Часть III ТЕХНИКИ ДЛЯ ЗАМЕНЫ ПРОБЛЕМ СВЕРШЕНИЯМИ


...

Глава 16 Терапевтическая метафора

Обсуждение методов переводы клиента из текущего состояния в желательное было бы неполным без разговора о терапевтической метафоре. Это особая техника рассказывания историй, которая обеспечивает такое бессознательное и сознательное обучение человека, которое вызывает новое творческое поведение. Искусство терапевтической метафоры было в значительной степени развито Милтом Х. Эриксоном. Он был мастером как в создании, так и в рассказывании таких историй. Книга «Терапевтическая метафора» Дэвида Гордона – прекрасная репрезентация техники конструирования терапевтических метафор. Я очень рекомендую прочесть ее. Здесь я расскажу лишь об основах конструирования метафоры и приведу несколько примеров, чтобы можно было понять процесс в целом и начать развивать собственное искусство.

Чтобы быть эффективной, метафора должна:

1) Быть изоморфной проблемному содержанию, то есть обладать той же структурой, или подобной. Соблюдение диеты изоморфно удерживанию в рамках бюджета – компоненты ситуаций подобны.

2) Предлагать замещающий опыт, в котором человек имеет возможность действовать с точки зрения другого ряда фильтров, что дает доступ к ранее не замечавшимся возможностям выбора.

3) Предлагать разрешение или ряд разрешений в изоморфичных ситуациях, которые могут быть обобщены до включения проблемы, и таким образом вести клиента к соответствующим выборам.

Поскольку этот метод не содержит сгущения угрозы, он часто является скрытым, и касается тем, о которых не всегда легко говорить, метафоры могут быть особенно эффективными для проблем, к которым трудно подойти с помощью других техник.

Основные шаги в конструировании метафоры таковы:

1) полностью определите проблему;

2) определите структурные составляющие проблемы и соответствующие «действующие лица»;

3) найдите изоморфную ситуацию (Дэвид Гордон рекомендует практиковаться в аналогиях: «Знаете ли, жизнь похожа на вино, при правильном обращении с ней она с течением лет становится лучше»);

4) укажите логическое разрешение, определите чему нужно научиться и найдите контексты, где эти моменты будут очевидными;

5) облекайте эти структуры в историю, которая будет занимательной или скроет намерение (чтобы избежать сопротивления клиента).

Следующий пример может быть хорошей иллюстрацией использования метафоры для помощи клиенту в изменении. Привлекательная женщина по имени Дот пришла ко мне на консультацию. Она нуждалась в помощи, чтобы научиться контролировать свое промисквитетное поведение. Она была замужем за очаровательным (по ее собственному описанию) мужчиной, у нее было двое прекрасных детей, и тем не менее она вступала во внебрачные связи когда и где только было возможно. Она хотела прекратить вести себя таким образом. Я использовала следующие элементы ее описания для создания терапевтической метафоры. Как многие привлекательные женщины в наши дни, Дот была озабочена излишним весом (которого у нее не было), так что я использовала это содержание для того, чтобы метафора выглядела как более или менее естественное расширение терапевтического разговора.

Описание проблемы:

Промискуитет Дот ведет к тому, что она теряет мужа и теряет уважение к себе. Дот не может сопротивляться соблазну других мужчин. Внебрачный секс кажется Дот более возбуждающим. Дот не удовлетворена своими сексуальными отношениями в браке.

Терапевтическая метафора

Женщина на пути к ожирению.

Женщина не может отказать себе в сладком десерте и сытной пище" когда ест не дома.

Женщина любит есть не дома.

Эта женщина едва притрагивается к пище

Каждый внебрачный опыт создает все большее чувство вины и приводит ее все ближе к потере мужа.

Вина Дот становится настолько болезненной, что она должна что-то с этим сделать. Она не спит ночами и пр.

Дот никогда не создавала удовлетворительного сексуального опыта с мужем.

Каждая еда вне дома делает ее более полной.

Тучная леди должна что-то делать со своими привычками. Она уже не влезает ни в одно свое платье.

