Глава четвертая СЕКС И СЕКСУАЛЬНО ОЗАБОЧЕННЫЕ

Прежде чем перейти к рассмотрению этого невротического стиля поведения, который в буквальном смысле паразитирует на половой функции человека, мы должны уяснить, хотя бы особенность человеческой сексуальности. Она, как оказывается, бесконечно далека от природной, что, по большому счету, и сыграло с нами злую шутку.

Научные исследования официально уведомляют: эволюционный прорыв в сексуальной сфере при переходе от обезьяны к человеку, несравним по своему масштабу даже с достигнутым нами интеллектуальным прогрессом! Укажем только на некоторые узловые точки. Во-первых, у самок вида Homo Sapiens появился оргазм, что отличает их от всех остальных "женщин" животного царства. Событие исключительное - женщина получила позитивное подкрепление своей половой активности! Позитивное же подкрепление - движитель удивительный! Далее, женщины, в отличие от самок других видов, практически постоянно готовы к спариванию, и для этого им не нужно дожидаться "сезона", соответствующей гормональной перестройки и заветного преображения наружных половых органов.

Во-вторых, половая активность человека теперь оторвана от своей основной функции (а это продолжение рода - если кто запамятовал), к репродукции человечества она не имеет теперь никакого отношения. В сексуальные отношения могут вступать и неполовозрелые лица, и вышедшие из периода репродуктивной способности; причем вопрос контрацепции в большинстве случаев важнее любого другого, хотя в двух перечисленных ситуациях это и не актуально. Важное, с биологической точки зрения, действие называется теперь не иначе, как "сексуальные игры" и "занятия любовью" (это надо было такое выдумать!). Является средством финансового обогащения (проституция), демонстрацией силы, порожденной, впрочем, личностной слабостью (сексуальное насилие), чертой социального благополучия и статуса (содержание любовниц, обладание "шикарными женщинами", пользование услугами "дорогих проституток" и т. п.). В конце концов, это скорее способ времяпрепровождения, нежели вообще сколько-нибудь осмысленное действие.

В-третьих, изменился характер сексуальных раздражителей (стимулов). У животных различных видов эти раздражители условно разделены на внешние и внутренние: изнутри их подпирают гормоны, снаружи их сексуальную активность провоцируют характерные запахи, звуки, окраска потенциального партнера, его позы и поведение. У человека, кажется, все то же самое, но на самом деле наша сексуальность инициируется не непосредственными раздражителями, а символами, например, словами и словосочетаниями - "я люблю тебя", "очень сексуально", "красивые ноги", "бюст - отпад!"


Дело выглядит так, как если бы в лице сексуальности природа подарила человечеству нечто вроде проторитуала, который культура легко превращает в ритуал в буквальном смысле этого слова.

Э. Геллнер


То есть нас возбуждает не сама готовность партнера, проявляющаяся непосредственными стимулами, а соображения о его готовности ("я люблю тебя"), не возбуждение, которое возникает у животного автоматически, вследствие действия какого-то запаха на соответствующие рецепторы, а представление о том, что это может быть возбуждающим ("очень сексуально"). В конце концов, "красивые ноги" - это, вообще-то говоря, какая-то полная абстракция! Какое отношение имеют ноги к возможности сексуального удовлетворения? -непонятно. По крайней мере, ни один зверь нас бы не понял. А "бюст" их и вовсе не заинтересует!

Такая подмена "естественных сексуальных раздражителей" на "символы сексуального" кажется незначительной. Но здесь-то собака и зарыта! Поскольку возбуждаться теперь можно и в отсутствии партнера - нарисовал в сознании, что хочешь, и привет. А сам партнер даже мешает, поскольку "бюсты", хоть и "отпадные", в реальности никогда не бывают идеальными, к тому же, какие они -"идеальные"? Никому не известно. Большие или маленькие? Торчащие или ниспадающие? Твердые или мягкие?

Это только самые очевидные отличия, но даже их, наверное, вполне достаточно, чтобы понять главное - джин человеческой сексуальности вырвался из бутылки, а потому жди беды… Когда же сексуальность человека называют "животным наследством", у меня лично возникает странное ощущение театра абсурда. Этим пытаются кому-то польстить, или же таким образом что-то судорожно скрывают в порыве внезапно напавшего смятения и стыдливости.


