1. Глава первая


...

1.2 Горечь неудачи

Если мы созданы для того, чтобы жить полной жизнью, почему же мы так часто оказываемся низведенными до необходимости довольствоваться жалкой посредственностью? Очевидно, в нашей жизни, как и в жизни многих других людей, упущено что-то такое, что необходимо для полной жизни, или это что-то было нами не понято и недооценено. Как-то, где-то, что-то пошло не так. Где-то на нашем жизненном пути мы потеряли "свой огонек". В одном стихотворении, принадлежащем Андрэ Су, которое так и называется "Не в порядке", автор пишет о своих мыслях по этому поводу, описывая, как молодая мать старается объяснить своему четырехлетнему сынишке, что автомат, продающий воздушную кукурузу, не может выдать ему это лакомство:

«Ты не можешь получить воздушную кукурузу, сынок.
Этот автомат не в порядке.
Смотри, вот на нем даже висит табличка,
Где написано, что автомат не работает».
Но ребенок не понимает. Ведь он хочет получить лакомство. У него есть монетка для автомата. Он даже видит кукурузу внутри автомата.
«И все же где-то что-то не так.
И сладкой воздушной кукурузы не получается.
Мальчик идет обратно вместе с мамой, И ему хочется плакать.
Господи! Я чувствую, что мне тоже хочется плакать,
Плакать за людей, превратившихся
В сломанные, работающие с перебоями машины,
Наполненные добром, в котором так нуждаются,
Которого так хотят другие люди,
И все же никак не могут его получить,
Лишаются радости иметь его,
Потому что где-то там, внутри у них
Что-то не в порядке».


Все формы жизни характеризуются своим набором оптимальных условий, необходимых для их здоровья, радости и полноты жизни. Когда окружающие условия доставляют все необходимое, тогда полнота жизни делается достижимой, реализуются все потенциальные возможности. Когда люди живут полной жизнью, когда они говорят свое трепетное "да" всей полноте человеческого опыта и чистосердечное "да будет" — любви, то это указывает на то, что их человеческие нужды и запросы нашли ответ. Но когда имеет место прямо противоположное, когда дискомфорт, ощущение крушения и негативные эмоции берут верх в человеческой жизни, — то это все указывает, что запросы и нужды этих людей не нашли своего ответа. Быть может, это результат их собственных неудач, собственного банкротства или неудач и банкротства самых близких к ним людей, но, так или иначе, они не получили того, в чем нуждались. Где-то что-то пошло не так в их жизни, и наступило время разрушения и внутреннего умирания.

1.3 Самая главная потребность человека

Человек устроен непросто. Он состоит из тела, разума и духа, и он имеет запросы на всех этих трех уровнях своего бытия. У него есть физические, психологические и духовные потребности и желания. Серьезные нарушения на любом из этих уровней могут привести к гибели всего организма.

Тем не менее, все большее и большее число специалистов соглашаются с тем, что есть потребность столь фундаментальная и столь существенная, что если она удовлетворена, то все остальное, почти наверняка, придет в гармонию и в итоге даст ощущение, что все в порядке, все хорошо. Когда эта потребность удовлетворена, весь человек будет здоровым, он будет счастлив как личность. Эта потребность называется — истинная и глубокая любовь к самому себе, подлинное и радостное принятие себя, истинное самоуважение, дающее ощущение праздника: "Как хорошо быть мною! Я счастлив быть мною!"

Не почувствовали ли вы смущение и протест, как только прочли это утверждение? Выросшие в условиях нашей культуры, мы обладаем своего рода эмоциональной аллергией к такому понятию, как любовь к себе. Сама мысль о возможности радостного и праздничного переживания присущих каждому из нас уникальных положительных свойств представляется нам весьма странной и чуждой. В нашем сознании, подобно тучам, немедленно сгущаются представления об эгоизме, тщеславии и самомнении. Я подозреваю, что большинству из нас так никогда и не удалось пробиться сквозь коросту предрассудков и подозрительности, которыми обросло это понятие, а следовательно, и не удалось открыть для себя эту наиболее важную реальность любой человеческой жизни, являющуюся началом всякой человеческой любви.

Мне иногда кажется, что такие вещи, как любовь к самому себе и самоуважение, кажутся нам небезопасными из-за того, что они могут вызвать отрицательное отношение к нам со стороны других людей. Мы, вероятно, боимся, что от нас отвернутся, если наша положительная самооценка выплывет на поверхность нашего общения с другими людьми. Однажды я провел маленький эксперимент для выяснения того, каким образом в нашем обществе относятся к положительной самооценке. На первом занятии с одной из групп в университете я повел себя как человек, который в самом деле положительно оценивает себя, верит в себя и любит себя. Я сказал своим студентам, что я человек очень хороший, добрый, великодушный и любящий. Я заверил их, что я обладаю необходимым интеллектом и инстинктивно чувствую, что я хороший преподаватель, способный вызвать интерес к своему предмету. Я старался говорить обо всем этом в совершенно искренней, деловой и честной манере.