Тучная леди никогда не училась готовить для себя пищу, которая бы ей нравилась.

Пока что каждый элемент конструируемой метафоры изоморфен проблеме, то есть они имеют взаимно-однозначные отношения в структуре. Метафора следует за проблемой по форме. Следующий шаг состоит в том, чтобы от следования проблеме перейти к ведению и разрешению. Дот хочет изменить свое поведение таким образом, чтобы проблема была решена. История, следовательно, должна каким-то образом предложить подходящее изменение поведения тучной женщины, поскольку она метафорически представляет Дот.

Разрешение проблемы:

Дот нужно применить энергию, чтобы создать стимулирующие и возбуждающие сексуальные переживания с мужем.

Дот нужно найти удовлетворение дома.

Дот нужно начать гордиться своими супружескими отношениями и найти сексуальное удовлетворение с мужем.

Метафорическое разрешение:

Женщина занялась переустройством своей кухни. Она накупила поваренных книг и начала экспериментировать в приготовлении здоровой и вкусной пищи. Со временем, быстрее, чем вы думаете, она обнаружила, что в ресторанах нет ничего, что могло бы идти в сравнение с ее домашней готовкой, так что у нее исчезло желание есть где-либо вне дома.

Женщина похудела, и теперь она гордится как своим кулинарным искусством.

Таковы элементы терапевтической метафоры, созданной, чтобы вызвать специфический результат. Якори и различные другие вербальные и невербальные техники используются в этом процессе рассказывания истории, чтобы помочь ей работать. Что касается истории для Дот, я постаралась сделать ее как более интересной, чтобы она могла отождествляться с ее героиней. Она переживала эмоции героини, давая мне возможность поставить на якорь (кинестетически, визуально, аудиально) внутренне порождаемые переживания, подходящие для изменения. Я также использовала наложение, чтобы сделать метафору более богатой и убедительной.

Пара, Дон и Ирис, пришла на брачную консультацию, чтобы исправить отношения, которые с некоторого момента начали портиться. Дон был на шесть лет старше Ирис. Они были шесть лет женаты, у них было двое детей, четырех и двух лет. Хотя Ирис была тонкой, привлекательной женщиной когда они познакомились, с тех пор она прибавила в весе 50 фунтов. Этот вес прибавлялся во время каждой из беременностей, и не исчезал после родов. Дон находил ее внешность отвратительной и не вступал с ней в сексуальный контакт несколько месяцев. Поскольку он занимал руководяющую должность в большой фирме, с его работой были связаны определенные социальные обязанности. Он предпочитал не говорить Ирис о них, решив, что лучше он пойдет на соответствующие вечера один, чем будет рисковать смутить всех ее внешностью. Решение иметь детей принял Дон, он был убежден, что это для них хорошая идея. Но когда она набрала вес во время первой беременности, он начал все больше задерживаться на работе. Даже во время консультирования колебания веса Ирис прямо зависели от того, сколько времени он с ней проводил, и ее кутежи с перееданием происходили по вечерам, когда он работал сверхурочно. Хотя было непонятно, завел ли он интрижку на стороне, ясно, что такая мысль приходила ему в голову.

Дон был очень педантичен в отношении собственной внешности и говорил о том, как он сам себя видит. Ирис же говорила о том, как пуста ее жизнь, и как ей нужно чем-нибудь се заполнить. Дон обычно представлял свой опыт как визуальный, Ирис – прежде всего как кинестетический. Они оба были согласны в том, что любят друг друга, хотя Дон чуть ли вздрагивал, когда бросал взгляд на Ирис. Оба описывали свои прошлые сексуальные переживания как «идиллические». С двумя детьми Ирис в высшей степени зависела от Дона во всем, кроме своей материнской роли.

Для них обоих желательным состоянием было, чтобы Ирис потеряла вес и тем самым бы оживилось бы его физическое влечение к ней. Для Ирис влечение Дона (или отсутствие такового) в значительной мере определяло состояние се субъективных переживаний. Чем более он отходил от нее, тем больше она переедала, чтобы заполнить болезненную пустоту внутри, а результате тем больше он отходил от нее.

