Часть III ТЕХНИКИ ДЛЯ ЗАМЕНЫ ПРОБЛЕМ СВЕРШЕНИЯМИ


...

Глава 12 Визуально-кинестетическая диссоциация

Нередко клиенты, приходящие на терапию, страдают от результата крайне травматического прошлого опыта. Их реакция столь сильна, что когда в настоящем появляется что-то, что связано с травмой, их переполняют чувства, уместные лишь по отношению к прошлому эпизоду. Короче говоря, они подвержены фобической реакции.

Таким был рассмотренный ранее случай с женщиной, которая проявляла фобическую реакцию на эрегированный пенис. Мастере и Джонсон рассказывают о джентльмене, который вошел в комнату, когда его жена завершала половой акт с любовником; с тех пор он был импотентным с ней. Каждый раз, когда он начинал с ней половой акт, он визуально возвращался к этому неприятному инциденту и чувствовал себя так, как он чувствовал себя тогда.

Все фобическис реакции имеют одинаковую форму: внешний стимул вызывает чувства, ассоциируемые с прошлым, или иногда – проецируемым в будущее травматическим переживанием. Так обстоит дело не только с фобическими сексуальными расстройствами, но также и с истинными фобиями высоты, темноты, замкнутых пространств и т.п. Часто инцидент в прошлом недоступен сознанию клиента. В таких случаях движение назад во времени (как в технике изменения истории) и техника наложения, переводящая от чувств к визуальной и аудиальной модальностям, может привести прошлое переживание в сознание.

Часто бывает трудно найти субъективно позитивное переживание, достаточно сильное, чтобы его можно было противопоставить страху или горю, типичным в фобических реакциях. В таких случаях простая техника якорей не достаточна. Необходимо найти способ убрать из фобии интенсивность переживания, насколько только возможно.

Один из способов успешного разрешения этой задачи – помочь клиенту отделиться, диссоциироваться от чувств, связанных с травмой. В этих случаях применима трехместная визуально-кинестетическая диссоциация Эта техника использует особенности некоторых уникальных аспектов внутренней диссоциации. Если человек визуально вспоминает переживание так, как будто он в нем находится, он испытывает чувства, содержащиеся в самом переживании. Но если человек увидит себя проходящим через подобное переживание, он будет испытывать чувства по поводу того, что он видит.

Исследуя значение ключей доступа в человеческом поведении, мы с коллегами обнаружили, что люди могут помнить свои прошлые приятные и неприятные переживания различными визуальными способами. Неприятные переживания запоминаются в конструируемых образах (то есть человек видит себя в картине и таким образом переживает чувства по поводу прошлого опыта), в то время как приятные прошлые переживания запоминаются как эйдетические образы (человек сам находится в картине, прямо вновь переживает приятные чувства прошлого). Этот естественный бессознательный процесс сортировки дает индивидууму возможность вновь переживать прошлые приятные ситуации и диссоциироваться от прошлых неприятных чувств, в то же время удерживая и те и другие переживания в доступности для сознательного ума. Таким образом сознательный ум может учиться на травмах прошлого, не переживая их вновь. Люди, бессознательные процессы которых следуют этому различию, довольно легко восстанавливаются после неудачных или неприятных переживаний. Имея возможность возвращаться к ним с диссоциированной точки зрения, они видят их в более ясной перспективе и с меньшей болью.

Фобические реакции возникают, когда люди актуально вновь переживают неприятные чувства, которые они переживали во время травмы. Техника трехместной визуально-кинестетической диссоциации использует описанный выше процесс, усиливая его с помощью дополнительной диссоциации и якорей. Техника предполагает, что человек будет наблюдать себя из третьей позиции, которая дает возможность смотреть на себя, смотрящих на себя проходя через травматических опыт. Таким образом люди могут оставаться в комфортном состоянии, вспоминая прошлое переживание, потому что кинестетическая часть (чувствование) диссоциируется от визуальной памяти. Поскольку двухместной диссоциации, естественно возни кающей у некоторых, иногда недостаточно для того, чтобы удерживать фобического клиента от соскальзывания в реальность травмы, добавляется третья позиция, как средство против этого нежелательного положения.

