ГЛАВА 2. Мужчина и женщина. Биологическая история цивилизации


...

2.12 Издержки цивилизации

У купчихи есть муж для обеспечения, приказчик для тела и гусар для души.

Старая поговорка

Несмотря на очень высокую эффективность демократического общества с его активным и ответственным низкопримативным средним классом, неестественность его инвертированного состава несказанно усложняет отношения между полами. Дело в том, что самочный инстинкт женщин, сформировавшийся за миллионы лет эволюции биосферы планеты, естественно, остается неизменным. Он не знает, что генетически перспективным и успешным самцом теперь является умный купец, имеющий свой флот, или программист в очках. Для самочного инстинкта генетически перспективным по-прежнему остался агрессивный неуправляемый самец. Как-то раз я спросил у одной девушки: «Почему тебе не нравятся хорошие порядочные парни, а нравятся буйные недоумки?» «Потому, что с ними кайф», — не задумываясь ответила она. Ну что же, теперь мы перестанем удивляться, почему школьницы влюбляются в хулиганов двоечников, игнорируя умных положительных одноклассников, которые объективно и лучше, и интереснее, и перспективнее…

Чтобы уберечь молодую женщину от неправильного выбора ее самочного инстинкта, в сбалансированных культурах молодые пары формируются старшим поколением, чаще всего — родителями, руководствующимися тем же принципом, что и при селекции животных — отбор по жизнеспособности и продуктивности. Такое образование пар не «по любви», а по «родительскому благословению» веками позволяло поддерживать качество человеческого материала на достаточно высоком уровне, хотя и требовало некоторых эмоциональных издержек. Такая практика широко существовала и в дореволюционной России.

Современные цивилизованные женщины с самочным инстинктом, не удовлетворенным «качеством» соплеменных самцов, предпочитая их в качестве мужей и спонсоров, эмоций и секса зачастую добирают с мужчинами с преобладанием высокопримативной крови. Классикой стал, например, секс-туризм россиянок в Турцию. Во времена Советского Союза женщины с той же целью ездили на Кавказ. Достаточно посмотреть, какими глазами пожирают белые женщины негров в стриптиз-барах и клубах, чтобы все понять. И действительно, во всем их облике, осанке, походке, выражении лица, внутренней уверенности в себе, фигуре, манере держаться образ сильного первобытного самца угадывается гораздо в большей степени, чем в озабоченном облике неуверенного в себе белого мужчины.

Женщине цивилизованного общества оказывается очень непросто найти мужчину, который являлся бы сильным самцом в первобытном смысле и одновременно в современном, да еще имел бы возможность и желание обеспечивать женщину и детей. Таких в реальной жизни просто не бывает, это совершенно разные мужчины с противоположными взаимоисключающими свойствами. Несостоявшиеся вожди древних племен, те самые хулиганы и двоечники, в которых влюбляются девочки в школе, в современном обществе становятся чаще всего уголовниками или алкоголиками. И если и сохраняют сексуальную привлекательность для простых высокопримативных женщин, то уж точно не имеют ни желания, ни возможности их обеспечивать. А успешные специалисты и менеджеры с большими доходами не имеют той агрессивности, неуправляемости и независимости, которая является для самочного инстинкта критерием сексуальной привлекательности и генетической перспективности. Сидящая в современной женщине первобытная самка бракует высокорангового низкопримативного мужчину, воспитанного управляемым винтиком общественной системы, то есть обладающим признаками низкорангового. Рассудок же бракует высокорангового высокопримативного — уголовника или алкаша. В крайнем случае — шофера с низкой зарплатой. Женщина в матриархальном капкане разбалансированного социума мечется между рассудком и инстинктом, не в состоянии сделать выбор и бракуя практически всех мужчин.

Поэтому современные женщины зачастую достигают своего идеала не путем нахождения единственного мужчины, удовлетворяющего все их потребности, а путем подбора для себя как они это называют, «комбинированного мужчины» в нескольких лицах. Один обеспечивает интеллектуальные и духовные потребности («с ним интересно»), другой — сексуальные потребности («с ним — классный секс») третий — материальные («мой козел») четвертый — эмоциональные («любимый»). Второй и четвертый чаще всего совмещены.

Все это дезориентирует самочный инстинкт женщин, блокирует их репродуктивную функцию, переводит в режим доминирования. В результате в цивилизованном обществе возникает сильная матриархальная тенденция и демографический кризис. Особенно это усугубляется наличием эффективной контрацепции.


Итак. С укрупнением, развитием и старением социума нарастает трудноустранимое противоречие. С одной стороны интересы социума требуют ослабления мужчины по сравнению с его «диким» предком. С другой — это ослабление снижает его привлекательность для женщины в качестве сексуального партнера и отца детей а также облегчает женское доминирование. В конце концов, наступает момент, когда это противоречие становится настолько глубоким, что компенсационные механизмы не справляются, общество скатывается в матриархат и демографический спад, деградирует и вымирает.