Мы считаем опасными тех, у кого ум устроен иначе, чем наш, и безнравственными тех, чья нравственность не похожа на нашу. Мы называем скептиками тех, кому чужды наши иллюзии, даже не задаваясь вопросом, не имеют ли они каких-нибудь других.

Анатоль Франс


Сексуальность человека к сексуальности животных имеет столь же малое отношение, сколь и современные исследования в крупнейших научных лабораториях мира к опытам в школьных пробирках. Сексуальность человека не имеет аналогов в животном мире ни по охвату, ни по интенсивности.

Подсчитано, что каждые десять минут мысли и эмоции человека так или иначе касаются сексуально-эротической тематики, тогда как у любого животного активизация этой сферы происходит аккурат в предусмотренные природой для этого временные периоды да под воздействием вполне определенных физиологических стимулов.

Человек, безусловно, является самым сексуальным из живых существ. Сексуальность пронизывает наше существование, поскольку именно своей сексуальности мы обязаны появлением культуры, и именно она - культура - стала наиглавнейшим, двигателем нашей сексуальной эволюции. Все, что мы относим к феноменам культуры, в буквальном смысле этого слова сочится сексуальными стимулами, вызывая отчаянное перераздражение соответствующих участков мозга.

И чем сильнее мы пытаемся скрыть свою избыточную сексуальность, тем сильнее она дает о себе знать, проявляясь в самых неожиданных местах! Борьба за власть и высокий социальный статус, преступность и агрессивность, достижения в искусстве, науке и спорте - все это, без каких-либо оговорок, результат нашей повышенной сексуальности.

Сознательный сексуальный невротик

К чему привела эмансипация? Как минимум, к двум серьезным издержкам в головном мозгу граждан. Во-первых, женщины, которые теперь буквально обязаны всем и во всем походить на мужчин, совершенно разучились чувствовать себя женщинами. Они бы уже и согласились на эту "слабость", но тут возникают непреодолимые препятствия, связанные со вторым общественно значимым следствием эмансипации: мужчины, которые воспитываются теперь под кирзовым сапогом женской мужественности, совершенно перестали быть мужчинами. А как, позвольте спросить, женщине ощутить себя женщиной, если кругом одни слюни да сопли, слабость воли и узость мысли? Никак! Вот все и страдают.

Однако все-таки надо как-то проявить свою половую принадлежность… А как? Ответ простой -секс, секс и еще раз секс. Вряд ли нужно кому-то рассказывать о том, что "мальчик", с точки зрения субъективно значимых для него сверстников, становится "мужчиной" аккурат в момент первого, но обязательно полноценного коитуса (полового акта). Девушкам в этом смысле легче, у них вроде как есть объективный признак взросления - это менархе (первые в жизни женщины месячные), оргазм же необязателен.

Впрочем, и тут без секса дело не обходится, поскольку в глубинах сознания женщины, где-то на границе его с подсознанием, находится прямо-таки железобетонное убеждение: "если меня хотят (если я желанна), то я - женщина", если нет, то, видимо, гуманоид.


В наш искушенный век многие мужчины разыгрывают сексуальные спектакли и являются исполнителями. В их сексуальном поведении преобладает желание произвести впечатление на себя самого и на окружающих своей сексуальной доблестью. Пока это желание лежит в основе сексуального поведения, сексуальный акт будет спектаклем, который всегда рискует потерпеть провал.

Александр Лоуэн


Так или иначе, но наличие в жизни человека сексуальных отношений решает для него принципиальную задачу: "Мужик я или не мужик?" - в случае мужчины, и "Мужчина, я, все-таки женщина!" - это в случае женщины. И задачка эта, и ее решение, - невротическая чушь, не более того. Ну, что такое "мужчина" и "женщина", если не идея, некое абстрактное соображение? Как можно его доказать или опровергнуть? А со стороны анатомической, тут даже при поверхностном обследовании сразу понятно, "ху из ху". Да, речь идет именно о неврозе. Невротической может быть признана любая деятельность человека, которая совершается им для одной цели, а объясняется им же какой-то другой целью. При этом первая обязательно неосознанна, а вторая - порождена сознанием.