Я использовала эту технику сотни раз при самого различного рода травмах. Женщина, которая была свидетельницей смерти маленькой дочери, и продолжала оставаться дне себя от горя два года спустя, смогла оставить это переживание позади и продолжать жизнь. Мужчина, чей первый сексуальный опыт был травматическим, нашел возможность превратить это в нечто, заслуживающее лишь улыбки, и это перестало мешать ему. Я использовала эту технику с обоими членами пары, пришедшей на консультацию после переживания, которое было травматическим для обоих. Она перенесла хирургическое удаление обеих грудей, и когда она в первых раз обнажилась перед ним, он не смог не показать ей, что шокирован. Проведение каждого из них через этот процесс в значительной степени помогло ми восстановить нежно-сексуальные отношения, которые существовали между ними до ее операции.

Приведу сокращенное описание использования этой техники в особенно сложном и драматическом случае.

Меня вызывали в полицию, чтобы работать с женщиной, Джессикой, которая подверглась крайне жестокому изнасилованию. Она была неспособна дать следователям никакой информации о нападавшем, поскольку каждое упоминание об инциденте вызывало такой психотический эпизод, что возникала необходимость в транквилизаторах. Она также агрессивно реагировала на любые прикосновения или заботу о ней мужского персонала больницы, что не давало возможности заботиться о ее физических потребностях. Она отказывалась принять своего друга, который хотел навестить ее, и пришла в неистовство, когда он все-таки пришел.

Джессика находилась в больнице чуть больше трех дней, когда я начала работать с ней. Во время первых встреч, одной утром и одной вечером, я сосредоточилась на установлении доверия и раппорта с ней, и тут же начала устанавливать мощные якори для состояния безопасности и комфорта. Используя гипнотические техники, я смогла помочь ей вспомнить ситуации безопасности и покоя из времен детства, и поставила на якори эти переживания. Время от времени она говорила, что не знает, как ей удержаться, поэтому я предложила ей держаться за мою руку в качестве якоря для чувства безопасности и для того, чтобы оставаться в переживании настоящего момента.

Поскольку я уже решила, что буду использовать трехместную визуально-кинестетическую диссоциацию, я сама должна была стать для нее мощным якорем, чтобы иметь доступ к ее сильным чувствам комфортности и безопасности. Только таким образом я могла удержать ее от втягивания в чувства, ассоциируемые с переживанием изнасилования в настоящем. После третьей встречи я могла считать, что необходимое доверие и соответствующие якори были установлены. Для таких обстоятельств мы продвигались достаточно быстро. На четвертой встрече происходило следующее:

ЛКБ. Джессика, ты мне доверяешь, не правда ли?

Джессика. Да, да, я вам верю.

ЛКБ. Это хорошо, потому что я хочу поговорить с тобой, и я знаю, что, поскольку ты мне веришь, ты вполне услышишь, что я скажу. Джессика, ты находишься со мной в этой комнате. И только мы с тобой находимся здесь. Ты удобно сидишь в постели, и я рядом с тобой. Чувствуешь ли ты мою руку (Джессика дотрагивается до моего предплечья). Хорошо держаться за кого-нибудь, правда?

Джессика. Да.

ЛКБ. Ты помнишь, насколько в безопасности ты можешь быть, когда держишься за мою руку? (Джессика утвердительно кивает). Джессика, нечто произошло с частью тебя несколько дней назад (в этом случае я использовала термин «часть», чтобы углубить диссоциацию Джессики от инцидента).

Джессика (начинает сжиматься и показывает признаки реакции страха).

ЛКБ. Держись, держись, Джессика, сейчас ты здесь. Здесь, со мной, в совершенной безопасности. Вздохни в посмотри на меня (она подчиняется, и видно, как она расслабляется). То, что случилось, случилось с частью тебя, не со всей тобой. Ты понимаешь? Только с частью? А ты сейчас здесь (Джессика кивает и продолжает держаться за мою руку). Эта часть тебя нуждается в помощи, Джессика. Ей нужно, чтобы ты кое-чему научилась, чтобы снова быть в порядке. Ты сейчас здесь, в безопасности, со мной, ты можешь быть очень сильной и устойчивой. Но эта часть тебя сейчас не такова, и она нуждается в тебе. Тебе будет трудно почувствовать себя так хорошо, как ты можешь, пока эта часть не получит помощь, в которой она нуждается. Ты видишь, я рядом с тобой, здесь, правда, Джессика? Начнешь ли ты вместе со мной помогать этой части тебя?

