Часть 2. ЛЮБОВЬ И НЕ-ЛЮБОВЬ

ЛЮБОВЬ


...

Любовь как объект и как способность

Начнем с того, что любви нет. Но не пугайтесь резкости этого заявления. Ее нет как объекта, как существительного. Для объяснения этого можно выделить два уровня реальности: некая «первичная» реальность, данная нам в ощущениях и восприятии, и реальность, которую условно можно обозначить как «реальность второго уровня». Эта вторичная реальность является произведением человека и она условна. Но когда мы начинаем принимать условную реальность как первичную, то мы можем формировать ошибочные представления и ожидания. Например, понятие «группа». В действительности ее не существует, но мы часто оперируем этим словом как реальным, например, говорят: «Я боюсь группы». Иногда на занятиях, когда мы касаемся этой темы, возникает дискуссия. Тогда я предлагаю показать мне, где находится группа. Человек обводит сидящих людей рукой и говорит: «Вот все это — группа». — «А где конкретно? — спрашиваю я. — Вот сидит Петя, вот Таня, а где группа?». Группа — это только слово, приду манное для удобства нашего понимания.

То же происходит со словом «любовь». Если верить, что любовь есть как существительное, как некий ценный объект, начинается фантасмагория. Почти все эстрадные песни «о любви» на эту тему. Во-первых, чтобы ее иметь, я должен ее найти. Где искать? Может, в моем городе? А если ее там нет, тогда надо куда то отправляться в путешествие. В общем, где-то она есть, надо только не лениться ее разыскивать. Допустим, я «нашел свою любовь», но теперь возникают новые проблемы. Объект-то ценный, значит, и охотников на него полно. Теперь надо «любовь» охранять. Особенно опасны близкие подруги и друзья: они могут «украсть мою любовь». Иногда говорят: «Ты разрушил нашу любовь» или даже: «Ты убил любовь». А иногда «любовь» можно потерять. Так и представляется, что шли-шли вместе, отвлеклись, и «любовь» где-то обронили. А еще надо суметь отличить «настоящую» любовь от «фальшивой». Вот что происходит при путанице разных уровней реальности.

Если любви нет, то что же есть? Реально существует лишь действие, обозначаемое глаголом «любить». Если это так, то в этом случае необходима другая стратегия. Для того чтобы в моей жизни была любовь, мне необходимо не искать ее, а учиться любить, осваивать и развивать в себе эту способность (Э. Фромм). Если я хочу быть сильным, то тренируюсь каждый день. Поэтому большинству из нас любовь не грозит. Сколько времени в день мы тратим на развитие в себе способности любить? Многим даже непонятно, как это делать. Опять же, если я хочу учиться, то надо найти учителя любви. Если ничего для этого не делать, то возникнуть любви в нашей жизни просто неоткуда, и для многих любовь будет только абстрактным понятием.

Отсюда очевидна нереальность многих психологических установок по поводу любви. Например, отождествление любви с эмоцией. Любая эмоция, пусть даже очень сильная, не может быть неизменной и постоянной. А любовь, если это способность, не проходит. Вторая ложная установка, о которой писал Э. Фромм, что любовь — это дело нехитрое, главная проблема — кого любить. Если же любовь — способность, то она не зависит от характеристик объекта. Если я умею любить, то могу любить не только конкретного человека, любовь может стать для меня от ношением к миру.

Если считать любовь общей установкой на восприятие мира, то испытывать любовь ко всему человечеству, не испытывая ее к себе, невозможно. Как человек относится к другим, также он относится и к себе. Об этом же говорили древние: «Как внутри, так и снаружи». Но существует ложная установка, ставящая знак равенства между «любовью к себе» и «эгоизмом», то есть любить себя считается «плохо». Истоки такого смешения лежат в детском возрасте. На первоначальной стадии, называемой «нарциссизмом», ребенок сам себе нравится, но это усложняет процесс его воспитания. Потом он начинает переносить свою любовь на родителей.