ФИЛОСОФИЯ БАБСТВА

Стократ блажен, кто предан вере,
Кто, хладный ум угомонив,
Покоится в сердечной неге,
Как пьяный путник на ночлеге,
Или, нежней, как мотылек…


Пушкин

Когда б не смутное влеченье
Чего-то жаждущей души,
Я здесь остался б — наслажденье
Вкушать в неведомой тиши:
Забыл бы всех желаний трепет,
Мечтою б целый мир назвал -
И всё бы слушал этот лепет,
Всё б эти ножки целовал…


Пушкин

Зачем крутится ветр в овраге,
Подъемлет лист и пыль несет,
Когда корабль в недвижной влаге
Его дыханья жадно ждет?
Зачем от гор и мимо башен
Летит орел, тяжел и страшен,
На черный пень? Спроси его.
Зачем Арапа своего
Младая любит Дездемона,
Как месяц любит ночи мглу?
Затем, что ветру и орлу
И сердцу девы нет закона.


Пушкин

Женись несмотря ни на что. Если попадётся хорошая жена, то будешь счастливым, если плохая — станешь философом.

Сократ


ris28.jpg

Что может дать нам знакомство по объявлению — если подойти к делу правильно? Во-первых, благодаря такой школе общения и знакомств приобретается опыт поистине невероятный. Сам жанр провоцирует постоянно напрягать мозги и пытаться уже по первым фразам понять, с кем имеешь дело — хотя бы ради экономии личного времени. Может дойти до того, что уже по тому, как с нами здороваются, мы в подавляющем большинстве случаев можем определить, что это за девушка, какое у неё образование, общие черты характера… Например, волнуется она, или нет (мне нравились те, кто волнуется). Здороваться тоже можно по-разному. «Здравствуйте», «привет», «хай» — это ведь разные вещи, и выяснилось, что девушки, принадлежащие к одному и тому же типу, здороваются сходным образом, и даже имеют сходные интонации речи. Такое их корпоративное сознание, что ли… Да и последующее фразы в большинстве случаев оказывались чрезвычайно показательными.

Более того. Можно обрести возможность заранее предугадать, как будут развиваться в той или иной ситуации наши отношения, и даже на какой стадии они «загнутся», если у дамы окажется та или другая черта характера, и как именно эта черта будет взаимодействовать с такой-то нашей чертою… Не верите? А вот попробуйте, пройдите через то же самое — тогда и поговорим. Так или иначе, но иллюзия эта является весьма устойчивой — а кое-что на практике удалось и проверить… Во-вторых, очень быстро пройдут наши роковые заблуждения, когда мы думаем, что можно завести роман со сверстницей (то есть дамой примерно 35 лет). Некоторые полагают, что такая женщина будет лучше меня понимать, — за счёт большого личного опыта, сходства мировоззрения, принадлежности к одному поколению, и так далее. Уверяю вас, нет. Я был просто ошеломлён, когда убедился, насколько сильно меняет женщин возраст. Женщина в 17 лет, в 27 лет и в 37 — абсолютно разные люди, с разным отношением к миру, к вещам и в первую очередь, к мужчинам. В первых моих объявлениях указывался возраст «до 30-ти», затем цифра опустилась до 28, 27, затем резко перескочила до 24-х… И когда я убедился, что всё равно будут звонить тридцатилетние, заявляя «да я же выгляжу от силы на 24», то перед цифрою появились слова «строго до», и это, знаете ли, сразу подействовало…

Мужики, не воспринимайте всерьёз, если за вашу приязнь к молодым девушкам со сдержанными манерами вас обвинят в «стереотипности»! Не дайте себя обмануть, не дайте запудрить себе мозги! Ибо в действительности это не так. С возрастом нормальный человек не нуждается уже в поверхностном самоутверждении и обычно начинает любить то, что именуется «классикой» — например, не попсу, но спокойную музыку с выраженной мелодикой или интересными музыкальными идеями, не стекло, металл и пластик в меблировке, но натуральное благородное дерево, не тупой чатовский трёп, но живое общение, не «сексапильность» и легкодоступность, но чистоту души и хорошие манеры, не виртуальную «любовь», но подлинные чувства, взаимопонимание и хорошее, тонкое общение, и даже не куцый и простонародный формат MP3, но настоящий, глубокий, естественный и сочный аналоговый звук, который и льётся сейчас из великолепных «Beyerdynamic 990 Pro»… Поверьте: все эти ценности — никакой не «стандарт», не «шаблон», и не «стереотип», но старые, проверенные временем, опробованные другими людьми, традиционные вещи. Не стыдитесь своего хорошего вкуса. А лучше присмотритесь-ка повнимательнее, кто вас обвиняет. Недозрелые юнцы, да обозлённые на весь мир феминизированные дуры… Как пить дать, они будут говорить нечто в этом духе! Итак, вот вам ещё один неопровержимый признак «дамы со сложностями» — человека с нормальным вкусом она будет обвинять в «стереотипности». Ну разумеется! Поскольку она со своим «необычным» характером куда как далеко выходит за рамки нормальности. И вообще: стереотипы ругают только дуры, поскольку «стереотипная» женщина — означает нормальная.

Неприятие образа сильной, волевой, независимой женщины не доказывает ещё нашу слабость. Она скорее подчёркивает то, что мы ценим слабость в женщине. И вообще — именуя нормальную мужскую разборчивость «комплексом неполноценности», женщина постепенно убивает в нас мужчину, программируя нас на тотальное неумение выбирать подходящий для нас образ. Не понимаю — почему нужно стыдиться своего вкуса?

Это жестоко, это может быть нехорошо, но женщина интересна, когда она молода, чиста, свежа, и не озлоблена на всё человечество. И в первую очередь — невинна. То есть находится в возрасте до 20–23 лет. Потеряв физиологическую невинность им почему-то очень трудно сохранить чистоту в душе — хотя и такое тоже иногда встречается. В-третьих, мы обычно романтизируем женщин. Например, полагаем, что они могут оценить настоящую любовь. Тем не менее, это неверно. Женщины ценят в первую очередь силу, а потом уже всё остальное. На схожую тему есть довольно неплохая статья — «Почему хорошие парни спят одни» (http://www.menshealth.com.ru/topic/relations/671.xml). Кстати, и Пушкин писал: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей»…

Если вы соберётесь воспользоваться моим опытом знакомства по телефону, то обязательно учтите следующее. Нужно обязательно указать, что ваше объявление — специально для девушки, которая никогда ещё не знакомилась по объявлению. Такая вставка гарантированно отсечёт большую часть потока тех убогих дам, которые по объявлению знакомятся постоянно — это хобби у них такое. Понимаете ли вы, что означает «обработать» несколько сотен лишних звонков?! Кроме того, эта фраза может пробудить у какой-то девушки, которая и впрямь не знакомилась, самые что ни на есть возвышенные переживания: «А может, он как раз меня и ищет?» — и в дальнейшем нужно будет её всего лишь не разочаровывать… Наконец, теперь совсем легким оказывается «вычислить» девушку, которая по объявлениям не знакомилась никогда. В самом начале разговора она обязательно спросит почти растерянно: «Но я никогда не знакомилась по объявлению… А почему здесь стоит эта фраза?» Если же не спросит — то с ней всё ясно: она «в теме», и её следует посылать туда же, куда и наркоманку. Знакомство по объявлению — это почти наркотик. Нет, пожалуй, куда хуже…

Кроме того, почти все они (кроме тех, кто по объявлениям уже знакомился) зададут вам почти один и тот же вопрос: «Зачем Вы подали это объявление?» В таких случаях следует без запинки отвечать, что не любите знакомиться на улице. Но дело в том, что всякую женщину пожизненно преследует почти гамлетовский вопрос: «А что он обо мне подумает? Не решит ли он, что я, чего доброго, вешаюсь ему на шею?» Чтобы успокоить таковые переживания нужно сразу же продолжать нести всякую лабуду по поводу того, что такое знакомство куда приличнее, чем уличное, и что нужно же предварительно узнать другого человека — и это опять-таки была правда сущая… То, что вслед за этим вам зададут вопрос — «а много ли вам пишут?» — можете не сомневаться. Многократно проверено… Имейте в виду: в момент задавания женщиной именно этого вопроса все силы её как бы уходят в интуицию, а эта последняя у них — страшная сила, прямо как ихняя красота (которая до сих пор благополучно спасала мир от «дурной» моды на интеллектуальное развитие)… Именно интуиция говорит женщине, что та права, даже если это не так. Иначе говоря, вас глубочайшим образом изучают — что именно хотите вы от прекрасного пола. Скажу заранее, что, каков бы ни был ваш ответ, женщины всё равно учуют правду. Так они устроены. Они получают информацию не из слов, но из интонаций речи и, самое главное — из длины пауз между словами, в которых, по мнению некоторых, и выражает себя наша душа. А потому, если вы заинтересованы просто «снять» кого-то на ночь, а её заверяете, что ищете «любовь до гроба» — она всё равно вам не поверит. Даже и не пытайтесь.

Вообще, для достижения низменных своих целей я изобрёл четыре основных вопроса, ответы на которые выдавали мою собеседницу с головой. Самое же главное — внешне они выглядели, как простое течение беседы, а не коварно скрытый тест. Первый вопрос — каков её идеал мужчины? Большинство почти всегда отвечало откровенно — почему спокойно как неподходящие «кандидатуры» и отметалось. Следующий — кто её родители (и чем они занимались до 17 года:)? Затем — как она любит проводить свободное время? Это вопрос был совершенной находкой для шпиона, так как позволял мгновенно выделить нужный тип. И вопрос последний — кем были её предыдущие мужики? Тут большинство обычно настораживалось, и приходилось рассыпаться в извинениях, что мол, помилуй Бог, меня не интересует, какие у вас были отношения и почему вы расстались (замечательно, что некоторые тут же сознавались, что и не расставались вовсе) — мол, меня всего лишь интересует, чем он занимался, типа вдруг на его фоне я окажусь неинтересным… Вопрос этот ценен ещё и тем, что если дама говорила, что идеал мужчины такой-то, а кавалер был совсем другим, то было занятно понаблюдать, как она выпутается из этого щекотливого положения. Ну и так далее. Очень помогал в амурной моей деятельности вопрос про любимый стиль одежды — что ни говори, женщин он характеризует сильнее всего. Равно как и интонации, которыми об этом рассказывают.

Есть и ещё один очень содержательный вопрос, который тоже весьма характеризует женщину (хотя и не всегда). Достаточно спросить: «А каких зверей вы больше всего любите?» А после ответа поинтересоваться — почему. Следующий вопрос: «а с каким зверем ассоциируете саму себя?» Почти наверняка она расскажет кое-что для вас интересное. Например, если она любит кошек, а себя именует «бродячей собакой», то почти наверняка у неё заниженная самооценка. Если она скажет, что воспринимает себя как лису, то как пить дать она хитро*опа. А если ассоциирует себя с каким-нибудь горностаем или куницей — то, возможно, она меркантильна. Если же она переспросит: «Звери — в смысле как материал для шубы?» — то меркантильна почти наверняка.

Здесь следует заметить, что положение спрашивающего вообще куда выгоднее, чем отвечающего. Дама оказывается в ситуации, когда ей приходится лавировать между различными вопросами; натурально, всё это вызывает у неё те или иные эмоции. Короче, не столько ответами, сколько общей своей реакцией наша «подопытная» выдаёт себя с головой.

Кроме того, все «кандидатуры» нуждаются в мощной «проверке на вшивость». Даже тех, кто ухитрялись проскользнуть через расписанный выше мощный заслон, необходимо тестировать дополнительно. Если вас интересует девушка со спокойным, выдержанным характером, то, чтобы проверить это, попробуйте попросту опоздать на первое свидание — минут, эдак, на 20, или чуть больше. Внешне это, конечно, может выглядеть как хамство — но прошу иметь в виду, что речь идёт всё же об изначально извращённой форме знакомства — по объявлению. Приходится нарываться на такое… Кроме того, как-никак, это попытка и понять другого человека, и завязать серьёзные отношения… Можно подумать, что было бы меньшим грехом встречаться с девушкой несколько недель, внушить ей какие-то надежды, а потом, когда эта, или любая другая «неподходящая» черта характера вдруг проявится, взять, да и внезапно расстаться с несчастной… Мне, например, особо много встречаться и не пришлось (после эпопеи, описанной вначале, я встретился всего лишь с тремя или четырьмя девушками).

Конечно, такая уловка не будет действовать, если девушка опоздает, к примеру, на 21 минуту, но во всех остальных случаях бывает достаточно просто внимательно посмотреть ей в лицо. Если на нём читается плохо (а может, и хорошо) скрываемая ярость, то знакомство не имеет смысла поддерживать.

Между прочим, этот «тест опоздания» — куда более содержательный, чем кажется на первый взгляд. Ибо девушка, не живущая одними лишь внешними ощущениями (то есть та, у которой есть хоть какой-то внутренний мир) всегда найдёт чем занять себя в эти двадцать минут — книжку там почитает, иль помечтает о чём… И наоборот: если она привыкла лишь шляться по клубам да кабакам, то занять свои мозги (вернее, свою душу) ей будет нечем. Отчего и изойдёт наша «соискательница» праведным гневом…

Кроме того, существует ещё один способ проверки, который в явном виде сам автор никогда не использовал, но который, по мнению многих, очень даже действует. Вы идёте с понравившейся девушкой в универсам и покупаете там кучу всего, но обязательно и ещё что-то такое, что она захочет. Сумма, разумеется, окажется не круглой (например, 701 руб. 45 коп.), и кассирша попросит у вас мелочи. И тут вы с самым невинным видом спрашиваете у своей спутницы: «Слушай, а у тебя мелочи нет? А то у меня только крупные купюры». После этого краем глаза начинаете наблюдать.

• Самые нежелательные «кандидатуры» как минимум изобразят на лице благородное негодование — мол, что ты за мужчина, если у тебя нет мелочи? Как смеешь ты обращаться к женщине с чем-то подобным? А если произнесут нечто в этом роде, то это свидетельствует ещё и об откровенном цинизме.

• Чуть менее жадные тут же погружаются в размышления и отвечают, что мелочи у них тоже нет. Следует иметь в виду, что это вполне может оказаться правдой.

• Наконец, нормальные, незамороченные женщины сразу же полезут в свою сумочку.

Но вы продолжаете наблюдать дальше. То, как женщина вынимает свои деньги, выдаёт её с головой. Вот как описывает процесс автор этой ценной методики:

«— Она жутко спешит и все просто высыпается из ее рук. Это означает, что по характеру она торопливая, но отзывчивая, часто помогает другим, но и сама при этом живет в спешке — ведь надо помочь многим. При этом, передавая мелочь Вам у нее пара монет выпадает между пальцев и уж одна из них наверняка закатится под прилавок… Возможно, обладает заниженной самооценкой.

— Она спокойно, четко и быстро добирается до своего кошелька, передают мелочь Вам, держа ее в закрытой ладошке и пересыпает ее в Вашу. Хорошая, нормальная женщина, без особых „заморочек“.

— Был однажды и такой случай — дама согласилась найти мелочь, а затем просто высыпала на стол продавщицы половину содержимого своей сумочки (никогда не думал, что туда может столько влезть!!!). Продавщица, да и я вместе с ней от такого просто обалдел. А она преспокойно достала из этой кучи кошелек, вынула те самые пресловутые 1,5 рубля и стала набивать свою сумочку обратно… Мы с ней расстались после первого же вечера. Оказалось к тому же, что ей просто было „необходимо поговорить с хорошим и умным человеком“…

— Она очень медленно и как бы „напоказ“ копается в своей сумочке. Иногда это бывает оттого, что ей нравится процесс, а результат ее не волнует. Как-то так получается, что все такие дамы становятся многодетными матерями…

— Артистичная мадам. Она извлекает из своей бесконечно модной сумочки такой же бесконечно модный кошелечек, запускает туда два пальчика и извлекает оттуда по одной монетке, каждую из которых изящным жестом кладет в Вашу грубую, неотесанную ладонь. У этих дам вкус как таковой обычно отсутствует — есть лишь стремление „быть в моде“. Хотя теперешняя „мода“… Дизайнеры уже давно страдают невесть чем…»


Существует и ещё один критерий оценки, предложенный в какой-то книге пожилым капо молодому бойцу:

«Сынок, есть один и только один способ узнать, ту ли девчонку ты закадрил. Когда будете садиться в машину, открой и придержи ей дверцу, а твоя пусть останется заблокированной… замешкайся на минутку и посмотри — откроет ли она твою или нет».


На тот случай, если вы встретились и решите где-нибудь перекусить, существует весьма продуманный тест — «По тому, как и что пьёт ваша знакомая, можно многое о ней узнать». Найти его можно по адресу http://www.assolmax.ru/xxl/2001/mar2.shtml. Одна из самых интересных статей о выборе будущей супруги («Брачный кастинг») идёт здесь: http://www.assolmax.ru/xxl/2001/jan1_2002.shtml. Сходите, не поленитесь. Вдруг всё же придётся выбирать? :)

Самый интересный, содержательный и поучительный текст о 12 различных типах браков создала А. Усланова («Бабские монологи. Дюжина браков» — http://www.aif.ru/online/uznat/39-40/hz16_01?print). Прочитайте обязательно. Это сделано умно, тонко и грамотно.

Конечно, вам следует придумать свою собственную систему проверки. Самое главное — дамочка ни в коем случае не должна догадываться, что её проверяют. Тогда она просто взбесится. Я бы на её месте точно взбесился.

Не могу не сказать и ещё об одной важной вещи, которую приобретаешь, знакомясь по объявлению. Отношение к людям также претерпевает изменения весьма значительные. Оно становится более осмысленным и твёрдым, причём твёрдым не внешне, но внутренне. Когда знаешь, что можешь послать нафиг 10 женщин в день, и особенно если постоянно делаешь это, то такое «посылательство» неуловимо отпечатывается где-то в твоём характере И женщины сразу же начинают увствовать это, и также станут иначе к вам относиться — более уважительно, что ли… Но всё это при условии, что не «съедет крыша» — такое тоже весьма возможно. Дело в том, что приобретённая лёгкость в «посылании» постепенно формирует неглубокое, поверхностное отношение ко всем знакомствам вообще. Человек разучивается трудиться душою и, столкнувшись с самой первой незначительной проблемой (например, девушка не умеет стильно одеться) тут же пасует и старается переключиться на другой «вариант». А ведь, что ни говори, именно преодоление трудностей и делает отношения глубокими и жизнеспособными… То есть с ним происходит то же самое, что с дамочкой из пункта номер 1 и 2.

Так вот: станет проще управляться с классическим женским «бабством». Сами женщины станут чуть ли не бояться с вами «обабиваться». И это при том, что внешне вы можете так и остаться довольно мягким человеком. С женщинами можно оставаться мягким и нежным лишь в том случае, если внутренне являешься очень и очень твёрдым. И не иначе. Только при этом сочетании твёрдости и мягкости женщина не «обабивается». Вот это и есть ключ к управлению женщиной.

Эти твёрдость и мягкость должны изначально как бы дополнять друг друга. Диалектика их взаимосвязи такова, что каждая из них, не будучи поддержана другой, начинает неизбежно вырождаться. Одна лишь твёрдость (лишённая мягкости) вообще выглядит как сухость и жесткость, и к тому же может даже незаметно для нас перейти в жестокость. Нам, мужикам, вообще с этим легко — разозлился, ну и дал по зубам… Пойди, нащупай грань между жесткостью и жестокостью! Нет её, такой грани… С другой стороны, излишняя мягкость неизбежно эволюционирует в мягкотелость и бесхребетность. А их любая женщина воспринимает однозначно — как приглашение усесться на шею. И это вовсе не потому, что каждая женщина изначально дерьмо, вовсе нет.

Есть в кибернетике такой закон — «экспансии информации». Он звучит так: «каждая система расширяется до тех пор, пока её не остановит сопротивление другой системы». Но женщина — это даже и не система. Это настоящая стихия. Кто-то из комментаторов к этому тексту привёл очень интересный афоризм Маши Распутиной: «мужчина это человек, а женщина это природа». Все знающие люди утверждают, что у женщины сначала идут эмоции, а затем уже интеллект, который призван их как бы оправдывать. Это означает, что сознательное управление женщиной, использование логики и привычных аргументов — невозможно в принципе, и вовсе не зря знающие мужчины частенько говорят: «Никогда не приводите женщине логических аргументов, знайте, что в этом случае вы будете выглядеть в ее глазах полным идиотом.» Даже самая хорошая, самая достойная женщина садится на шею мужчине незаметно для себя, непроизвольно. Её поведение неосознанно-стихийно, хотя оно и поддаётся некоторой регулировке.

(Ранее здесь шли кое-какие рассуждения о женской логике. Потом я дописал их в виде самостоятельного текста и разместил здесь: http://kot-begemott.livejournal.com/372964.html, «Женская логика vs. мужская логика»)

Для понимания женщин могу сообщить вам пару вещей весьма концептуальных. Первая, и самая главная выражена в двустишии Веры Павловой: «Он: — когда тебя нет, мне кажется — ты просто вышла в соседнюю комнату. Она: — когда ты выходишь в соседнюю комнату, мне кажется — тебя больше нет». Когда мы любим женщину, то нам кажется, что она всегда вместе с нами — где бы мы ни оказались. Духовно мы с ней как бы и не расставались вовсе. Кстати, именно в этом смысле можно считать большинство мужчин существами духовными. А потому, мужчина, по сравнению с женщиной, в разлуке общем-то не очень и скучает, и скучание это чаще всего переводит в конструктивное русло: занимается любимым делом или каким хобби…

Психика женщины (точнее, её подсознание) устроены таким образом, что она не умеет противопоставлять себя миру окружающих объектов. Проще говоря, то, к чему женщина привыкла и полюбила, она начинает считать своим. Собственно, так поступаем и мы, но если мужчина отождествляет «свое» с добычей, которой овладел, но с которой может, в принципе, и расстаться, то женщина ощущает «своё», как часть собственного тела. Это относится к территории, на которой она обитает, к мужчине, которого любит… Впервые я задумался об этом, наткнувшись на интересный афоризм Раневской: «для женщины сумочка — это часть тела». «А почему только сумочка?» — подумалось мне тогда.

Так вот: женщина спокойна лишь тогда, когда все, кого она любит, находятся с ней рядом, здесь и сейчас. Если же объект просто исчез из глаз, то для женского подсознания он навсегда исчез, безвозвратно пропал, начисто растворился. Я знаю, вы скажете, что, мол, у взрослого человека формируется «эмоциональная константа объекта», когда он осознаёт, что исчезнувшее с глаз долой не кануло вовсе в небытие. Это всё так для сознания, для человека с развитым сознанием, а вот для бессознательного, для души-то? Занятно, что именно такое отношение характеризует примитивные народы, находящиеся на ранних стадиях развития. Б.А Успенский (никогда не перестану восхищаться этим автором) доказывает, что для первобытной культуры человек, отправившийся в путешествие, воспринимается, как умерший, и наоборот: смерть воспринимается как своего рода путешествие в никуда.

Однако на этом дело не заканчивается. Воспринимают разлуку как смерть также и совсем маленькие дети. Гельмут Фигдор в своей великолепной работе («Дети разведённых родителей: между травмой и надеждой») доказывает, что маленькие дети всегда чувствуют надвигающийся развод и воспринимают его как своего рода смерть покинувшего семью родителя, а последующие его эпизодические визиты — как нечто призрачное, как возвращение с «того света».