Некоторые из студентов как-то нервно смеялись, недоумевая, насколько серьезно я все это говорю, в то время как другие уставились на меня, как бы спрашивая: "Что с ним делать? Спустить с лестницы или дать чем-нибудь тяжелым?" Одна девушка, с таким выражением лица, будто ее вот-вот стошнит, обернулась к сидевшему за ней пареньку и, пожалуй, не слишком тихо сказала: "Какое самомнение!" После того, как я им таким образом представился, заверив их в том, что я как раз именно такой преподаватель, какого им всегда хотелось иметь, но не верилось, что такие бывают, я начал излагать материал своего курса. Только в следующем семестре я признался своим студентам, что то, что я говорил им на первом занятии, было всего лишь психологическим экспериментом. (Впрочем, я и сегодня не вполне уверен, все ли из них поверили моему объяснению.) Так или иначе, я предложил им вспомнить свою эмоциональную реакцию на то, как я им представился на первом занятии. "Были ли вы рады тому, что я смог открыто признать и публично исповедовать свою положительную самооценку? Были ли вы в состоянии присоединиться к моему празднику быть тем, кто я есть? Или вами овладело чувство негодования и подозрительности?" Я старался убедить - моих студентов, что их реакция может рассказать им кое-что о них самих, о нашем обществе и о том, как мы реагируем на проявление человеком любви к самому себе.

В своей книге "Бегство от свободы" Эрих Фромм утверждает, что эгоизм, тщеславие и самомнение, в которых мы постоянно подозреваем друг друга, в действительности совершенно противоположны истинной любви к самому себе, принятию самого себя, праздничному ощущению самого себя (в англ. тексте буквально: самолюбви, самопринятию, самопразднованию).

"Эгоизм отнюдь не идентичен любви к самому себе, а скорее противоположен ей. Эгоизм — это своего рода алчность. Подобно алчности, он несет в себе некую ненасытимость, и, как следствие этого, он никогда по-настоящему не испытывает удовлетворения. Алчность — это бездонная пропасть, втягивающая личность в водоворот бесконечных усилий удовлетворить нужду, которая никогда не удовлетворится, эгоист постоянно озабочен самим собой, он всегда неудовлетворен, всегда беспокоен, всегда одержим страхом, что он что-то недополучил, что его в чем-то обошли, чего-то лишили. Он полон жгучей зависти ко всякому, кто имеет больше него… это тип человека, вовсе не любящего себя, а напротив, глубоко недовольного собой… Эгоизм укоренен как раз в этом отсутствии любви к себе, отсутствии удовлетворенности собой… Нарциссизм, подобно эгоизму, является суперкомпенсацией отсутствия основательной любви к самому себе… Он не любит ни других, ни себя".

Таким образом, перед нами вопрос, над которым следует основательно подумать: Каковы мои настоящие чувства? Когда я слышу, что кто-то говорит кому-то комплимент, почему я вдруг заявляю: "Не говорите ему этого, а то он еще вобьет это себе в голову!" Почему я не хочу, чтобы другие были счастливы с самим собой? Почему я не хочу, чтобы они вбили себе "это" в голову? Что представляет собой это самое "это", в отношении которого я не хочу, чтобы оно занимало мысли моего ближнего? Почему, если кто-то радуется своему успеху, я немедленно готов обвинить его в хвастовстве? Почему я вдруг становлюсь таким ревностным стражем его скромности? Почему меня это так беспокоит?

Вероятно, ответ на этот вопрос, так же, как и на другие подобные вопросы, заставит меня признаться, в том, что я не хочу, чтобы мой ближний любил самого себя, потому что я сам не способен любить себя. В психологии является общепризнанным, что наше отношение к другим является нашим действительным отношением к самому себе. Если я не в состоянии открыто и честно признать наличие у меня тех или иных способностей или положительных свойств, то я также не хочу, чтобы кто-нибудь открыто говорил о своих способностях. Каждому из нас следует глубоко и осторожно поразмыслить об этом, потому что ответ на этот вопрос может сильно ранить нас и даже оказать на нас разрушительное воздействие. Все зависит от нашей искренности перед самим собой. Когда мы перестаем ценить и уважать самих себя, когда мы перестаем радоваться тому, какие мы есть, то в нашу душу наползают всякого рода темные и болезненные переживания, стремящиеся заполнить образовавшуюся пустоту.

