Часть 1. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

ВИДЫ ОТНОШЕНИЙ


...

Брачно-семейные отношения

В семейных отношениях, как в некой целостной системе, можно выделить все три уровня. Ни в каких других отношениях, кроме брачно-семейных, наличие всех трех уровней отношений, как возможных и нормальных, не встречается. Если же такое происходит, то это только ухудшает отношения. Например, возникают так называемые «служебные романы», где к социальным и эмоциональным отношениям присоединяются сексуальные. Или друзья начинают заниматься совместным бизнесом, то есть смешивать эмоциональные и социальные отношения. Обычно это заканчивается плохо как для дружбы, так и для бизнеса. С этой точки зрения брачно-семейные отношения являются наиболее сложными. Рассмотрим более подробно основные характеристики уровней в брачно-семейных отношениях.

Социальный уровень в браке

Чтобы говорить о наличии брака, необходимо наличие, прежде всего, социального уровня. Нередко на консультациях приходится сталкиваться с тем, что люди называют себя мужем и женой, не имея социального оформления отношений. Это так называемый гражданский брак. То есть в таком «браке» присутствуют только эмоциональный и сексуальный уровень. Они говорят, что живут как муж и жена, и какая-то печать в паспорте ничего не изменит — это же такая мелочь. На что я им говорю, что если для них это такая незначительная вещь, то пусть сходят и поставят этот штамп. И они как-то сразу становятся серьезными. Потому что это не просто «штампик», это определенная социальная магия. После этого меняется очень многое. На мой взгляд, под гражданским браком скрывается инфантильное от ношение к социальному уровню, его недооценка. А с психологи ческой точки зрения под этим нежеланием официально оформлять отношения может лежать неосознаваемое стремление к построению «родственных» отношений. Это только у родственников есть эмоциональные отношения, иногда случаются и сексуальные, но вступать в брак им никак нельзя.

Если рассматривать социальный уровень как ролевой, то в нем супруги находятся в ролях «мужа» и «жены». Если роль — это образец поведения, то возникает очень важный вопрос: какими должны быть образцовые муж и жена, какова должна быть модель семьи?

Основная проблема формирования современной модели семьи заключается в том, что сегодня существует в основном смешанный тип семейных отношений, в котором уживаются элементы как традиционной, так и новой моделей семьи. Это смешение приводит к большому числу конфликтов. В чем же заключаются традиционные, или, как их называют, патриархальные правила семейных отношений?

Смысл патриархального брака во многом определялся выживанием и поддержанием хозяйства, то есть социальный уровень в супружеских отношениях доминировал. С этой точки зрения многие правила обоснованы и понятны, хотя на сегодняшний день мы их придерживаемся, не вдумываясь в их происхождение. Например, обоснование запрета на сексуальные отношения «на стороне» связано с тем, что хозяин должен был быть уверен, что дети — «из его хозяйства» (тем более что средства предохранения тогда практически отсутствовали). Другой пример: дети рассматривались как будущие работники, поэтому рожать надо было раньше и чаще. Соответственно, для этого нужно было рано выходить замуж, чтобы успеть произвести многочисленное потомство. Много детей необходимо было иметь еще и потому, что из-за слаборазвитой медицины детская смертность была высокой. А уж замуж надо было выйти обязательно: в одиночку женщине было не поднять хозяйство, и ей угрожала голодная смерть. Поэтому муж (любой) сам по себе уже имел ценность («пусть плохонький, но мой»). А если девушка долго не выходила замуж, деревня смотрела на нее косо: наверное, больная, раз никто не берет.

