Зачем природе понадобилась однополая любовь? Каким образом она возникла в ходе эволюции?

Можно поставить вопрос шире – почему в природе (не только у человека) так распространены столь откровенно дезадаптивные признаки, тем более – явно предрасположенные передаваться по наследству? К примеру, зачем природе понадобилась шизофрения? Ведь склонность к ней, подобно склонности к гомосексуализму, тоже передаётся по наследству![5] И как гомосексуализм, она имеет способность возникать, казалось бы, на пустом месте… К примеру, нацисты в своё время физически уничтожили всех душевнобольных в Германии, но очень скоро их численность полностью восстановилась. С другой стороны – явно врождённая способность к альтруизму, поддержка которого естественным и половым отбором небесспорна, а то и отрицательна, тоже имеет способность возрождаться из пепла…

Видимо причина возникновения подобных отклонений – в специфике генерации мутаций. Распространено мнение, что мутации возникают под воздействием повреждающих факторов внешней среды, таких как ионизирующие излучения, токсины, и т. п. Однако экспериментально ни разу не удавалось таким образом получить мутаций, хотя бы отдалённо полезных. Практически всегда они были безусловно вредны, очень часто – несовместимы с жизнью, и исключительно редко их можно было с натяжкой назвать условно-нейтральными. И даже такие, условно-нейтральные (не говоря уж о предположительно полезных) мутации появляются исключительно редко, на несколько порядков реже, чем требуется для объяснения наблюдаемой скорости адаптации и видообразования.

Похоже, что предположительно полезные мутации появляются как результат деятельности иных механизмов, нежели действие повреждающих факторов внешней среды. К примеру, это могут быть какие-то специальные генетические механизмы целенаправленно генерирующие неоптимальность генотипа (и следовательно – фенотипа), работу которых можно в каком-то смысле сравнить с любопытством макроскопического животного. Любопытство – дело довольно рискованное, и чреватое большими издержками, вместе с тем – без него прогресс невозможен. Не будучи генетиком, я не могу сказать, что это за механизмы, может быть что-то вроде блуждающих генов, кроссинговера, симбиотических вирусов или чего-то наподобие, однако есть чёткое ощущение, что помимо своей основной задачи – максимально точной репликации генома, генетическая система (по крайней мере – в ходе гаметогенеза) находится в постоянном любопытсвующем поиске, который на этом уровне может быть только хаотическим. Причём в отличие от сугубо повреждающих факторов, эти механизмы, образно говоря, примерно представляют себе, что от них нужно, поэтому при всей хаотичности, совсем уж тупо-деструктивных мутаций не генерируют. А потому такие мутации, хотя и редко, но всё же с реальной частотой оказываются полезными. Но с другой стороны, такие, явно дезадаптивные, и вряд ли способные закрепиться в геноме популяции мутации, как гомосексуализм, тоже появляются с реальной частотой.