ГЛАВА 1. Самец и самка. Биологическая эволюция отношений

Из разговора Бога с Адамом:
— Тебе что, ребра жалко?

— Да нет, просто какое-то
нехорошее предчувствие…

Анекдот


1.1 Эволюция вида и врожденные инстинктивные программы поведения

Чем больше смотришь на людей,
Тем больше нравятся собаки.

Армейская поговорка

Рассмотрим сначала составляющую № 1, то есть разберемся в отношениях мужчины и женщины как самца и самки нашего биологического вида. Давайте посмотрим, а что собственно представляют из себя с биологической точки зрения люди, общество и по каким законам природы они живут. Для наглядности мы будем иллюстрировать наш рассказ рисунками-схемами.


ris2.jpg

Рис. 2. Условные обозначения на рисунках-схемах.


Заглянем на несколько сотен тысяч лет назад. Нижний палеолит. В те далекие времена, когда только начинал формироваться наш биологический вид, и в мозгах наших далеких предков, гоминид, «прошивались» инстинктивные программы поведения. Специфическими особенностями всех видов людей являются прямохождение и большой размер головного мозга. Другими словами, так как передние конечности предназначены для специальных целей — использования и производства орудий труда и оружия, то человек уже не мог их полноценно использовать для передвижения. Поэтому он уступал в скорости и ловкости остальным животным. Чтобы скомпенсировать этот недостаток и выжить, человек должен был иметь некое преимущество в чем-то ином. Таким преимуществом являлся мощный человеческий мозг. Он позволял человеку иметь гораздо больше вариантов поведения. Например, использовать большее количество охотничьих приемов, запоминать их и обучать им соплеменников, быстро усваивать, использовать и передавать информацию. А также изготавливать и применять простейшие орудия труда и оружие. Однако за все нужно платить. И большой размер головного мозга повлек за собой чрезвычайно продолжительный срок внутриутробного, а также последующего развития и обучения потомства. Кроме того, трудность прохождения родовых путей вместилищем мозга, крупной головой ребенка, обусловила необходимость уширения таза человеческой самки, что сделало ее еще менее ловкой и быстрой. Удлинение же срока развития и обучения потомства сделал самку в очень большой степени и на очень большой срок привязанной к детенышам. Следовательно — в значительной степени беспомощной и неспособной на самостоятельное существование в окружении полчищ кровожадных саблезубых тигров, пещерных медведей и иных опасностей дикой природы.



ris3.jpg

Рис. 3. Гибель человеческой самки и потомства без человеческого самца.


Итак, сформировались значительные анатомические различия между самцом и самкой человека разумного. Это в свою очередь привело к достаточно узкой специализации самца и самки, четкому разделению их ролевых функций в социуме. Самка оказалась ориентированной на выкармливание и сохранение потомства. Самец — на их обеспечение и охрану.