Поскольку увеличение внимательности Дона к Ирис могло бы в большей степени облегчить для нее потерю веса, улучшить общее ее состояние и уважение к себе, я могла бы просто сказать ему, как это зависит от его действий и положиться на его добрые намерения в разрешении проблемы. Но добрые намерения, которые у него были, не помогли. Каким-то образом его переживания совместности с Ирис должны быть усилены. Я была уверена, что если бы Дон мог оказать Ирис теплую поддержку, даже стать защитником, она бы отреагировала на это потерей веса и тем, что «была бы больше собой» (по ее собственным словам). Однако ее нынешняя внешность не давала им обоим получить желательные реакции друг от друга.

Поэтому, имея в виду как ближайшую цель усиление внимательности Дона к Ирис, так и более отдаленную, усиление взаимно-поддерживающих отношений, я решила воспользоваться терапевтической метафорой. Строя ее, я использовала информацию, полученную от них, относительно их поведения и ввела специфические выражения, которыми пользовался Дон, чтобы сделать ее более эффективной. В метафоре, созданной для Дона и Ирис, которую я приведу, Дон назван Дядей Ронни, а земля и артишоки представляют Ирис. Основное отношение фермера, который ухаживает за землей и получает от нее, ответ сохраняется постоянно. Метафорически это отношение конгруентно отношению Дона и Ирис. Вот эта история.

"Вы говорите, ваш отец был фермером. Мой дядя Ронни тоже фермер. Так их называют в Калифорнии, что бы они ни выращивали. Он не всегда был фермером. Нет, до того он сделал карьеру в бизнесе, и там он тоже был хорош. Но у его папы – моего дедушки – был большой, хороший надел земли на побережье Калифорнии. Ну, и Ронни знал, что когда-нибудь эта земля достанется ему. Он держал это в уме, и время шло.

Но его бизнес занимал у него уйму времени. Вы знаете как это бывает. Наконец, пришло время, когда отец позвал его в Калифорнию и сказал, что ему тяжело этим заниматься, и что ему нужно, чтобы Ронни взял это на себя. Ронни казалось, что это могла быть прекрасная возможность. У него хватало денег, чтобы что-то сделать из этой земли, а это прекрасный участок, так что он не мог удержаться.

Некоторое время он просто наслаждался своим новым положением джентльмена-фермера. Но наконец он решил, что настало время заняться делом. Его отец занимался в основном разведением цветов. Прекрасно. Но Ронни думал не об этом. Рассмотрев несколько возможностей, он решил, что лучшим использованием земли будет выращивание артишоков. Она вполне соответствовали климату, считались деликатесом и стоили дорого.

Так что он распахал землю и высадил семена артишоков. Он полагал, что это был мудрый шаг с его стороны. Но артишоки не сразу начинают плодоносить, а Ронни был человеком нетерпеливым. Его интерес начал таять. Однажды, когда он посмотрел на свои поля, они показались ему совершенно безобразными. Он сказал себе, что, конечно, это более практично, но он потерял поля цветов. Он все больше отходил от земли и оставлял заботы другим. Конечно, земля страдала от этого. Руки наемных рабочих не заботились так о земле, ведь она им не принадлежала. И земля показывала результаты пренебрежения Ронни. Ронни рассказывал мне, что однажды он вышел в поле и огляделся. Он пришел в ужас от насыпей комковатой земли и непривлекательных растений-артишоков, листья которых свисали вниз. Он сказал себе: «Боже мой, что я наделал? Это ужасно. Мне даже не хочется называть это своим. Лучше бы я не прикасался к этой земле!»

Но он обрабатывал ее. И что ему было делать с ней теперь? Правда, она давала артишоки, и они хорошо шли на рынке. Но земле нужно было больше его внимания и заботы, чтобы она была действительно плодоносной. Глубоко внутри себя он знал, что так это и есть.