Многие правила могут нам показаться сегодня странными и непонятными. Вспомним знаменитое выражение «Бьет — значит, любит». В нем тоже была своя логика. Одна из семейных установок гласила, что муж должен держать свою жену в строгости. Поэтому в супружеские обязанности мужа входила периодическая порка жены, обычно по субботам. А если муж не порол, значит, он халатно относился к своим обязанностям. Или того хуже, у жены могло возникнуть подозрение: «Может, он бьет кого-нибудь на стороне? Значит — любит другую!» Однажды в поезде я разговорился с пожилой женщиной, которая очень хвалила своего мужа за справедливость. А когда я спросил, в чем это выражается, она ответила: «Он меня бьет только за дело. Просто так на меня руку никогда не поднимает»…

На сегодняшний момент экономические условия значительно изменились, и поэтому возникает необходимость поиска нового смысла для создания брака. Понятно, что физическое выживание уже не может быть таким смыслом, так как выживаем и без брака. Если не для ведения общего хозяйства, то ради чего сегодня вступать в брак?

В качестве распространенных версий «Зачем?» встречаются следующие.

1. «Чтобы в старости кто-нибудь стакан воды поднес». Однако мне известны примеры, когда муж уходил от жены в 50 и в 60 лет. Немолодая женщина оставалась одна в состоянии глубокой депрессии, кляня и обвиняя мужа в том, что он ее предал и т. д. Брак — это не гарантия того, что другой останется с вами на всю жизнь.

2. «Ради детей». Это очень опасное заблуждение. При таком подходе получается, что когда дети вырастают и уходят их семьи, супругам надо разводиться. Если брак заключается с этой установкой, то родители, сознательно или бессознательно предчувствуя такую развязку, пытаются удержать детей как можно дольше в своей семье. Делается это двумя путями. Например, запугиванием трудностями самостоятельной жизни («Как же ты будешь жить один? Пропадешь ведь») и преувеличением важности близости с родителями («Помни, что во всем мире только родители будут тебя любить и заботиться о тебе по-настоящему. Чужим людям ты никогда не будешь нужен»). В итоге формируется зависимый тип личности, который при первых трудностях будет снова и снова возвращаться в родительскую семью. Иногда, если это женщина, она возвращается не одна, а с ребенком. И родительский брак спасен: теперь можно заняться внуками! То есть ребенок «детско-ориентированных» родителей за собственную свободу откупается своим ребенком.

3. «Ради секса». Брак понимается как возможность нормальных сексуальных отношений у молодых людей. Но сегодня сексуальные запреты становятся все слабее, и этот смысл тоже не работает.

Нахождение смысла брака сегодня — очень серьезный вопрос, и я рискну дать свой ответ на этот вопрос. На мой взгляд, более важными сейчас стали не экономико-социальные, а человеческие отношения. Конечно, и в современном мире есть наследные принцы и принцессы, но это часто несчастные люди (вспомним принцессу Диану), так как они не могут сделать свой выбор исходя из человеческих отношений. Для большинства именно сохранение человеческих отношений становится важным, и брак можно рассматривать как форму их сохранения. Если смотреть на брак с этой точки зрения, можно представить, что теперь брак будет иметь не одну форму («как все нормальные люди»), а огромное разнообразие этих форм, так как человеческие отношения всегда уникальны. Здесь уже возможны большие различия в возрасте супругов, их статусе, они могут жить отдельно или даже в других городах и т. д. То есть речь идет о том, что «одна на всех» форма брака уже не работает.

В каждом от дельном случае нужна специфическая, удобная только для этих людей форма сохранения человеческих отношений. Более того, главное при этом не форма, а сохранение сущности брака.

Огромный и все возрастающий процент разводов иногда дает повод говорить о том, что институт брака умирает. Я думаю, дело в том, что идет поиск новых смыслов брака и его новых форм. Если раньше сначала вступали в брак, а потом делали карьеру, то теперь, наоборот, лишь после становления личности переходят к созданию семьи. У молодежи прямого отказа от идеи брака нет, просто сейчас его основа не хозяйственная и не биологическая (секс или дети), а психологическая

Сегодня происходит не разрушение брачно-семейных отношений, а глобальный человеческий поиск новой — взамен патриархальной — формы существования брака.