В указанном случае все так и происходит, поскольку базовая цель (подсознательная) - это обрести самоощущение себя в своей половой роли, а формальная (то бишь сознательная) цель состоит в "уламывании" женщины или "соблазнении" мужчины. Тут одна цель к другой никакого отношения не имеет, поскольку подлинная мужественность, конечно, не в том заключается, что персонаж способен поработать половым членом, а истинная женственность с сексуальной реакций мужчины никак сопряжена быть не может. Всякое смешение тут ошибочно, если же оно все-таки происходит в рамках отдельно взятой головы, а случается это до неприличия часто, то неврозу дорога открыта.

Чем же характеризуется наш "сознательный" сексуальный невроз? Параноидными попытками человека убедить себя в том, что ему надо во что бы то ни стало, несмотря ни на какие внешние препятствия (например, семейное положение) и внутренние сопротивления (прежде всего этим сопротивлением является банальное отсутствие реального полового влечения) вступить в сексуальные отношения с объектом "X" или "Y".


Сама существующая в нашем обществе "двойная" сексуальная мораль для мужчины является лучшим показателем того, что наше общество, сделавшее эти предписания, само не верит в их осуществимость.

Зигмунд Фрейд


Мужчины и женщины - неимоверными усилиями воли убеждают себя в том, что секс им жизненно необходим ("для здоровья" или "просто надо"): "это вопрос жизни и смерти!" Надо вступить в половые отношения! Зачем? Чего ради? Так уж ли, действительно, приспичило? И много с того радости? Этими вопросами могут задаваться родственники, друзья и знакомые, но никак не наши полоумные герои.

Удовольствия от этого секса, они, конечно, не получат никакого, но зато какие "моральные дивиденды"! Жизнь прожита не зря! И эту "покрыл", и того "соблазнила" - молодцы, присваиваем вам звания "Героев сексуального труда и полового фронта"! А то, что все это выглядело, словно дурной спектакль уездного театра с озабоченным мировым величием худруком во главе - это, право, существенного значения не имеет. Есть результат, поставленные цели выполнены: "обломал", "соблазнила". На сцене раскланиваются не подлежащие сомнению "мужчины" и "женщины". Пусть еще хоть кто-нибудь что-нибудь скажет! А ведь скажут же, черт возьми, скажут! Ведь если в подсознании комплекс "недостаточной мужественности" (или "недостаточной женственности"), то всюду намеки на эту его половую несостоятельность будут нашему невротику чудиться, и постоянно он вынужден будет заниматься поиском новых "доказательств", "убедительных доказательств"! Как там говаривал Филипп Филиппович: "Кем угодно, когда угодно, но чтобы это была такая бумажка! Окончательная бумажка! Фактическая! Настоящая! Броня!" Именно таких доказательств своей "мужественности" (или "женственности") ищет сексуальный невротик интеллектуального толка, ищет, искать будет и не найдет никогда, ибо пока доказывает - еще не владеет. Невроз всегда кружит по кругу!


Нет на земле ничего прочного, есть только условности, и в каждом климате они различны.

Оноре де Бальзак


Оправдавшееся предсказание

Когда женская эмансипация была только на заре своего становления, наш замечательный соотечественник Лев Шестов предсказал будущность этого процесса. "В ее глазах, - пишет Л. Шестов о женщине, - учение, обещающее ей свободу, - свет, а все прочее - тьма. Это заблуждение, конечно, но, если бы вы попробовали разубедить ее в этом, вы только даром потратили бы слова: она не поверит, ни за что не поверит вам, что то, с чем связаны ее лучшие надежды, само по себе может быть дурным или даже хотя бы не очень хорошим. Так что, по-видимому, рано или поздно женщины будут не менее образованы, чем мужчины, и обзаведутся твердыми, широкими взглядами, убеждениями на всю жизнь, миросозерцаниями, даже, пожалуй, научатся строго логически мыслить. Тогда, вероятно, прекратятся многие недоразумения, столь обычные между представителями различных полов. Но, Боже, как скучно станет тогда на земле! Мужчины будут доказывать, женщины будут доказывать, даже дети, вероятно, станут рождаться всезнающими и всепонимающими. И с какой тоской мужчины грядущих веков будут вспоминать о наших женщинах, капризных, взбалмошных, несведущих, мало понимавших и не хотевших понимать. Целая половина человеческого рода не хотела и не умела понимать! В этом была надежда: может быть, и в самом деле можно обойтись без понимания? Может быть, логический ум не добродетель, а порок. Но в борьбе за существование, в силу закона о выживании наиболее приспособленных, погибло уже немало лучших человеческих свойств, видно, суждено погибнуть и женской нелогичности. А жаль, страшно жаль!"