Давным-давно, когда отношения с моей «великой любовью» были накалены до предела (однако слово «развод» ещё не произносилось вслух) я играл на полу с моим мальчишкой. Ну и поставил рядом магнитолу с музыкой, которой тогда «болел» — «Requiem» Моцарта. Пущай, думаю, приобщается человек к искусству. Как сейчас помню, начинался «Introitus». И тут ребёнок спрашивает: «Пап, а о чём они поют?» Ну, начал я сбивчиво переводить (подзабыл Кот латынь-то! Ишшо в рядах Советской Армии учил:): «Et lux perpetua luceat eis» — «и свет вечный пусть светит им»… И тут вдруг меня осенило, что Толстяк спрашивает совершенно о другом. Его интересовал вовсе не конкретный текст. «Они поют о смерти» — ответил я. Ребёнок вновь углубился в своё строительство. Но минут через десять задал новый вопрос: «А раз ты слушаешь музыку о смерти, то сам скоро умрёшь?» Я оцепенел, и начал соображать, что он имеет в виду (книжонок по психологии было пропахано достаточно, но поди их тут конкретно примени). Смысл вопроса удалось расшифровать только после долгих тяжких раздумий. Тут вовремя вспомнился недавно проштудированный Фигдор: «Ты, наверное, так спросил, потому что боишься, что я навсегда куда-то уеду?» — «Да». «Не волнуйся, Толстуха. Я не брошу тебя никогда».

В своё время, занимаясь всей этой тематикой, неожиданно обнаружилось чрезвычайно простое решение. Женщина рассматривает как часть себя в первую очередь собственных детей — тем более, что некогда и были они частью её тела. И это отношение угораздило её перенести на весь окружающий мир. На нас с вами. На вещи, которые она покупает, которые мы ей дарим и которыми она просто пользуется. На всё, что попадает в сферу её влияния. То есть женщина как бы становится «матерью всех вещей», всего сущего. Иными словами, всё женское подсознание почти полностью исчерпывается материнством… Не говоря уже о том, что женщина зачастую считает ребёнком (и, соответственно, воспринимает как ребёнка) своего мужчину. Вы никогда не слышали фразу: «Мужчина — это большой ребёнок»? Это отношение — одно из самых удобных и убедительных обоснований её притязаний на господство. Подлинно же замечательным является то, с какой уверенностью преподносят всё это женщины. Уверенность эта нас почти что гипнотизирует. У мужчин, обладающих самым, возможно, особенным, уникальным даром — способности сомнения в себе — ничего подобного не было и нет.

Так вот. Это, казалось бы несовершенное, предельно субъективное, типично детское строение психики — когда нет границы между человеком и объектом, и когда объекту приписываются собственное разочарование и даже агрессия (типа, «это не я неуклюжая и вообще плохая, а сковородка, которая упала мне на ногу») — позволяет женщине лучше понимать собственного ребёнка. Ведь она, женщина, в этом смысле и есть точно такой же ребёнок! Стало быть, не только мы…

После развода, в то время — в полном безденежье, но не желая прерывать интересной работы, надумал я сдавать комнаты в своей пустой холостяцкой квартире. И сдавал их, естественно, студенткам из МГУ (всё ГЗ было тогда облеплено моими объявлениями). Натурально, друзья заключали пари, на какой неделе совместной жизни я начну с ними спать (видимо, они тоже не вполне понимали, что это такое — 50 звонков в день). Так вот: было весьма поучительно наблюдать, как спустя некоторое время квартирантки начинают чувствовать себя полноправными хозяйками. Например, могут без спроса снять шторы со всех окон квартиры и закинуть в стирку. Или искренне надуваются, когда мне звонит женский голос. Они могут предложить вдруг приготовить еду — хотя я всегда принципиально питался отдельно, да и вообще держался на предельной дистанции: общение только с любезной улыбочкой, только на «Вы»… И это при том, что у них была своя полноценная личная жизнь, а знаков внимания им не оказывал я никогда (иначе — как же тогда получать с них деньги?) Каждая вторая, натурально, пыталась Кота соблазнить…

Так вот, не только территорию своего, пусть даже и временного, проживания, но и своего мужчину женщина рассматривает как неотъемлемую часть самой себя. Точно так же мы относимся, например, к собственной руке. А теперь представьте себе, что у вас в аварии оторвало руку, которую врач на ваших глазах куда-то уносит. Разве вы не заорёте, пришьют ли её обратно? Подобным же образом и женская душа «орёт», когда вечером вы задерживаетесь на работе. Или сидите в тёплой кампании друзей. Или вообще пропадаете неизвестно где. Ну да, женское сознание прекрасно понимает, что она с вами уж который год в счастливом браке, что у вас куча детей, что вы безумно её любите… И тем не менее: «а вдруг он никогда не придёт?!» — паникует её подсознание. Может он погиб, пропал, заболел, растворился, скоропостижно полюбил другую… Совместно с этим подсознанием может орать и глотка, громкость которой чаще всего зависит от уровня культуры нашей героини. Чем культурнее женщина — тем сильнее сознание и воспитание гасят эти, рвущиеся из тёмных глубин женской психики, иррациональные импульсы.

Женское подсознание паникует во всех ситуациях, кроме той, когда всё люди, которых она любит, сидят в одной комнате рядом с нею. И в этом смысле женщины, как ни странно, почти полностью бездуховные существа, и способность воспринимать классические искусства, а то и слёзно молиться перед иконкой тут вовсе ни при чём. А ещё — именно поэтому матери так трудно смириться с независимостью выросших её отпрысков. И нет ничего удивительного в том, что после развода женщина ведёт себя по отношению к ребёнку, как к своей собственности. Это, видите ли, голос её подсознания. Ведь механизмы сознания, подсказывающие, что у ребёнка есть родной отец, который ему нужен, у женщины либо успешно вытесняются соответствующими эмоциями, либо изначально отсутствуют вовсе…

Именно в силу этой женской особенности существует проблема тёщи (самая лучшая классификация этих врагов человечества идёт по адресу http://www.aif.ru/online/ss/217/ss12-01?print). Ну, то, что эта великая и неразрешимая проблема мировой истории своим возникновением почти полностью обязана слабохарактерности тестя, не умеющего поставить на место свою жену, вы уже и сами догадались. В глубине души тёща никогда не смирится, что её чадо физически и духовно принадлежит другому человеку, да ещё и живёт теперь на его, то есть «чужой» территории, и, дабы сгладить неприятные свои переживания по сему поводу, стремится сохранить максимальный контроль над своим ребёнком — то есть продлить родительскую власть. Натурально, женские мозги тут же предлагает ей установить надзор и над зятем — для пущего контроля над дочерью, а женское подсознание ко всему ещё велит включить его в состав «ручных вещей», то есть сделать его пресловутой частью собственного семейства… Занятно, что говорить обо всём этом будет тёща в терминах совершенно иных — дескать, никому-то она теперь, на старости лет стала не нужна, все её позабыли да позабросили… Из чего получаем, что для женщины быть нужной кому-то, а также управлять и обладать им — одно и то же.

Кстати, дочка нашей тёщи всего этого принципиально не осознаёт, а потому тоже психологически не отделяет себя от матери и всячески стремится обо всём ей докладывать и по любому поводу советоваться. Типа она просто жалеет свою маму, да и вообще — что в этом плохого? Поверхностные женские мозги никогда не сообщают своей обладательнице, реалии какого масштаба за этой «жалостью» на самом деле стоят. Кстати: делает она это чаще всего втайне от мужа, чем, кстати, привносит в отношения еле ощутимый оттенок лжи (поскольку скрытничанье является одной из её сторон). А ложь, как известно, обладает способностью разрастаться.

Скажу более. Ложь — это уже измена, разве что пока духовная. И та ситуация, когда женщина рассказывает о недостатках мужа, или о конфликтах с ним своим родителям, а то и подружкам, а о недостатках подружек своему мужу — вовсе нет, то всё это тоже духовная измена. Один автор очень грамотно пишет, что «чем больше будет этих откровений о тайнах супружеских, сначала — пред родными, а потом пред посторонними; тем более разглашающее лицо отделяется от своего домашнего очага, перестаёт жить сердцем своим дома». Задумывались ли вы когда-нибудь, что в этом смысле женщины нам не очень-то и верны? Кстати: когда муж скрывает от жены часть своего дохода, то это тоже духовная измена, это подготовка к измене реальной. Ибо ясно же, на что в конце-концов потратит он свою заначку…

Всё, изложенное выше, касается и проблемы свекрови, только теперь любимого сыночка, «свою кровиночку» (читай: часть своего тела) забирает другая женщина. Красивая. Молодость которой лишний раз неопровержимо доказывает ещё и маменькину старость. Эта выскочка становится «врагом семейства номер один», просто заблудший сын пока этого не понял. Вообще сбивает мужиков с толку то, что осознанно женщины ко всему этому не относятся. Мы привыкли называть вещи своими именами и отдавать отчёт в собственных поступках. Именно это не позволяет нам понять все перечисленные психологические пируэты. А ещё и то, что наше восприятие, точно так же, как и женское, обыкновенно скользит по поверхности явлений (сейчас почему-то модно быть не проницательным и умным, но богатым). И потому, для рационального мужского ума решительно непонятны некоторые женские «заскоки» Да и сами вы сталкивались с чем-то подобным: стоит отругать какую-либо постороннюю даму, как ваша подруга сразу начинает «напрягаться» — критику в адрес другой женщины она воспринимает также и на свой счёт. Казалось бы — почему? Ведь ясно, что ругая другую женщину, мы косвенно превозносим нашу. Но это так для нас, логичных существ, способных познавать мир рационально, то есть отделяя одну вещь от другой, все вещи от себя, себя от окружающего мира… Посмотрите на фотомодель и скажите: «Боже, какие у неё уродливые руки!» — и можете не сомневаться, что в течении ближайших часов ваша подруга робко спросит: «А мои руки тебе нравятся?» Ну или захочет спросить… Очень и очень захочет. Упомянутые явления — это не плохо и не хорошо, и есть такое же нормальное свойство, как две ноги, две руки, система пищеварения…

Однако есть и ещё один серьёзный аспект этого специфически-женского материнского эгоизма. Давайте сравним положение 50-летнего мужчины и его жены.

Он в этом возрасте — профессионал, заслуженный деятель, достигший определённых высот и, скорее всего, пользуется уважением коллег или партнёров. Он обладает прекрасным жизненным опытом, не позволяющим ему размениваться на мелочи или самоутверждаться по пустякам. У него есть верные друзья и выработанный годами круг интересов. Он ещё достаточно крепок и даже сексуален. У него взрослые дети, которые любят поговорить с ним — хотя бы для сравнения своего опыта с отцовским. Он интересен в общении и вполне может пообщаться, например, с друзьями своей дочери (поскольку правила в футболе не сильно изменились;) А если он подвизается на ниве науки — то у него впереди ещё многие годы плодотворного труда.

А что есть леди в этом возрасте? Расписывать этого не буду, так как этот текст почему-то читают и женщины. Ещё обидятся.

То, что чуткая, любящая мать стала сварливой тёщей (или злобной свекровью) — лучшее доказательство того, что жила она одними только детьми. И даже не подумала на самом деле стать «боевой подругой» своего мужа — научиться быть для него поддержкой, делить его радости и горести… И даже, в какой-то мере, обогатиться его мужским, трезво-логичным отношением к миру. Или вот так: возможно, она и делала всё это, но как бы вполсилы, а то и вовсе на словах, искусственно создавая тот образ, который от неё ждут (у женщин так нередко бывает).

Материнство, эта игра гормонов, сыграла с женщинами чрезвычайно жестокую и злую шутку — пожалуй, ещё худшую, чем с нами мужская сексуальность (занятно, что в обоих случаях способность рассматривается как великое достоинство). Ибо юношеский пыл с годами проходит, оставляя умение, познание и опыт, а материнство не проходит никогда. Зачастую это вообще диагноз.

Что с этим делать? А с младых ногтей внушать девочке, что она будет не только матерью, но и настоящей половинкой своего мужа — нежной, чуткой и понимающей. Ну и твёрдой, разумеется — когда это нужно. С нами по-другому нельзя:) Исправить же человека в 50 лет уже невозможно. Даже женщиной. Даже женщину:)

Всё это связано и с женской любовью. Женщина постоянно нуждается в подтверждении нашей любви. В постоянных клятвенных заверениях, во всяких там поцелуях да нежных словах… Её интересуют в этом плане даже и не подарки, но ими выражающееся наше отношение. И если она в течении дня ничего подобного не услышит, то внутри у неё всё самопроизвольно, независимо от неё самой, рушится: «а может, он меня уже и не любит?» А потом она начинает «орать» — употребляю это выражение в переносном смысле. То есть — ни с того ни с сего, без какой-либо видимой причины она задаёт свой «коронный», порядком уже поднадоевший, вопрос: «А ты меня ещё любишь?» Изволите видеть — рухнуло. Прямо как с дуба.

Да и вообще, большая часть женских качеств, традиционно считающихся достоинствами — любовь к порядку, потребность в заботе — в действительности вытекают из духовной слабости женщин, а не из их силы. Женщина любит порядок, ибо в беспорядке чувствует себя плохой; заботится о своём мужике она в первую очередь не потому, что это так уж ей приятно, а из опасения, что в противном случае её бросят — «а кому она тогда будет нужна?»

У меня даже была шальная мысль (шальные мысли, как правило, и самые интересные, и наиболее труднодоказуемые), что классическое женское любопытство — не что иное, как превращённая форма постоянного, глубинного женского желания услышать что-либо для себя лично хорошее или приятное. Вообще-то, само по себе такое желание ни о чём особом не говорит. А вот если оно постоянное — то совсем другое дело. Это говорит о том, что где-то внутри такой человек ощущает себя как бы несовершенным, чуть ли не плохим. Почему дети так любопытны? Несовершенному нужно (и одновременно важно) постоянно слышать о себе что-то хорошее. Но будем более корректными: человек ощущает в себе некую возможность собственной «плохости». То есть — смутно ощущает себя всегда способным «упасть», то есть слабым. Он тянется ко всему новому в надежде найти там нечто, что утвердило бы его в собственных глазах, сделало значительным. Схема здесь выстраивается такова: (в основе) женское стремление быть единственной — желание быть самой лучшей — желание быть самой красивой — неуверенность в том, что она самая красивая — потребность услышать это от мужчины как комплимент — любопытство.

Не исключено, что такое явление, как мода, также придумана для самоутверждения женщины: те, кто «идут в ногу со временем» чувствуют себя на 100 % хорошими. Какое, в сущности, по-женски простое и удобное средство! Оделся по моде — и, считай, избавился от всех комплексов, и даже можешь смотреть на других свысока.

Все женщины любят, чтобы за ними как-то там необыкновенно ухаживали, чтобы на них тратили кучу денег, дарили всяческие (в том числе и дорогие) подарки. Нетрудно видеть, что за этой меркантильностью лежат вещи куда более глубокого порядка. Ибо, чем больше тратят на женщину, тем более ценной она себя ощущает. Спрашивается: почему? Почему ощущение собственной полноценности может зависеть от столь внешнего действия? И было ли оно вообще — изначальное ощущение собственной полно-ценности? Женская любовь к дорогим подаркам более всего обличает скрытую неполноценность.

Давайте уж заодно вспомним и Ассоль А. Грина. Её стремление закадрить чувака на яхте с супер-пупер парусами, вот эта бредовая мечта, которую она себе накрутила — ни что иное, как прикрытие стремления избавиться от кучи комплексов (ранняя смерь матери, отсутствие образа для уподобления, нищета, издевательства сверстников, презрение жителей города, и всё такое прочее). Но суть-то в том, что и тьмы других девиц не отказались бы от необыкновенной яхты с этаким красавцем в рулевой рубке. Да и вообще — чтобы «всё у них с ним было необыкновенно, не как у всех». Почему? Разве просто взаимной любви со сверстником недостаточно? Нетрудно видеть, что самое стремление к той самой «необыкновенности» имеет у женщин типично компенсаторную природу, а именно — стремление возвыситься в собственных глазах, возомнить себя чем-то особенным. Но таковое стремление явно изобличает — ну, вы сами понимаете, что.

К чему клоню-то? Мечты многих девушек выйти замуж за «прынца» также свидетельствует об онтологическом женском… ммм… — как бы сказать это помягче? — несовершенстве. Для человека с нормальными мозгами очевидно, что столь неравный брак изначально обречён: принц — по определению человек, безмерно превосходящий по статусу нашу мечтательницу (об этой истории мы подробнее поговорим ниже). Владелец того самого фрегата у А. Грина тоже был, если я не ошибаюсь, какое-то там княжеское отродье. Нормальный купецкий сын такого мотовства с парусами никогда бы себе не позволил: это типичные замашки аристократа, который нашей героине заведомо не пара. И это тоже очевидно всем. Но только не ей! Спрашивается: почему?

Естественно, фрейдисты тут же запоют о «комплексе кастрации», «зависти к пенису», о том, что искомый принц и есть типа такой недостающий половой член. Не верьте этим недоноскам. Психам-аналитикам не во всём можно и нужно верить. Стремление создать союз с принцем более всего обличает глубинное женское ощущение собственного эээ… несовершенства. И принц призван восстановить справедливость, типа компенсировать вот эту бабскую онтологическую убогость.

Скажу более: во всех нас есть некое смутное ощущение собственной убогости, связанной с грехопадением Адама. Ну и соответствующее желание как-то это компенсировать. Вернее, не так: многие наши желания коренятся в этом стремлении к компенсации. Прочувствовать сей момент не просто трудно, но почти невозможно без специальных методик. Но у женщин на всё это накладывается ещё и ощущение своей вторичности, которая, как психический пласт лежащий ближе к поверхности, различим бывает даже невооружённым взглядом. А наш извращенец Фрейд, выросший на гнилом Западе, так и не смог взять в качестве исходного допущения женскую «вторичность», и тем более использовать столь для нас удобные аллегорические образы, как в Библии — при использовании которых всё сразу встаёт на свои места. Вот и пришлось бедолаге выкручиваться. «Penisneid», блин…

Теперь задумаемся, почему женщины делают добро, совершают благие поступки. ВО многим, очень многих случаях они делают это не в силу каких-то внутренних, твёрдых жизненных идеалов и принципов. Речь не идёт о естественности поступка. Совершая благое, женщина как бы даёт взятку: «Я делаю добро — и мне потом оно вернётся. Мне тоже потом сделают добро» — как бы размышляет она. В каждом конкретном случае, в большинстве из них, женщина устраивает своё будущее. Ей нужна гарантированная устроенность на завтрашний день. Вот и подкупает она некие высшие силы своим благодеянием…

Женщина мыслит языческими категориями мести, силы и воздаяния. Она неосознанно ожидает, что некая сила воздаст ей за добро. Всё это, скорее всего, не есть плохо — интересно, ради чего делают добро мужчины?..

Мужчины часто жалуются, что женщина врёт — очень часто и даже по незначительным мелочам, когда её нетрудно уличить. Оценку этому сложному явлению чаще всего дают верную: женщина лжёт, чтобы (ещё больше) понравиться. Однако и эта типично женская особенность (у мужчин она тоже иногда встречается) также следует из базового ощущения собственной слабости и некоей онтологической ущербности. Казалось бы, наша героиня достойна любви такая, какая она есть. И коль скоро мужчина выбрал её, встречается с нею длительное время, а не послал нафиг после первой же ночи, то эта женщина ему уже достаточно нравится. Это несложное рассуждение давным-давно угнездилось бы в хитроумной женской голове, умеющей куда лучше нас анализировать «расклад» в отношениях. После чего можно было бы не врать, вызывая законное презрение у партнёра, но быть простой, искренней и естественной. Если бы не одно «но» — ощущения собственной слабости, парализующей женскую волю и сознание.

На это могут возразить, что болезненное ощущение собственной вторичности, слабости и даже несовершенства искусственно привито женщинам обществом, в котором тысячелетиями доминировали мужчины. «Но зададимся вопросом: если мужчины и женщины одинаковы… то каким образом мужчины умудрились столь всеобъемлюще захватить этот мир?» — пишут Алан и Барбара Пиз в великолепной книге «Язык взаимоотношений» (http://www.follow.ru/print.php?id=150&page=9#top). Всем, кто желает разобраться в женщинах (и мужчинах) нужно идти по ссылке и читать незамедлительно.

Кроме того, почему тогда в феминизированных западных обществах женские попытки «восстановить справедливость» выглядят столь гротескно? Почему женщины при этом неизбежно ударяются в другую крайность? И вообще: а у них-то почему женщины точно так же врут, чтобы дополнительно понравиться? Это ли не доказательство всего изложенного? Добавлю также, что человек, всерьёз заявляющий: «я — совершенство» уж безусловно таковым не является. Совершенный такого никогда не скажет.

Скажу более. Наткнулся я в Интернете на заметку, где утверждается, что даже желание иметь «одного-единственного и на всю жизнь» также вытекает не из позитивного стремления быть именно с этим человеком, потому что он такой-то и такой-то, занимается тем-то и тем-то, и вообще ужас как понравился, и теперь кажется, что именно он — искомый идеал, но из глубинного страха, что не понравишься многим. Это подтверждается в частности тем, что красивая женщина редко отличается необыкновенной верностью. Да и вообще женская влюблённость частенько рождается из благодарности, что на неё обратили внимание, а не из чего-то другого. То есть опять же из слабости, но не из силы. «Ситуация грозит измениться в один момент — стоит уделить такому человеку чуть больше внимания, и он может влюбиться из благодарности» — пишет анонимный сетевой автор.

Вполне возможно (хотя и труднодоказуемо), что и традиционное женское стремление видеть с собою рядом непременно «прилично одетого мужчину с чистой обувью» также следует даже не из обычной женской поверхностности и почти патологической любви к красивой форме и вообще всему внешне «красивому», но из того же глубоко зарытого женского комплекса по поводу библейской своей «вторичности», то есть, опять же, некоей онтологической ущербности. Некий как бы аристократизм мужчины (выражающийся в подчёркнуто-аккуратной одежде) как бы возвышает женщину в собственных глазах, заставляет чувствовать себя типа аристократкой. Но ведь тот, кто нуждается в таком возвышении, уже тем самым признаёт, что стоИт невысоко. Строить из себя аристократа, окружать себя «всем красивым» — типичное плебейство (мне тут почему-то вспомнилось про западный «средний класс»). Желание видеть рядом с собою «прилично одетого мужчину» чаще всего изобличает плебейскую душу. Будь женщина настоящей аристократкой, то пошла бы рядом с ним, невзирая на простые джинсы и кроссовки. Проблемы одежды для неё бы не существовало, как не существует она для подлинных аристократов (разумеется, обратное не будет верно: если мужчина одет неряшливо, то никаким аристократизмом тут и не пахнет). Когда принц Чарльз приехал в Россию, то многие поразились его старому твидовому пиджачку с заплатанными локтями. «Но это мой любимый пиджак» — заметил принц.

Настоящий аристократ думает о совершенно других вещах — сохранении фамильной чести, добром имени, самоуважении, продолжении рода… В мелочах — таких, как одежда — он может позволить себе быть небрежным.

Именно в этом женском несовершенстве коренится и источник стремления многих из них опаздывать на свидание. Психологи доказали, что постоянные опоздания — не что иное, как стремление привлечь к себе повышенное внимание. Однако сие стремление более всего свидетельствует о некоей общей заниженной самооценке. В смысле — заниженной не у данной персоны, но у большинства женщин.

Отто Вайнингер утверждает, что «женщина горда тем, что ее любят, она хвастается своей любовью перед другими женщинами для того, чтобы вызвать в них зависть. Мужчина воспринимает любовь к себе другого человека, как внимание к его истинной ценности, как более глубокое понимание его сущности. Совершенно не то чувствует женщина. В любви другого человека она видит факт, который придает ей ценность, прежде ей не принадлежавшую, который дарует ей впервые бытие и сущность, который легитимирует ее в глазах других людей.