Раньше социальные отношения в браке рассматривались как более значимые, чем хорошие отношения. Брак был обязательным, а хорошие отношения — кому как повезет: «Стерпится — слюбится». Сегодня приоритетным становится наличие хороших отношений, которые вовсе не обязательно должны переходить в брак. Конфликты в браке происходят при столкновении этих двух тенденций, то есть имея хорошие отношения, партнеры пытаются оформить их в старый тип брачно-семейных отношений. В итоге начинают страдать их межличностные отношения, их главное богатство. Выход может быть в том, чтобы, наоборот, форму брака подстраивать под хорошие отношения. И если каждые отношения уникальны, то и форма брака может стать очень разнообразной.

«У нас плохие отношения, может, нам пожениться?» Брак еще никогда не улучшал плохие отношения. Брак — это всегда нагрузка на человеческие отношения, то есть еще большие усложнения. И если в человеческих отношениях есть червоточина, то в браке она не исчезнет, а еще больше разрастется.

Если раньше образцы поведения супругов были достаточно жестко фиксированы, например, в «Домострое», то сегодня с ними гораздо сложнее. Чаще всего супруги берут эти образцы из своих собственных семей. «Ты плохой муж», — говорит жена. — «Почему?» — спрашивает тот. И получает очень убеди тельный (для жены) ответ: «Вот МОЙ ПАПА все дома делал своими руками, а ты даже гвоздь нормально забить не можешь». — «Ах, так! Тогда ты — ужасная жена. МОЯ МАМА всегда готовила мне завтрак, а ты до обеда валяешься в постели». И начинается ролевой социальный конфликт, который самими супругами воспринимается как межличностный. На самом деле через этих супругов конфликтуют две семейные модели. Чтобы избежать этого конфликта, оба должны признавать семью другого партнера, отдавать ей должное, но строить свою на более высоком уровне. Это то же самое, как если бы в брак вступили люди двух культур. Вместо подавления своей культурой культуры другого, пара, чтобы сохранить свой союз, может строить третью — свою культуру.

Сложность сегодняшнего этапа брачно-семейных отношений заключается в том, что единый образец мужа и жены исчез. Никто пока не знает, какой должна быть «правильная» семья. Второй момент, что за этими образцами общество следит не так рьяно. Поэтому можно сказать, что на сегодня идеальный супруг тот, с кем хорошо. То есть сегодня пара сама может создавать тот образец, который ей, и только ей, удобен. Главное, как сами супруги об этом договорятся.

Таким образом, одним из условий успешности брака на социальном уровне является согласование представлений о супружеских ролях, то есть супруги должны договориться об этом друг с другом. Самое простое действие: каждый сообщает свои представления о роли мужа и жены, потом супруги их согласовывают и находят один, приемлемый для обоих, вариант. При этом надо понимать, что этот договор не на всю оставшуюся жизнь, а на определенный срок, по истечении которого его можно пересмотреть.

На социальном уровне выделяются два типа договора: брак с доминированием одного из супругов и партнерский. При до минирующем муже жена принимает направление мужа. Само слово «замуж» состоит из двух: «за» и «муж», то есть «быть замужем» означает «быть за мужем». Но возможен и другой вариант, когда отношения строятся на основе равноправия. То есть, брак может быть предприятием, где начальником является один человек, а может быть союзом двух предпринимателей, где у каждого — 50 % акций.

Эмоциональный уровень в браке

Эмоциональный уровень имеет важные отличия от социального. Одно из них заключается в том, что на уровне эмоций никакие конвенции и договоры не работают. Сколько времени можно выяснять отношения друг с другом? Да всю жизнь! И все равно до конца не выяснить. Можно ли договориться о том, что бы любить друг друга всю жизнь? Договориться, конечно, можно, но где гарантия, что это можно будет выполнить? Вдруг через месяц моя любовь исчезнет? А я пообещал любить вечно. Что делать? Заставлять себя любить? Лучшего способа, чтобы заставить возненавидеть, чем заставлять любить, не найти.