Мощный головной мозг дал нашим предкам огромное преимущество по сравнению с другими животными. И люди, научившись в конце концов изготавливать оружие и пользоваться огнем, стали благополучно размножаться, осваивая все новые и новые территории. Биологическая эволюция человека пошла очень быстро (как и почему — покажем позже). Настолько быстро, что инстинктивные программы, требующие для своего изменения значительного эволюционного периода, не успевали меняться полностью. Поэтому у современного человека встречаются и чисто животные инстинкты, характерные для различных видов стайных животных, и специфические человеческие инстинкты. Да вот, покажем это хотя бы на примере такой простейшей, и в то же время основной для любого живого организма вещи, как прием пищи. Мы приглашаем делового партнера на обед в ресторан, чтобы обсудить в неформальной обстановке важный вопрос. Когда к нам приходят друзья или любимый(ая), мы обязательно их угощаем. К чему бы это? Почему именно угощаем пищей, а не усаживаем, к примеру, на унитаз? Не задумывались? А все просто. Живет в нас дремучий животный инстинкт, который диктует нам правило бытия: делиться пищей можно только со своими. Доступ к добыче в животном мире имеют только члены своей стаи. Остальные — отгоняются. Ибо пища — основа выживания. Поэтому, чтобы установить доверительные отношения, мы и устраиваем совместную трапезу. Используем живущий в нас инстинкт. То же самое — с алкоголем. Или с трубкой мира индейцев. Жестокий закон джунглей, записанный глубоко в нашем мозгу, гласит: «Расслабиться можно только среди своих». Ибо если расслабишься среди чужих — разорвут. Это — тоже животный инстинкт. Знакомые всем фразы: «пойдем, покурим» или «да он свой в доску, мы же пили с ним вместе» имеют смысл подчеркивания доверительности отношений методом совместного расслабления. То же самое — с огнем. Но это уже не животный, а специфический человеческий, более молодой инстинкт — общность огня. Вокруг огня в пещере собиралось племя. Только свои. Поэтому, встречаясь с близкими людьми, мы обязательно что-нибудь зажигаем. Свечи, камин, костер, мангал, барбекюшницу. Должен быть открытый огонь, который производит на нас «магическое» действие, сближая, завораживая, создавая ощущение покоя и безопасности. А иногда мы объединяем все это в одну кучу и устраиваем с друзьями шашлыки (барбекю), где есть и еда, и алкоголь, и огонь. Тогда параллельно, усиливая друг друга, работают и человеческие, и более древние животные инстинкты. И иногда такое совместное расслабление человеческих особей выливается даже в дикие пляски в лесу вокруг костра, если алкоголя достаточно, чтобы сознание отключилось окончательно и работали только инстинкты. Точь-в-точь, как десятки тысяч лет назад. Кстати говоря, разум вообще чаще всего занимается лишь обслуживанием инстинкта. Например, в случае опасности инстинкт самосохранения с помощью эмоции (страха) диктует человеку, что нужно спасаться. А разум всего лишь обслуживает это принятое инстинктивное решение, соображая как именно спасаться и куда именно прятаться.

И точно так же, именно работой инстинктов определяются отношения между мужчиной и женщиной. Например, первобытный инстинкт размножения молодой и неопытной еще девушки (молодой половозрелой самки человека разумного) определил, что данный «крутой» (то есть демонстрирующий высокий первобытный ранг) юноша (молодой половозрелый человеческий самец) жизнеспособен (по понятиям каменного века). Следовательно, его гены должны быть обязательно переданы потомству. Тогда инстинкт включает у девушки эмоциональное состояние, широко известное в народе под названием «любовь», которая должна заставить данную самку принести потомство именно от этого самца. Рассудок, разумеется, тут же отключается, чтобы не мешался. Либо переключается на обслуживание инстинкта, обосновывая уже принятое инстинктом решение: «я буду с ним потому, что он хороший пацан, у него классный мотоцикл, и он потом бросит пить, воровать и буянить». А голос разума окружающих: «да очнись ты, он же полный придурок и неудачник, тюрьма по нем плачет, останешься одна с трудным ребенком на руках без средств существования», как и любые другие факторы, мешающие реализации инстинктивной программы, полностью игнорируется либо агрессивно подавляются. «Любовь может свернуть горы», так кажется нам в этом состоянии, хотя по факту чаще оказывается, что можем мы только наломать дров. Знакомая ситуация, не правда ли?

По большому счету, человек, управляемый древними инстинктами, подобен старому глючному компьютеру, в котором параллельно работают как убогие древние программы, так и конфликтующие с ними более современные. Рассудок также пытается то препятствовать работе врожденных программ, то обслуживает их. Все это дает постоянные сбои, зависания и требует постоянной наладки и корректировки. «Любовь зла, полюбишь и козла», — гласит народная мудрость. Собственно, этой теме и посвящена наша книга. Объяснению взаимоотношений полов в контексте работы древних инстинктов. Вы увидите, как те вещи, над которыми мы всю жизнь ломали голову, станут просты и понятны. Влияние очень древних животных инстинктов уровня первобытного стада на отношения между полами в процессе выбора партнера очень подробно и обстоятельно описано этологом А. Протопоповым. Поэтому мы здесь лишь кратко изложим содержание его исследования, а основной акцент сделаем на роли более молодых специфических человеческих инстинктов и культурных традиций. Особенно нас будут интересовать инстинкты, управляющие поведением мужчины и женщины в паре. А парное сосуществование полов у человека существует уже достаточно давно для того, чтобы закрепиться, хоть и не сильно, в инстинктивных поведенческих программах. И разумеется, закрепилось. Например, внутри любой предоставленной самой себе группы, состоящей из мужчин и женщин, спустя некоторое время обязательно образуется достаточно большое количество стабильных пар. Это — инстинктивное поведение. При этом параллельно работают и описанные Протопоповым животные стадные инстинкты. Например, несмотря на существование устойчивой пары, люди могут иметь множество сексуальных партнеров на стороне.