Тем же самым объясняется неимоверная способность женщины запоминать все комплименты, сказанные ей даже в самом раннем детстве… Путем комплиментов она приобретает сознание своей ценности, а потому женщина всегда требует от мужчины „галантности“… Стоит только вспомнить о том, что может иметь для человека известную ценность, тогда только мы поймем значение того факта, что женщина обладает особенной памятью по отношению к комплиментам. Женщина извлекает из комплиментов сознание своей ценности только потому, что у нее нет изначального мерила ценности, чувства своей собственной абсолютной ценности, которая признает только себя и пренебрегает всем прочим» («Пол и характер», http://www.sexopedia.ru/appendixes20_pg56.shtml).

Продолжая это рассуждение замечу, что и всеобщее женское стремление быть привлекательными также свидетельствует о заниженной самооценке. Собственно, любое стремление свидетельствует о некотором несовершенстве, неполноте, недовершённости. В нашем же случае пользующаяся мужским вниманием как бы думает: «раз я нравлюсь, значит я нормальная». И, следовательно, без этого «нравлюсь» женщина типа неполноценна. Что и требовалось доказать. О том же самом свидетельствует и перманентное женское тщеславие — стремление, чтобы у неё был высокий, красивый кавалер, чтобы «всё было необыкновенно, не как у всех», и так далее, и тому подобное.

Теперь давайте возьмём традиционное женское стремление, чтобы всё было сделано «по правилам», «так, как положено». Когда я служил в церкви, то меня доставали прихожанки по поводу крещения ребёнка. На справедливый вопрос: с какой целью собираются крестить? И готовы ли обеспечить ребёнку по-настоящему христианское воспитание, ответ был всегда один и тот же: «но ведь все крестят! Так положено!» То же самое женщины ответствуют и по поводу венчания. Нетрудно видеть, что в данном случае (а равно и всех подобных) внешний, самый правильный обряд призван лишь успокоить мятующуюся душу женщины, внушить ей, что всё хорошо, и как бы гарантировать это на будущее. Из чего следует, что сама по себе женщина такой веры не имеет. Но тогда что же у неё есть? Да вот та самая глубинная внутренняя неуверенность. Внутренне сильный человек, уверенный и знающий себе цену, умеющий осмыслять ситуацию и ею позитивно управлять никогда не будет нуждаться в этих искусственных и внешних «подпорках». Любовь к внешне-ритуальной стороне жизни выдаёт женщин с головой.

Как ни парадоксально, но женскую любовь к кумирам (точнее, увлечение ими совсем молодых девушек) также свидетельствует о том же самом. Логическая цепочка здесь следующая: натурально, каждая фанатка представляет себя рядом с данной «звездой», типа она его избранница. Очень многие из них стремятся обратить на себя «его внимание». А это означает, что интересуются не одним лишь творчеством…

Возникает вопрос: с какой целью обычная девушка хочет быть рядом со светилом шоу-бизнеса, если очевидно, что она ему «не пара»? Давайте вспомним про Ассоль в «Алых парусах» А. Грина — она мечтала о «принце» на необыкновенном корабле с (неосознаваемой) целью восстановить своё нарциссическое равновесие, то есть, оказавшись рядом с ним, испытав его любовь, почувствовать себя полноценным человеком (Грин намеренно описывает сложную судьбу девушки). Это означает наличие, как минимум, некоторого комплекса неполноценности (намеренно не сгущаю краски).

Почему мы не можем предположить, что в случае с фанаткой не работают те же самые психические механизмы? Ассоль, в сущности одна и та же — во времена «алых парусов» она мечтала о капитане, во времена попсы — о прыгающей на эстраде «звезде». Стремление почувствовать себя значительной более всего доказывает исходное ощущение своей ничтожности…

К тому же ряду относится и женская обидчивость. «Вообще говоря, чем глупее человек, тем легче его обидеть. Человек недалёкий и неуверенный, априори считающий себя хуже других, всегда найдёт повод обидеться, поскольку от всех ожидает „наезда“.

Почему, скажем, мужчинам не приходит в голову обижаться на пивную рекламу, представляющую их в смешном виде? А потому, что мужчины: а) не считают себя глупее или хуже женщин; б) не распространяют рекламный образ на себя лично.» — пишет А. Никонов в замечательной статье «Дамы и собаки не допускаются» (http://krasrab.krsn.ru/archive/2005/07/04/08/view_article).

А один циник вообще заявил, что даже любовь — после определённого возраста женщины — нужна ей скорее для того, чтобы избавиться от своей перманентной ненависти к мужчинам… Занятно, что попытки сформировать в себе какие-либо иные, позитивные качества, выглядят по-женски истерично и называются «феминизмом», то есть тем же самым, лишённым малейшего позитива, нарочитым противостоянием мужчинам… Типа, клин клином…

(В этом тексте вовсе не утверждается, что обладающие перечисленными свойствами женщины какие-то плохие. Наша мужская сексуальность (если же быть точным, то неумение и даже нежелание с нею управляться) также делает нас (зачастую куда более) ущербными. Однако она не онтологична, она поддаётся регулировке, она, наконец, с возрастом проходит. А вот женская мелочность, вытекающая из её «вторичности», её способность «делать из мухи слона» — не проходит никогда, и разве что с годами усиливается).

Существуют позитивные и негативные ценности. Например, «я ушла из дома потому, что мне интересен этот человек, я люблю его и хочу быть с ним». И второе: «я ушла к нему из дома, чтобы не жить с этими отстойными предками». «Женщины убираются в доме, для того, чтобы не было беспорядка.

Мужчины убираются для того, чтобы был порядок». Прочувствуйте разницу! Так вот: мужчины чаще всего живут позитивными ценностями; женщины — негативными. Мужчины стремятся к порядку как таковому; женщины — от беспорядка.

Женское восприятие почти полностью «завязано» на мужчине. Без него и вне него женщина ощущает себя пустышкой, неспособной породить некий позитивный взгляд. И это в общем-то нормально, в том же самом плане деторождения дело обстоит точно так же. Одно в конечном счёте связано с другим.

Нам, с нашими мужскими мозгами трудно всё это понять. Очевидно, что если мы один раз признались в любви, то сразу же успокоились, и подозрения в обратном могут возникнуть лишь по какому-либо поводу, а не просто так. Нет никакого смысла повторять одно и то же. Если мне десять раз на дню скажут, что у моего байка засорился карбюратор, то он не станет от этого чище. Лучше я пойду и просто промою его. Но это потому, что (нормальные) мужчины живут позитивными ценностями и внутри у них ничто никогда не «падает». За что, кстати, женщины нас и ценят. Поэтому-то в нас они и нуждаются. Это, и именно это есть духовная потребность женщины в мужчине. Без мужчины женщина рискует заблудиться в этом лесу из собственных эмоций и мелочных переживаний; кроме того (и это самое важное), без мужчины женщина не может даже понять, какая она.

Женщина познаёт себя (то есть чувствует себя хорошей) лишь отразившись, отзеркалившись в другом человеке. Если её любят, то она чувствует себя хорошей, да и вообще — самой собой. Ибо теперь у неё внутри воцаряется иерархия ценностей, стройность их и порядок, привнесённые туда мужчиной. А ранее был лишь хаос из всевозможных разнонаправленных эмоций, в которых ничего не поймёшь, и за каждую из которых готова зацепиться утончённая женская душа. Да, она действительно утончённая, но это имеет и оборотную свою сторону. Ибо зацепиться можно за любую, самомалейшую эмоцию, и всегда существует риск воспринять её как самую главную. Какая из этих эмоций главнее — чёрт их знает? И вообще — если женщину не любят, то она путается сама в себе и потому никак не может понять, что ей со всем этим внутренним богатством эмоций делать.

Не доводилось ли вам встречать на женских форумах такое окончание их тирады: «сижу тут и реву»? Это лишь на первый взгляд просто выражение сиюминутных эмоций, и более ничего. В действительности же, этот самый рёв для женщины — очевидное подтверждение её правоты.

При общении мужчин происходит передача полезной и как-то структурированной информации. Если мужчины вздумали поспорить, то правым оказывается тот, чьи аргументы (и сила веры в них) оказались более убедительны. Совсем не то у женщин. При общении женщин происходит обмен в первую очередь эмоциями. Женщины жонглируют ими, как мячиками; что же касается слов, то они несут служебную нагрузку. То же и при споре двух женщин: в этом случае происходит выяснение, у кого сильнее эмоции. И если одна из женщин вдруг заревела, то тем самым она показывает другой: ты видишь, я реву, мои эмоции сильнее, а значит я более права. И самое удивительное то, что это действует на собеседницу! Этот «реветельный месседж» доходит до неё и расшифровывается адекватно; да и самый аргумент тоже действует: да, блин, в натуре ты более права, ты победила… Скажу более: самый рёв является для женщины доказательством, что она хорошая. «Её обидели, и она заплакала» — означает для большинства женщин, что обидчик неправ (даже если это другая женщина), он плохой, а тот, кто заплакал — тот хороший. Потому что у него сильнее эмоции. Для женского восприятия тот, у кого эмоции сильнее, всегда более прав. А вот если и обидчик тоже в голос заревёт, то это будет уже не так. Он, может, вообще переревёт обиженную. Чёрт его знает, что будет в этом случае. Видимо, женщины поревут, да помирятся. Эмпатия, типа. Женщины не общаются, а меряются эмоциями. Однако не следует думать, что женщина может просто так зареветь. Ихний рёв — вообще дело серьёзное.

То-то небось загадка для женского подсознания, когда мужчина не ревёт! Стало быть, он для неё и неправ! А ещё более неправы те мужчины, когда пытаются доказать логически что-то женщине, обуреваемой эмоциями. Ибо они пытаются повлиять не на причину, но на следствие. Даже самая убедительная идея проходит «насквозь» женщины, не задерживаясь и не задевая её эмоций. Этим утопическим способом повлиять на женщину решительно бесполезно. Нужно перенести сражение на её женское эмоциональное поле. Например, при женской истерике обнаруживать подчёркнутое (доброжелательное) спокойствие, и дать ей выплакаться. Её мощному рёву должна быть противопоставлена не менее мощная эмоциональная выдержка — и это подействует. А уже потом, когда страсти утихнут, можно и логику подключать.

Сами женщины жаловались мне, что эти их эмоциональные бури — дело довольно утомительное для них самих, и если бы не было мужчин, с их выдержкой, то вообще сошли бы с ума.

Поразительно, но будучи исключительно богатой эмоциями, женщина чувствует себя, тем не менее, нищей, ощущает себя никем. Ибо это богатство не структурировано, оно есть хаос. Представьте себе огромное количество великолепных дорогих книг, в беспорядке сваленных в комнате. Как бы ни были они ценны, но пользоваться ими невозможно: обилие их лишь раздражает — ни прочесть, ни пройти… И теперь вообразите те же книги, но стоящие ровными рядами на аккуратных полочках. И тогда вы поймёте изменения, происшедшие в женщине, когда у неё есть мужчина. Итак, теперь есть у неё любимый человек, логичное и сознательное существо, у которого царит внутри стройная иерархия ценностей и вообще полный порядок (чего не скажешь о его быте;) и женщина тут же перекладывает на него груз своих сиюминутных переживаний, своих опасений и бессознательных тревог. Она как бы подносит к мужской морде каждую новую «книгу» и вопрошает: а с этой что делать? Постепенно из хаоса воцаряется порядок. Женщина постоянно поверяет своё собственное «содержимое» со своим мужиком, как бы «накладывает» всё это на него: «А что бы он по этому поводу сказал? А как он к этому отнесётся? А что он по этому поводу думает? А вдруг он…» — и отсюда постоянный страх любовь своего мужчины утратить. Мужчина спасает женщину от… неё самой. Мужская натура организована вертикально. У мужчины дух, он знает истину. Он самой природой устроен так, что мгновенное отличает главное от второстепенного. И когда Чехов говорит: «хотите завладеть сердцем женщины — научитесь выслушивать её жалобы» — то он имеет в виду именно этот процесс, и женскую потребность, чтобы ей объяснили, где главное, а где второстепенное. Он нам и жалуется на жизнь для того, чтобы ей помогли это отличить. Ибо что такое подруги? Они посочувствуют, но ничего дельного не скажут. И та, вообще говоря, шокирующая женская слабость, упомянутая выше, вытекает вовсе не из изначальной «неполноценности» женщины, её «вторичности» от мужчины и неизбежной подчинённости ему, как господину мира — вовсе нет! Она следует из женской инаковости, из её эмоционального богатства. Как в том анекдоте, где вся сила корабля в гудок ушла. Вот она как глубоко, эта собака-то зарыта! Короче, у нас порядок внутри, зато бардак снаружи, у женщин же — в точности наоборот. «Всё это понять нужно, и не каждый может это понять» (М. Булгаков, «Белая гвардия»).

Безусловно, мы тоже склонны перегружать на женщину заботы о нашем холостяцком хозяйстве. Часто бывает так, что начиная жить с ней, мы тут же расслабляемся, перестаём следить за порядком, и наслаждаемся миром и покоем дома: женщина завелась, она всё должна сделать — прибраться, накормить, постирать… И вот, дело в том, что это мужское «использование» женщины как-то очевидно, оно сразу бросается в глаза внешнему наблюдателю. Нет, скорее наблюдательнице, так как наша дама уже жалуется своей задушевной подруге, что «всё лежит на ней», а в ответ слышит традиционное: «он у тебя обычный эгоист».

Даже самая романтичная, немеркантильная и самоотверженная женщина тем не менее всё же «использует» мужчину — и прежде всего в смысле душевном. И здесь «паразитирование» её не столь заметно. Мужчины обычно говорят: «да женщины из нас только деньги качают». Ошибаетесь, ребята! Деньги-то фигня, их можно снова заработать. А качают они из нас в первую очередь душевные силы. Вот ваша девушка вечером рассказывает вам о своём житье-бытье. Вы терпеливо слушаете, что-то ей отвечаете, пытаетесь проникнуть в суть проблемы, составить собственное мнение. Опять же — даёте советы, помогаете найти выход из сложившейся ситуации. Обещаете помочь, тем самым придавая ей душевных сил и уверенности в себе.

И не замечаете при этом, что совершаете важную для неё душевную работу. Типа, те самые тяжеленные книги переставляете:) Никогда не замечали вы усталость после 2 — 3 часов общения с женщиной? Вроде бы, говорили ни о чём, а чувствуется какая-то непонятная усталость, и даже хочется почему-то выпить… Вот то-то и оно. Даже просто разговаривая с ними, мы неизбежно что-то отдаём, и это «что-то» не менее важно для женщины, чем деньги или секс. А иначе — отчего они так любят всласть пообщаться? В общении с мужчиной женщина получает столь необходимую ей душевную и энергетическую «подпитку». А мужчина, соответственно, всё это отдаёт. Общаясь с женщиной «ни о чём», даже изредка вставляя отдельные реплики в невероятный словесный поток, мужчина совершает важную и ценную работу (без которой, кстати, нормальные отношения не обходятся). Помните анекдот про автомеханика, который починил автомобиль одним ударом молотка, и выставил счет на $100 — доллар за удар, и 99 за знание, куда ударить?

Стальная арматура в здании занимает, в сущности, небольшой объем, однако без неё бетон раскрошится, по строению пойдут трещины, и здание, в конце-концов рухнет. Даже эпизодически общаясь с женщиной, мы ставим точно такую же арматуру — необходимую для наших отношений. Мы как бы ударяем молотком — но зато сразу куда надо, чтобы поправить дело. Для этого нам не нужно по-женски выплёскивать много-премного неструктурированной информации. И когда мы общаемся с женщиною, мы тоже работаем, мы тратим наши силы, чёрт возьми.

Но нормальному мужику всё это не приходит в голову. Это потому, что мы великодушные и умные:) А потом женщины упрекают, что мы не умеем общаться так, как они! Им, видите ли, угодно, чтобы мы не знали и думали, а колотили молотком куда попало! Чтобы мы были не прочной арматурою, но аморфным бетоном, готовым растрескаться при первом же перепаде температур!

Вы пообщались с ней, и как бы запихнули арматуру в здание. Точнее, на вашу арматуру тут же наросли какие-то части строения. Однако то, что арматура предопределила направление «роста», никем не берётся в расчёт. Кроме того, арматуру ведь снаружи не видно… И если потом женщина говорит: «Смотри, ты видишь бетонное сооружение? Это всё я построила! Это я бетон заливала! Это всё я!» — то она сама искренне в это верит. Ну что ещё может сообщить ей поверхностное женское восприятие? Про то, что в здание есть ещё и металлические части, к которым она никакого отношения не имеет, женщине свойственно забывать. И что общие контуры здания предопределили мы, мужчины — тоже.

Но женская уверенность, как правило, заразительна. И потому в ответ мужик задумчиво так «чешет репу» и думает: вроде да, бетон же тёткин, стало быть и здание построено ею… Значит, она как бы в нём и хозяйка… Ничего не поделаешь, пусть её и дальше рулит…

А ещё потом ходит байка об «эгоизме мужчин». Фигня! Мы давным-давно квиты.

Этим я не хочу сказать, что умение общаться с женщиной — это плохо, что так не должно быть. Но очень хотелось бы, чтобы читающий эти строки до конца уяснил себе существующий расклад. С другой стороны, следует подчеркнуть, что наши «душевные мускулы» также нуждаются в некоторой «тренировке». Силы (в том числе и душевные) на то и силы, чтобы их расходовать. Иначе душа потеряет некую оптимальную «спортивную форму». Но нужно искать себе подругу, с которой не перетренируешься. Вы хорошо меня поняли? (Пишу и думаю: похоже, у меня разве что душа имеет типа «спортивную форму». С начала этого дождливого лета 2004 сбросил всего 6 килограммов. :( Но вернёмся к женщинам.

Каждый из нас, раздумывая о будущем отношений с любимой девушкой, просто окидывает ситуацию внутренним взором и понимает, что тревожиться не о чем. Люди друг другу вполне подходят, оба с характерами уживчивыми, а прочие проблемы, могущие возникнуть, следует решать по мере поступления. Совсем не то у женщин. Не имеют они «внутреннего взора». А если и имеют, то та общая «картинка», которую выдаёт сей внутренний взор, оказывается мгновенно смята, трансформирована и искажена очередной бурей эмоций. А потому вечно мятущаяся женская душа не охватывает картину в целом, но всегда готова ухватиться за любую конкретную мелочь, чтобы потом убедить хозяйку, что «всё плохо». Женщина не обладает даром целостного восприятия ситуации. Вот оно, тяжкое наследие того самого Адамова ребра! Воображение её лихорадочно мечется между различными «проблемными точками», каждая из которых несёт те или иные эмоции. Грубо говоря, она просто вспоминает что-то неприятное, какой-то эпизод — и ни с того, ни с сего раздувает его в космическую проблему…

Из этого фундаментального свойства женской психики следует один прелюбопытный момент. Тот, кто постоянно, до паники, боится, что может вдруг лишиться чего-то своего — без сомнения, является слабым человеком. Слабый интуитивно чувствует себя таковым и потому стремиться стать сильным (либо компенсирует это внешней излишней самоуверенностью). В нашем, мужском случае, многие начали бы с того, что изменили бы своё отношение к вещам, сиречь самого себя, то есть приобрели силу духа. Многие, не все… Не то у женщин: почти полностью лишённые способности к самоанализу, эмоционально богатые, но слабые духовно существа, они направляют эту свою потенцию вновь на мир окружающий. Так вот: женщине почему-то кажется, что подлинную силу она обретёт тогда, когда у неё всего много. Уж тогда-то ничего она не утратит! А если и утратит что-то одно, то всё равно у неё останется много чего… Именно отсюда вытекает пресловутая женская меркантильность. Это означает, что бороться нужно не с меркантильностью как таковой, но с женской слабостью, мелочностью и бездуховностью. Не с симптомами, но, скорее, с болезнью…

Кстати, вся эта проблематика тесно соприкасается с проблемой тривиального страха перед смертью. В самом простом случае преодолевается этот страх тем же самым способом: созданием иллюзии, что если у человека «всего много», то он как бы становится больше и теперь вроде бы и не умрёт (в некоторых случаях мужское стремление к богатству основывается на том же самом страхе, то есть типично женской слабости). В женском же случае он преодолевается ещё и тем самым деторождением. Это последнее у женщины выполняет, как видим, ещё и типично компенсаторную функцию. Но ведь любая самка стремится к тому, чтобы её потомство оказалось в более выигрышном положении, чем потомство других самок, и в этом смысле женщины недалеко ушли от животного мира (кроме того, из этого следует ещё, что женское материнство и христианство — вещи взаимоисключающие). То есть — чтобы потомство имело всего вдосталь. В результате получаем ещё одну смысловую цепочку: страх перед смертью — деторождение — накопление. Тем самым имеем, что женская потребность как в детях, так и в обеспеченном существовании имеет выраженную невротическую природу.

А ещё — женщина ищет себе мужчину по принципу дополнительности. То есть того, который сделает так, чтобы она стала сильной (то есть обрела эту специфически-женскую иллюзию силы). Мужчину, который сделает так, чтобы у неё «было всё»… На большее в плане самосовершенствования женщина, как правило, не способна. А если и способна, то смотри пункт 88-й… Занятно, что и мы, мужчины, очень часто идём во всём на поводу у женщин и, бездумно потакая им, скатываемся в пучину пошлого приобретательства. То есть выбираем путь бабски-экстенсивный, путь расширения себя вовне, вместо того, чтобы избрать мужской — изменение самих себя, своего внутреннего порядка, своего отношения к вещам и всему миру… Да и вместо того, чтобы просто найти другую, менее меркантильную женщину. Странно, что мы предпочитаем скорее утратить свою мужскую суть, чем свою женщину… Но ведь женщин много, а душа у нас одна! «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?» И второго шанса прожить эту жизнь у нас уже не будет.

Подлинный же парадокс заключается в том (это второе фундаментальное их свойство), что изощрённая натура данной женщины, не умеющая психически дистанцировать себя от всего женского рода, тем не менее, в глубине души, считает себя куда лучше любых других женщин. Причём всех. То есть, в конечном счёте, как бы от них и дистанцируется. Хотите докажу, что это так? В противном случае женщины никогда не связывались бы с женатыми… Связываясь с женатым мужчиной, женщина почти всегда думает: раз он изменяет ей со мной, то значит, потом изменит и мне. Однако, одновременно с этим, и нечто такое: «но ведь я лучше, чем та, другая, да и вообще ему лучше со мной, чем с ней, иначе бы он не изменял — значит, я имею полное право увести его из семьи». Ибо, ассоциируя себя с другой, поставив себя на её место, наша женщина никогда бы с её мужем не связалась. Нет, зацените всю глубину противоречия! И вот, женская душа мечется между этими противоположными полюсами, занимая каждый раз новое положение (из которого она и «орёт»). Отчего реакция женщины чаще всего выглядит для рационального наблюдателя непредсказуемой.

Очень хорошей иллюстрацией всех этих рассуждений является статья из журнала «Men’s Health» — «Разряди взрывоопасную». Она идёт по адресу http://impex.h12.ru/index.php?t=1&p=0&v=223. Рекомендую сходить по этой ссылке всем мужикам, которые считают, что в жизни всё просто, а Кот Бегемот, в силу каких-то своих заморочек всё только усложняет… Там говорится, например, что, на словах предлагая ничего ей не дарить, девушка имеет в виду нечто совсем другое…

И, наконец, кое-что для самых «продвинутых» читателей — то есть исключительно для тех кто не только умудрился преодолеть третью часть нашего изложения, знаком не только с тем самым психоанализом, но и почитал ещё кое-что философское. Имею сообщить, что на самой последней душевной глубине, куда в принципе не достигает свет сознания, каждая женщина ощущает себя единственной во вселенной. Для этого психического уровня никаких других женщин вообще нет (этот момент вообще-то с трудом поддаётся рационализации). Это предельная глубина человеческой личности, доставшаяся нам в наследство из праистории. На этом уровне каждая женщина ощущает себя самой настоящей Евой. Однако без этого важнейшего психического пласта будут не вполне понятны все остальные.