Таким образом, любые конвенции, заключенные на эмоциональном уровне, начинают порождать малоприятные чувства вины или обиды. Реальный договор возможен только на социальном уровне, то есть на уровне поведения.

Второе отличие связано с тем, что эмоциональный уровень не поддается измерению. Нередко на консультации приходится слышать обвинения супругов: «Он меня почти не любит, мало уделяет мне внимания, ведет себя холодно» и т. д. Но когда предлагаешь человеку составить договор на эмоциональные отношения, то сразу наталкиваешься на абсурдность этой идеи. Например, берем проблему «мало внимания». В чем будем измерять внимание? В часах? В количестве подарков? Или другое обвинение: «Я его люблю больше, а он меня меньше». В мире эмоций законы арифметики не работают. Принятие договора на эмоциональном уровне ведет к возникновению всевозможных манипуляций. Как ни договаривайся, что будешь уделять внимание, это не помешает другому человеку сказать: «Разве это внимание? Ты делаешь это неискренне». И попробуй, докажи, что это не так, и ты делаешь это от всей души.

Иногда спрашивают: «А можно ли любить больше одного человека?» Здесь подразумевается проявление мужем «положительных» эмоций вне брака, что считается несправедливым по отношению к женщине, которой следует любить только одного мужчину — своего мужа. Вообще-то минимальное количество мужчин, которых может любить женщина, не один, а двое. Второй — это, например, ваш отец. В самом вопросе скрывается смешение социального и эмоционального уровней. Согласно социальным нормам европейского сообщества, мужем может быть только один человек. Что касается эмоционального уровня — здесь все зависит от силы вашего сердца. Только не путайте эмоциональный уровень с сексуальным. Любовь можно рассматривать как способность, и в этом случае она не зависит от количества объектов. Если человек умеет любить, то он излучает любовь на всех, с кем он соприкасается. Даже пищу можно приготовить с любовью.

Третье отличие эмоционального уровня от социального заключается в том, что на эмоциональном уровне измен не существует. «Полюбил другую» — это не измена, так как ничего специального для этого человек не делал и не мог делать. В принципе можно только обрадоваться тому, что ваш избранник способен испытывать любовь. Сложности могут возникнуть только из-за проявлений этого чувства на уровне поведения. А это уже не эмоциональный, а другой (социальный) уровень, где уважение друг к другу должно оставаться.

В настоящее время имеет место точка зрения, что брак должен основываться на любви, то есть на эмоциональной основе. Думаю, это одно из серьезных заблуждений, которое вытекает из смешения социальных и эмоциональных отношений. Общеизвестно, что на работу берут не по любви, а по умению. Работник, помимо обаяния, наверное, должен уметь что-то делать, иначе, за что же ему будут платить зарплату? Хороший человек — это не профессия. И любимый — тоже. Если муж и жена — социальные роли, то получается, это тоже как бы профессии. Поэтому яркие эмоциональные отношения не гарантируют успешного брака. Статистика утверждает, что наибольший процент разводов происходит, наоборот, именно в браках «по любви». Любовные переживания проходят, и, если остается та же установка, люди расстаются, потому что «жить без любви безнравственно».

Очень часто бывает, что, имея хорошие эмоциональные (и сексуальные) отношения, партнеры начинают думать, что и в браке у них все будет также хорошо или даже еще лучше. Они начинают нагружать свои отношения еще одним уровнем — социальным. На практике это может привести лишь к их усложнению. Если человек вас устраивает как эмоциональный партнер, это совсем не значит, что он будет хорошим супругом. Нередко после развода, когда люди снимают с себя социальные обязательства, их отношения могут снова улучшиться.

Мне запомнилась одна беседа на эту тему, в заключение которой слушательница сказала: «Это все понятно. Но я хочу, чтобы мой муж любил только меня». Мне показалось, что это классическая фраза о всевозможных смешениях.

