ГЛАВА 2. Мужчина и женщина. Биологическая история цивилизации


...

2.10 Вожак и социум

Кто способен управлять женщиной, Способен управлять государством.

Оноре де Бальзак

Мы видим, что власть меняет людей. Люди, поднявшиеся на самую вершину даже небольшой иерархической пирамидки, становятся иными. Они иначе относятся к прежнему окружению, забрасывают старых знакомых, у них обнаруживаются качества, черты характера, которые мы не замечали раньше. Мы считаем, что власть их испортила и развратила. Это не совсем так.

Иерархический инстинкт приводит психику человека в соответствие с его позицией в иерархии. Мы говорили об этом раньше. Функция управления группой не может быть не заложена в наборе инстинктов каждой особи. Правда, в различной степени. Если особь находится на нижних уровнях иерархической пирамиды, то функция руководства не востребована, инстинкт дремлет, индивид обладает качествами низкорангового. Но как только его позиция в иерархии изменяется, набор качеств изменяется на характерный для высокорангового. Проще всего такую метаморфозу наблюдать в армейских частях в условиях «дедовщины» во время призыва. Поколение «старослужащих», среднеранговых и даже высокоранговых рабовладельцев демобилизуется. Освободившиеся верхние позиции в стадной иерархии тут же занимают вчерашние низкоранговые рабы младшего призыва и практически мгновенно становятся такими же жестокими среднеранговыми доминирующими рабовладельцами, угнетая новое поколение призывников. В течение недели самоощущение и поведение людей изменяется полностью. Просто выключается одна инстинктивная программа и включается другая.

А как только индивид поднимается на самый верхний уровень иерархии, занимает место на вершине, то есть именно носителя верховной власти (царя, короля, хозяина фирмы), а не передатчика власти (министра, начальника), происходит еще одна метаморфоза. У него включается инстинкт вожака. Он становится иным существом. Он чувствует свою пирамиду, людей, которые ее составляют, их жизнь, интриги, отношения, мысли, поступки, а также материальные и финансовые структуры пирамиды практически как продолжение своего организма. И свою ответственность перед этой частью себя. И разумеется, у вожака обостряется способность манипулировать, управлять людьми. А также принимать полезные для подвластной ему иерархии решения. Внешне все это может выглядеть как сверхинтуиция, мудрость и прозорливость властителя.

Поэтому в большинстве человеческих культур во все времена присутствует фигура верховного властителя. Царь, король, президент, премьер и т. п. На ранних стадиях развития цивилизации в не слишком крупных пирамидальных социумах от инстинкта вожака было больше пользы, чем вреда от издержек абсолютизма. Поэтому наверху небольшого пирамидального социума выгодно было иметь не наместника-временщика, а именно царя или короля, то есть хозяина, чувствующего личную ответственность за страну, которую он оставит своим детям в наследство. Однако, если социум очень велик, то верховный правитель становится слишком неуязвим. И в случае явной неадекватности действий верховного правителя, свергнуть его (другими словами, заменить в аварийном режиме) весьма затруднительно. Кроме того, правитель очень крупного социума часто не в состоянии его контролировать. Поэтому у него не включен инстинкт вожака. И вот такой правитель с отключенным инстинктом вожака и работаюшими инстинктами среднерангового, или даже низкорангового, становится либо тираном, либо сатрапом, либо деспотом. Да еще и практически неуязвимым при этом. Для социума в целом это обычно имеет катастрофические последствия. Примеры — Калигула, Нерон, Мао, Сталин, Гитлер и т. д. Поэтому в крупных современных социумах верховному властителю доверяют только исполнительную власть. И то ненадолго. Денег — обычно не доверяют. Их делят парламенты.

Если инстинкт вожака включается у индивида уже на уровне передатчика власти, то мы говорим, что у него "талант руководителя".

Вожак навсегда, необратимо остается иным. И своим среди своих будет только в среде таких же, как он. Царей пирамидок и пирамид. И внутри чужой пирамидки будет уже не на своем месте. Либо своя пирамидка, пусть даже небольшая, либо одиночка. Поэтому те, кто не знает, что такое инстинкт вожака, говорят, что власть сладка, что она затягивает.

Пирамидальная иерархия самцов держится на системе подчиненности. На страхе (видение опасности, исходящей от соперника), уважении (признание положения высшего или равного самца в иерархии) и конфликтности (агрессивности). Сообщество самок держится на взаимном манипулировании. Поэтому вожак, чтобы не терять контроль над ситуацией, сам является неплохим инстинктивным манипулятором. Кстати, на способность мужчины манипулировать женщины реагируют однозначно как на признак высокорангового самца, вожака. Инстинкт самки срабатывает четко: «Раз манипулирует, значит — вожак». Поэтому таких мужчин женщины любят. И у женщин практически отсутствует иммунитет против манипуляций. Они легко ловятся на собственные приемы. Это легко объяснимо. Женское сообщество племени или стаи обязательно должно контролироваться вожаком. У вожака напротив, есть иммунитет против манипуляций, так как его решения должны быть максимально адекватны. Вожак мыслит собственными интересами и интересами его стаи. Женщины мыслят собственными интересами и интересами детенышей. Среднеранговые и низкоранговые мужчины мыслят навязанными им схемами. Что полностью соответствует их взаимному положению и взаимоотношениям в иерархии.

В разбалансированном, деморализованном социуме, мужчина с активным инстинктом вожака может стать маленьким тираном у себя в семье и даже жить за счет женщины, паразитируя на ее любви.

Психология bookap

Инстинкт вожака неразрывно связан с инстинктом территории. Самец без своей территории, без контролируемого им охотничьего участка полноценным самцом не является. Поэтому если у мужчины есть пусть небольшой, но собственный бизнес, отдельный дом или участок земли, то это воспитывает в нем ответственность и сильно облегчает включение инстинкта вожака. Поэтому же в обществах, где мужчина лишен частной собственности, либо его собственность легко отнимается женщиной или государством, у мужчины инстинкт вожака не включается. Например, в России, мужчина на протяжении столетий лишен гарантий прав собственности. Поэтому значительная часть мужчин являются слабыми, вялыми и безответственными. Инстинкт вожака в них заблокирован низким фактическим рангом в иерархии. Работает набор инстинктов низкорангового или среднерангового самца. Как следствие, мужчины низко ценят свою жизнь, не следят за здоровьем, пьют, безынициативны и даже не доживают в среднем до пенсионного возраста.

Если инстинкт вожака включается слишком рано, еще у ребенка, то этот ребенок становится «трудным». Любое покушение взрослых на его независимость вызовет конфликт. Он — вожак, и никто ему не указ. В школе он соберет под собой стаю низкоранговых высокопримативных детей и будет в ней царствовать, портя кровь педагогам и родителям. Поэтому в сбалансированных культурах с детьми не заигрывают, а держат их в строгости в самом низу иерархии. Но по окончании обучения и воспитания их переводят в иерархию взрослых на позицию среднерангового. Социуму крайне невыгодно, чтобы член общества остался пассивным и безответственным низкоранговым. Этнографам известны всевозможные ритуалы «посвящения в мужчины». Да, в общем, любое повышение человека в иерархии делается «торжественным». То есть сопровождается ритуалом. С помощью ритуала повышают самооценку молодого человека и включают блок инстинктов среднерангового. С присущей этому блоку ответственностью и активностью. Теперь пусть включается и инстинкт вожака, раз человек уже воспитан. Получится отличный руководитель. Только польза будет.