А вот на следующем, более высоком уровне, куда сознание уже достигает, женщина прекрасно осознаёт наличие множества соперниц. В этом-то и заключается основное, болезненно-невротическое, противоречие женской натуры (не вздумайте рассказывать о нём женщине — всё равно не поверит). Психологи сказали бы, что «данное отношение к объекту обременено массивной амбивалентностью». И это невротическое переживание может «сняться» одною только гиперкомпенсацией. Женщине нужно усильно, с надрывом, доказывать себе и другим, что она лучше всех. В простейшем случае — красивее. И все проявления т. наз. «бабства» вытекают в первую очередь из этого источника.

И когда женщина говорит: «Я боюсь, что ты меня потом разлюбишь», то она, во-первых, кокетничает, надеясь услышать уверения в обратном, во-вторых, боится, что это может произойти на самом деле (возможно, что это и произойдёт;), и попросту выплёскивает свои эмоции, а в-третьих (на самой последней глубине души) ощущает, что это невозможно, так как она на всей земле, во всём Космосе одна-единственная. И все эти пласты её психики «работают» одновременно. Прикиньте, как у них всё закручено? Давайте на минутку представим себе, во что превратилось бы человеческое общество, не уравновешивай мужское сознание эту стихию, готовую «заорать» по любому поводу…

Теперь мы можем, наконец, перечислить все психические составляющие, из которых складывается та женская особенность, которая среди нас, мужиков, встречается лишь у патологических ревнивцев, Я говорю о потребности в тотальном контроле над любимым человеком. И складывается она, во-первых, из постоянных опасений навсегда его утратить, во-вторых, из желания регулярно согласовывать с ним свой внутренний мир и, наконец, из ревностного отношения к другим женщинам: ведь уведут, уведут, подлюки! Он такой у меня хороший… Ну конечно, воспитанная женщина ничего этого не показывает. Но чувствуют они это все.

Сюда следует добавить также интересное рассуждение (о его авторе будет поведано в самом конце этого текста:). Это по поводу упоминаемого в тексте «цыц!», обращённого к женщине.

«Женщина стремиться подчинить себе мужчину, так как руководствуется, во первых, сиюминутными эмоциями, то есть тем, что ей хочется здесь и сейчас. Во-вторых, ей кажется, что тогда она будет более счастлива. Ну и из общего самолюбивого желания, чтобы всё было, как она хочет. Однако она тем самым роет себе яму. В результате она получит то, что сама будет мучиться и ругать мужиков. Дело в том, что, полностью погрузившись в данную проблему и связанное с ней эмоциональное состояние, женщина неизбежно теряет из виду перспективу. Она не видит общей стратегии.

В любом, даже самом гармоничном союзе, всё равно присутствует, пусть и небольшой, элемент соперничества. Это убого — подчинить себе мужчину здесь и сейчас. Да, с тактической точки зрения это приятно, это греет душу — то, что он сейчас послушался… Женщина начинает чувствовать себя вроде как победительницей, ей кажется, что тем самым она оказалась лучше, чем он. Но с точки зрения стратегии это в корне порочно. Пытаясь быть лидером, подчиняя себе мужчину в каждой спорной ситуации, женщина идёт по пути наименьшего сопротивления. Это слишком легко — каждый раз заставлять себя беспрекословно слушаться. Такое руководство, с точки зрения теории управления, весьма неэффективно. Хороший руководитель — тот, кто идёт на риск, полностью доверяя своим подчинённым, предоставляя им инициативу в решении задачи. Но женщина по определению не умеет и не любит рисковать. Она не может доверить управление мужчине, и в этом смысле она — не руководитель. Опасаясь любого риска, она не может хорошим руководителем быть в принципе.

Каждый раз, выдавая мужчине точные инструкции, что и как нужно делать, женщина на корню губит его инициативу. У мужчины вообще не возникает необходимости включать свои мозги, так как теперь он полностью доверяет решение ей, оказываясь слепым исполнителем. Таким образом, женщина постепенно формирует из него безвольное и тупое существо, по сути дела тряпку. Возникает порочный круг, когда женщина всё более и более перестаёт ощущать его мужчиной, а оттого всё больше боится доверять инициативу ему, и потому стремится давать ему всё более детальные инструкции, от которых мужчина ещё более тупеет.

Но кто-то один должен разорвать этот порочный круг. Женщина сделать этого просто не в состоянии. И потому мужчина должен научиться говорить ей „цыц!“ (разумеется, по-умному), чтобы она начала бояться этого больше, чем риска — это научит её умению рисковать и доверять мужчине…»


Занятно, что выше автор в точности воспроизвёл это рассуждение, но «зеркально», применительно к мужской ситуации. И обратил ли кто-нибудь внимание, что в одной фразе я практически скопировал В. Суворова? И что некоторые фразы построены на интонациях Гоголя, Набокова, Чехова?

Ах да, вы же ожидаете от меня точного определения бабства. Типа, чё за дела: глава про бабство, а самого определения тута не дают. Непорядок. Однажды в разговоре я всё это сформулировал и сдуру не записал. После чего, как это чаще всего и бывает, формулировка «снялась» (в гегелевском смысле «gehen zu grunde»), и ушла в глубину. Достать её оттуда нет никакой возможности, а заново построенное определение неизбежно будет отсвечивать чем-то искусственным. Поэтому приведу лишь свойства (а чтобы потом не ругались, опишу всё «до тонкостев»). Итак, свойства бабства:

• ограниченность, поверхностность, туповатость;

• меркантильность;

• нетерпеливость;

• стремление получить всё и сразу, ничем за это не заплатив;

• властолюбие;

• самоутверждение за счёт подавления других, смирных и безобидных существ:)

• прекрасное владение тактикой и полное неумение видеть перспективу («стратегическая слепота»);

• стремление делать скоропалительные выводы, основываясь на незначительных, зачастую несущественных мелочах;

• несдержанность;

• мстительность;

• любовь ко всему «своему» и только к «своим»;

• сластолюбие и сладострастие;

• хитро*опость;

• завистливость;

• эгоцентризм;

• мелочность, неспособность оценить явление в целом; неумение (а часто и нежелание) анализировать явление, но просто стремление выделить для себя приятные или неприятные его аспекты. На которые соответственно и реагируют. Например, знакомясь с чьими-то идеями — в виде выпадов супротив личности автора (однозначный вывод на основании комментов к этой работе). При этом указанные неспособности рассматривают как своего рода эталон и начинают требовать того же от мужчин. Следует заметить, что сама по себе, без этих важных дополнений мелочность бабством не является. Это свойство женщины.

• традиционные женский субъективизм и лицемерие, идущие в одной связке. Например, когда девушки мило разговаривают по телефону со своими мужчинами, а потом, закончив разговор, начинают лицемерно обсуждать «своих» в жутко негативной форме. Хвастаются какой-нибудь новой золотой безделушкой, которую выбили из своего «мальчика» и одновременно рассуждают о порядочности и уме. Всё это — также проявление бабства.

Причём обратите внимание: в разумных пределах это наличествует у любой нормальной женщины и никакого бабства ещё не означат. Всё это становится бабством лишь при гипертрофированном развитии. И всё это — без правильного контроля — обязательно рискует развиться. И вы это прекрасно понимаете без меня.

А вообще, к чему всё это написано? А к тому, что если вы не готовы смириться с приведёнными женскими свойствами, скажу даже более — если не вызывают они у вас некоторую симпатию и даже умиление, если на контроль за всем этим вы не готовы потратить часть своего времени и душевных сил, или если вы считаете, что вас всё это не касается, и вообще ни к чему всё усложнять — то лучше довольствуйтесь эпизодическими знакомствами да краткосрочными романами. Если же готовы, если признаёте необходимость тратить на это свои силы — то вполне можете искать себе подругу жизни.

За всё нужно чем-то платить. В том числе и за возможность не трахаться с сотней шалав, почти всегда тошнотворных в своей вульгарности, а по-нормальному жить с одной нормальной женщиной. Но тогда с самого начала нужно ввести свои собственные, мужские правила игры. Дабы иррациональные женские импульсы не свободно прорывались «на поверхность», но встречали некоторое разумное сопротивление. Ибо, если им не препятствовать, то женщина со временем превратится в орущую по любому поводу стерву. Во что тогда выльется совместная с нею жизнь? В первом варианте этого текста я написал, что, в идеале, должна женщина сама научиться бороться с нежелательными импульсами. Но потом подумал, что это будет напоминать барона Мюнхгаузена, вытаскивающего себя за волосы из болота. Сам человек с такими вещами по определению не справится. В семье у родителей всему этому нашу девочку почти не учили. Почти наверняка она не умеет отличать здравые, «правильные» импульсы от всех остальных. И потому женщина нуждается в очень точной «внешней регулировке» со стороны своего мужа. В совместной жизни нет «автоматической настройки», запомните это, господа!

Женщина и сама чувствует, что нуждается в «регуляции себя». Любопытно, что автор получил уже несколько писем от женщин, признающих правоту этих рассуждений. Вот точная цитата: «Знаете, что меня больше всего поразило? Что есть мужчины (здесь, конечно, я имею в виду Вас как автора) которые действительно понимают, что для общения с женщиной „нужен баланс между внутренней твердостью и внешней мягкостью!“» Одна из них написала это даже в комментариях к авторскому разделу в журнале «Самиздат». Можете пойти и ознакомиться: http://zhurnal.lib.ru/comment/k/kot_b/about.

Однако наш брат о подобных материях совершенно не задумывается. Как правило, он пускает отношения с женщиной на самотёк. И потом ещё удивляется: сначала была такая хорошая девочка, и до чего же потом обабилась… Откуда, мол, всплыло столько дерьма? Посмотрите словарь Даля — сколько русских пословиц и поговорок на одну только эту тему! Однако если присмотришься к опыту своих друзей, то заметишь, что «обабились» только те жёны, которых изначально распустили их мужья. И здесь я снова обращусь к собственному опыту.

Мы с друзьями создали семьи почти все одновременно. С очень хорошими, неиспорченными московскими студентками. Но лишь один мой друг сразу просёк всё то, что здесь написано. Он с самого первого дня начал «строить» свою жену. Причём «строить» не деспотично и грубо, но умело. С присущей ему жизненной мудростью, он тогда говорил мне: «Кот, никогда не нужно копить что-либо в себе. Жене сразу же нужно указывать, в чём она неправа. Нужно уметь донести до неё своё видение ситуации. И твою точку зрения она должна уважать и принимать в расчёт. Нужно уметь стукнуть кулаком по столу. Иначе она запутается в собственном своеволии. И потом, твоё недовольство тоже нельзя держать в себе. Оно будет у тебя внутри вариться, вариться, и начнёт разрушать тебя, портить твой характер. Указывая жене, в чём она неправа, мы убиваем двух зайцев». Я помню, как жена друга звонила моей «бывшей» и жаловалась на своего мужа… И как тогда превозносила она Бегемота, который грамотные советы пропускал мимо ушей, полагая, что со временем «спутница жизни» сама всё поймёт, да и вообще всё само собою утрясётся, и просто зарабатывал деньги на семью…

Да, вёл я себя совершенно иначе. У нас с женой были великолепные отношения. Весь университетский курс говорил, что мы созданы друг для друга. Общественное сознание сразу же нас «поженило». Но с самого начала я умудрился пустить отношения на самотёк. Я решительно всё прощал своей жене. «К чему ругаться? — думал я. — Она меня любит, и сама потом всё поймёт». Да тут ещё и ребенок родился… Свой «Nissan» обхаживал я постоянно: заливал бензин, менял фильтры и масло, регулировал баланс колёс, сход-развал… Да, я «заливал» в жену «бензин» — давал деньги, зарабатывал на новую квартиру… Много занимался хозяйством и ребёнком. Но и только. И почему-то мне, вроде бы неглупому парню, так и не пришло в голову, что нужно было сразу же отрегулировать контакты моей жены с её родителями, с её друзьями, с моим предшественником… Что нужно научить её сдерживать себя. Что в такой-то и такой-то ситуации нужно не смолчать, но проявить твёрдость и сказать серьёзным голосом, хотя и без грубости: «цыц!». А когда я спохватился — то было уже поздно.

Вот как это происходило. Пишу об этом подробно потому, что многие, очень многие мужики совершили, совершают или могут совершить ту же самую распространённую ошибку.

Дело в том, что в обществе принято знакомиться с родителями жены. Типа, они имеют полное право разрешить этот брак или наложить на него своё «вето». Собственно, знакомство с её родителями до свадьбы именно это и предполагает.

Однако именно идея одобрения моей персоны кем бы то ни было — мамами-папами, бабками-дедками, друзьями-подружками, духовниками, а также Вселенским Собором стала вызывать со временем у меня отвращение самое искреннее. И тогда я придумал собственную схему создания автономности семьи. Знакомиться со всякими там родственниками нужно уже после регистрации брака. Поскольку именно всё это — ритуал знакомства, а затем и самое торжество — являются основой, «спусковым крючком» того процесса, когда постепенно вместо твоей собственной семьи образуется жалкий, безвольный придаток к семье её родителей. Большинство же мужиков этого подспудно-зловещего смысла в сватовстве и женитьбе вообще не замечают. Для них это всего лишь красивый ритуал, некая обязанность, которую приходится выполнять. Тем самым они делают первый шаг к подчинению себя женою. А точнее — её бабством, ибо полная психическая зависимость от своей родни является одной из важнейших её, бабства, составляющих (вот вам отличная иллюстрация к этим рассуждениям: http://www.from-ua.com/dark/4157c27d00d18/)

Достаточно пойти на поводу у родителей невесты, и всё это постепенно приведёт к полной потере той необходимой автономности. Семья станет жалким придатком к семейству родителей жены. Да и психологически-то жена от родителей так и не сможет дистанцироваться, и виноват в этом будет муж.

Конечно, чисто по-человечески вполне можно всех их понять — на старости лет тоже хочется быть нужным детям. Но молодой-то семье от этого не легче. Тем более, что голос молодой жены постепенно присоединяется к стройному хору её родственников в унисон. Семья должна быть полностью независимой и самостоятельной. Кстати: и «Домашний очаг» рекомендует не принимать от родни никаких дорогих подарков, чтобы не впасть от них в зависимость. Ибо было бы странно — принять подарок и не ответить на него «добрым отношением».

При чём тут родственники? С самого начала нужно поставить себя так, чтобы ни с кем не знакомиться, и ни от кого не зависеть — ни материально, ни психологически… А вообще знакомиться с «роднёй» нужно не ранее, чем через год-два семейной жизни. Не иначе. Если же невеста «упрётся рогом» и потребует «законного сватовства», то нужно твёрдо предложить ей выбирать между мужем и своей роднёй. Типа, «оставит человек отца и матерь»… Именно всё изложенное, и ничто иное позволит с самого начала быть вполне твёрдым.

Итак, вот некоторые из основных мыслей. Первое — все мероприятия, связанные с женитьбой (пышная свадьба, торжественное венчание и прочее) — идут на руку в первую очередь женщинам. Поскольку именно они нуждаются в том, чтобы всё было официально, чтобы о законности союза «узнали все». Именно женщины стремятся обставить свадьбу как некое торжественное, предельно ритуализированное действо.


ris29.jpg

Взгляните на наряд невесты, и вы сразу поймёте, кто истинный виновник торжества. Казалось бы, коль скоро невеста одета как принцесса, то и жених в этот день должен облачиться как принц (мантия из пурпурного бархата, позументы, и всё такое). Ритуал есть ритуал. Стоит ли делать исключение для героя торжества? Было бы оно без него возможно? Однако все женихи (добровольно) ограничиваются лаконичным фраком.

Дело не только в том, что ныне существующая символика брачных одеяний отнюдь не случайна. С самого начала совместной жизни происходит некое символическое распределение ролей. С самого начала мужчине как бы дают понять, кому он всем этим обязан. Или сформулируем несколько иначе: ещё на свадьбе ему показывают, какое получил он сокровище. Типа, нужно его хранить, беречь и приумножать. В одном из сообществ Livejournal («hochu_zamuzh») я встретил чрезвычайно показательно рассуждение, которое привожу здесь целиком:

«Сейчас у брата моего мужа грядет свадьба, родители разделись просто до трусов, чтобы не ударить в грязь лицом перед родней невесты, которая требует соблюдения всех обрядов (сватовство, венчание, благословение иконами, 100 человек гостей, вызывается родня из Молдавии и Белоруссии). Одалживаются деньги, суета, беготня.

Но, с другой стороны, после такой пышной и дорогой свадьбы, да еще и с венчанием у мужчины (а у женщины и подавно) остается четкое ощущение, что он именно ЖЕНИЛСЯ, основательно и надежно, что теперь нужно рожать детей и зарабатывать на семью, чтобы не обмануть ожидания многочисленной родни и оправдать вложенные деньги.

Да и сам факт: когда родители невесты „вручают“ жениху его любимую девушку „в подарочной упаковке“ — это обязывает.

Для сравнения: у нас с мужем свадьбы не было. Мы пошли в ЗАГС и расписались, будучи только вдвоем, потому что либо нужно приглашать всех, либо никого, иначе потом обид не избежать. Так ведь итак потом выслушивали и обиды, и недовольные высказывания в наш адрес, и далеко не тактичные вопросы.

Естественно, что никаких пышных платьев, видеосъемки, машин и т. д. у нас не было. Мы вдвоем пошли после ЗАГСа в ресторан, затем был ужин дома в кругу самых близких родственников. В целом это все стоило около 130 гривен, что в переводе на $ составило около 30$.

И вот результат: у моего мужа нет ощущения, что он ЖЕНИЛСЯ, а есть — что ПОДженился, то есть, что это временно, как бы черновой вариант, пробный, это еще можно исправить, переписать заново. Отсюда его постоянные утверждения, что „это не надолго“, „быстро женились — быстро и разведемся“. И у меня, надо сказать, тоже такое ощущение — что это не по-настоящему, а по-настоящему — еще впереди. Я ему высказала, что за 130 гривен можно хоть каждый год поджениваться, а развод стóит еще дешевле.

У меня сейчас очень сильное сожаление о том, что я так дешево стоила моему мужу и его родителям, как будто на помойке он меня нашел — разве с таким началом можно ожидать хорошего продолжения? Разве такой брак кто-то будет ценить?

Так потерпело крах мое убеждение, что пышные свадьбы и венчания не нужны и что это бессмысленная трата денег. Получается, что смысл как раз есть и очень большой — после этого мужчина не сможет сказать жене или ее родственникам, что это, типа, „временно“, „не надолго“ — его не поймут. А если вздумает отказываться от заведения детей, начнет изменять и это станет известно, то натолкнется на плотную стену негодующей родни своей жены.

Кроме того, перспектива развода, развенчания (да-да, это существует!), раздела жилплощади, имущества, подаренного многочисленной родней и купленного с их же помощью, их осуждение, презрение заставит его тысячу раз подумать, стоит ли с этим всем завязываться, не проще ли сидеть и не жужжать.

И еще очень важное правило: никогда не нужно жалеть и экономить деньги жениха и его родственников — чем дороже ему стоила женщина, тем больше он будет ее ценить. И это правило подтверждается снова и снова самой жизнью.

Девушки, делайте выводы!»


Грустнее всего то, что для обывателя всё это правда… Однако нам стоит обратить внимание на следующий принципиальный момент. В рассуждении везде говорится о том, что ценить женщину будет мужчина, но никак не наоборот. Получается так, что свадьба — способ женщины преподнести себя с наиболее выгодной стороны, то есть в некотором роде продать себя подороже. Ведь речь о том, что пышная свадьба приведёт к оценке мужчины, вообще не идёт!

Казалось бы: пышная свадьба общая, создают единую семью два человека. Они на равных участвуют в бракосочетании. Однако, раз «должен начать ценить» именно мужчина, то свадьба получается женской. Это ритуал, обслуживающий женские потребности и женское же стремление к доминированию. Ибо чем на деле обернётся это «он будет меня ценить»? Повышенной уступчивостью, разумеется. То есть послушанием. Обратите внимание, как расшифровывается фраза «Мужчина должен, прежде всего, ценить меня» в «Женском Фразеологическом Словаре»…

Допустим, что наряд новобрачной призван подчеркнуть внешнюю её привлекательность. Невеста как бы одаряет счастливого жениха своею красотой. Хорошо, согласен. Ну так ведь и он одаряет её чем-то — например, своим умом и талантом, своими доходами, своей мужественностью, своими здоровыми генами, наконец. Но возникает ощущение, что всё это как-то не учитывается — ни в свадебном обряде, ни в последующем «раскладе сил». Неявно предполагается, что молодой муж и дальше должен чувствовать себя донельзя осчастливленным, и всем этой красоте обязанным. Свадьба как бы задаёт весь тон последующей совместной жизни.

Давайте теперь зададимся вопросом: а в чём назидательность этого красивого обряда для невесты? Какую она берёт на себя ответственность? Нетрудно видеть, что асимметрия брачных костюмов наглядно отражает существующее распределение ролей в обществе.

Мир пышных застолий и множества гостей, мир с маршем Мендельсона и официальными свидетелями, мир, в котором легитимность союза должно засвидетельствовать «всё общество» — это мир женщины. Если мужчина решил быть вместе с «Ней», то ему вполне достаточно трезвого сознания этого факта и понимания ответственности за принятое решение. Потребность в том, чтобы об этом «узнали все», чтобы было всё «как у всех», чтобы всё было «красиво и торжественно» — присуще женщине исключительно. А теперь — внимание. У «всех» была роскошная свадьба; у всех муж стал впоследствии почти что подкаблучником… Вы меня хорошо поняли?

Вся эта свадебная свистопляска с самого начала лишает мужчину двух самых главных его достоинств — рассудка и умения быть самостоятельным. Кстати, у Чехова всё это хорошо описано. Как бы выразить это поточнее? Вот, придумал: участвуя в пиршестве со многими гостями, мужчина (жених) как бы даёт им всем «подписку», что типа будет «нормальным мужем». То есть и добытчиком, и подкаблучником одновременно. И если, например, его лаборатория не получит очередной грант, и он окажется на зарплате в 100 грин, то ему будет вроде как неудобно перед многочисленной роднёй, бывшей на той свадьбе. Хотя спрашивается: ну при чём тут они все? «Оставит человек отца и матерь…»

Для жениха свадебный обряд оборачивается чем-то вроде обряда инициации, посвящения его типа в «избранные», а на деле — включение в мир жрущих самодовольных гостей. Стопудово вся ситуация как бы вопиет ему: «ты должен быть таким, как мы все». И чем больше на свадьбе родни, чем более пышным является торжество, тем более довлеют над женихом эти неписанные и неосознаваемые обязательства. Свадьба неизбежно лишает нас внутренней свободы.

Более того. Пышный и торжественный свадебный ритуал как бы гипнотизирует новобрачных. Он — и в первую очередь именно он — создаёт стойкое ощущение, что свершилось нечто великое, что оно именно свершилось, и теперь счастливое будущее как бы гарантировано (этим самым свадебным обрядом). Типа, отгулял свадьбу — и можешь складывать ручки, теперь всё пойдёт как-то само собой. У молодых супругов возникает стойкая иллюзия Торжественность обряда парализует в первую очередь сознание молодого (и, как правило, неопытного) мужа. Невесть почему, он начинает расслабляться.

С самого начала в семье возникает вакуум — сначала идеологический. Сама по себе семья не может быть самоценна, она всегда существует для чего-то иного, более или менее высокого. Например, жена может быть помощницей мужа в его Деле, она помогает ему в продлении этого дела, рождая наследников. Или рождение и воспитание детей становится такой целью. Так или иначе, не бывает полного паритета в «раскладе сил» — рано или поздно, кто-то всё равно возьмет верх, навяжет другому своё видение мира, свою систему ценностей и свои цели существования. И подчинит себе другого.