Сексуальный уровень в браке

Если говорить о зрелости брачно-семейных отношений, то она заключается в том, насколько супруги могут различать уровни своих взаимоотношений и совмещать (а не смешивать) их друг с другом. Неразделение и отождествление этих уровней является попыткой ослабить напряжение и может рассматриваться как признак социальной незрелости и психологической инфантильности.

На сегодняшний день понятие «секс», несмотря на кажущуюся очевидность, является довольно сложным и запутанным. С одной стороны — очень расширительное, то есть все, что доставляет удовольствие. С другой — узкое, на уровне контакта гениталий. Когда касаешься темы «сексуальной измены» в браке, то обычно начинаются бурные дискуссии. С точки зрения патриархальной морали измена в браке основывалась именно на сексуальном уровне. Внебрачные сексуальные отношения однозначно рассматривались как супружеская измена. Главный вопрос: «У них что-то было или нет?». Если «было», то измена, а если «не было», то все нормально. Сексуальные и социальные отношения повсеместно смешивались. Например, известен ритуал, когда после свадьбы на всеобщее обозрение вывешивалась простыня, свидетельствующая о первой брачной ночи — все должны были убедиться в девственности невесты. Вроде все ясно и понятно.

Но что же такое «секс»? Например, поцелуй — это секс или нет? Кто-то говорит, нет. А если глубокий поцелуй? В современной литературе упоминается шесть возможных вариантов сексуальных измен (не только на физическом уровне), причем каждая из них достаточно дискуссионна. Например, при сексуальном контакте с мужем супруга фантазирует о другом мужчине. Это измена или нет? А секс-переписка по Интернету? На сегодня уже зафиксирован ряд разводов, где в качестве объяснений было то, что супруг «изменял» по электронной почте с другой женщиной. Основываясь на критериях патриархальной морали разобраться в современной ситуации достаточно сложно.

На мой взгляд, подсказка заключается в том, что синонимом понятия «секс» является слово «интимный». То есть об этом уровне должны знать, как сказал один мудрец, только трое: он, она и господь Бог. Иногда партнер может задавать такой вопрос: «А расскажи, кто у тебя был до меня?». И если вы начнете рассказывать, то это будет ошибкой. Говоря о своих сексуальных отношениях, мы начинаем смешивать этот уровень с социальным. В таком случае последствия всегда негативны.

Другой момент заключается в том, что секс связан с инстинктом размножения, с телом. А для тела не имеет значения, кто доставляет удовольствие. У тела нет морали. В каком-то смысле это объектные отношения, связанные с получением телесного удовольствия. Поэтому для успешных отношений на этом уровне желательно, чтобы оба партнера находились в детском (по Э. Берн) состоянии, то есть у них отсутствовали такие понятия, как «прилично-неприлично». Можно сказать, что секс «асоциален», является сугубо личным делом. Это подразумевает не безответственность и «свободную любовь», а, наоборот, повышенную личную ответственность в сексуальной сфере.

Путаница возникает при смешении социального и эмоционального уровней. Нередко для удовлетворения эмоциональных потребностей в нежности и тепле люди вступают в сексуальные отношения и бывают разочарованы. Сфера эмоциональных отношений достаточно самостоятельна, и без секса можно получить сильные переживания. На этом душевном уровне в ней существует избирательность в партнере. Успешность же зависит от построения резонансной атмосферы взаимного диалога.

* * *

В зависимости от состояния того или иного уровня можно составить типологию различных видов брачно-семейных отношений. Например, наблюдаются преимущественно «социальные» браки, основывающиеся на деловых отношениях. В «эмоциональных» семьях кипят страсти. Богатство брака зависит от того, насколько в нем развиты и представлены все три уровня взаимоотношений.

Если говорить о зрелости брачно-семейных отношений, то она заключается в том, насколько супруги могут различать (выделять как отдельные) уровни своих взаимоотношений и совмещать (а не смешивать) их друг с другом. Недифференцирование и отождествление этих уровней друг с другом является попыткой ослабить напряжение и может рассматриваться как признак социальной незрелости и психологической инфантильности.