Страсти, сосредотачивая наше внимание на предмете нашего желания, заставляют нас рассматривать его с точек зрения, не известных другим людям.

К. Гельвеции


Несознательный сексуальный невроз

Далее ситуация усложняется, поскольку сексуальная активность может возникать не только благодаря описанным выше интеллектуальным спекуляциям, но и благодаря непосредственным условным рефлексам сексуального свойства, т. е. в результате банальных автоматизмов сексуального возбуждения. И если в первом случае у человека формируется сексуальный невроз коркового происхождения ("сознательный"), то во втором - подкоркового ("несознательный").

Чем отличается человек от любого животного? Последнее целиком и полностью управляется своими инстинктами и рефлексами, человек же, в принципе, может принимать и сознательные решения, обладает, так сказать, свободой воли. Однако же эта свобода возможна только в том случае, если он понимает, где у него инстинкты и рефлексы, а где здравое рассуждение. Часто происходит иначе: человек целиком и полностью управляется своими физиологическими влечениями, а разум использует только для того, чтобы как-то самому себе разъяснить, почему он это делает, несмотря на множество последующих осложнений (начиная от венерических заболеваний, заканчивая семейными скандалами).

Нехорошая, дурная жизнь у такого человека, она несет его по течению, а он даже маневрировать в нем не способен. Допускает ошибки, но их не видит, и потому исправить не может. Сам себя обманывает, а где - черт знает! Человек без здравого смысла, без способности управлять собственным поведением - существо жалкое и несчастное, к истинно человеческим отношениям неспособное. Впрочем, он и сам тем мучается, но что проку? Разве же от этого что-то меняется? Разве хоть кому-нибудь легче от этого? Но вернемся к этому "несознательному" сексуальному неврозу.

В целом, этот тип сексуального невроза кажется куда более адекватным, нежели первый -"сознательный", поскольку здесь делом правит подсознание, которое когда-то, по молодости, среагировало на какие-то стимулы сексуального характера, получило за это достойное положительное подкрепление в виде удовлетворения (яркого оргазма или других каких прелестей), а теперь работает неустанно в сформированном направлении, вертится как заведенное.

Формируется определенный стереотип с моментальным, при одном только виде сексуального объекта, включении половой доминанты. Здесь все по-настоящему, человек не убеждает себя, что возбужден, а действительно возбуждается. Сладострастники и сладострастницы - вот название этим невротикам. Они не могут пропустить ни одной юбки, ни одного торса, они возбуждаются с лету, двигаются по наитию, получают желаемое и отваливают как ни в чем не бывало.


Смерть есть символ абсолютоой импотенции, полного бессилия и конечности, и возникающая из этого неизбежного переживания тревога заставляет нас отчаянно искать бессмертия в сексе. Половая активность - это самый удобный способ заглушить внутренний ужас перед смертью.

Ролло Мей


Другое дело, что сознание во всем этом "нейрофизиологическом шабаше" играет весьма странную, беспринципную роль. Оно, вынужденное хоть как-то оправдывать это абсолютно и в принципе "аморальное поведение", рассказывает леденящие душу истории о том, что "без женщин жить нельзя на свете, нет", и "как на свете без любви прожить", а также "секс - это наше ВСЕ!" При этом, с одной стороны, упомянутое "ВСЕ" выглядит как чистейшей воды ребячество, инфантильность и разнузданность, а с другой стороны, подобная промискуитетная активность постепенно оборачивается своего рода навязчивостью. Далее становится важно уже не столько содержание действия, сколько сам факт продолжения этого действа: партнеры сменяют друг друга, как перчатки, а зачем они меняются - уже никому не известно. Но и остановиться у этих бойцов сексуального фронта нет никакой возможности. Пошло-поехало! Начинается весело, а становится грустно, потому что закончиться это никак не может.