(Джессика утвердительно кивает)

ЛКБ. Замечательно. Так вот, Джессика, в последний раз эта часть тебя была в порядке прямо перед тем, как нечто случилось с ней. Я хотела бы, чтобы ты увидела эту часть себя – ее – прямо перед тобой. Но увидь ее такой, какой она была до того, как что-то случилось. Кивни мне, когда ты сможешь увидеть ее перед собой.

(Зрачки Джессики расширяются, мышцы лица расслабляются. Она по-прежнему держится. Она кивает.)

Джессика: Да, я вижу ее.

ЛКБ. Очень хорошо, Джессика. Как она выглядит? Кажется ли она тебе здесь о'кей? (при «здесь» – жестом указываю положение визуализации). Видишь ли ты, как она одета?

Джессика. Да. Она в джинсах и голубой курточке.

ЛКБ. Хорошо. Теперь оставь ее там, а сама почувствуй себя держащейся за мою руку.

Джессика. Угу.

ЛКБ. Теперь, Джессика, я хочу, чтобы ты выплыла из своего тела назад, оказалась как раз за спиной – так что могла бы увидеть себя сидящей рядом со мной. Посмотри на себя, как ты держишь меня за руку и смотришь на ту часть Джессики, которая нуждается в помощи Джессики, которая перед ней. Отплывай назад, пока не увидишь Джессику рядом со мной, глядящую на более молодую Джессику перед ней. Когда ты сможешь увидеть себя здесь со мной, кивни.

Джессика (совершенно замирает, дыхание становится более поверхностным, рука легко лежит на моей руке. Она кивает).

ЛКБ. (Я протягиваю другую руку и кладу ее на руку Джессики, чтобы поставить на якорь эту трехместную диссоциацию). Очень хорошо. Теперь ты можешь начать помогать той части себя, которая там, впереди. Несколько более молодая Джессика – там. Медленно следи, как сце-на начинает разворачиваться. Дай той части себя пока-зать тебе что случилось, чтобы ты могла знать, как помочь eй. Убедись, что ты остаешься в комфортном состoянuu, наблюдая, как сегодняшняя Джессика смотрит на более молодую Джессику, которая показывает то, что с ней случилось.

Пока Джессика визуализировала себя в прошлом опыте, я внимательно следила, не появляются ли признаки того, что она начинает ассоциировать себя с этим переживанием (то есть переживать те чувства, что ее насилуют вместо чувства безопасности и удобства со мной в настоящем). В течение следующих минут я повторяла инструкции несколько раз:

ЛКБ. Ты, Джессика, чувствуешь себя удобной спокойно здесь, сейчас, наблюдая, как ты наблюдаешь за более молодой Джессикой там, проходящей через тo переживание. А ты учишься. Ты узнаешь, что той, более молодой Джессике нужно от тебя, в чем она нуждается.

Если я замечала, что дыхание или сжимание мышц показывает, что она соскальзывает в реальность сцены изнасилования, я использовала якорь руки, чтобы ей помочь остаться на третьем месте диссоциации и повторяла указания, подчеркивая те слова, которые усиливали процесс диссоциации: она, там, более молодая Джессика (все, что предшествует настоящему моложе того, что есть сейчас, даже если речь идет о четырех днях); ты, здесь, сейчас, сегодняшняя Джессика, безопасность и пр.

Постепенно глаза Джессики наполнялись слезами, и в конце концов слезы потекли по ее лицу.

ЛКБ. Это хорошо, Джессика. Смотри на себя здесь со мной, плачущую о ней. Она заслуживает твоих слез, а когда то переживание закончится, и та, молодая Джессика оттуда успокоится, кивни мне.

