неблагоприятное обстоятельство, не более того. Если его учесть и вовремя начать коррекцию, вероятность формирования аддиктивного расстройства резко понижается.

К сожалению, авторы не могут указать адресов и названий организаций, проводящих соответственный анализ проб ДНК. Вполне вероятно, что в интернете уже вывешены предложения этой услуги. Но, прежде чем ими воспользоваться, все-таки потребуйте показать вам сертификат, лицензию — словом, документ, подтверждающий профессиональную состоятельность данного заведения. Или, если хотите, считайте этот диагноз, согласно которому четверть населения планеты неспособно радоваться жизни без экстремального стимулятора, очередным мифом, вроде викторианского убеждения насчет дефектного женского организма.

Содержание любого мифа зависит от конкретных условий и задач. Но не индивидуальных, а социальных. Или социокультурных. Когда целой нации требуется подыскать правдоподобное объяснение текущим проблемам, создается несколько стереотипных установок, которые намертво врастают в массовое сознание, регулируя индивидуальное мнение и направляя индивидуальное поведение. Недостаток каждой такой установки заключается в том, что со временем проблемы, породившие ее, проходят. Точнее, их сменяют новые проблемы. А стереотипы так и остаются, где были — в мозгу миллионов граждан, чье сознание накрепко сцементировано традиционными установками. Их надежно поддерживает «агентство ОБС (одна баба сказала)».

Разумеется, это идеологическое наследство достанется следующему поколению, а потом перейдет от детей к внукам… Да, оно устарело, но по-прежнему крепко держится в человеческом мозгу. Сознание, будто лесная почва, пронизано могучими корнями старых убеждений. Если пережившие свое время мифы портят человеку жизнь, у него два выхода: пожертвовать собой, сберегая иллюзию, или плюнуть на иллюзию и познакомиться с действительностью. И с самим собой заодно.

А для этого примите некоторые меры.

§ Внимательно вглядитесь в себя, оцените собственные силы и потребности. Или силы и потребности того, за кого вы так волновались.

§ Развивайте свои высшие потребности, не откладывайте их реализацию на гипотетическое «потом».

§ Учитесь переносить фрустрацию, не обвиняя в крушении своих планов ни себя, ни окружающих.

§ Постарайтесь умерить свое нетерпение, а завышенные требования соразмерить с реальными возможностями. Это — первый признак взросления.

§ Будьте снисходительнее и внимательнее к детям и молодежи, переживающим кризис взросления. Не усиливайте внешний прессинг, которому подвергается младшее поколение, не увеличивайте уровень базисной тревоги.

§ Не демонизируйте новейшие технологии, информационные носители, направления в искусстве и вообще новинки. Не старайтесь ограничить контакты своего ребенка с современностью. Поверьте, ему это только повредит.

§ Не стоит чересчур опекать подрастающее поколение. Иначе оно никогда не научится принимать решения и попадет в психологическую зависимость… от собственных родителей. Поэтому предоставляйте детям толику свободы.

§ Мир меняется, примите это как данность и не пытайтесь «найти виноватых» в том, что сегодняшний день мало похож на вчерашний и еще меньше — на позавчерашний. Не впадайте в пассеизм.

§ Налаживайте более эффективное восприятие реальности и более комфортабельные отношения с ней путем самоактуализации.

§ Займитесь созданием независимого мировоззрения, по возможности свободного от стереотипов. Это никогда не поздно сделать.

§ Выше цените собственный опыт. Опыт — противоположность психологической защите и, в отличие от защиты, не скрывает реальность, а раскрывает ее.

§ Расширяйте сферу своих интересов, не фокусируйтесь на одном-единственном пристрастии.

§ Делая что-нибудь, концентрируйтесь на задаче, а не на собственных ощущениях. Если результат ваших действий престанет вас интересовать, целью станет средство. Вам захочется опять и опять повторять действия, доставляющие удовольствие, ради них самих, а не ради решения задачи. Такое поведение разрушительно.

§ Не втягивайтесь в соаддикцию. Если среди ваших близких есть психологически зависимая личность, не подстраивайтесь под нее, не играйте ту роль, которую она вам отводит. Аддиктивные игры губительны для вашей индивидуальности. Не позволяйте манипулировать собой.

§ Не позволяйте манипулировать собой и тем, кто предлагает немедленное, полное и гарантированное исцеление на любой стадии развития зависимости. Не обманывайте себя мечтами о чуде.

Психология bookap

§ Вообще будьте осторожнее с мечтами. Не превращайте их в свою «внутреннюю виртуальность», не пытайтесь убежать от жизни в Страну Фантазию. Поверьте, совершить этот переход и остаться в здравом уме никому не удавалось.

§ Окружающая реальность не так плоха, чтобы ее ненавидеть. И не так однообразна, чтобы ее нельзя было исправить. Попробуйте сотрудничать: результат — комфортные взаимоотношения с действительностью — окупает все усилия.