Так вот, во многих случаях свадьба как бы перечёркивает то, ради чего в своё время сошлись наши «молодые». Они начинают жизнь как бы с чистого листа. Мужчина частенько с самого начала упускает бразды правления из своих рук — мол, всё теперь пойдёт как-то самой собой. Угадайте, что после этого происходит?

Попробую привести такой пример. Пышность свадьбы и сознание того, что потом происходит (мужское сознание, разумеется) находятся как бы на противоположных чашах весов. Чем богаче свадьба, тем расслабленнее будет потом мужчина. И, когда я набирал этот кусочек текста, то вдруг подумал: а не может ли быть так, что женщины интуитивно всё это чувствуют, почему и мечтают поголовно о великом торжестве бракосочетания?

Существует и ещё один момент. «Каждая женщина — это самка, ориентированная на продолжение рода. Для этого она должна найти себе самого лучшего мужа, то есть самого незаурядного самца. Однако, чаще всего нет уверенности, что это удалось. Каждую женщину точит червь сомнения: а точно ли её избранник — самый лучший? Может, стоило ещё повыбирать? А вдруг где-то есть ещё лучше? Ведь тогда получится, что она как бы проиграла!

Внешняя помпа, необыкновенная торжественность действия, пышное платье, лимузины, роскошный стол и обилие весёлых гостей как раз и призваны её успокоить и компенсировать эту внутреннюю женскую неуверенность».

Обратите внимание: в любом случае в выигрыше оказывается не жених, но невеста. И потому правильно поступают те, кто хотя бы ограничивается узким кругом родственников, кто венчается при закрытых дверях. И обратите внимание: все, вступающие в брак второй раз предпочитают обходится без всей этой помпы. Небось, чувствуют…

На это возразят так: но ведь всё это жестоко. Во-первых, по отношению к молодой невесте, которой так хотелось хоть на один день почувствовать себя принцессой перед тем, как окунуться в омут обыденной жизни. Ага. А я почему-то думал, что об этой самой «обыденной жизни» с мужем она только и мечтала. А мне почему-то казалось, что «омут обыденной жизни» в дальнейшем угрожает и законному супругу, причём ничуть не в меньшей степени. И если есть принцесса — то почему мы не видим принца? И почему нужно быть принцессой именно в этот день, который, как мы уже видели, много чего собою определяет?

И во-вторых, скажут, что это жестоко по отношению к родителям невесты: они типа растили эту девочку, им небезразлично, с кем она, да и так хотелось попировать на свадьбе… Ну да, а потом (как следствие) развернуть тотальный контроль над жизнью молодой семьи. Все мужья были на своих свадьбах, а потом почему-то жалуются на тёщу. Ваш покорный слуга и не собирался ничего праздновать, но Миша, брат жены (кстати, отличный парень), привёл именно этот аргумент, и он показался мне убедительным. Свадьбу-таки сыграли. И потом я лично через всё здесь описанное прошёл. Кот на своей шкуре всё это прочувствовал. Существует риск, что прочувствуете и пройдёте также и вы.

Существует и ещё один пренеприятный момент. Как правило, перед свадьбой родители невесты благословляют молодых на брак. Дают, так сказать, милостливое своё разрешение. Собственно, в этом не было бы ничего плохого, если бы не одно «но».

Давая своё изволение на брак, родители тем самым как бы получают некоторую психологическую власть над молодой семьёю. Теперь они получают право не только изредка приезжать в гости, но и совать свой нос в дела новой семьи постоянными советами и неослабеваемым контролем. Это в особенности касается «маменьки», поскольку отец невесты — бесхребетный и слабовольный, как все отцы — чаще всего занимает попустительскую позицию (так было не только у меня — не приводилось даже слышать об иных случаях). Соответственно, молодой жених, испрашивая и получая благословение на брак, тем самым как бы признаёт право родителей будущей жены на такой контроль. Уж самый факт испрошения много к чему обязывает. Тот, кто просит, всегда оказывается в зависимости тех, у кого просит. Воланд не случайно советует Маргарите: «Никогда ничего не просите. Особенно у тех, кто сильнее вас».

Нет, воля ваша, а свадьба, кроме очевидного элемента пошлости привносит в жизнь ту самую зависимость — не только от жены, но и её родителей жены. Короче, post hoc ergo propter hoc. Кроме того, снова см. предыдущий абзац. В конечном счёте «предки» невесты мечтали о её семейном счастье, о гармоничных взаимоотношениях, о хороших внуках, а не о торжествах. Надо смотреть в суть, а не передёргивать.

Наконец, вывод второй: не следует торопиться знакомиться с родителями жены. Отсрочивая это событие, мы, во-первых, ставим всех на место и показываем, «кто в доме хозяин» — отныне будет уже трудно вовлечь нас в орбиту этих родственных отношений. Во-вторых, потенциальные родственники безусловно оскорбятся всем этим, и в будущем отношения с ними будут прохладно-дистанционными, что, вообще-то, и требовалось. В-третьих, тем самым мы проверяем нашу избранницу: обладает ли она достаточной уступчивостью и смирением? В-четвёртых, проверяем её чувства к нам: точно ли она любит настолько, что готова даже пожертвовать (до некоторой степени) своими родителями? И, наконец, в-пятых, узнаём, насколько она интеллигентна, то есть развита — поскольку развитие личности всегда выражалось и в умении быть независимым от родителей тоже… На мой взгляд, рискнуть вполне стоит. И нормальные женщины почти наверняка на это пойдут. Особенно принимая во внимание их искреннее желание выйти замуж. Пойдут они на это и в надежде потом вас переубедить. Так вот: а вы не переубеждайтесь.

На самом деле, здесь дело не в гуманности, но строгом разделении «или — или». Не желая с самого начала взять бразды правления в свои руки, получают обыкновенно то, что происходит в большинстве семей. Кроме того, всегда ведь можно «подсластить пилюлю», заявив родителям, что, мол, никакого брака ещё нет, мы просто «поживём вместе с одним человеком».

Должен тут же указать на кое-что немаловажное. Во-первых, все эти рассуждения на 100 процентов применимы лишь к той ситуации, когда мужчина на самом деле является Личностью, когда имеет он подлинную харизму вести других за собой; если он и впрямь является образом и подобием Божиим — в творческом плане, например. А коли он просто работает неким функционером (то есть просто ходит на работу для зарабатывания денег), или, того хуже, является нанятым чиновником — менеджером в фирме, каким-нить там финансовым директором, а то и просто владельцем собственной «конторы» (ибо в последнем случае он также нанятый чиновник, но всем миром бизнеса в целом) — то подобным образом выкаблучиваться смысла никакого и нет.

Во всех этих построениях автор стоит на откровенно проинтеллигентских позициях. И это вовсе не потому, что класс, оказавшийся в середине нашей общественной структуры, сейчас стремительно вымирает. И не потому, что автор стремиться отстаивать интересы своего класса. И не только потому, что нищему интеллигенту стало трудно найти себе пару. Дело в том, что интеллигентский, творческий идеал является наиболее показательным. Все отношения между мужчиной и женщиной отражены здесь в «чистом виде». Рассматривая творческого человека, нам проще рассуждать о том, на что может он претендовать в плане личных отношений, как эти последние строить, как преодолевать «заморочки» интеллигентной женщины, и всё такое прочее. Другим столь же показательным «чистым идеалом» являются отношения в крестьянской среде. Однако в России её уже нет.

Мужчина и женщина обыкновенно стоят друг друга. Деятель культуры, учёный, врач, музыкант, творческая личность, педагог, военный с зарплатой в 150 баксов ещё могут претендовать на немеркантильную женщину с ангельским характером. Собственно, им такая и может быть послана. Если же мужик всего лишь продвигается по служебной лестнице, зарабатывает кучу денег, и больше ничего из себя не представляет, то скромная, немеркантильная, неиспорченная женщина подойдёт ему, как корове седло. Скорее всего, наш герой либо вообще не будет в состоянии её оценить, либо подавит как личность. Либо — и это вероятнее всего — живя с нашим героем, она наверняка испортится. Уникальный набор таких женских качеств, как скромность, смирение, уступчивость, умение понимать, умение жертвовать своими амбициями ради любимого человека — бесценный, редкий и хрупкий цветок, нуждающийся в соответствующем отношении: правильной оценке, защите, заботе, уходе и вообще адекватной среде обитания (хотя всё это не исключает «твёрдую руку»). Да, собственно, судьба нашему «буржую» такую и не пошлёт — она никогда не открывает одной двери, не закрыв при этом другую. Так что всё своё при жизни он уже получил, и должен быть готовым, что на него, как мухи на мёд, будут слетаться дамочки вполне определённой категории. И по другому обычно не бывает.

Второе — поскольку те ценности, которые привносятся в наш холодный, трудный, холостяцкий мир женщиною, являются очень и очень реальными, жизненными, то и атмосфера в семье, где господствуют материнские ценности, является очень тёплой и по-хорошему уютной. Ну да, именно эта атмосфера постепенно подавляет нас как личность; это тепло растапливает наш дух и наши мозги. Но сути дела от этого не меняется. Женщина подчиняет себе этот мир незаметно, и я бы даже сказал, безболезненно. У неё очень органично получается быть вожаком стаи — и напрягаться-то особо не нужно. «Divide et impera» — а кому, как не женской натуре удаётся расчленить любое явление на составляющие, и потом, уже по частям — подчинить себе?

В случае же, когда семья подчинена ценностям мужским (не следует путать это с тривиальным мужским господством, достигаемом внешней силой и внешним по-давлением) — в этом случае с семье царит некоторая строгость, и, я бы даже сказал, холодность (говорю не о холодности в отношениях, а именно об атмосфере в доме). И это неизбежно — атмосферу в доме всегда определяет лидер, а подлинное лидерство должно идти от внутренних сил, изнутри. Мужчине (в отличие от женщины) нужно всё время напрягаться, чтобы быть впереди и вести за собой. Для этого нужно иметь что-то за душой. Просто так лидером женщина никогда никого не признает. И, возможно, в этом она права.

Всё это я не на словах заявляю, но на основе собственного опыта. Все друзья и знакомые (обоего пола), приходя в гости, как один заявляли: «у вас дома как будто разлит мёд». Хвалили и завидовали, блин. Теперь-то я знаю, чем всё это обернулось…

Наконец, бывают семьи, где ухитряются уживаться два лидера. Чёрт его знает, какая при этом будет атмосфера в семье. Я — не знаю, когда автор вздумал вернуть себе подлинное лидерство, эта ситуация окончилась разводом…

Ну и ещё одна небольшая деталька. Встречаются в природе девушки, о которых очень многие мечтают — нежные, тихие, скромные, всё понимающие ангелы, у которых изнутри льётся какой-то необъяснимый свет. Ангелы, которые — и это немаловажно — остаются таковыми и после свадьбы. Так вот: если мужчина не имеет в себе мощного внутреннего стержня (как правило, творчески-духовного), если внутри у него не происходят какие-то важные события, то он будет ожидать чего-то типа «взбадривающего» от такого ангела. Но никогда не получит.

Один мой друг, биолог, говорит, что «женщина должна создавать у мужчины тургор» (ну, типа давление сока в стебле и листьях растений). Нормальные дамочки, с оптимальным уровнем стервозности, такой тургор всегда создают, а вот идеальные — нет. Поэтому они не всем подходят, это «товар» на любителя. А потому — не стоит так уж всерьёз использовать при знакомстве какие-либо «фильтры» и искать идеальную женщину. На что-то вполне можно и закрыть глаза. Главное — чувствовать, что вы не будете против, когда ваши дети усвоят её манеры. Когда рядом с вами, больным и старым, будет сидеть эта девушка, превратившаяся в милую, симпатичную старушку. Если при такой картине у вас внутри ничего не восстаёт против — то женитесь, невзирая ни на какие «пункты» и ни на какую стервозность. Тогда смело читайте дальше:)

Твёрдый характер, первейшее в отношениях с женщиной, вполне поддаётся вырабатыванию. Нужно всего лишь научиться говорить твёрдое «нет». А ещё — если понимаешь, что вы с женщиной не подходите друг другу, научиться, не канителясь, её «посылать». Знакомство по объявлению даёт этому необыкновенный простор. Сначала вы просто «посылаете» многих женщин. Постепенно в вас развивается некоторая внутренняя твёрдость, связанная с готовностью «послать». А ещё потом женщины начинают всё это чувствовать, кстати, и ценить. Теперь они куда реже станут позволять себе «обабиваться».

И вообще — когда осознаёшь свою правоту, с женщиной нужно вести себя жёстко, но не грубо. Когда понимаешь, что она начала не по делу на тебя «давить», то следует постепенно и мягко перевести разговор на тему, что, мол, наверное вы недостойны её, и, судя по всему, скоро она вас бросит и найдёт кого-то другого. Разумеется, она тут же спросит вас: «А ты? Как тогда будешь ты?» Тут следует, отведя глаза, с протяжным тяжёлым вздохом сказать, что, конечно, вам будет плохо без неё, и вообще — ни с кем так как с ней вам уже хорошо не будет, но всё же потом вы «надеетесь найти себе ту, которой будет с вами хорошо и постараетесь сделать её счастливой». Пылкое женское воображение сразу же нарисует пленительную картину вашего безмятежного счастья с другой… И она тут же поймёт, что без вас окажется как без той самой грёбанной части тела (рука, душа, и всё такое). Ну и, натурально, после этого «сдаст назад». Однако проделывать всё это нужно, будучи полностью уверенным в собственной правоте. Иначе действенное это лекарство будет навсегда профанировано в хитроумном женском сознании…

Да, много набил я в жизни сей шишек, чтобы додуматься до таких простых и очевидных вещей. Однако вполне понять это и прочувствовать смог лишь после того, как прошёл через всю эту эпопею знакомства по объявлению. И тогда я подумал, что, может быть, опыт мой окажется кому-то полезным? Конечно, вы можете со мной не согласиться. Но тогда объясните мне: откуда столько анекдотов про тёщу? Почему человечество до сих пор бьётся над этой проблемой? Вот, я всего лишь предложил один из вариантов решения…

Не один я такой. Нашему брату вообще свойственно расслабляться. Он приносит домой деньги, да изредка делает что-то ещё — типа гуляет с детьми, ездит за продуктами, да вешает полки, и почему-то думает, что теперь дело в шляпе. Однако это не так. Женщина может смотреть на мужчину либо снизу вверх, либо сверху вниз. Третьего не дано, и от нас самих зависит этот «баланс отношений». Женщина нуждается в регулировке ничуть не менее, чем автомобиль. И очень важное «ноу-хау» в управлении женщиной — это никогда не расслабляться, всегда уметь чувствовать баланс между внутренней твёрдостью и внешней мягкостью. Ушёл в сторону излишней мягкости — и ты уже никто, тебя полностью подчинили себе, своим бабским целям и даже мелким пошлым капризам. Уклонился в сторону излишней твёрдости — и всё, считай, что ты с ней расстался. Она неизбежно уйдёт от тебя. Сначала начнёт самоутверждаться по мелочам, ругаться, скандалить, а потом уйдёт.

Скажу более. Диалектика здесь такова, что внутренняя твёрдость, не будучи дополнена внешней мягкостью, неизбежно скатится в сторону своей гипертрофии, постепенно перейдёт в жестокость. А внешняя мягкость, лишённая внутренней твёрдости, приведёт к постепенному «обабиванию» не только мужа, но и жены. И бабство как таковое тут вообще-то не при чём. Это стихия. И, как стихия, она может породить из себя всё, в том числе и бабство — если не направлять стихию в нужное русло, если пустить дело на самотёк. Если не соблюдён необходимый баланс. Такой баланс нужно не только отслеживать сознательно, но и просто чувствовать — дабы не перегнуть палку. Но палку очень часто перегибают. Иначе откуда берётся столько дурных баб?

Да, много встречается дур, так сказать, «изначальных», на уровне генотипа. Но остальные, остальные-то? Ведь это мы их распустили. И знаете, почему? Потому что не умеем ими управлять. Мы уделяем всем этим проблемам меньше внимания, чем своему любимому авто. Мы ведём себя с ними, как с мужиками, даже порой не догадываясь, что женщину бесполезно критиковать, как бесполезно критиковать стихию. Да, женщину, как и стихию, можно просто побить — был один умник в древнем мире, он велел высечь море. И несколько тысяч лет, вспоминая об этом, люди крутят пальцем у виска. Побить женщину — ничуть не умнее. И ничуть не умнее наорать на неё, оскорбить, обматерить… Её вовсе не следует держать в «ежовых рукавицах», — упаси Бог! Ей нужно всего лишь управлять, нужно уметь сказать ей «цыц» — твёрдым, но не раздраженным тоном. Так, чтобы она не обиделась. Можно даже с самого начала отношений объяснить ей духовный смысл и содержание этого «цыц» — мол, я отвечаю за наши отношения, и буду говорить это в случае, когда реально чувствую, что ты обабиваешься… Если она не дура, то не обидится и поймёт. А если не поймёт и обидится — то можно смело её бросать и искать другой «вариант».

В конечном счёте, такое отношение могло бы запустить в обществе своего рода «естественный отбор», и, Бог даст, через пару поколений дур почти совсем бы не осталось… Очень многие нормальные женщины поначалу чувствуют в себе зачатки этого бабства, и они будут даже благодарны, если его возьмут под внешний контроль. И это так потому, что они прозревают своим внутренним оком, что ежели они обабятся, то впоследствии очень даже могут оказаться обманутыми, а то и вообще остаться в одиночестве. Думаете, это очень им нужно? А потому следует с самого начала ввести свою женщину в курс дела. Она поймёт. А если не поймёт, то, повторяю, она дура, и можно смело искать другую.

Протоиерей А. Устьинский в письме к В. Розанову разражается следующей длиннющей тирадой. «Что такое русская женщина? Это какая-то деревяшка, совершенно лишённая какого бы то ни было стремления к нравственному усовершенствованию. Ей совершенно чужды какие бы то ни было понятия о чувстве правды и чувстве долга. В ней совершенно атрофированы способности постигать небесное и стремиться к нему… Бесчисленное множество русских священников спились с кругу единственно только из-за жён своих… Ещё во время самого венца… невеста… старается выше жениха поднять свою венчальную свечу, отдавая дань той примете, что, поступая так, она и в жизни будет иметь перевес над своим мужем и управлять им… В только что вышедшей книжке „В тихой пристани“ героиня… получает письмо от тётки игуменьи, в котором последняя советует ей вести жизнь внимательную, чистым сердцем служить Богу. По прочтении письма „ей стало немного досадно от советов игуменьи. „На что мне они, когда, может быть, даже сегодня я буду невестой Матищева?“ — подумала она. Итак, что же, милая барышня? — продолжает Устьинский. — Значит, или Христос, или замужество? Или спасение души, или венчальный убор?“ То есть — продолжает размышлять автор — в замужестве порядочность, нравственность, работа над собою и чистота уже не нужны?»

Видели бы многочисленные критики, считающие автора чуть не главою всех женоненавистников Рунета, как был исчёркан и исписан ручкой этот абзац! Перво-наперво, мне подумалось: ну да, может быть, замужество (наличие постоянного партнёра) и впрямь избавляет большинство женщин от подобной рефлексии и необходимой работы над собой. Я не настолько знаю женщин, чтобы внутренне отследить работу этого психического механизма, но пусть и впрямь это будет так. Однако очевидно, что, избавляясь от стремлений к «нравственному усовершенствованию» и тому подобному, женщина неосознанно как бы делегирует все эти благие свойства своему мужчине. Зачастую сама того не осознавая, она ждёт от него верных указаний и какого-то общего управления. Не получая всего этого она вскоре «срывается с тормозов». А потом все вокруг начинают трубить, какая она плохая. В целом же систему «жена-муж», в её, так сказать, диалектике и развитии почему-то никто не рассматривает.

Кстати, вспомнился пример одного знакомого молодого священника: отличный, глубоко верующий человек, умён, порядочен, знает кучу языков, не корыстолюбив и не пошл. К его жене невозможно было обратится даже по телефону: хамство звучало уже в самых интонациях её речи. Когда умерла бабушка, то я позвонил с целью пригласить его на отпевание (мы потом вдвоём и справили панихиду по полному, не сокращённому чину). В ответ довелось услышать откровенную её грубость: «Вы все отрываете мужа от семьи». Но ведь этот парень — очень мягкий, и даже слишком добрый человек. Однажды мы ехали с ним в моей иномарке; я заговорил о его жене: типа, ведь она же отваживает от него постоянных прихожан, скверное поведение жены бросает тень и на него самого, страдает бюджет их семьи, и всё такое прочее. И тут же получил ответ в обычной для него, мягкий форме: «Кот, но ведь это моё личное дело, оно больше никого не касается».

Заявляя: «она вышла замуж и стала стервой» наши «аналитики» даже не замечают, что негативные свойства женщины вырываются ими из общего социального контекста. Занятно, почему Устьинский считает, что женщина, выйдя замуж, должна начать смирять саму себя как бы из себя самой. А муж-то на что? Только деньги зарабатывать? И далее: можно подумать, что наша новоиспечённая «стерва» когда-то не росла в семье, что у неё не было отца… Психологи заявляют, что программы и образа жениха, и модели семейных отношений девочки «списывают» со своих родителей. Так вот: с кого могла она взять пример мужчины, «способного постигать небесное и стремиться к нему»? С нашего «добытчика»? Да и вообще: отец воспитанием её много занимался? Терпеливо общался, многое рассказывал, отвечал на всякие там вопросы, старался быть примером, стремился духовно расти…

Загоняя мужчину в прокрустово ложе «кормильца семьи» общество тем самым загоняет в тупик само себя. Но при этом чисто по-бабски не желает видеть всего круга проблем, и не стремится подойти к решению задачи системно. Мы слышим лишь отдельные возгласы: ах, все мужчины превратились в кобелей! Ах, все женщины стали корыстными стервами! А виноват-то весь в целом убогий современный набор: потребительская идеология, карьера, обязательная «уверенность в себе», мещанское презрение к хорошему образованию, к хорошим манерам, к занятию наукой или творчеством, к интеллигентности вообще… Вот откуда надо начинать разрывать порочный этот круг. И начинать делать это должны именно мужчины. Кот Бегемот уже типа начал:))

Поехали дальше. Если в жене и была изначально некоторая стервозность, то о чём думал её (тогда ещё) жених? Что мешало ещё до официального сватовства присмотреться к ней повнимательнее? Заодно и на родителей взглянуть, особенно на матушку… Стервозность — не иголка в сене, в каких-то мелочах она проявится неизбежно. Ах, был неразумным и молодым. А кто тебя торопил? Кто заставлял? А потом вдруг возглашают: «Во всём виноваты эти женщины! У них самое падшее естество!» При этом неявно подразумевается, что мы, мужчины, во всём-всём-всём хорошие (окромя, может, некоторых незначительных мелочей), и вообще тут ни при чём. Типа, безвинно терпим. Вот оно, настоящее бабство-то!

Теперь обратим внимание на высоко поднятую свечу невестой. Это — лучшее опровержение тех умников, которые трубят: «Настоящих женщин нет, они выродились. Вот раньше…» Как видим, и 100 лет назад женщины были ничуть не лучше. Должен ли я доказывать, что не были они лучше и 200, и 500 и тысячу лет назад?

Во все времена женщины были одни и те же. Будучи изначально заземлёнными предельно, они, тем не менее, обладают способностью подстраиваться под тот образ, который хотят видеть в них мужчины. Они просто хотят нам понравиться. Чаще всего это происходит неосознанно. Они просто чуют общее умонастроение эпохи; они типа «держат нос по ветру». И если мужчины ждут от женщин скромности и целомудрия — то эти последние тут же начинают вести себя соответственно. Если мужики навязывают им модель поведения шалав, то они начинают знакомиться в барах и отдаваться в первый же вечер. Женщины на всё готовы, чтобы привлечь внимание мужчин. Запомните, господа: у женщин нет никаких жизненных принципов и идеалов, но есть интересы и цели. А ежели женщина считает, что у неё какие-то принципы есть, то это так потому, что она глубоко усвоила умонастроение эпохи. Не разубеждайте её, прошу вас.