Когда идешь по жизни
Один или вдвоем,
Смотри всегда на бублик,
А не на дырку в нем.


Бертран Рассел писал: "Человек не сможет быть в мире с другими до тех пор, пока он не научится быть в мире с самим собой". Рабби Иошуа Либман, разъясняя сущность библейской заповеди любви, советовал прочитывать ее следующим образом: "Если будешь правильно любить и доверять самому себе, то будешь любить своего ближнего и доверять ему". Один из психиатров Нью-Йоркской психиатрической клиники утверждал: "Если бы люди вместо ненависти к самим себе и уверенности в том, что они ни на что не годны, имели бы здравую любовь к себе, если бы только они вместо презрения к слабости, смогли полюбить в себе детей, наша нагрузка уменьшилась бы наполовину".

Большинство современных психотерапевтов разделяют распространенный энтузиазм в отношении "Ролевого Анализа" ("тарнзекшнл энелайзис") и его главной задачи — научить человека чувствовать себя "о’кей". За этим стоит одно-единственное желание: помочь пациенту утвердиться в добром, положительном и приемлемом отношении к самому себе. Большинство людей весьма далеки от этого, как бы не уверяла нас их обманчивая внешность. Понимая буквально внешнее поведение людей, мы можем ошибочно заключить, что большинство людей по-настоящему любит себя. На первый взгляд, действительно, обычно кажется, что большинство из нас нападают на других и обвиняют их во всем, оправдывая при этом себя. Однако, если заглянуть поглубже, в те области нас самих, с которыми мы обычно боимся встречаться, и проанализировать их, то все окажется совершенно наоборот. Со стороны кажется, что мы даем оценки и выносим приговоры другим, на самом же деле мы "заполняем протокол" против самих себя. Один из психиатров из Клиники Душевного Здоровья при Калифорнийском Университете говорил: "Наша работа в основном состоит в том, чтобы помочь пациентам найти то хорошее, что имеется в них самих. И это никогда нас не подводило — как только пациент начинает думать о себе хоть немного лучше, он сразу же начинает себя лучше чувствовать".

Д-р Роберт Феликс, директор Национального Института Душевного Здоровья, описывает эту оздоровляющую любовь и принятие самого себя как "чувство собственного достоинства, принадлежности к чему-то, чувство собственной ценности, адекватности (соответствия предъявляемым к нам требованиям — прим, перев.)". Д-р Феликс продолжает: "Мы должны научиться относиться к самим себе с пониманием. Я должен научиться радоваться тому, каков я есть. Я не должен хотеть быть кем-то другим. Я должен хотеть быть только самим собой".

Я глубоко уверен в том, что глубокое понимание того, что такая истинная любовь к самим себе и наше стремление достичь такой любви, является отправной точкой возрастания человека, является необходимым условием для достижения счастья. В качестве последнего подтверждения этого мнения и желая обосновать его в качестве факта, я, наконец, приведу маленький отрывок из книги выдающегося психиатра Карла Юнга "Современный человек в поисках души":

Психология bookap

"Возможно, это звучит очень просто, но простые вещи всегда оказываются наиболее трудными. В нашей жизни быть простым требует величайшей дисциплины, и принятие самого себя составляет существо проблемы нравственности, является как бы конспектом всего нашего взгляда на окружающий мир. Накормить голодного, простить обиду, любить врагов своих во имя Христа — все это, несомненно, величайшие добродетели. То, что я сделаю наименьшему из братьев моих, я "делаю Самому Христу. Но, если я вдруг обнаружу, что наименьший среди них, беднейший из всех нищих и в то же время наиболее наглый из моих обидчиков и самый ярый мой враг — находится внутри меня самого, и что это я сам стою, ожидая подачки от своей собственной доброты, что я сам и есть тот враг, которого надо любить, — что тогда? Невроз — это состояние внутреннего раскола, состояние войны внутри нас самих. Все, что подчеркивает наличие этого раскола, ухудшает состояние пациента, а все, что смягчает ощущение раскола, улучшает и состояние".

Итак, получается, что то, чего я с таким упорством не хочу позволить ни себе, ни другим, в действительности является нашей величайшей потребностью — речь идет о настоящей любви к себе и о принятии самого себя. Сомнения относительно самого себя, ненависть к себе — это самая распространенная эпидемия, оказывающая свое губительное воздействие на все человечество, искажающая и разрушающая общественные связи и доверие людей друг к другу. Я уверен, что почти все неврозы, которыми страдают люди, и почти все виды нравственного зла в своей основе имеют одну причину: отсутствие истинной любви к самому себе.