В конечном счете, какой именно у человека сексуальный невроз - "сознательный" или "несознательный" - не более чем "юридическая тонкость". Невроз - есть невроз, а потому всякие уточнения здесь лишь диагностического толка, т. е. интересны, скорее, специалисту, нежели самому носителю этого невроза или его родственникам, близким и знакомым. Впрочем, последние, не вдаваясь в подробности, решают для себя эту проблему (а для перечисленных персонажей это именно проблема) просто: находят необходимые объяснения, призванные все это назвать и снизить таким образом зреющее где-то внутри возмущение. "Сознательных" сексуальных невротиков называют "чокнутыми", а "несознательных" -"кобелями" и "шлюхами". Выглядят эти оценки, мягко говоря, нелицеприятными, но разве кому-то есть до того дело, что эти несчастные не "отребье", а страдающие невротическим состоянием? Нет, последнее мало кого интересует. Трудоголика бы, наверное, так же отделали, да вот только его "общественная мораль" от подобных оценок защищает.


Пользуйтесь, но не злоупотребляйте - таково правило мудрости. Ни воздержание, ни излишества не дают счастья.

Вольтер


Сексуальная неудовлетворенность

То, что сексуальная удовлетворенность - явление важное в нашей жизни, наверное, никому объяснять не нужно. И тут даже дело не вкуса, тут, что называется, "природа требует". Однако требовать-то она требует, да вот только насколько мы ее слушаем, насколько оказываемся исполнительны? И каковы, кстати сказать, результаты подобной нашей неисполнительности в отношении данного требования - это отдельный и большой вопрос!

Мы обычно думаем, что сексуальность - это только непосредственные сексуальные отношения, т. е. проще говоря, секс. А потому, когда речь идет о сексуальных расстройствах, все представляют себе лишь разнообразные сексуальные отклонения: фетишизм, вуйеризм, эксгибиционизм и т. п. В лучшем случае, некоторые из нас готовы посчитать сексуальным нарушением мужскую импотенцию и преждевременную эякуляцию или отсутствие оргазма у женщины. Но думать, что сексуальные расстройства только этим и ограничиваются, - большое заблуждение!


Устранить ложь - значит испортить представление, потому что именно лицедейство и притворство приковывают к себе взоры зрителей. Но и вся жизнь человеческая есть не что иное, как некая комедия, в которой люди, нацепив личины, играют каждый свою роль, пока хорег не уведет их с просцениума.

Эразм Роттердамский


Сексуальность распростерта над всей нашей жизнью, как звездное небо над землей, от края до края. Есть эротические нотки в отношениях между родителями и детьми, есть они и в дружеских отношениях, и даже просто в приятельских. Ведь согласитесь, не с каждым мы готовы поддерживать хорошие отношения, этот человек должен быть нам симпатичен. А откуда эта "симпатичность" берется? Все оттуда - из сексуальности.

Зачастую эта незамеченная, скрытая сексуальность оборачивается серьезной проблемой! Свекровь ревнует сына к невестке, а проявляется это какими-то мелкими придирками и беспочвенными обвинениями. Отец, сам того не осознавая, питающий нежные чувства к своей дочери, на дух не переносит ее бойфрендов. Конфликт на работе рассорились: новая в конторе появилась сотрудница, привлекла всеобщее внимание мужской братии. Что ж, ждем интриг и открытых скандалов. Сексуальность конкретного человека - это сложнейшее психическое образование, пронизанное всяческими скрытыми от сознания составляющими и характеризующееся множеством утонченных нюансов.

Сексуальность - это отнюдь не прихоть, не придаток к жизни. Она эту жизнь большей частью и формирует, она обеспечивает нам бездну положительных переживаний. Причем это касается не только и даже не столько самого секса, сколько жизни как таковой. Наконец, нельзя забывать, что сексуальность - это еще и потребность. Конечно, не такая жесткая, как в воздухе или еде, но не многим меньше, доложу я вам! Если же потребность не удовлетворяется должным образом, то возникает существенный психологический дискомфорт. Может возникнуть крайне неприятное чувство внутреннего напряжения (зачастую прямо тревоги!) или ощущение бессмысленности жизни, подавленность и еще бог знает какие "прелести". Причем удовлетворение сексуальной потребности - это вопрос прежде всего качества, а не количества. Если у человека есть сексуальные отношения, это еще не значит, что его сексуальная потребность удовлетворена. Даже если он благополучно переживает оргазмы, испытывает удовольствие - это еще далеко не все. Важно то, "как" он переживает. И это опять-таки не вопрос "поз" и всяческой новизны в сексе, это вопрос качества переживания, силы эмоционального отклика, подлинности психологического контакта. Но именно эти, самые существенные, моменты, как правило, и выпускаются нами из виду.