Возвращаясь в большой дом, он протянул руку и сорвал артишок, и захватил его с собой. Сидя на кухне размышляя о своих делах, он начал по-настоящему рассматривать этот артишок. Он был довольно безобразен. Выпирающие, несъедобные листья по краям. Он подумал, что вряд ли кто-нибудь соблазнится такой вещью. Но затем он начал осторожно его очищать. И по мере того, как он снимал слой за слоем, он все более очаровывался тем, что лежало ниже. Это было прекрасно! Мягкие, нежные внутренние листья вели его к сердцевине. Конечно, именно она заставляла людей выращивать и покупать артишоки. Люди знали, что внутри находится прекрасная, сочная сердцевина. Выглянув из окна, он увидел теперь по всему полю сердцевины артишоков. Он смеялся, потому что вместо безобразных чешуйчатых растений он видел теперь множество растений, которые изо всех сил были заняты тем, что внешние их слои защищали внутренние, чего, в конце концов, все от них и хотели. Эти грубые внешние слои защищали сердцевину от каждого, кто не хотел дать себе труд и время добраться до внутреннего сокровища.

В этом было что-то, что тронуло Ронни, потому что ему была близка идея уязвимости. Более того, артишоки не могли сами себя очистить. Они не могли раскрыть свое внутреннее сокровище без него. Это было его поле, его растения, и внезапно он почувствовал сильное желание заботиться о них и ухаживать за ними, обеспечить их рост и плодоношение. Он хотел быть уверен, что растения и плоды получают заботу, так что нежной сердцевине ничего не грозит.

Теперь, разумеется, дядя Ронни – прекрасный фермер, он гордится своей землей и тем, что на ней растет. О своем прошлом он говорит, что чуть было не потерял направление, потому что позволил себе сомневаться, когда внешность не показалась ему хорошей. И эти сомнения стоили ему немало времени и усилий, чтобы привести все в порядок вновь.

Посмотрев как следует на то, что у него было, он понял, что готов отдать все что угодно, только бы не потерять это. Естественно, земля ответила ему, сделав его богатым и гордым человеком. Каждый мог видеть, что у него было нечто ценное."

Метафора хорошо сработала, вызвав желательную реакцию. Дон стал более внимательным к Ирис. Он стал ее подбадривать и даже принял участие в программе по потере веса. По его словам, он «сделал свой вклад в этот брак», и ему следовало «потратить некоторое количество времени и энергии, чтобы этот вклад окупился».

Особое преимущество метафор состоит в том, что люди реагируют без стараний. Их сознание не вмешивается, и зная, что что-то произошло, они вполне сознают что именно (и как). Если бы я поставила перед собой другую цель, метафору следовало бы конструировать иначе. Если бы я хотела чтобы Ирис стала более самостоятельной и независимой, в метафоре могла бы появиться история о том, что земля рассердилась на пренебрежение, и породила странные и прекрасные цветы, так что в конце концов Дядя Ронни не знал, как ему пробираться по ней. «И она стала похожа на границу освоенной земли, которую вновь надо было завоевывать. Но, увы, земля не получила его заботы, потому что земля переросла его, и в конце концов, не он культивировал ее, а она его воспитала для своих нужд».

Такая метафора вызвала бы конечно иную реакцию, чем предыдущая. Мне показалось, что действительно уверенные и независимые реакции Ирис были бы деструктивными в их отношениях и не помогли бы делу. Это мнение руководило мною при создании метафоры, чтобы вызвать полезную реакцию. Пользуясь терапевтическами метафорами, не забывайте, как вы определяли результат работы, руководясь этим как в конструировании, так и в рассказывании метафоры.

Следующие записи и отрывки из терапевтической работы показывают различные стороны использования терапевтической метафоры. Бад страдал импотенцией. В его истории не было эрекции, достаточной для коитуса или эякуляции. В возрасте 14 лет он был соблазнен своей теткой, которая жила с ним и его матерью. Эта тетка постоянно унижала его из-за его неспособности сделать это. Отца не было в доме с тех пор, как Баду исполнилось 12, и он никогда не рассказывал матери про сексуальные инциденты. Хотя Бад был уже шесть месяцев женат, он еще не вступал в брачные отношения. Его описание жены точно соответствовало описанию тетки. Но Бад, по-видимому, не сознавал этого сходства. У него в бумажнике были фотографии и тетки, жены, и сходство было поразительным. Его тетка умерла несколько лет назад, до того как он обратился ко мне помощью. Метафора, которую я построила содержала компоненты:

Описание проблемы

Терапевтическая метафора.

