О культуре, примативности и идеализме

Женская логика — неосознаваемое убеждение, что объективность может быть преодолена одним желанием.

Алексей Круглов, композитор

Женщины убеждены, что дважды два будет пять, если сильно поплакать и покричать какое-то время.

Дж. Эллиот, писательница

Обычно для одной и той же ситуации мозг располагает несколькими готовыми поведенческими программами, среди которых есть как врождённые, так и приобретённые; кроме того, он может выбрать рассудочный «импровиз», и каким именно путём из этих он пойдёт, что будет принято к исполнению, зависит при прочих равных условиях от силы каждой из моделей поведения. Как следствие, примативность можно также пояснить через среднюю степень доминантности (силы) инстинктивных моделей поведения по отношению к рассудочным.

Как соотносятся с примативностью такие понятия как культура и воспитанность? Понятное дело, что культура — продукт воспитания и образования (в широком смысле слова). У культурного человека первобытная мотивация в значительной степени подавлена воспитанием, и заменена требованиями законов и обычаев общества. Закономерно, что человека, демонстрирующего инстинктивное поведение называют «невоспитанным» и «некультурным», хотя неприемлемое с точки зрения культуры поведение вполне может быть результатом целенаправленного воспитания; почему бы и нет? В этом смысле характеристика «невоспитанность» для асоциального поведения была бы ошибочной. Однако набор смысловых оттенков слова «невоспитанность» совершенно чётко указывает на преимущественно асоциальное, отчётливо инстинктивное поведение, что говорит о том, что современно понимаемое воспитание — это процесс, в очень существенной степени направленный на блокировку инстинктивных мотиваций в поведении человека.

Однако даже у прекрасно воспитанного человека инстинктивность может проявить себя в случаях, когда законы или обычаи ситуацию не определяют жёстко, оставляя какую-то свободу; под влиянием алкоголя, сильных душевных переживаний. Эти проявления тем чаще и сильней, чем выше собственно примативность человека. Кстати, давний спор о физиках и лириках был по сути, спором о примативности.

Чем выше врождённая примативность ребёнка, тем больше требуется педагогических усилий для воспитания культурного человека; в следующем поколении всё повторяется снова. У такого культурного человека, чья культура достигнута только колоссальными педагогическими усилиями, могут родиться на редкость некультурные дети, ибо база осталась прежней. Новорождённый ребёнок, конечно же лишён разума, и поэтому живет одними инстинктами независимо от уровня врождённой примативности, но вскоре этот уровень начнёт проявляться. Очень важный нюанс: примативность — не есть показатель силы или слабости интеллекта; это степень доверия человека своему рассудку в практических ситуациях. Высокопримативный, но вместе с тем высокоинтеллектуальный учёный может преспокойно сочетать серьёзнейшие научные знания с искренней религиозностью, которая (религиозность) восходит к инстинкту подчинения альфе.

Как уже было сказано, женщины больше доверяют интуиции и чувствам, чем логическим умозаключениям, что и составляет так называемую женскую логику, одну из особенностей которой столь образно отметил маэстро Круглов (см эпиграф). Да, женщины — существа в основном высокопримативные, однако подобная «логика» свойственна далеко не только им одним; фактически в этом высказывании речь идёт о примативной логике — логике инстинктов. Подмеченная особенность примативного мышления (часто кстати назыаемого "первобытным мышлением" — понятно почему), основана на первородном идеализме человека (и возможно, что не только его) — убеждении в примате идеи (точнее — воли) над материей. Убеждение это, по понятным причинам чрезвычайно живуче, и в своих проявлениях столь же многогранно. Достаточно вспомнить модных ныне Пауло Коэльо и особенно — Ричарда Баха с их девизом "главное — поверить в себя". Я уважительно отношусь к гуманистическому заряду их произведений, и более того — полагаю эти произведения очень даже полезными для низкоранговых членов общества с их дефицитом уверенности в себе. Но абсолютизация значимости веры в себя отнюдь не безобидна, особенно если она к тому же безадресна. Представим себе врача, который всем пациентам подряд прописывает только лишь обезболивающие и антидепрессанты — даже не интересуясь их конституцией и конкретным недугом.

Такой идеализм очень часто звучит в многочисленных поговорках и высказываниях, таких как "как корабль назовёшь, так он и поплывёт". И это при том, что лучший коммерческий парусник мира с вполне счастливой судьбой — "Катти Сарк" был назван очень несчастливым именем ведьмы… Хорошо ощущение примата Воли, выражено в старом фронтовом анекдоте:

— "Пулемётчик Петров, почему не стреляете?"

— "Патроны кончились…"

— "Ведь вы же коммунист, Петров!"

— …и пулемёт снова застрочил.


Впрочем бывают совершенно реальные и отнюдь не шуточные случаи подобного мышления. В качестве одного из ярчайших примеров стоит привести авиакатастрофу 28 августа 1993 года в Таджикистане; самолет потерпел крушение на взлёте. В самолет Як-40 вместимостью 32 человека было загружено 86 (восемьдесят шесть) человек! У лиц, расследовавших обстоятельства катастрофы просто не хватало воображения представить, где и как можно было разместить в небольшом Як-40 столько людей; самолёт принципиально не мог взлететь.

Загрузкой самолёта командовали вооружённые боевики — они оттеснили персонал аэропорта, а экипаж фактически был поставлен перед выбором — или быть расстрелянным на месте, или попытаться взлететь. Экипаж видимо предпочёл менее унизительную смерть.

Психология bookap

Вряд ли даже неграмотные боевики и пассажиры были в принципе неспособны понять, что чрезмерный вес затрудняет, мягко говоря, выполнение самолётом своих функций; и уж тем более вряд ли персонал об этом умалчивал. Но ведь сильно НАДО! Ох уж это знаменитое «надо»… Самолёт же, будучи своего рода слугой, тем более — невооружённым, рассматривался как нечто низкоранговое, а значит, его можно заставить превозмочь себя…была бы Воля…

Забавно, что этот тезис о значимости уверенности в себе высказывается уже многие тысячи лет, что впрочем не мешает каждому его глашатаю искренне полагать себя его первооткрывателем. И это не удивительно — ведь этот тезис изначально присутствует в подсознании каждого человека, и «открыть» его может каждый.