Можно, конечно, относиться к сексуальности свысока, можно относиться к ней нейтрально, можно вообще никак к ней не относиться, дело, как говорится, хозяйское, но о последствиях этой "относительности" мы должны знать. Во-первых, если необходимого качества удовлетворения этой нашей потребности не достигается, жизнь теряет свой блеск и аромат. Во-вторых, возникает чувство тревоги, внутреннего напряжения или даже депрессии. В-третьих, формируются невротические симптомы - разнообразные фобии, навязчивости и т. п.


У меня любовник! Любовник! - повторяла она, наслаждаясь этой мыслью, словно новой зрелостью. Наконец-то познает она эту радость любви, то волнение счастья, которое уже отчаялась испытать. Она входила в какую-то страну чудес, где все будет страстью, восторгом, исступлением; голубая бесконечность окружила ее, вершины чувства искрились в ее мыслях, а будничное существование виднелось где-то далеко внизу, в тени, в промежутках между этими высотами.

Гюстав Флобер


После того как вся эта гадость сформируется, пути к отступлению уже закрыты. Человек, испытывающий чувство тревоги или находящийся в депрессии, лишается своего сексуального тонуса, ему уже ничего не хочется, ничего ему не надо, а секса-то - и тем более! Вот порочный круг и замкнулся: сначала проигнорировали живительную силу (оставили собственную сексуальность неудовлетворенной или, без должного удовлетворения), а потом к ней и не подступиться, мосты уже сожжены. Конечно, в подобных случаях, а их - через один, если не каждый, сексуальной революцией проблемы не решишь, выход в свободное "сексуальное плаванье" обернется "погружением без всплытия".

И вот, глядишь, человек уже и отказывается от своей сексуальности вовсе, однако же можно ли от нее отказаться? Она, так или иначе, все равно найдет для себя выход, и этот выход будет разумеется, невротическим. Носителей такого невроза называют "старыми девами" или "мужиками без хозяйства", "старыми козлами" - бог знает как их еще называют. Те же, как правило, воинственны, но не потому, что воюют, а потому, что не знают, куда им их боевую мощь деть. Среди них встречаются и свихнувшиеся "поборники морали", готовые законодательным образом запретить всякую половую активность, вынудив людей оплодотворяться исключительно пробирочным способом, и те, кто, напротив, всем своим видом демонстрируют готовность к чему-то "такому-растакому", на что, впрочем, никогда не решатся, но изведут и себя, и других порядком.

Беспорядочная половая жизнь

Понятно, что от степени сексуальной удовлетворенности человека будет зависеть многое: как он будет себя чувствовать, какое у него будет настроение, насколько он окажется продуктивен в той или иной деятельности. Однако по-настоящему существенно другое. Современный человек оказывается в ситуации хронического и тотального стресса, который приходит и снаружи, вследствие разнообразных жизненных перипетий, и изнутри - от собственного нетрудоустроенного инстинкта самосохранения. Часто он и сам не подозревает, насколько сильный стресс испытывает!

Когда люди впадают в одну крайность, они отвергают секс с пуританским ужасом и отвращением, а когда впадают в другую, - "освобождают" до вседозволенности и промискуитета. В обоих случаях сексуальные желания трактуют как "животные" - одни, чтобы приручить их, другие - чтобы позволить им проявиться во всем первобытном естестве.

Жить же в ситуации хронического стресса - значит мучиться, а потому надо искать средства снизить стресс. Вот мы и ищем…

Стресс - это напряжение, а состояние после полового акта, как известно, характеризуется расслаблением. Этот механизм наш организм помнит четко, а потому неосознанно и прибегает к подобному способу разрядки (у некоторых, впрочем, срабатывает обратная реакция, но это тема особого разговора). Иными словами, секс, по задумке, должен сыграть роль антистрессора, но здесь-то и возникают настоящие проблемы. С одной стороны, человек, находящийся в стрессе, неспособен к полноценному сексуальному удовлетворению, работает, можно сказать, вхолостую. С другой стороны, на таком уровне общей невротизации возникает искушение к постоянной перемене места (в нашем случае - сексуального партнера), а это уже не сексуальная жизнь, а беспорядочная сексуальная жизнь, приводящая, по ряду механизмов, к невротизации другого рода. Хотели как лучше…