Мужчины, в своём стремлении понять женщин колеблются между обвинениями в продажности, и вознесением женщин аж до ангелов. Между тем, и то, и другое неверно. Женщины не плохие и не хорошие. Они слабые. В своём искреннем желании нравиться, в своём стремлении завести семью они идут на всё что угодно. И женщина может быть «нормальной» тогда и только тогда, если она росла в хорошей семье, а потом попала в хорошие руки. Если нашёлся хороший (и сильный) мужчина, который может ею управлять и готов нести ответственность за развитие системы «муж-жена». Но дело в том, что мы оказываемся не менее слабыми. Мы не можем противопоставить ничего реального женской системе ценностей. И тогда женщина начинает смутно чувствовать, что «всё держится на ней». Вот почему она старается повыше держать свечу. Обладая фантастически развитой интуицией, женщина мгновенно определяет, что ей попался слабый мужчина. Но что делать? — этот вроде как нравится, да и будет ли другой лучше? Стоит ли рисковать?

Поехали дальше. Там же Устьинский пишет: «Нет, не такие нам жёны нужны! Мне нужна невеста, которая бы повела меня вслед за собою… Мне нужна жена, которая была бы для меня постоянным правилом… При таких условиях, конечно, и мужья инстинктивно почуют в вас, русские женщины, живую душу, и будут ценить вас и дорожить вами, а не выбрасывать вас за порог бытия своего». Народ, приколитесь на этого чувака! Он искренне полагает, что мужика должна вести за собою женщина: давать ему «правила», напитывать его супер-пупер духовностью… А мужик что — пассивная губка, которая будет молча впитывать то, что генерирует женщина? Почему-то я думал, что должно быть в точности наоборот. Этот идеалистический козёл совершенно не рассматривает семью как единую систему, в её динамике и развитии, состоящую из разнородных взаимодействующих элементов, с разными их интересами и способностями. Взгляды нашего протоиерея на совместную жизнь совершенно абстрактны, они не учитывают особенности человеческой природы — точно так же, как не учитывали их большевики, строя после революции дома, где не было кухонь…

Абстрактная духовность, лишённая настоящего рационального, даже «падшего» понимания, тут же вырождается, переходит в свою противоположность — вспомним пример Адама и Евы. Ничто в мире не обходится без своеобразного «дополнения», без этакой «подпорки» — духовность без рациональности, мужчина — без женщины, человечество — без техногенной цивилизации, Бог — без Вселенной. Проблема лишь в том, что со временем наша «подпорка», стремится подчинить себе своего лидера: техника — человека, женщина — мужчину, творение — своего Творца… А потом — и уничтожить, тем самым уничтожая саму себя. В этом — ключ к познанию всего сущего.

А вообще — с чего этот умник взял, что такую скромницу и смиренницу неизбежно оценит обычный среднестатистический мужчина? Будет, типа, уважать, любить, ценить… Да он просто сядет ей (прежде всего — психологически) на шею, будет пошло пользоваться её смирением, начнёт всячески подавлять и унижать. А потом вообще заскучает, да бросит, променяв на тётку с нормальным «уровнем стервозности».

Наверное, именовать семью следует как-то иначе, чем «единство двух половинок», так как самый образ этот является статическим. На деле, можно говорить о своего рода «схеме равновесия» в отношениях «половинок»: чем смиреннее один супруг, тем более стервенеет другой. Например, у всех моих знакомых священников жёны — страшные сволочи. Натурально, добрые иереи смиренно считают, что на их супружниц ополчается дьявол — мол, священники-то защищёны благодатью, никак их не возьмёшь, вот и действует «лукавый» через «немощный сосуд». О собственной вине они, да и многие вообще мужчины, как-то не догадываются. Да и вообще: чтобы оценить описываемого Устьинским «ангела», нужно самому обладать чёрт знает какими душевными и духовными богатствами, то есть быть таким же ангелом. Да где возьмёт он такого мужика? Да их днём с огнём…

И ещё одно приходит в голову. Нафиг, спрашивается, нужна женщина, «способная постигать небесное»? Современные русские мужчины (а они в большинстве своём текст этот уже прочитали;-) прекрасно понимают, что слишком заумная или излишне религиозная женщина сразу же подпадает под несколько из перечисленных пунктов. А стало быть — дело не в упомянутой способности, но в мягком характере, в соединении твёрдости и уступчивости, в умении строить гармоничные отношения, и всё такое.

И, наконец, последнее. Без сомнения, у женщин есть свои, присущие только им недостатки. Собственно, в этой работе на них уже было указано:) Но можно подумать, что недостатков нет у мужчин. Одна способность продать своё первородство, своё призвание, ум и талант за чечевичную похлёбку потребительских ценностей чего стоит! В конечном счёте, одни недостатки уравновешивают другие. Но ведь больше спросится с тех, кому больше дано. Кто-то должен начать отвечать за себя, за любимого человека, за создавшееся положение. Почему-то мне кажется, что это — мужчина.

…Там, в 8 камере следственного изолятора, зеки одарили Кота почётной «погремухой» «Человек-гора» (очевидно, из-за размеров:) Эти матёрые уголовники, непонятно почему, постоянно изливали ему свою душу, красочно повествуя об ужасных происшествиях и былых невзгодах. Да и вообще грузили пространными рассуждениями о несправедливости устройства мира, неизменно приходя к мнению, что «все беды — из-за баб». Нет, ребята, не надо лукавить. Наши проблемы — в нашей слабости перед ними.


ris30.jpg

Женщина должна всегда чувствовать внутреннюю мужскую твёрдость. Мы всегда должны быть начеку. Не сама женщина, но её «стихийность» время от времени обязательно будет нас «тестировать» на эту «слабинку». Это неизбежно, и «бабство» тут, кстати, не при чём. Это тот самый закон экспансии информации. Чуть-чуть зазевался — и вот наша фемина уже расширила свои позиции, а мы нечто неуловимое в позициях собственных утратили (http://sterva.kulichki.net/bor/bor09.shtml).

Вот как видится всё это женскими глазами (материал взят с фидо-конференции RU.PICKUP):

«Появляется некий тип. Хороший, добрый, умный и как ему кажется — понимающий. Такой хороший, такой добрый, что в его присутствии совсем не обязательно пытаться скрыть собственные недостатки. А зачем? Ведь поймет же все, не осудит. Ок, не скрываю. Раз позволила себе дурацкую выходку, другой… Интересно. Продолжаю себе позволять, а заодно, любопытства ради, начинаю прощупывать границы дозволенного. Уже преднамеренно. Не просто в целях эксперимента, а потому, как надо ведь знать, когда же мне все-таки следует остановиться. Провоцирую всякие щекотливые ситуации. Смотрю — никто меня осаждать и не собирается… Меня так же как и раньше понимают и великодушно прощают. Ладно, продолжаю дальше. А дальше, как известно — больше. Начинаю карабкаться человеку на голову, хоть и с опаской поначалу, так как все-таки не верю до конца, что мне, совершенно неопытному альпинисту, удастся это восхождение с легкостью. О-па, смотрю — меня не только не пытаются сбросить с высоты, а еще и рукой под попку подталкивают, дабы мне легче лезть было. Все классно, но тут я вспоминаю о том, что мне туда совершенно не нужно, на голову эту несчастную!!! Это же был эксперимент! Снимите меня оттуда, я передумала!!!! А снимать меня никто не собирается… Что мне остается? Брать хитростью. Думаю: чтобы такого учудить, чтобы меня с этой головы спихнули поскорее? Уже с изрядной долей злобы начинаю выдумывать всякие провокации. Колочу по голове этой дурацкой руками и ногами, рожки ей подставляю, за нос таскаю… Пытаюсь мерить собственными мерками: что нужно сделать, чтобы у меня появилось непреодолимое желание дать человеку по мордам?! Делаю и по мордам, есессно, не получаю. а меня смотрят снизу вверх, все так же смиренно и с безграничным пониманием во взгляде. Еще какое то время продолжаю изгаляться, издеваться и т. д., пока не обнаруживаю, что все. Кранты. Человек умер. Умер, как мужчина, как личность, как друг. Все, нету его. В последний раз пинаю труп, отпихивая его подальше из своей жизни и все… Ок, что теперь? Я стерва? Обидела хорошего человека? Дык ведь я не хотела! Зачем мне позволили? Я все не так хотела, все по другому. Я уже где-то выдавала концепцию: женщина всеми силами стремится к власти, но заполучив ее, она, обычно, глубоко несчастна. Эх, блин… Вы все такие добрые, понимающие, умные — как же меня от вас тошнит!!!!»


Из этого великолепного пассажа видно, что женщина стремится подчинить себе мужчину вовсе не для реальной власти. Она ведь этого своего стремления даже не осознаёт. Ей всего лишь нравится ощущать его противодействие. И хрен его знает, зачем оно ей нужно. Изволите видеть, стихия. Почему идёт дождь?!

Угадайте, кто победит в противостоянии, где один вообще не воспринимает критики, считает себя самым хорошим, бессчётно критикует, и вообще — помнит любую мелочь, а другой относится к любой критике серьёзно, не любит быть мелочным и стремится великодушно всё прощать? Обычно заявляют, что, мол, это извечная война между полами, которая никогда не кончится. Но почему же война? Если я регулирую что-то у своей «тачки», то неужто я воюю с нею? Это ежедневная нормальная работа. Что-то упустил, где-то гайку не закрутил — и вот уже у тебя оторвало рулевую тягу, вот ты уже и лишился возможности управлять… А кто виноват? Не ты ли? Но перекрутить гайку тоже плохо — может окончательно сорваться резьба.

Разумеется, кому-то может показаться утомительным — вся эта «гаечная эпопея»: затянул, перетянул… Конечно, это дело вкуса. Но по-моему, оно того стоит. Куда разумнее вкладывать кучу своих душевных сил в одну женщину, постоянно отслеживать всё великое множество её «внутренних настроек» — чем мучиться с мелкими заморочками, а то и откровенным хамством случайных знакомых, которых затаскиваешь на одну ночь. Среди этих последних встречаются такие дуры и такое дерьмо (полагаю, это вам и без меня известно), что поневоле подумаешь: лучше иметь одно своё, знакомое зло, чем терпеть такое…

Как ни странно, в плане «множества настроек» женщины сами приходят нам на помощь. Они бесконечно упрощают эту задачу — и угадайте чем? — своей бесконечной болтливостью. Иногда мне кажется, что она для того и существует, чтобы мы могли контролировать, что происходит там, внутри этой женщины. Женщина, вернее её душа, как бы сама сигнализирует нам: ну давай, посмотри, всё ли у меня в порядке, ведь ты такой умный, ведь я тебе доверяю… Сюда же — великолепная русская поговорка: «баба молчит — лихое норовит». Ведь в глубине души большинство нормальных женщин ясно чувствуют, в чём наши мозги превосходят ихние… Достаточно научиться слушать женщину, как заметишь, что она проговаривает именно эти, ключевые пункты её внутреннего состояния. Нужно совсем немного тренировки, чтобы научиться выделять основные моменты из этого жуткого словесного потока. А после этого им вполне можно управлять, вставляя вовремя нужные фразы и давая соответствующие установки и рекомендации. Натурально, придётся потратить немного времени и сил… Если же этот стихийный поток упустить, то им начнёт управлять кто-то другой. Чаще всего — многочисленные подружки… И первое, что они скажут ей, будет: «Слушай, да он тебя вообще не понимает, и не чувствует. Значит, он тебя и не любит. А раз так, то тогда зачем всё?»

Женщина — если она нормальная — чаще всего подозревает о своей «стихийности». Она знает, что самой ей очень трудно, да почти невозможно «нажать на тормоза». И потому — осознанно или нет — ожидает от своего мужчины некоторого разумного контроля.

Сознание женщины является куда более изощрённым, чем наше. Любое явление, каждое наше слово, взгляд и поступок тут же истолковывается в символическом смысле, так или иначе интерпретируется в координатах человеческих взаимоотношений. Вы всё это дано знаете, читали соответствующие статьи в Сети, и даже смеялись над ними. А зря.

Мужики, я хочу донести до вас одну очень простую идею. Когда мужчина в самом начале — отношений или семейной жизни — расслабляется и пускает все на самотёк (а так бывает очень и очень часто), то с его мужской «колокольни» это очевидный жест доверия своей подруге: мы как бы даём ей аванс, считаем её равной себе. Но женщина не мыслит в категориях равенства, все эти абстрактные категории ей и даром не нужны. Она в первую очередь оперирует «управляющими сигналами». Женская натура тут же интерпретирует эту мужскую «расслабуху» как своеобразный месседж: «Ты все делаешь правильно, продолжай в том же духе».

Конечно, приведённая схема условна и слегка упрощена, но тем не менее: женщина совершает некий поступок, а потом как бы впадает в состояние «Stand-by» и ждёт, как отреагирует мужчина. Если никак, то она полностью права. Права в данном конкретном случае, а не в плане каких-то там общих категорий да красивых принципов.

В этом и заключается принципиальное несовпадение мужчины и женщины: там, где для мужчины проявляется общий принцип, где мужчина с полным сознанием своей правоты демонстрирует широту натуры и уступает, женщина действует реально, по обстановке. Мужчина промолчал — значит, как в этом случае, так и во всех сходных, она права. Вот она и продолжает потихоньку отвоёвывать всё новые позиции.

Мужчина, натурально, со свойственным ему великодушием поначалу пренебрегает всеми этими мелочами да месседжами: мол, дело же не в частностях, а в целом, в том, что мы подходим друг другу. Он прощает своей любимой каждую такую мелочь, даже не осознавая, что при этом происходит, какой запускает он процесс. Он сам, своими руками, копает могилу своему браку.

Ну а потом эта его «не-мелочность» становится привычной линией поведения: а как же иначе? Не могу же я быть мелочным как женщина и устраивать разборки по пустякам? А ещё потом граница между мелочью и крупным размывается. А ведь поначалу наш герой даже ещё издевается над теми, кто осмеливается его предупреждать: циник, мол, этот Бегемот. Прагматик. Ага: этот самый «прагматик» ухитрялся прощать своей «типа половине» даже очевидную неправоту. Философ, блин…

А теперь представьте себе тот же самый процесс, но в масштабах всего общества…

Говорю ещё раз: мы должны быть твёрдыми, но мы не умеем быть таковыми. Как правило, нормальный мужчина не умеет устанавливать ясные и определённые отношения с женщиной. Мы абсолютно беззащитны перед женской способностью «разделять и властвовать». Мужчина любит власть мощную, глобальную, власть над целым, а не над мелкими частями. И чтобы противостоять женщине, у нас есть 3 пути (о третьем, «царском» пути будет сказано ниже). Первый, самый простой — стать столь же мелочными. Второй путь, по которому идут, как правило те, кто наслышан о первом — это «жестокое подавление инакомыслящих». Таким образом, мужчина либо становится типичным подкаблучником, либо впадает в крайний деспотизм — что, возможно, ещё хуже. А секрет прост: в отношениях с женщиной нужно стремиться «закручивать» гайки ровно настолько, чтобы потом не лишиться управления вообще. А после этого уже можно позволить себе роскошь быть с ней мягким и нежным.

Женщина уважает нас даже и не за деньги, как полагают иные, не очень зоркие люди. Она уважает нас в первую очередь за то, чего у неё нет — за силу. За силу внутреннюю, которая внешне может проявляться как угодно: как способность, к примеру, эти деньги заработать. Как бешеная сексуальность. Как умение быть щедрым и без особого ропота расставаться с последним. Как умение создавать новое. Как способность управлять ею, женщиной. Она и сама будет довольна, что мужчина умеет ею управлять — безболезненно и ловко. Это многократно проверено, и очень многими людьми. Да, она, безусловно, будет время от времени надуваться, но это тоже вполне в порядке вещей, и это тоже преодолимо. Эта эмоциональная стихия женской души — запомните это хорошенько! — очень часто тяготится собственной своей стихийностью и постоянно нуждается в чём-то внешне-незыблемом, безусловно надёжном, логичном и твёрдом, что может эту стихию приручить, структурировать и организовать. Многие женщины сами это осознают.

Позволю себе повториться. Весьма далеко от истины утверждение, что женщина — алчное, хитрое и расчётливое существо, стремящееся найти подходящего «лоха» и по полной использовать. То есть частично это безусловно верно, и такие тоже имеют место. По моим подсчётам — не более 15 — 20 процентов от общей «массы». Женщина — не хитрая. Она всего лишь изначально слабое существо, и если его не направить твёрдой рукой на истинный путь, выбирает самое очевидное и простое — «найти лоха». Большинство женщин неспособно к полноценному духовному росту, так как они существа ведомые. Им проще усваивать то, что вырабатывает мужчина, чем быть «борцом за истину». А теперь представьте себе, что станет с женщиною, предоставленной самой себе? Она подпадёт под влияние и любящей мамочки, и всяких там «старших подруг», умудрённых жизнию… Угадайте-ка, чему они её научат?

Итак, конкретный вывод: из женщины может выйти толк, если мужчина сумеет «внедрить» в неё некие позитивные идеи и взвешенно-разумное отношение ко всему (для этого ему самому следует иметь кое-что за душой). Мужчина должен быть убедительным примером для женщины в его отношении к миру людей и вещей. Мужчина должен предоставить женщине широкую панораму жизненных ценностей, в которые он твёрдо верит. Кроме того, девушку нужно «отловить» достаточно молодой, когда она ещё романтична и восприимчива. Девушка должна быть из хорошей семьи, где деньги не были основной жизненной ценностью. Ну и последнее — нужно осознать, что мы несём за неё самую широкую ответственность…

Однако интереснее всего другое. Мужикам следовало бы сознаться в том, что «классическое» воззрение на женщин, как на алчных фурий в действительности существует для обоснования пошлейшего мужского кобелизма: мол, раз женщины такие сволочи, то как можно относится к ним серьёзно? Их нужно просто «трахать», а после этого немедленно бросать. А ухаживать за ними, понимать и управлять пробовали? А сознаться самим себе в том, что этот кобелизм лишает нас объективного взгляда на вещи, то есть делает ещё хуже баб? Из этого следует, что мы — тоже слабые. Но всего лишь по-другому.

Равным образом и крикливые женские заявления, что «все мужчины — кобели» служит в первую очередь обоснованию материальных притязаний некоторых особ (не говоря уже об ужасном их характере). Мужчины ни на что не способны, кроме секса — а это означает, что стремление использовать их становится вполне оправданным.

С женщиной нужно поставить себя с самого начала развития отношений — примерно так же, как «ставят» себя, заходя в тюремную камеру. Но с камерой почему-то всем понятно… Нормальную, хорошую женщину ни к чему перевоспитывать. Она и без того уже хороша. Да кстати, это и невозможно — женщины слишком твёрдо «стоят на ногах». Нужно всего лишь не дать ей с самого начала испортиться. А вот этого мы, мужики, обычно и не умеем. И идеализируем мы женщину даже не в том плане, что видим только хорошее, вовсе нет, — а в том смысле, что почему-то предполагаем, что она не испортится никогда.

И в этом смысле отнюдь не на пользу для последующей совместной жизни идёт мощная романтическая влюблённость, с которой иногда всё начинается. Не на пользу потому, что она почти полностью парализует мужскую волю и сознание. Юношеская влюблённость делает мужчину излишне уступчивым. И женщины прекрасно об этом знают.

Романтизированное и внешне окультуренное тяготение к размножению, которое именуют «влюблённостью», как ни странно, досталось нам от прежних ступеней эволюции. «В носу каждого человека есть совершенно специфическая структура, которую ученые называют вомероназальным органом (ВО)… На подсознательном уровне мы воспринимаем человека противоположного пола по запаху и „чуем“ особые вещества — феромоны. Именно они способны вызвать мгновенную влюбленность и даже животную страсть, равно как и отвращение» (http://www.rol.ru/news/med/news/02/09/16_008.htm). «Если речь идет о настоящей любви, в основе которой лежит межполовая привязанность, — она всегда возникает не столько по социальным, сколько по биологическим законам. Подобно собакам и кошкам, мы находим себе пару по определенному интимному запаху. В нашем носу, как и у всех млекопитающих, есть небольшой, так называемый вомероназальный орган в виде двухмиллиметрового кармашка, расположенного рядом с носовой перегородкой. Он-то и „ловит“ половые запахи, исходящие из подмышек и паховой области. Коварство таких запахов состоит в том, что их нельзя осознать, как мы осознаем запах цветов, пищи или табачного дыма. Вам кажется, что никакого запаха вы не ощущаете, а тем временем „пахучая“ информация о понравившемся вам человеке проходит сразу в мозг, провоцируя вас на необдуманные поступки» (http://www.herby.ru/id-txt/mk.htm).

«Естественный, собственный запах несет информацию о генетическом коде, от которого во многом зависит, подходят ли люди друг другу» (http://www.neuro.net.ru/bibliot/sexhealth/news/1996-2002/news90.html) На эту тему см. также http://www.forlove.ru/id-news/news-03.asp.

Парадоксально, но именно влюблённость отбрасывает нас обратно к животному миру. Ибо стремление к размножению, к полному погружению в заботы о потомстве, которыми живёт женщина — это ценности (до известного предела) животные. Мир человека — это мир трезвого сознания, мир твёрдой воли, мир своего таланта и увлечений, мир непреходящих, вечных ценностей, мир умения вести за собой. Человеческий мир — это мир мужчины и только мужчины. И всё это мужчина утрачивает, влюбляясь в юном возрасте (или превращаясь в мальчика в зрелом). Влюблённость — это прекрасная, великая, изумительная иллюзия, и не более того. Она не имеет ничего общего с любовью и очень редко переходит в настоящую любовь. Эта штуковина хороша только как временное заболевание.

Влюблённости противостоит совершенно иное чувство, отличающееся даже гормонами, которые «обслуживают» оба процесса. Как ни странно, это любовь — то спокойное, глубокое чувство, которое приобретается многими годами совместной жизни, когда люди становятся единым неразделимым целым. Чувство, которое практически невозможно отличить от привычки. Помните, строфы в «Евгении Онегине»: «Привычка свыше нам дана: замена счастию она» (И тут же примечание из Шатобриана: «Si j’avais la folie de croire encore au bonheur, je le chercherais dans l’habitude»). Да весь роман в стихах Пушкин посвятил выяснению проблемы: что есть счастье? И если счастье в любви, то чем оно отличается от привычки? Возможно, что идеал настоящей любви показан в «Старосветских помещиках» Гоголя (http://public-library.narod.ru/Gogol.Nikolai/starosve.html). Противопоставление безумной влюблённости, как чувства полезного, но для построения совместной жизни совершенно не подходящего, и любви — вот тема, на которой и Тургенев собаку съел (см. его повести «Дым», «Бретёр» и т. д.). Ах да, я и забыл, что вы предпочитаете Пелевина да Акунина…

Не то чтобы автор предлагал учиться подавлять в себе таковые высокие чувства — романтическую влюблённость, безумие, и всё такое. Мне думается, что каждому мужчине всё же стоит пройти через этот опыт. Чтобы жизнь мёдом не казалась:) Ну и чтобы было потом, что вспомнить. Опять же — опыт… Он всегда к лицу мужчине. Однако нужно всего лишь иметь в виду здесь изложенное. Наше сознание должно сдерживать буйство гормонов. Влюблённость — влюблённостью, а в конкретной ситуации нужно уметь твёрдо отстаивать собственную правоту. Честно скажу: мне в таком состоянии никогда этого не удавалось:)

Но к чему всё это я написал? А вот к чему: когда женщины говорят о взаимной любви, то от мужчины они ожидают получить образцовую влюблённость подросткового типа — когда теряют голову, совершают безумства во имя любимой, тратят все деньги на подарки, и всё такое прочее. А вот себе они оставляют только любовь. Прочувствуйте разницу.

