ГЛАВА 1. Самец и самка. Биологическая эволюция отношений


...

1.2 Первобытное стадо. Структура иерархии и набор стадных инстинктов. Структура межполовых отношений

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках. Мужчины — наоборот.

Марина Цветаева

Пока наши предки были еще относительно низкоразвиты, не обладали эффективными орудиями труда, оружием, приемами охоты, не знали земледелия и скотоводства, уровень сытости и безопасности их существования ничем не отличался от животного. Они точно так же гибли в зубах хищников, зависели от колебаний численности дичи и урожая диких съедобных плодов и кореньев. Балансировали на грани жизни и смерти, участвуя в великом природном конвейере борьбы за выживание наравне с другими видами животных. Тогда человеческое сообщество почти ничем не отличалось от стаи обезьян. Во главе стада — вожак, самый сильный и агрессивный самец. Он доминировал над всеми остальными членами стада. Остальные самцы выстраивались по своему положению в виде пирамидальной иерархической структуры. Формировалась эта структура в постоянных жестоких стычках, конфликтах самцов между собой. Однако ввиду отсутствия эффективного естественного оружия (клыки, рога, копыта) эти конфликты редко приводили к гибели конфликтующих. По этой же причине был невозможен уход из стада отдельного человека, пары или даже небольшой группы. В окружении дикой природы отдельный практически безоружный человек, не обладающий ни скоростью, ни клыками, ни рогами, становился легкой добычей хищников. А так как естественная убыль численности стада была примерно равна приросту, то и количество таких стад в природе не особенно росло. И, разумеется, образ существования людей, аналогичный существованию животного стада, привел к тому, что врожденные инстинктивные программы в человеческом мозгу (на техническом сленге — «прошивка») практически не отличались от инстинктивных поведенческих программ остальных видов стайных животных. Разумеется, эта «прошивка» никуда не делась и сегодня. И попав в такие же условия, какие существовали в древние времена, а именно группа не отягощенных воспитанием людей в условиях дефицита благ и невозможности выйти из группы, человеческое существо начинает жить в полном соответствии с этой инстинктивной программой. Образуется животное стадо во главе с самым агрессивным хитрым и наглым самцом и жесткими конфликтными отношениями внутри пирамидальной иерархии. Примеры таких сообществ — детские дома, места лишения свободы и призывная армия («дедовщина»).

Положение же самки в таком стаде в силу вышеописанной видовой человеческой специфики было уже не полностью таким же, как в стае животных. Общим было то, что самки предпочитали совокупляться с самыми сильными и агрессивными самцами. Именно эти самцы являлись в окружении дикой природы самыми жизнеспособными, племенными. От них же рождалась большая часть потомства. Естественный отбор — закон природы, никуда от него не денешься. Однако повторимся, самка была гораздо менее жизнеспособна и не в состоянии самостоятельно прокормить потомство. А хитрый сильный конфликтный самец был гораздо более озабочен удержанием своего привилегированного места в стадной иерархии, чем заботой о самках и потомстве. Да и самок у него слишком много. И потомства — большинство детенышей стада. Поэтому возникла система поощрения самцов сексом, при которой самец рангом пониже вожака, среднеранговый самец, мог также заслужить благосклонность самки, поделившись с ней добычей. Добычливость в этом случае являлась критерием жизнеспособности. То есть существовал своеобразный рынок предоставляемых самками сексуальных услуг. Стоимость секса для самца зависела как от размера оплаты, так и от его положения в иерархии. Вожак спаривался с самками бесплатно. А низкоранговый даже за плату, в тех редких случаях, если было чем заплатить, не имел шанса на спаривание вовсе. (Заметим кстати, что корни современной проституции не столько социальные, сколько биологические, инстинктивные. Поэтому и все попытки борьбы с нею никогда не приводили к полному ее искоренению.)

Вместе с тем и вожак, и другой, следующий за ним по рангу сильный хитрый конфликтный самец и сам более добычлив, и может вдобавок еще и отобрать добычу у слабого. Следовательно, для самки именно он является наилучшим источником ресурсов. Он также может отогнать от самки слабого низкорангового самца, совокупляться с которым самка не хочет. Поэтому самка старалась добиться эксклюзивного кормления и защиты именно этим, особо ценным самцом, отогнать от него соперниц, привязать его к себе сильнее и сексом, и ритуальным кормлением какими-нибудь особенно вкусными плодами, добытыми ею в процессе собирательства, и прочими доступными ей методами. И самка, чтобы справиться с этой задачей, будучи слабой, стала хитрее самого хитрого самца. Всем нам, к примеру, знакомы эротические женские фишки, когда женщина передает в виде поцелуя изо рта в рот мужчине какую-нибудь вкусную ягоду. Это — древний животный ритуал, присущий многим приматам. Так зародилась парная структура человеческого общества. Однако, в условиях стада пара обычно существовала лишь до тех пор, пока детеныши не получали некоторую самостоятельность. Отголоски тех далеких времен мы можем наблюдать и в наши дни. Например, если посмотреть на статистику, то видно, что пик разводов приходится на 4 года после свадьбы. Трехлетний ребенок уже может самостоятельно передвигаться и принимать пищу.

Стариков в стаде не было. Как только особь начинала слабеть, она скатывалась на дно иерархии и съедалась хищниками. Стареющие особи и низкоранговые самцы служили буфером между агрессивной внешней средой и репродуктивной частью стада.



ris4.jpg

Рис. 4. Иерархическая структура первобытного стада вместе с половыми подструктурами. Стрелками показаны отношения власти и влияния.