Вот и оказываются на консультации у психотерапевта герои невидимого сексуального фронта. Попытки спастись от стресса толкают их на очередные "подвиги", а сексуальность человека хоть и избыточна, но пределы и границы имеет. В результате она или "вылетает", как пробки в электросети, или превращается в настоящий перпетууммобиле - крутится-вертится, а к чему, уже непонятно. В первом случае возникает физический упадок "мужской силы" или "женской страсти", а во втором - чувство внутренней опустошенности, за которой, гляди, и депрессия поспешает, и жизнь ветшает.


В жизни есть только две настоящие трагедии: одна - когда не получаешь того, что хочешь, а вторая - когда получаешь.

Оскар Уайльд


У сексуальности человека, действительно, большие возможности, но не следует коня с коровой местами менять - и не уедешь далеко, и жеребец иссохнет. Стресс необходимо выявлять, а не ждать, пока все разрешится само собой "по природной мудрости". И бороться со стрессом можно только соответствующими средствами, любые суррогаты вредны для здоровья. Относительно же сексуальных отношений следует помнить: по самой структуре своей они не могут быть оторваны от всего человеческого. "Голого секса" не бывает, это все иллюзии, причем очень накладные; это невроз нагишом разгуливает, и сексуальный невроз -не исключение. Попытки же поставить все с ног на голову последней и отольются. Вот почему психотерапевт нужен в обоих случаях: и стресс - его епархия, и гармонизация отношений между двумя людьми - также в его юрисдикции. К сожалению, задумываемся мы об этом слишком поздно, когда бессмысленно уже что-то менять, когда один шанс - жизнь начинать заново.

Нестандартная сексуальность

Сексуальное поведение человека страдает исключительным многообразием форм и видов. Стандартным сексуальным поведением являются сексуальные отношения между лицами разного пола, не состоящие в близком родстве и находящиеся в одной возрастной группе (последний критерий может варьировать, но и для него установлены рамки). Все остальное -это нестандартное сексуальное поведение, которое может быть и болезненным, и не болезненным, и преступным, и не преступным.


Я научила женщин говорить… Но боже, как их замолчать заставить!

Анна Ахматова


Гомосексуальные отношения не рассматриваются современной наукой как болезненные, а закон не считает их преступными. Насилие, конечно, уголовно наказуемо, а потому насильник и преследуется, но пол жертвы значения в этом случае не имеет. Вообще говоря, закон у нас не наказывает за сексуальные отклонения, единственным исключением является педофилия. Понятие "нормы", вообще говоря, весьма относительно. По большому счету, "нормальным" является то поведение, которое встречается чаще. Гомосексуалов, например, в популяции от 3 до 7%,.а бисексуалов и того больше. Редкостью не назовешь, так что это почти норма. Далее встает вопрос о том, всегда ли оно болезненно, то, что встречается действительно редко. Отнюдь. Строго говоря, единственным достоверным критерием "болезни" можно считать мучительность данного проявления для самого человека. Впрочем, если эта мучительность продиктована нарушением социальной адаптации, то зачастую "лечить" надо не сексуальную особенность, а способ человека реагировать на осуждение со стороны окружающих.

Какие же формы сексуального поведения можно отнести к болезненным? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует сразу оговориться: некоторые вкрапления некоторых проявлений нестандартных видов полового поведения в не болезненные формы сексуальной активности возможны и не являются признаком патологии. Даже в стандартной сексуальности есть элементы садомазохизма, педофилии, эксгибиционизма, вуайеризма, трансвестизма, фетишизма, транссексуализма и др.


Учитель сказал: "Мое дело, кажется, безнадежно. Я еще не встречал человека, который,зная о своих ошибках, признал бы свою вину перед самим собой".

Конфуций


Ну что это за звери? Диагноз садомазохизма, например, ставят в тех случаях, когда возможность сексуального удовлетворения у человека тесно сопряжена с проявлениями насилия - физического и (или) психологического В целом, агрессия и сексуальная активность взаимосвязаны биологически, а поэтому нет ничего странного в том, что какие-то элементы насилия в сексуальном действе могут возбуждать и нормального человека. Исследования сексуального поведения братьев наших меньших показали, что у самцов агрессия и сексуальность - взаимоусиливающие инстинкты, а вот у самок, напротив, усиливают друг друга сексуальность и страх.