Тетка угрожающе агрессивна.

Горит церковь.

Бад импотентен, используя это как средство защитить себя, хотя тетка уже мертва.

Пожарники не могут накачать воду в помпу, чтобы спасти церковь, и она сгорела.

Разрешение проблемы

Бессознательное Бада должно понять, что импотенция в качестве защиты уже не нужна.

Пожарники нашли способ накачать воду в помпу.

Баду нужно отделить чувства по поводу тетки от чувств к жене.

Пожарники замечают, что искры от сгоревшей церкви подожгли соседний дом.

Это даст Баду возможность быть потентным по отношению к жене. Пожарники загасили этот огонь без всяких затруднений.

«Моя мать рассказывала мне историю о пожаре, которую ее сестра слышала от соседа в Вичите, Канзас. Самая большая церковь в городе загорелась. Никто не видел, как это началось, пожарных позвали, когда огонь уже пылал. Ну и жарко же было! Пожарники были любителями, и страшно перепугались. А настоящие пожарники как назло все оказались на ежегодном пикнике. И эти любители делали все, что могли, но даже не знали, с чего начать. Они прикрепили шланг к помпе, развернули его и подтащили к церкви, собираясь под прикрытием струи вбежать в церковь и спасти, что можно. Но помпа не заработала, а без воды они вбежать не решились. Ты сам пожарник, так что можешь представить себе, что они чувствовали. В отчаянии они метались вокруг, пока церковь не сгорела дотла. И только когда они поняли, что все пропало, они сообразили, что нужно было делать. Вернувшись к помпе, успокоившись, потому что церковь спасти было уже невозможно, они сообразили, как включить насос, и вода полилась через шланг. Но, черт возьми, было уже поздно. Вернувшись к церкви они, однако заметили, что несколько искр подожгли соседний дом, в котором были люди. От церкви уже остались лишь догорающие угли, так что с ней нечего делать. Но люди в доме подняли крик, так что пожарники поспешили туда со своим шлангом. Поскольку вода лилась из него под большим давлением, они без труда залили огонь, не оставив ни тлеющей искорки».

«По домам они расходились с чувством исполненного долга, хотя и усталые. Людей они спасли, огонь успел оставить черные следы кое-где на окнах. Церковь сгорела дотла, но пожарники-профессионалы потом сказали, что ее с самого начала невозможно было спасти, так что они были правы, занявшись домом. Перед тем как разойтись, пожарники еще раз проверили насос, убедившись, что все в порядке и все части будут работать, если он опять понадобится».

Несколько лет назад на одном семинаре юноша по имени Аллен просил помочь ему в весьма личной проблеме. Хотя я сказала ему, что семинар – это не место для личных консультаций, его настойчивая просьба заставила меня уделить ему несколько минут. Его проблема состояла в преждевременной эякуляции. Он страдал от этого в течение нескольких лет, и за помощью раньше не обращался. Но теперь он по-настоящему полюбил, и ему было очень важно быть хорошим любовником для этой женщины. Благодаря тому, что я успела увидеть сознательное и бессознательное поведение Аллена на семинаре, и в связи с тем, что темой семинара была терапевтическая метафора, я решила использовать этот прием для скрытого вмешательства в его случай.

Что касается его сознания, я просто постаралась утешить его, сказав, что мало что может быть сделано с преждевременной эякуляцией. Я предложила переформировать поведение по отношению к этой новой в его жизни женщине, говоря ему, что она по-видимому была настолько возбуждающей для него, что он просто не мог управлять собой, что его преждевременная эякуляция была лишь реакцией на ее сексуальные достоинства. Аллен был ошеломлен этим предложением, но вежливо принял его, и даже начал представлять себе, как он будет формулировать свои замечания после коитуса.