Инстинкты существуют в наших с вами головах не по отдельности, они связаны и постоянно взаимодействуют друг с другом. То есть образуют единую программу инстинктивного поведения. Подобным образом известная всем операционная система Windows, установленная на вашем персональном компьютере, состоит из множества программ, взаимодействующих и друг с другом, и с системами самого компьютера. Однако ученые для удобства изучения условно делят эту единую инстинктивную программу, управляющую человеческим поведением, на отдельные блоки. Например, инстинктом самосохранения называется блок поведенческих программ, которые отвечают за безопасность человеческого существа. Половым инстинктом или инстинктом размножения называется блок поведенческих программ, которые отвечают за процесс размножения. Иерархическим инстинктом — за соперничество особей внутри группы и управление. И так далее. Но, повторимся, деление это условно.

Инстинкты управляют поведением человека, воздействуя на него с помощью специфических состояний — эмоций и желаний. Если у вас возникло какое-либо желание или эмоция, то не сомневайтесь — это вами управляет инстинктивная программа, доставшаяся вам от ваших далеких пращуров. Например, если вы захотели заняться сексом с женщиной, то будьте уверены, что вами управляет половой инстинкт. А если вы чувствуете злость на своего начальника, то это, несомненно, работа вашего иерархического инстинкта.

Одни и те же инстинктивные программы у разных людей действуют с различной интенсивностью. Например, в ситуации, когда женщина приказывает своему мужу прекратить половой акт, у разных мужчин может быть различная реакция. У одного мужчины половой инстинкт окажется сильнее инстинкта самосохранения, мужчина не сможет остановиться и будет посажен в тюрьму за «супружеское изнасилование». У другого же мужчины инстинкт самосохранения может оказаться настолько сильнее полового инстинкта, что полностью отключит механизм эрекции, и мужчина с перепугу станет импотентом.

Психология bookap

Наличие взаимодействующих друг с другом и порождающих гамму эмоций инстинктов разного уровня и разных групп, а также разума и культурных традиций сильно разнообразит, то есть вносит дополнительную путаницу в наше поведение, делая его на первый взгляд таким противоречивым и трудно анализируемым. Но это только на первый взгляд. Если знать эволюционную историю нашего вида, то разобраться проще простого. Например, мы знаем, что на разных этапах эволюции человек был невооруженным, слабо вооруженным и сильно вооруженным видом. Каждый этап закрепился в виде инстинктивной поведенческой программы, управляющей человеком с помощью эмоций. И когда человек попадает в условия, идентичные тем, в которых формировалась поведенческая программа, она тут же включается. Когда я иду без оружия по дикому лесу, в котором водятся хищники, я чувствую опасность, страх, ощущаю себя беспомощным объектом охоты, потенциальной жертвой. Стараюсь не шуметь, держать ухо востро и избегать опасных мест. Если на глаза попадается хорошая палка, то инстинктивно беру ее с собой. С ней я чувствую себя уверенней. Если у меня есть палка или охотничий нож, то я ощущаю себя в безопасности и чувствую готовность отразить нападение. Стараюсь шуметь, чтобы издалека отпугнуть хищника, показать, что я не добыча. Если у меня есть ружье, то я уже ощущаю себя опасным хищником. Моя походка автоматически становится крадущейся, органы чувств сканируют пространство в поисках жертвы. Особенно остро я почувствовал эту перемену состояния, когда первый раз прогулялся с ружьем по тайге. В трех описанных ситуациях работают три инстинктивные программы разного уровня, имеющиеся в человеческой «прошивке».

Итак, продолжим распутывать этот интереснейший клубок. Тянем дальше за уже ухваченную нами ниточку — биологическую эволюцию нашего вида. Рассмотрим в свете работы древних инстинктов систему отношений между людьми. Биологической единицей (единицей способной к самостоятельной жизни и размножению) на протяжении всего эволюционного периода являлось сообщество особей, включающее мужчин и женщин, в зависимости от стадии развития, размера и иерархической структуры называющееся стадом, племенем, кланом или семьей.