Нестандартность сексуального поведения, как правило, называется в обиходе "извращением", но этот термин следует употреблять с осторожностью. На самом деле, в случае большинства расстройств сексуального поведения пациенты просто оказываются заложниками, если так можно выразиться, неудачного условного рефлекса, специфического поведенческого стереотипа. Сексуальное поведение, шаблон сексуального поведения формируется у человека не сразу, есть некоторые узловые точки. Если возникновение первого сексуального возбуждения совпадает по времени и месту с какими-то определенными жизненными обстоятельствами, то некие элементы, характерные черты этих обстоятельств могут в последующем рефлекторно приводить этого человека к сексуальному возбуждению. Вот пример. Если первое сильное сексуальное возбуждение возникло у подростка в ситуации, где значимым стимулом являлся какой-то предмет женского туалета, то впоследствии этот предмет может провоцировать у него сексуальное возбуждение больше, чем сама женщина. В этом случае врачи говорят о фетишизме.


Сексуальная умудренность препятствует сексуальной зрелости, и, если наша свобода стремится к удовольствию, радости жизни и любви, этот барьер необходимо устранить.

Александр Лоуэн


Если это возбуждение возникло в ситуации подглядывания за чьим-то сексуальным актом, то по итогу получится вуайеризм, если же в ситуации собственного раздевания, то возможен эксгибиционизм. Это, что называется, как карта ляжет…

Далее, после того как карта легла и соответствующий стереотип сексуального поведения сформировался, ситуация закручивается по спирали. Если для кого-то "первым делом, первым делом" стали самолеты, это не сильно обеспокоит общество - будет кому Родину защищать. Но если для кого-то "первым делом" стали садистические наклонности, страсть к подглядыванию или раздевание на людях, если кого-то стали возбуждать представители своего пола или другой возрастной группы, то здесь общество занимает воинственную позицию: "У нас места извращенцам нет!"

Какой реакции, интересно, на такую политику ожидают политизированные таким образом граждане? Они что, действительно думают, что заяви с высокой трибуны подобную бессмыслицу, и количество лиц, у которых сформирован соответствующий условный рефлекс сексуального характера, резко поубавится? Подобным образом подобные дела не решаются -это совершенно очевидно, но масло в огонь они подливают.


Сексуальность в условиях современного общества - нечто совершенно безрадостное. Этим и объясняется все то, что до сих пор написано в мире о низменности и опасности сексуальности. Но такая "сексуальность" - болезненное, искаженное отражение реальной жизни. И это искаженное представление полностью заглушило настоящее счастье любви, желание которого коренится в глубине души каждого человека.

Вильгельм Райх


Далее возможны два варианта. Одни поверят в неправильность своей сексуальности, начнут этим делом мучиться, а потому только об этом деле и станут думать, что, конечно, только усилит их нестандартность. Другие, напротив, решат, что их притесняют, и "назло врагам" так начнут в избранном природой для них направлении двигаться, что мало никому не покажется. В результате и те, и другие создадут целую когорту невротиков специфического толка, стилем жизни которых будет невротичное нестандартное сексуальное поведение. Не будь такой реакции, возможно, это было бы просто нестандартное сексуальное поведение, а так оно в чистом виде невротическое.

Нам давно пора освобождаться от предрассудков, но не с тем, чтобы усиливать у всех и каждого отклонения от сексуальной нормы, а для того, чтобы быть более человечными. И гомофоб (человек, испытывающий ненависть к гомосексуалам), надо вам сказать, более психически ненормален, чем психически здоровый гомосексуал.

Другое дело, что в условиях нашего подхода к человеку, когда все равняются по одной линейке, ожидать психического здоровья у гомосексуала не приходится. В целом, это его беда, но виновников следует искать не в нем, а в его окружении и в сексистской культуре, каковой наша пока и остается.


Болезненная зависимость - одно из самых сложных явлений, с которыми нам приходится иметь дело. Мы не можем надеяться понять его, пока не усвоим, что человеческая психология сложна, и будем настаивать на простых формулах, объясняющих все.

Корен Хорни