В течение занятия я вызвала у Аллена состояние легкого транса и рассказала ему несколько историй, которые были все сконструированы, чтобы вызвать специфическую реакцию. Я приведу одну из них, которая может служить примером. Я уверена, что реакция, на которую я рассчитывала, будет очевидной для читателя, хотя она была не вполне понятной для слушателей семинара. Большинство сочли ее индукцией транса, направленной на достижение глубокого состояния.

"Есть много путей, ведущих во многие места. У человека, который тяжело работал целый год, есть всего лишь двухнедельный отпуск. Короткие две недели, в которые должен вместить все удовольствия за год. Что за расстройство, впихивать удовольствия за целый год в две недели! Часто он находил места, в которые можно было поехать, чтобы провести там отпуск. Он находил их на карте и выбирал самый короткий путь, которым можно было добраться туда, искал всяких сокращений дороги, так ему хотелось поскорее туда добраться. И все это было бы прекрасно. Но так он провел всю свою жизнь – решениях, куда он собирается и выбирании самого короткого пути туда. Что же про тех, кто мог захотеть путешествовать с ним? Что сказать про непредвиденные приключения и возможные удовольствия, которых он не замечал, постоянно стремясь к назначенной цели? А сам он, выбрав путь назначения, год за годом пользовался одним и тем же, самым коротким путем. И так было до одного года.

На этот раз его приятель собирался в то же место, Большой Каньон. Туда она оба и направились. И оба они там и побывали. Но машину вел его друг. И он не спешил туда добраться. У него даже не было дорожной карты, но тем не менее он был вполне уверен, что попадет туда, куда ему хочется, и потратит на это столько времени, сколько ему понадобится. Сначала наш герой проявлял нетерпение. Но затем он стал весьма заинтригованным, что же может предложить этот странный способ путешествия. Потому что они делали то, что привлекало их в данный момент., Они отклонялись в сторону, когда их что-то удивляло или интересовало, и получали удовольствие от того, что они находили.

И чем ближе они подъезжали к Большему Каньону, тем менее становилось важным куда они направляются. Иногда дорога в сторону казалась нашему герою настолько привлекательной, что он не хотел с нее уходить. Его приятель побуждал его к продолжению путешествия, лишь напоминая ему: «Ты сможешь вернуться в любимые места вновь и вновь. И ты можешь уехать, зная, что ты сможешь вернуться, когда тебе захочется». Лишь тогда наш герой соглашается ехать дальше. Оба были так поглощены каждым моментом своего путешествия, что их приезд к цели стал неожиданным новым удовольствием.

Его приятель нарисовал на мягкой земле дорогу, по которой они приехали: «Ты можешь приехать по этой дороге, а можешь по той. Доехать сюда можно столькими путями, сколько можно получить удовольствий. Все они приведут тебя сюда. Одни быстрее, другие медленнее. Это не важно. Важно только быть там, где ты есть, когда ты там, а не там, куда ты направляешься, прежде чем ты там оказался. Когда ты там, где ты есть, ничто не будет упущено.» И с тех пор, год за годом, наш герой со своим другом путешествовали в места известные и неизвестные, и они делали это легко и с большим удовольствием.

Психология bookap

Метафора оказалась эффективной в изменении сексуального поведения Аллена. Потом он рассказал, что у него в последующие несколько недель не было трудностей с преждевременной эякуляцией. Благодаря этой метафоре изменилась также его манера учиться, так что вместо использования методов, которые были ему хорошо знакомы, он начал исследовать различные аспекты процесса, над котором мы работали на семинаре. По мере того, как он это делал, возрастало его удовлетворение и творческое отношение к делу.

Аллен никогда не узнал сознательно, что подвергся сексуальной терапии. Когда мы встретились в следующий раз, он самодовольно сказал, что нет нужды беспокоиться, он нашел другие способы справиться с проблемой. Я ответила, что вполне ему верю. Он остановился, поглядел на меня уголком глаза, начал говорить что-то, потом остановил себя, пожал плечами, сказав: «Кажется, что это хорошо вы знаете».