Влюблённость делает нас легко управляемыми, а вот женская любовь такова, что не даёт ей терять голову и упускать «бразды правления». Проанализируйте-ка под этим углом великолепный рассказ И. Бунина «Руся» (http://www.lib.ru/BUNIN/allei.txt). Обратите особое внимание на поведение героини, когда их застукала мать. Надо думать, что будь это дома у него, герой рассказа повёл бы себя несколько иначе.

…В браке, начавшейся с безумной мужской влюблённости, с самого начала верховодит женщина.

Давайте снова вернёмся к рассуждению о конфликте базовых женских и мужских интересов. Не может быть двух лидеров в семье. Невозможно свести эту проблему к простейшей модели равноправного, типа демократического, существования. В любой стае должен быть вожак. Любая жизнеспособная система имеет иерархическую структуру. И пока наш брат «играет в демократию» и предаётся всяким там красивым рассуждениям о «равноправных отношениях», о том, «как изменились взаимоотношения в современном мире», о «разрушении стереотипов», да подпитывает слепую свою веру в то, что «главное на неё не давить и со временем она, как существо сознательное, сама всё поймёт» (всё это идёт на фоне немереной сексуальности), его подруга потихоньку берёт бразды правления в свои руки. Эти красивые иллюзии не просто утопичны. Женщинам, существам стихийно-эмоциональным, предельно языческим, даже выгодно, чтобы мы их питали. Они с готовностью будут рассуждать о «равноправии в современном браке», в то же время понимая, что подлинным лидером будет кто-то один. Почувствуйте разницу: равные права и различная власть. Те, кто в конце-концов оказались на вторых ролях, имеют, конечно, право занять первое место…

Мы все не до конца понимаем, что, играя такими словами, женщина выступает даже и не как ловкий демагог. Вовсе нет: она искренне верит в «равенство полов» и во все эти «демократические отношения в семье». Однако кроме провозглашённых идеалов должен существовать ещё и чёткий механизм их реализации. Нам невозможно вообразить себе титана, который всегда, в каждой конкретной бытовой ситуации, готов признавать права другого и прислушиваться к его мнению. Чаще всего мы сталкиваемся с элементарной борьбою за власть. Ну так вот: как раз женщина и является таким титаном, который умело разбивает любую проблему на мелкие составляющие, в каждой из которых стремиться, чтобы «всё было по-моему». И, кстати, по-своему она права: мужчина — существо творческое, рисковое, дай ему волю, и он чёрт-те куда заведёт семейный корабль. Так стоит ли рисковать и ему подчиняться? — говорит каждый раз женщине её подсознание. А на словах, конечно же — «демократия», «равные права»…

Но при чём тут «права»? Ведь кроме них существует ещё и нравственность, существует, наконец, здравый смысл. А он должен говорить нам: права — правами, а «кто первый встал, того и тапочки».

Всё на свете иерархично. Не может быть двух равнопорядковых ценностей — обязательно одна из них (пусть даже стихийно) подчинит себе другую. Рано или поздно, но чьи-либо ценности в семье победят: или мужские с их свободой, риском и творчеством, или женские, то есть потребность в довольстве, спокойствии и «слепом» размножении. То есть бабские, так как размножение тут воистину слепое, оно не имеет никакой высшей цели вне себя. Оно не имеет никакого развития. Они-то, «ценности-победители» и предопределят дальнейшее развитие данной семьи как системы… И через несколько лет наш «современный мужчина» для внешнего наблюдателя почему-то начинает выглядеть как тряпка, как классический подкаблучник. С чего бы это?

И здесь я обращаюсь к тем, кто понимает. С самого начала нужно организовать ценности семьи так, чтобы материальное оказалось вторичным. Иначе нас это засосёт. Отношения с женщиной могут как возвысить мужчину, придать новый импульс его деятельности, так и принизить, максимально заземлить его (у двоих моих друзей детства так и произошло: оба превратились в жалкие тряпки, не умеющие даже в чём-то незначительном сдержать данное слово, если это входит в противоречие с сиюминутным капризом жены).

Отношения в семье должны быть правильно организованы. В этом, возможно, самая главная мысль всех этих рассуждений. Однако мы, мужики, на эту тему особо не заморачиваемся. Каждый из нас, один на один, противостоит мощному лагерю объединённых тёток — вечно слушающихся своих мамочек, подружек, знакомых и даже незнакомых баб в очередях и женских форумах. А мы, как всегда, разъединены. Вот, этот текст написан для всех, чтобы аккумулировать некий общий опыт; показать глубину существующих проблем. А меня свои же и ругают! Ну не волки позорные?!

Натурально, те, кого все эти рассуждения «проняли», теперь зададут вопрос: что делать? Так вот: для начала твёрдо осознать, что в жизни, в отношениях с женщиной расклад именно такой. Не предаваться розовым иллюзиям. И, строя свои отношения, стараться обо всём этом не забывать. Ну и действовать уже по ситуации на основе этого понимания. Мы, мужики, как раз и сильны своими мозгами.

Да и вообще неплохо было бы нам осознать, что человеческие отношения — это очень серьёзно. Это стоит того, чтобы об этом думать, чтобы над этим «работать». Это, возможно, самое главное, что мы должны понять. Знаете, как «влетели» те, кто не понял этого вовремя? Они полностью утратили свою мужскую сущность, они утратили самих себя… Ведь самое неприятное, что в результате происшедших катаклизмов может пострадать наше дело, наше собственное потомство, наши друзья… Нужно ещё дорасти до осознания той простейшей вещи, что говорить женщине обо всём этом, пытаясь воздействовать на её сознание — решительно бесполезно. И это так не только потому, что на словах она с чем угодно согласится (особенно если влюблена), но потом всё равно сделает всё по-своему. Но ещё и потому, что логическое мышление у женщины вторично, а её первичное — интуиция, даёт ей чёткий и недвусмысленный расклад: кто сильнее, а кто слабее, кто вожак, а кто подчинённый. И приколитесь — всё это идёт на уровне внутреннего чутья, не достигая сознания! Стихия-с. И влюблённость тут вовсе ни при чём. Короче, нужно делать, и всё. И стараться за всё отвечать самому.

И хотел бы я знать, как всего этого вы добьётесь, особенно если не читали 3 части. Либо считаете, что вас всё это не касается…

И самое главное, что я приберёг на самый конец списка. Я заранее знаю, что вы со мною не согласитесь. Или начнёте спорить. Или пропустите мимо ушей. И тем не менее…

Лермонтов, устами своего героя заявил, что «женщины должны бы желать, чтобы все мужчины их так же хорошо знали, как я, потому что я люблю их во сто раз больше с тех пор, как их не боюсь и постиг их мелкие слабости». Да, на самом деле Кот стал любить эти мелкие женские слабости, но речь сейчас вовсе не о том. Итак, вот заявление, которое заведомо вам не понравится: мы, мужчины, подсознательно боимся женщин. Внешне это может никак не проявляться, а может, напротив, выражаться в чём угодно — в агрессии, например. Или в послушании… А иногда даже и в желании сиюминутно женщиной обладать. Есть у нас и такая изощрённая форма преодоления этого страха… По крайней мере, сексуальность наша почти всегда с ней связана, почти всегда в себе её несёт. Задумывались ли вы, что сексуальность наша зачастую имеет типично невротический характер?

Женщины часто заявляют, что мужчины боятся жениться из опасения утратить свою свободу. Женские журналы в красках изображают муки молодого мужчины, пришедшего с женою на пляж — мол, вокруг столько красавиц, а он вынужден томиться рядом со своею благоверной. Тут-то и доходит до бедняги, какую великую ценность — свою свободу — навеки он утратил.

Это лишь частично справедливо. Более того: женщины, представляя дело именно таким образом, дополнительно раскрывают свою мелочную суть — именно им свойственно всё время, столь же поверхностно сравнивать. Эта интерпретация с головой выдаёт её авторов. Именно женское мышление идёт на столь примитивном уровне сравнения внешних показателей — типа, «а вот муж подруги столько-то зарабатывает».

В действительности, наш страх перед женщиной имеет глубоко метафизическую природу. Это боязнь всего профанного, всего предельно заземлённого и плоско-материального, что олицетворяется и персонифицируется для нас в женщине. Безусловно, на такой глубине психики мало что осознаётся. Но тем не менее оно есть. Мы, мужчины не до конца утратили своё первородство. В нас всегда пребудет Адам — ещё настоящий, ещё тот — сильный вожак, стоящий на вершине пирамиды творения и обозревающий принадлежащие ему мировые просторы. И в законном браке боимся мы утратить именно эту высоту, а не свободу выбора партнёрши на ночь.

Иногда мне кажется, что и мужские измены, кроме удовлетворения тёмной сексуальности и стремления к пошлой новизне таят где-то в своей глубине неосознаваемое желание вырваться на свободу из этого затхлого мирка обыденных женских ценностей, вынырнуть на вольный воздух, вновь глотнуть этой бесконечной, связанной с мужским духом, свободы. Да, да, чёрт возьми, не все из нас отличаются высокой духовностью. Не все имеют гуманитарное образование; не все занимаются постоянной шлифовкой одних только мозгов. Народ зарабатывает деньги, трудится на производстве, пашет по 8 — 10 часов в день, весь досуг отдаёт семье… Но наш бесконечный дух, нуждающийся в бесконечности — он и в законном браке никуда не делся. Мастерство не пропьёшь… Конечно, измена — это почти всегда тупиковый путь, это суррогат настоящей свободы духа. Это лишь иллюзия обретения кратковременной свободы нашего бесконечного «я». Однако свидетельствует она ещё и об иных, нематериальных и вне-сексуальных наших потребностях. Но ведь не всем же из нас дано это понять!

Грустно лишь то, что всё в мире меняется. И полный возвышенных идеалов 15-летний мальчик со временем превращается в самодовольного увальня, гордящегося своими доходами и победами…

Моногамный брак, принадлежность только одной женщине как бы напоминает мужчине (тому, что у него где-то в глубине), что он вновь один на один с женщиною — в точности, как некогда Адам. Мужчина теперь смутно ощущает, что, как и Адам, призван к чему-то высокому. Но, поскольку он нормальный мужчина — с нормальным образованием, с нормальными ценностями (очень близкими к обыденным), то в этой ситуации он, очень и очень смутно чувствует, что до космического уровня того, творческого Адама, как-то не дотягивает. Моногамный брак как бы возвращает наш дух в реальность иную, эдемскую. Ну типа о ней напоминает. Форма, заданная некогда Адаму и Еве — есть, а вот высокой-высокой личной и духовной зрелости, то есть содержания, отвечающего этой форме, у нас нет. Именно этого «фиаско» и побаивается мужчина, размышляя о браке. Моногамный брак — это ответственность не только перед женою и обществом. Это прежде всего ответственность перед самим собой, и даже перед Богом — за самого себя. Парадоксальным образом, принадлежность женщине не только «заземляет» нас, но и одухотворяет, наставляет на истинный путь.

Множество женщин, которыми мы можем обладать, не сильно привязывают нас к миру. Мы можем идти мимо него, это нам как бы параллельно. С одной-единственной женщиной на нас обрушивается целый шквал проблем — начиная от примитивного «заземления», и кончая неким духовным вызовом. Вот между каких двух «огней» оказывается мужчина. Вот почему мужиков «ломает» перед законным браком:)

Вам доведётся ещё услышать вполне справедливое женское мнение, что не следует отдаваться мужчине в первую, вторую, и даже в третью встречу. Типа, мужчина, «получив своё», тут же исчезнет, так как его чувства «не успеют развиться». Эта интерпретация представляется не вполне корректной.

Начало любого процесса предопределяет дальнейшее его протекание. В действительности, женщине (чаще всего) дано направить развитие отношений в том или ином направлении. Это выглядит в точности так же, как переключение железнодорожных стрелок — поезд может пойти в одну сторону, а может и в совершенно другую. Этот механистический образ в данной ситуации вполне применим.

Крайне заинтересованный в максимальном распространении своего генокода, предоставленный самому себе, нормальный мужчина будет развивать отношения в направлении ему понятном и очевидном. От женщины, и именно от неё, требуется «переключить» его внимание на реалии совершенно другого характера. Так что здесь следует говорить не о «вызревании чувств», но, скорее, о переключении на другую систему ценностей. Мужчина — существо мобильное, обладающее немалой внутренней свободой, и он понимает, что ничего сверхъестественного от него не требуют (здесь везде подразумевается нормальный зрелый мужчина, а не сексуально озабоченный подросток или законченный идиот). И он вполне способен на такое «переключение». Он может и где-то даже хочет «взлететь» — над самим собой, над своею сексуальностью, которой иногда втайне тяготится. Большинство мужчин прекрасно осведомлены о том, что существует и иной пласт бытия, где ценятся чувства, а не одно только тело. Да и вообще, где материальное вторично по отношению к духовному. Скажу более: мужчины знают об этой стороне бытия, поскольку благодаря им она и существует.

Нормальный мужчина и готов был бы променять свою свободу на узы законного брака, но при условии предшествования ему хорошей длительной влюблённости. И здравый смысл, и даже интуиция нашёптывают ему, что сначала нужно ощутить себя самым лучшим, самым незаменимым и самым любимым вот для этой женщины. Мужчина хотел бы испытать настоящие чувства, просто об этом не всегда догадывается. Все друзья, все программы TV, и вообще вся атмосфера в обществе постоянно толдычат ему, что достойно «настоящего мужчины» иметь сразу многих женщин, и что многочисленные победы — это вообще круто. В результате настоящая влюблённость, продолжительные романтические отношения постепенно переходят в область ценностей элитарных.

Вообще-то любая нормальная женщина всё сказанное прекрасно чувствует. И так называемое женское «ломание», которое некоторые критикуют — ни что иное, как более-менее несовершенные попытки создания искусственных препятствий для мужчины в разворачивании общей его активности. Это «ломание» есть действия (пусть и неуклюжие), призванные обратить внимание мужчины на что-то вне-сексуальное, например, на настоящие душевные качества (рассматриваю здесь достойную девушку, а не особу стремящуюся себя «подороже продать»).

Согласитесь, было бы странно, обладая такими богатствами, их не ценить — тем более, что столь многие мужчины мечтают найти их в женщине. Мы ведь тоже хотим, чтобы женщины ценили какие-то другие наши качества, а не толщину кошелька. Ничего противоестественного нет и в том, что нормальная женщина стремится быть оцененной как-то иначе, чем просто сексуальный объект. Потому-то она и «ломается». Мужчина, сумевший разглядеть за «ломанием» все эти стремления, имеет шансы на продолжение отношений, все остальные «кандидаты» автоматически отсеиваются. Таким образом, женское «ломание» — это своего рода бессознательный «фильтр», отсекающий мужчин, не способных оценить подлинные достоинства данной женщины.

Обидно лишь то, что наша национальная культура не может научить женщину правильно «ломаться». То есть делать это так, чтобы это было красиво, естественно, женственно и непринуждённо. Явная неуклюжесть этих женских попыток на самом деле отражает конфликт западной и восточной культур в душе русской девушки. Так что собака зарыта не в данной особе, но совсем в другом.

Девушка как бы разрывается между двумя моделями поведения: западной, где прямо и цинично соглашаются принять незатейливые ухаживания, где с самого начала ясен весь расклад, где девушку сразу ведут в кафе, а потом, коль скоро она согласилась «поужинать вместе», плавно перемещают в койку. Где весь обряд ухаживания сводится к покупке каких-то вещей и оплате турпоездок, а сила чувств выражается в стоимости подарков.

Или восточную, где всегда царит некоторый сложный, но без слов понятный обоим ритуал, где правят чувства, где главенствует романтичная неопределённость и общая недосказанность, где душа выражает себя не в словах, но скорее в промежутках между ними. А потому наша современница не знает, в какое русло направить (именно направить) мужскую активность. Он ей искренне понравился, и она не хочет его терять, но как ей быть, на какую модель отношений ориентироваться? Западную, или на какую-то совершенно иную? Вот этого «чего-то совершенно иного» всё меньше остаётся в русских девушках. Чего именно? А чёрт его знает.

Невесть почему, вспомнилась мне сейчас история о небольшой научной станции, где работала группа русских учёных-мужчин, а среди них — 30-летняя осетинка. Все мужчины были от неё в восторге. И время от времени они устраивали следующее представление: в присутствии сослуживицы громко произносили какое-нибудь «нехорошее слово», например, «пиписька». 30-летняя дама с двумя высшими образованиями смущалась, становилась пунцовой от стыда и опускала глаза. Включая начальника, все мужчины были без ума от этого зрелища: они гы-гыкали как подростки, и снимали всё на видео. И — подобно подросткам — не могли сознаться себе, что восхищаются прежде всего её способностью краснеть… Впрочем, ведь речь идёт об интеллигенции…

Так что не сама женщина «ломается», но, скорее, это её «ломает» сложная ситуация. Женщины — существа цельные, мировоззрение их монолитно, и ориентировано на простые, очевидные, и интуитивно понятные модели, чаще всего заимствованные у мам и бабушек. И это совсем не есть плохо.

Не доводилось ли вам вопрошать у женщин, чем руководствуются они, одеваясь перед выходом из дома? А вот спросите для интереса. Вы услышите вещи совершенно поразительные. В отличие от нас с вами, большинство женщин руководствуются в первую очередь не прогнозом погоды и не показаниями термометра. Чаще всего они предпочитают смотреть из окна, как одеваются другие женщины…

И это, кстати говоря, очень мудро. Лишённые творческих способностей и любви к риску, женщины стремятся слепо копировать опыт «старших товарищей». Представляете себе, сколько бы наломала дров такая «экспериментаторша»? Какой бы сформировался у неё сложный, изломанный и невозможный для семейной жизни характер, пойдя она по тернистому мужскому пути? Люди, я вам в натуре говорю: это хорошо, что женщины стремятся копировать. Потому-то они и остаются женственными…

То же самое касается и моделей поведения. В традиционной монолитной восточной культуре (Средняя Азия, Китай, но прежде всего — Индия) существует разработанный, отлаженный веками ритуал ухаживания. Каждое поколение привносит в него свои незначительные нюансы, что не меняет его в целом. Этот ритуал принят, так сказать, «обоими сторонами процесса», девочка впитывает его с молоком матери, и потому никому в тех культурах «ломаться» не приходится. Мне приходилось общаться с кореянками и индианками (о бывших сокурсницах, девушках из Киргизии и Казахстана не упоминаю). Их отношение к мужчине просто завораживает. Как они движутся, как смотрят, как себя держат, как говорят…

Одна крупная фирма устроила выездное совещание в Турции. В качестве культурной программы были представлены национальные турецкие танцы. Мне рассказывали, как держали себя на сцене турецкие девушки. Каждым своим движением, каждым взглядом, даже самой своей осанкой они говорили своим партнёрам: «посмотри, какая я красивая и женственная, сколько во мне мягкости и грации».

Танец, по мнению Эдуарда Фукса — «вертикальное выражение горизонтального желания». Однако в своём танце турецкая девушка — это было видно невооружённым глазом — не предлагала себя. Она как бы ждала, когда мужчина подойдёт и обратит на неё внимание.

А потом к турчанками примкнули девушки наши, русские. Все такие красивые, спортивные, стройные и ухоженные (среди них не было никого с окладом менее $1500). Некоторые мужики были потрясены. Они рассказывали, что их чуть не тошнило — каждым движением эмансипированные русские девушки сигнализировали: «смотри, я могу трахнуть тебя так же круто, как ты меня» (цитирую здесь слова зрителя дословно).

Этот танец, в отличие от турецкого, выглядел неприлично; от него можно было получить разве что возбуждение, но никак не эстетическое удовольствие. Такой танец напитывал не душу, но тело. Это нормально, когда сексуальная энергия исходит от мужчины. Когда она навязывается женщиной, то это не только некрасиво и неприлично, но и неженственно. Кобелизм мужику как-то ещё простителен…

И вот, некоторые коллеги по работе наших эмансипированных дур, молодые и неглупые 25 — 30-летние парни (все, кстати, неженатые и сплошь экономисты), горестно допрашивали меня: «Кот, почему нам так понравились турчанки? Почему когда вышли наши, мы чуть не обплевались? Разве русские девушки хуже?»

В русской культуре, которую постоянно сотрясают всевозможные перестройки, реформы, и — что самое важное — царит полная неопределённость по отношению к Западу, у женщин нет единой, общепринятой модели привлечения к себе мужского внимания. Русская девушка, поэтому, оказывается в неестественной для неё ситуации выбора модели начала отношений, а значит, в ситуации риска. Она не знает, как себя вести: как восточная женщина, как возлюбленная, или как западная, то есть как «равноправный и хороший партнёр». Вот этот-то факт и заставляет её как бы «ломаться».

Нам, мужчинам, проще: мы можем всё время отношений гибко лавировать между любыми линиями поведения — начиная от развинченного юнца, и кончая светским львом и рафинированным интеллектуалом. Но девушке куда сложнее: она, именно она должна задать отношения в самом начале. Как запряжёшь, так и поедешь. И вот девушка (особенно, если она неопытна) мучается, пытаясь хоть что-то сделать в этих ужасных обстоятельствах, когда на помощь не приходит никто: ни опыт старшего поколения, ни модели, пропагандируемые СМИ, ни мы сами (когда не желаем обуздывать свою «хотелку»). Она мечтает, чтобы оценили её саму, те необыкновенные душевные качества, которые, возможно, имеют место быть — но как это сделать? Именно поэтому с русской девушкой так трудно общаться первые полчаса, а вот с француженкой, англичанкой или индианкой — легко. Потому что, в отличие от русской, у них есть стандартные гендерные модели поведения.

Восточная женщина знает своё место, она выстраивает его по отношению к мужчине, как носителю неких над-индивидуальных ценностей (коль скоро в этом тексте утверждается различие ценностей женских и мужских). Вы, небось, подумали, что женщина западная места своего не знает, и потому стремится вытеснить мужчину, а отсюда феминизм, и всё такое прочее. Но это не совсем верно.

Женщина на Западе, и в первую очередь в Америке, место мужчины уже заняла. Крайности вообще более устойчивы, чем разрывающаяся между ними «середина». Роли все определились, и теперь у западной женщины так же нет проблем, как и у индианки. Чтобы выработать новый «гендерный ритуал», нужен минимум исторического времени — всего лишь два-три поколения (не считая подготовительного периода длиною несколько столетий). В США уже всё что нужно, выработано, в Европе процесс ещё идёт, но подходит к концу. Поэтому у американских девушек нет никаких проблем с парнями, и «ломаться» им не приходится: достаточно поманить пальцем любого, и он никуда не денется, подбежит на задних лапках. «Ломаться» — в смысле кокетничать, обращая на себя внимание сильного пола — в скором времени будут уже западные мужчины, постепенно превращающиеся в слабый, а затем и «прекрасный» пол. Угадайте, почему они с каждым десятилетием всё более «голубеют»? А у нас пока ещё «ломаются» девушки, и слава Богу. Стало быть, им есть ещё, из чего выбирать (в смысле линии поведения). Занятно, что эти простые вещи мало кто понимает.

Повторю ещё раз: тут дело не столько в воспитании данной особы, сколько в промежуточном положении России между двух культур. И каждая тянет женщину в свою сторону. Но ведь сам стиль начинающихся отношений задаёт в первую очередь женская «сторона». Не хотел бы я быть на месте русской женщины…

Обидно и то, что зачастую сама женщина рассматривает всё это — начало отношений, да и самое их продолжение — не как «трамплин» для «прыжка в небо» обоих, но как некую хитрую игру, типа завлекает мужика в расставленные сети. Чаще всего женщина скорее задаётся мыслью, как бы привести отношения к законному браку, чем направить их в это упоительное русло настоящего романа.

