Выражаю признательность Светлане Разумной, Вячеславу Скосарю и Людмиле Сидоренко за помощь в подготовке материала.


Весь мир построен иерархично. Кто-то в нём главнее, кто-то подчинённее, кому-то наивно кажется, что он никому не подчиняется и никого не подчиняет, хотя на деле это иллюзия. Не каждому хочется быть Самым Главным, но каждому не хочется быть Самым Последним, а потому выяснение отношений – неизбежно. От силового до сугубо мирного. От чего зависит, будут ли командовать нами, или будем командовать мы? Если говорить о биологических предпосылках, то – от нашего рангового потенциала. Ранговый потенциал (РП) – это некая, в существенной степени врождённая характеристика особи, позволяющая (или нет) при наличии прочих условий занимать тот или иной ярус в групповой иерархии. Этот потенциал зависит от многих факторов, среди которых важное, особенно у низших животных, значение имеет физическая сила, которая при выяснении отношений никогда не бывает лишней; у более-менее высокоорганизованных на первый план выходят поведенческие особенности, позволяющие побеждать соперников так сказать, психически. Но нередко бывает так, что ранговый потенциал прямо обозначен на теле особи неким условным знаком, на который другие члены группы могут ориентироваться, и не затевать возможно бессмысленную борьбу, если соперник заведомо выше рангом. К примеру, у ос он показан количеством щетинок, у петухов – высотой их гребня, у оленей – размероом и ветвистостью рогов.


А есть такой знак у людей?

Оказывается есть, хотя и только у мужчин. Это половой член, точнее – его размер. Правда, у людей этот знак не имеет той, без преувеличения, абсолютной силы, которую он имеет среди ос и петухов, но при прочих равных условиях он вполне значим. А в сфере половых отношений его значимость совершенно отчётлива, и это очень показательно для нашей темы.

Подтверждают значимость размеров члена и наблюдения за приматами, и исторические данные, говорящие о том, что фаллос всегда был знаком не столько сексуальной потенции, сколько власти и могущества. Уже на рисунках каменного века мужчины более высокого социального ранга изображались с более крупными членами. У многих народов были распространёны фаллические культы, наделявшие крупный фаллос различными сверхъестественными возможностями.

Но и в наше время фаллические темы являются одними из наиболее обсуждаемых и интересующих людей (и интерес этот доходит до откровенно нездорового); почтение к большому и неуважение к маленькому наблюдается во всех культурах и временах, вполне оно сохраняется и сейчас. Среди пациентов клиник, практикующих операции по увеличению члена, довольно много бизнесменов, которые больше всего озабочены тем, чтобы «висело солиднее» – ведь сделки часто совершаются в банях, где солидность облика часто влияет на успех сделки, а солидность облика не в последнюю очередь связана со всем набором признаков высокоранговости, к числу которых размер члена однозначно относится. Аналогичные проблемы испытывают балеруны, хотя им конечно проще – они просто подкладывают ваты куда надо. Несолидно как-то, и даже неприлично являть почтеннейшей публике нечто мелкое на этом месте. Если же мужчина, паче чаяния признается в малокалиберности своих мужских достоинств, нередко рискует, в зависимости от интеллигентности окружающих удостоиться от сдавленной смущённой улыбки, до открытого хихиканья в свой адрес. Культурный человек не подаст виду, но испытает аналогичные чувства. Хотя казалось бы, за что? Можно конечно, отмахиваясь, назвать всё это ничего не значащими предрассудками, но этологи-то хорошо знают, что так называемые «предрассудки» почти всегда имеют под собой инстинктивную основу. Особенно такие, какие практически одинаковы во всём мире. У гарантированно разобщённых народов сходные предрассудки могут возникнуть только в том случае, если у них есть общая генетическая основа; в данном случае – инстинктивное реагирование на размер фаллоса как на знак РП. Вплотную к нашей теме примыкает, хотя и выходит уже за её рамки и вопрос про ореол постыдности и унизительности, сопровождающий половые отношения. А всё из-за тесной связи сексуальной сферы жизни людей и инстинктивной иерархии, о чём я писал в [5].

Собственно сам факт колоссального разброса размеров, достигающий для вполне функциональных фаллосов 6-8 кратного (от менее чем 5 до более чем 30 см (здесь и далее размеры эрегированных)), говорит о том, что этот размер носит важную биосигнальную роль. Особенно – если учесть, что размеры остальных органов варьируют лишь примерно вдвое, а какой-то физиологической потребности в таком разнообразии фаллосов нет. В силу этого не приходится сомневаться в том, что размер фаллоса – знак инстинктивно значимый, реагирование на который происходит по большей части неосознанно, значит относиться к прямым заявлениям респондентов о значимости или незначимости для них размеров члена следует с известной долей критичности.

Хотя инстинктивное реагирование осуществляется на ОБЪЁМ фаллоса, и говоря о размере члена, мы конечно же подразумеваем именно его, однако ввиду сложностей замера объёма далее будем иногда оперировать его длиной как показателем его «крупности». Хотя и будем отдавать себе отчет в том, что объём фаллоса с его длиной лишь коррелирует (см диаграмму ниже), не будучи взаимооднозначным.