Уж коли познавать объект и овладевать им — то сначала духовно. Любоваться можно не только округлостями фигуры, но и изгибами женской души. Тем, как она по-своему, отличаясь от других, на всё отзывается. Всем тем, что делает душу особенной, ни на кого не похожей и неповторимой. О чём А. Фет очень хорошо сказал: «ряд волшебных изменений милого лица». Любовь — это когда одна душа переживает другую как нечто неповторимо-прекрасное.

Но давайте вернёмся к проблеме достоинства мужского пола и недостоинстве мужчин. Даже тот факт, что от мужчины обыкновенно ждут, что он будет зарабатывать больше женщины, паче всего свидетельствует о том, что зачастую мужчина просто не имеет достаточно ума, воли, способностей и душевных сил (а, следовательно, и харизмы), чтобы быть «вожаком стаи» и с меньшими доходами. И женщина, желающая быть обеспеченной своим мужчиной, на самом деле смутно ощущает, что в противном случае шансов остаться таким вожаком у него вообще никаких нет (кстати, то же самое относится и к ситуации, когда мужчина обладает более низким ростом, чем его женщина). И в этой, казалось бы традиционной ситуации, прослеживается то же самое обоюдное желание обрести лидерство «влёгкую», путём одного лишь заработка. А слабо было зарабатывать столько же, или даже меньше, и создать нормальную семью? Если бы не деньги, то шансов оказаться главою семьи у мужчин не осталось бы в принципе.

Люди любят друг дружку, они хотят быть вместе, и им вместе хорошо. Казалось бы: при чём тут деньги? Почему меньшие доходы мужчины являются непреодолимым к тому препятствием? Казалось бы, всё из-за женщин. Из-за их мелочности и потребности в беспрестанном сравнении. И в желании самоутвердится, возвыситься перед подругами, найдя себе непременно «достойного» кавалера.

А что же он сам? Тыщу раз читал на форумах жалобы мужиков: вот, типа, она зарабатывает больше меня, и самому такое не в кайф, и как бы чего не вышло… Стало быть, это женское (на самом деле — бабское) отношение к проблеме как-то передалось и тем, у кого по определению должны быть здравые мозги…

Иногда мне кажется, что принятое в исламских странах многожёнство — лишь способ избавиться от духовного деспотизма одной-единственной жены. Даже афоризм такой слышал: «если у мужчины одна жена, то со временем она его подавит. Две жены обязательно перегрызутся. Из трёх жён две неизбежно создадут союз против третьей. Поэтому Коран разрешает иметь четыре жены» (обратим внимание, что говорит восточная мудрость про единожёнство).

Внешне это азиатское решение выглядит как вполне оправданное и мудрое. Однако только внешне, поскольку, избегнув одной опасности (быть подавленным женой, и так далее), мусульманин впадает в другую: необходимость материально обеспечивать всех своих «половинок». О каком духовном росте можно тут говорить? О каком призвании? О какой мужской самореализации?

Обратим внимание на расхожую ныне фразу: «цель женщины — рождение потомства; цель мужчины — оплодотворить како можно большее количество самок». При всей внешней её убедительности, это в корне неверно, так как цель жизни мужчины при таком раскладе выводится из женской. Логика «голого» размножения, логика женского существования неосознанно переносится теперь на мужчин. Цель жизни мужчины — не овладеть самками, а найти себя, своё призвание. Это — самореализация в любимом деле. Каждому своё, и не нужно переносить на мужчин женскую логику, а на женщин — мужскую. Мы служим не природе, а высшим ценностям бытия, и можем гордиться этим. Продолжение рода для нас — это лишь возможность продлить своё дело. Самореализуются как «кормильцы семьи» лишь те, кто ни к чему более неспособны. Да и само слово «кормилец» неуловимо отдаёт чем-то женским… «Оплодотворение многих самок» — не что иное, как разновидность бабства. Размножение ради размножения, как высшая ценность…

Мужское намерение завести ребёнка — это глубокое, осознанное решение, проистекающее не из слепого инстинкта размножения, а из желания передать тот божественный дар, который встречается лишь у мужчин — дар внутренней свободы, способность к независимому мышлению и творчеству. И ребёнок для мужчины — не часть собственного тела. Это скорее, факел, которые нужно зажечь.

Не нужно говорить, что цель мужчины — оплодотворение самок. Не нужно смешивать женщин и мужчин. Мы — другого поля ягоды.

Проскакивает и мысль, что гомосексуальные пристрастия некоторых мужчин, кроме всего прочего, также отражают некоторый протест против тотального (духовного) господства женщины. Но и здесь поджидает ловушка: избегнув господства женщины, подчиняют себя безудержному сладострастию.

Но давайте обратим внимание, какими жалкими и внешними средствами пытаются мужчины решить свою проблему!

Наша любовь к собакам (см. соответствующий пункт) — также лишь доказательство нашей слабости. Коль скоро существует потребность возомнить себя могучими, как эти кобели… Да и вообще, сам факт нашей потребности в этих «подпорках» — силе, богатстве, сексуальности, власти — дополнительно доказывает нашу прирождённую слабость и страх.

Скорее всего, большинство ошибок, которые по отношению к женщинам мы совершаем, коренятся как раз в этом самом первобытном страхе перед ними. Откуда взялся он и почему вообще он есть — тема отдельного исследования. Но знаете, что любопытно? Все женщины прекрасно чувствуют этот наш глубинный страх, просто они нам об этом никогда не говорят. Не верите? Вот возьмите и специально спросите любую женщину старше лет тридцати. Сделайте это прямо сейчас. А не говорят нам об этом потому, что просто не хотят затрагивать наше мужское самолюбие… Их-то, женский страх перед нами — нечто весьма поверхностное и невинное: мы можем либо бросить их, либо изменить, либо по зубам дать. И это всё. Вообще, женщина боится не мужчину, но, скорее, его отсутствия. А когда он появился — женщина прекрасно знает, как его следует использовать и вообще что с ним следует делать. Все леди делают это…

Так вот: в этом своём страхе женщины очень часто перед собою сознаются. Мы же, суровые и твёрдые мужи, в своём первобытно-экзистенциальном страхе перед женщиной не сознаёмся никогда. В том числе и вы, читающий эти строки. Тем не менее мы станем сильными лишь тогда, когда вполне осознаем, что оказываемся слабыми перед женщиной. И если мы не будем искать лёгких, внешних и дешёвых способов продемонстрировать свою внутреннюю силу. Итак: мы являемся изначально слабыми перед женщиной потому, что не нашли самих себя, своё самое ценное, творческое мужское «я». Они-то своё «я» давным-давно нашли — в материнстве. Ну и склоняют нас на эту свою очевидную сторону. Более всего обидно, что большинство из нас не понимает, в чём дело. Мы понимаем, что происходит что-то «не то», что всё должно быть «как-то не так», но не понимаем, что именно.

Мы ищем себя в богатстве и так называемой «крутизне», даже не догадываясь, что и тем и другим в конечном счёте лишь служим женщинам. Крутизна — чтобы они нами восхищались. Богатство — чтобы иметь крутой дом и крутую тачку, а всё это, в свою очередь, привлечёт внимание красивых женщин. Ну да, мы сколько угодно можем выпендриваться перед друзьями тем, какую красавицу «подцепили». Но знаете ли вы, что втайне думает на этот счёт она сама? Думает тогда, когда мы возим её по курортам, водим по бутикам и осыпаем подарками? Это мы сами полагаем, что тешим мужское самолюбие. На самом же деле — всего лишь её обслуживаем.

Вот она сказала «хочу» — и мы кинулись выполнять. Либо, с небольшими вариациями: «милый, ты у меня такой сильный, такой необыкновенный. Я хочу…» — после чего мы летим исполнять повеление, как на крыльях. Что, разве не так? И тогда возникает вопрос: а тот ли это наш, мужской путь — если во всём стремимся мы угодить дамам?! И даже в счастливой совместной жизни — разве не делаем мы то же самое? Разве не становимся управляемыми изначально? На сайте Voffka.dot.com (http://voffka.com/archives/003311.html) наткнулся я на интересное изречение: «Если отбросить приличия и присмотреться, то окажется, что женщина в принципе всю жизнь себя продает: мужу, начальнику, любовнику, сутенеру и т. д.» Хорошо, допустим, что это так. А мы продаём себя женщине…

Да, с течением совместной жизни женщины делают нас управляемыми. Но это так вовсе не потому, что все они — прирождённые стервы, стремящиеся к (осознанному или бессознательному) доминированию, вовсе нет. Дело в том, что мы — в первую очередь духовно — не можем ничего им противопоставить. Не физически, а именно духовно. Да и слабы-то мы перед ними прежде всего духовно, а не интеллектуально, и уж тем более не физически.

На уровне обыденного сознания материнство воспринимается как абсолютная ценность, и чтобы не стать сырьевым, безвольным и бессознательным придатком этого материнства, чтобы не раствориться в нём и не утратить своё мужское «я», мы должны кое-что иметь, и это «кое-что» — вовсе не физическая сила, и даже не волевая способность подчинять себе других и в частности женщину. Итак, что? Нормальный мужик с нормальными мозгами снова скажет: ну да, нужно иметь любимое дело, в котором мы преуспели и которое получается у нас лучше, чем у других. И которое, в идеале, приносит нормальные деньги.

Всё так, но этого недостаточно. Иначе почему столько обеспеченных мужиков утратило это своё независимое и свободное «я», слепо подчинив его вязкой жиже семейных ценностей? Помилуй Бог, вовсе я не против создания семьи. Но я сказал то, что сказал. Значит, чего-то все они недопонимали? Значит, не хватало им какого-то «стержня», который бы от падения этого удержал?

У меня есть друзья, которые в какой-то степени даже гордятся своей мужицкой простотой. Мол, все эти психологии, эти тонкости в отношениях — нафиг они нам нужны. И без всего этого спокойно можно обойтись, если голова на плечах (и сила в руках) имеется. Однако впоследствии большинство из них оказались в сложных ситуациях во взаимоотношениях с женщинами. На одного слишком сильно стала давить жена, у другого проблемы с полюбовницей, у третьего конфликты по поводу ребёнка. Короче, все начали бегать к автору за советами да консультациями. И вот, пришлось мне часами по полочкам раскладывать да разбирать каждую ситуацию, дабы понять, что другу нужно теперь делать: «Ну, раз она это сказала, то на самом деле вот это имеет в виду, и теперь она сделает то-то и то-то. Ты должен её упредить и сначала сказать вот это, а потом сделать вот так».

В каком-то голливудском фильме негритёнок спрашивает своего отца: «Папа, а зачем нужно образование? К чему нужен ум? Я и без него имею неплохие деньги». А отец ему отвечает: «Если у тебя есть образование и ум, то ты будешь командовать другими людьми. Если же всего этого не будет, то тебе самому придётся их слушаться».

То же самое относится и к отношениям с женщиной. До тех пор, пока мы, мужики, не будем разбираться в человеческих отношениях, в человеческой психологии; до тех пор, пока у нас будет размытая, нечёткая система ценностей — женщины будут управлять нами. И самое обидное — чаще всего незаметно для нас самих. Любая женщина на самой последней глубине своей натуры имеет интуитивную программу управления мужчиной: «Женская интуиция, природная склонность к интригам и манипулированию делают этих существ практически непобедимыми в войне полов. Воевать с ними по их правилам — дело безнадежное» («Энциклопедия мужских заблуждений», http://www.femina.com.ua/a/119.shtm). Стоит ли говорить, что у нас ничего подобного не было и нет? Мужчина может допетрить до глубокого, конкретного понимания всего расклада в отношениях, и даже всевозможных женских хитростей и уловок лишь на довольно высоком уровне развития интеллекта. Нам нужно смириться с тем, что данное женщинам бесплатно, от природы, мы можем достичь лишь кропотливым трудом.

И когда женщины заявляют, что, мол, выстраивание отношений — это тоже труд, что мужчины в этом ничего не понимают (что на самом деле есть правда), то имеют они в виду не достижение некоего паритета мужских и женских интересов, но такой «внутрисемейной гармонии», которая способствовала бы в первую очередь интересам самих женщин — рождения и воспитания детей. Короче, даже говоря о гармонии и равенстве они имеют в виду подчинение себе мужчины. Они стремятся организовать его деятельность в одном только направлении — продолжения рода. И если дочитавший до этого места почему-то начнёт материться: «ах они суки! Да они нас…» — то он будет неправ. Мотоцикл тоже стремится упасть — однако почему-то мы не ругаем его за это, но стараемся управлять так, чтобы нормально поехать. Мы заливаем в него бензин, меняем масло и фильтры. Мы подкачиваем шины и следим за уровнем масла в гидравлике тормозов. Мы держим равновесие во время поездки и включаем поворотники перед перестроением. Вечером мы стираем с него пыль и ставим в хорошо охраняемом гараже. Наверное, женщина — существо не менее сложное и интересное, чем мотоцикл:) И если вы хотите наслаждаться (длительной) поездкой, то всё равно придётся грамотно входить в поворот, вовремя нажимать тормоз и сцепление…

Неосознанно женщина чувствует, что у мужчины есть какое-то своё, индивидуально-мужское призвание (не следует путать его с увлечением — хотя бы тем же самым мотоциклом:). Она воспринимает любую нашу самобытность как угрозу продолжения рода и спокойствию семейственному, и потому начинает с этой самобытностью бороться (зачастую даже неосознанно). Впрочем, и с мужскими увлечениями также обычно борется — а зачем они нужны? Каков прок от них будущему ребёнку? О том, что без влияния отцовской индивидуальности ребёнок никогда не станет Личностью, женщина чаще всего даже не догадывается. И уж тем более в голову ей не придёт, что мужчину без его (мужских) увлечений она сама со временем перестанет уважать. Как минимум увлечений, говорю я.

Да, женщина будет ругать и пилить за его за них. Она будет всячески с ними бороться. Но в то же время, именно за них станет и уважать. Ребята, мы с вами никогда не поймём женской противоречивости…

Всё это не только потому, что в нашем, мужском смысле нормальная женщина личностью никогда не бывает (не рискуя при этом утратить женственность). Дело в том, что все её программы продолжения рода ограничиваются лишь кормлением, образованием и обеспечением наследством. О том, что такое «личность» женщина догадывается весьма смутно, и я подозреваю, что самое слово это вызывает у неё ассоциации с порядочностью (пообещал — и женился), успехом (сделал карьеру — и обеспечил семью), толстым кошельком (уверенность в будущем) и выдержанностью характера (она «Его» ругает на чём свет стоит, а тот молча всё проглатывает)… Впрочем, нет: забыл про чистую обувь:) Так вот: подсознательно она будет стремиться превратить нас в точно такую же женщину, оставив от нас лишь кошелёк и порядочность, в своей наивности и недальновидности не подозревая, что сама же первая от всего этого впоследствии и пострадает. Женщина — запомните это, господа! — сильна великолепным, глубоким, интуитивным пониманием того расклада, что наличествует «здесь и сейчас», но стратег она чаще всего плохой, и дальше своего носа, как правило, не видит. Она почти всегда мелочна и любит торжествовать победу сиюминутную.

Мужчине ни в коем случае нельзя расслабляться, и оставлять весь этот расклад как есть, «as is». Во имя того же самого продолжения рода нам нужно суметь перехватить инициативу. Мужчина, искушённый в гуманитарных проблемах, совершенно иначе ведёт себя с женщинами. Все женские душевные движения, все подсознательные намерения и попытки надавить, как логи в компьютере, тут же отпечатываются у них на лице. На одном форуме, где обсуждался этот текст, дамочка процитировала свою преподавательницу с филфака: «Девки, как огня бойтесь гуманитарного мужика!» И потому нам, мужикам, не надо быть слишком простыми. Это нужно не только для того, чтобы управлять женским полом. Но и чтобы другие люди не смогли командовать нами. Однако дело не в одних мужских мозгах только.

Смысл существования материи — в развитии. В животном мире это проявляется в размножении. В нашем мире олицетворением всего материального, потребительского, меркантильного, является именно женщина. И потому, начиная «играть на её поле», даже только ступив в эту женскую область материальных ценностей — работы ради заработка, создания семьи, воспитания детей — мужчина неизбежно скатывается к типично женской системе ценностей.

Более того. Ступив на эту скользкую почву ценностей материальных, мужчина тем самым роет могилу самому себе как личности, готовит фундамент для будущего господства над ним самим. Поскольку здесь, в области быта, в сфере чисто материального — её, женское, царство, в котором мы всегда будем если не рабами, то в лучшем случае мальчиками на побегушках.

Я всего лишь предлагаю взглянуть на существующий «расклад сил» под другим углом, рассмотреть не физическую сторону дела, но метафизическую. Дело не в том, что мужчина зарабатывает деньги, что он что-то там теперь «решает». Как бы искренне не считал наш «добытчик» себя «вожаком стаи» — это не имеет никакого значения. Ибо, ассоциировав свою мужественность с заработком, с карьерой, мужчина утрачивает подлинную свою суть. Незаметно для самого себя, на самом глубоком уровне, он тем самым обабивается. Деньги и бабы — одно и то же. Мы, мужчины, другие. И наша суть — тоже в другом. Просто мы о ней позабыли…

Для того, чтобы, в конце-концов, не оказаться под каблуком у женщины, мужчина должен не командовать ею, не «строить» её, и даже не просто демонстрировать, «кто в доме хозяин» (чаще всего это бывает на уровне простейших атрибутов да символов). Все это — внешние, поверхностные, и, как ни парадоксально, в конечном счёте женские меры. Поскольку всё женское является поверхностным, а всё поверхностное является женским. Пытаться запретить женщине быть бабой — тоже бабство. Смотреть нужно в корень. Смехотворно быть просто «добытчиком» и в то же время пытаться командовать. Ведь «добытчик» — это уже «игрок» на женской «территории». Ну да, ему разрешат самоутверждаться по мелочам — типа для отвода глаз. Но именно разрешат. Ибо, в конечном счёте, на этой территории мужчина всегда будет служить женщине. И не более того. Как пишет один сетевой автор, «у мужчины с женщиной никогда не будет гармоничных отношений, если его мужское бытие для него не самоценно, если он смотрит на свое бытие только как на средство обеспечения женского бытия. В этом случае он заранее вступает в отношения с женщиной как раб, а не как свободный человек. Рабов не любят, рабов не уважают».

Повторяю ещё раз для тех, кто всё же не понял: это с точки зрения нормального здравого смысла, так сказать, «бытового сознания», нужно «поставить женщину на место с самого начала». Но если копнуть чуть-чуть поглубже, то мы убедимся, что это всего лишь полумера, это решение весьма поверхностное. Прежде чем ставить кого-то на место, мужчине следует поставить на место самого себя.

Твёрдо «стоять на земле» может позволить себе лишь женщина, так как её удел — физическое размножение. Мужчине следует цепляться, скорее, за «небо». Он должен быть настоящей Личностью, он должен быть умён и глубок. Только тогда союз его с женщиной будет равночестным. Если же оба «стоят на земле», то рано или поздно наша «система» даст крен в сторону женского господства.

И когда мужчины говорят, что, мол, женщина — по отношению к ним существо вторичное, то они как-то забывают, что это справедливо лишь по отношению к мужчине–личности, имеющему своё индивидуальное творческое призвание, харизму, так сказать, а не по отношению к любому мужчине как таковому. Если мужчина существует в мире ценностей сугубо женских — материальный достаток, довольство, уверенность в завтрашнем дне, выращивание потомства — то при всей своей внешней мужественности, умении подчинять себе других, да чисто мужских хобби, на некую онтологическую «первичность» претендовать он не может. Да и к чему, собственно? Вы — равноправные партнёры, стремящиеся к достижению простейших жизненных целей…

Наша зависимость от женщины существует до тех пор, пока мы идентифицируем свою мужественность в первую очередь по отношению к женщине — чаще всего как сексуальную способность, реже — как способность подчинить себе её целиком, овладеть её душёю. Во всех этих случаях мы уже проиграли: я идентифицирую себя по отношению к женщине, а она свою — по отношению к детям и вещам. Тем самым я, моя душа, моя внутренняя свобода оказываются подчинены этим последним. Мужчине следует выстраивать свою идентификацию по отношению к вещам более высокого порядка, чем женщина и мир её ценностей. Например, по отношению к своему призванию. Наше призвание, наше вечное и бесконечное «я» — выше и ценнее женщины; даже любовь к ней существует в нашем «я», но не наоборот.

Настоящий мужчина не может позволить себе роскошь быть простым потребителем, делать карьеру, да зарабатывать деньги. Ибо тотальное обабивание нашей цивилизации и развитие так называемой «потребительской культуры» — это двуединый, взаимосвязанный процесс. Чёрт, кажется я разошёлся и слишком глубоко копнул. Впрочем, до этого места всё равно никто не дочитает…

Мужчина должен не просто негативно запрещать и волюнтаристски командовать — но позитивно противопоставить женщине нечто своё, мужское. Мужчина должен, просто обязан быть Личностью; он должен не запрещать, не командовать, но увлекать, предлагать; он должен вести за собой. И настоящей причиной господства в мире женщин является не только традиционная наша сексуальность — но ещё не менее классическая поверхностность. Ибо женщинам-то поверхностность вполне простительна… Впрочем, иногда мне кажется, что эти наши сексуальность и поверхностность — всего лишь две стороны одного и того же.

Реальное, конструктивное, лишённое скандалов, ругани и мордобоя противостояние женщине должно опираться на глубокое понимание того, зачем существует окружающий нас мир, куда он идёт, как и почему развивается. И вообще — есть ли у него какие-либо иные цели, кроме слепого размножения, то есть бесконечного воспроизводства себе подобных. Это бесконечное вращение в одном круге Гегель называл «дурной бесконечностью», противопоставляя её бесконечности иной, имеющей некую внешнюю разумную задачу…

Странно, что вы дочитали до этого места. Да ладно, впрочем… Мир имеет одну цель, и она связана с пониманием существования Того, Кто этот мир сотворил, и, самое главное, зачем. Удел каждого мужчины — глубокое осознание того факта, что он призван к творчеству, к продолжению сотворения этого мира. К ошибкам и находкам, к взлётам и падениям. Мы, мужчины, имеем вселенское, космическое призвание, — то, к которому призван был Адам, и которое не менее ценно, чем материнство. Это именно у Адама была помощница. Забыв об этом, погрузив наше сознание в океан потребительских ценностей, мы тем самым делаем первый и главный шаг к порабощению нас женщиной. Мы сами сделали её госпожой… Все последующие шаги оказываются уже малоценными и вторичными.

Психология bookap

Мы знаем уже, что мужчины чаще всего живут позитивными ценностями; женщины — негативными. Мужчины стремятся к порядку как таковому; женщины — от беспорядка.

Именно это и предопределяет различие их мировосприятий. В первой части текста было указано, что он адаптирован под восприятие его мужчиною. Женщины могут читать его только на собственный свой страх и риск. Теперь посмотрим, что пишут они в комментариях. Подавляющее большинство их записей сводится к тому, что автор ищет идеал, которого, как известно, нет и не может быть, что бедолага не только не построил длительные отношения, но и — при таком порочном подходе — никогда не сумеет. Ещё занятнее звучат намёки, что «наше окружение — это отражение нас самих». Продолжая эту логику получается, что просматривая учебник по медицинской патологии нужно сделать вывод, что здоровых людей не существует, что автор учебника не встретит их никогда, да и вообще сам — стопудово нездоров, а потому окружён исключительно больными людьми. Иначе почему он пишет о патологиях? Про высший перл всех коммов — что лишённый всех пороков искомый образ является полной серостью, вообще не говорю. Тут о собственной противоречивости женщины даже не подозревают. Так является «идеал» серостью, или нет? Нетрудно догадаться, что дело не в «сером идеале», который типа искал Бегемот. Дело в потребности в обвинениях.