Слезы Джессики были реакцией на то, что произошло а не переживанием вновь сцены насилия. Джессика продолжала молча плакать, глаза открыты, зрачки расширены, она смотрела прямо перед собой на сцену впереди. Через несколько минут она кивнула.

ЛКБ. Хорошо, Джессика. Я знаю, что ты много увидела и многому научилась. Теперь я хочу, чтобы ты вернулась в свое тело, здесь, рядом со мной, почувствовала свою руку на моей, которая напоминает тебе о чувстве безопасности в настоящем. Когда ты вернешься, кивни мне.

(Джессика кивает).

ЛКБ. Хорошо, Джессика. Ты только что видела, как более молодая Джессика прошла через тяжелое переживание. Ей много нужно от тебя. Скоро ты отправишься к ней, возьмешь ее в свои руки и будешь держать ее, уверяя её, что ты из ее будущего, и что все будет хорошо. Есть другие люди, которые помогут, и ты уверишь ее, что она снова будет чувствовать себя в безопасности. Джессика, ей нужно знать, что ты ее любишь и заботишься о ней. Ей нужно знать, что с ней все будет в порядке, и особенно – что ты ценишь ее. Она прошла через ужасное переживание, и ты можешь ценить ее за то, что она делала все, что было в ее силах. Ты готова сделать это, Джессика?

Джессика. Кивает и разражается рыданиями. Она наклоняется перед собой, протянув руки, потом приближает их к себе, раскачиваясь и плача. Во время следующих встреч я использовала ту же трехместную диссоциацию, чтобы помочь Джессике вспомнить важные детали относительно преступника, необходимые полиции. Она быстро пошла на поправку, а ее друг оказался толковым помощником и хорошо ее поддержал. Наша последняя встреча прошла как предбрачная консультация для них.

Техника трехместной диссоциации предполагает следующие шаги:

1) Установите сильный якорь для устойчивого состояния комфорта.

2) Удерживая якорь, предложите клиенту визуализировать свое более молодое (прошлое) "я" перед собой, в самом начале травматического инцидента, как в мгновенном снимке. Таким образом, клиент сидит рядом с вами, видя себя более молодого перед собой.

3) Когда клиент может увидеть себя более молодым вполне ясно, попросите его выйти из своего тела, так, чтобы он мог увидеть себя, сидящего рядом с вами, и следящего за собой более молодым. Теперь он представлен трижды; визуальная перспектива осуществляется с третьего места, актуальное тело – на втором, более молодое состояние, проходящее травму – впереди. Когда эта трехместная диссоциация осуществлена, поставьте ее на якорь.

4) Теперь попросите клиента пройти это переживание, следя за тем, чтобы он сохранял кинестетическую диссоциацию от травматического переживания, используя якори и вербальные паттерны, разделяющие три места – он, там, более молодой, то переживание, что случилось тогда; ты (вы), здесь, сегодня, сейчас, наблюдая за собой и пр.

5) Когда переживание полностью просмотрено, предложите клиенту вернуться из третьего места на второе (так визуальная перспектива интегрируется с действительным положением тела клиента).

6) Попросите сегодняшнего клиента пойти к себе более молодому (тому, кто пришел через травматическое переживание) и уверить его, что он – из будущего, и дать ему необходимый комфорт, успокоение и чувство, что его ценят.

7) Когда сегодняшний клиент может увидеть, что визуализируемый, более молодой понимает, дайте им интегрироваться, пусть эта более молодая часть (визуализация) войдет внутрь тела сегодняшнего клиента.

Психология bookap

Если в какой-то момент ваш клиент соединяет реальности и начинает вновь переживать чувства, содержавшиеся в травме из прошлого, остановитесь. Верните клиента полностью в настоящее, восстановите первоначальный якорь позитивного состояния и начните снова. В некоторых случаях мне приходилось останавливать и вновь начинать этот процесс два или три раза, прежде чем человек мог оставаться диссоциированным достаточно для завершения всего процесса.

Этот процесс сначала тщательно диссоциирует клиента, а затем полностью интегрирует диссоциированные части человека. Это эффективный метод работы со случаями, когда имеет место очень мощное переживание в прошлом, которое негативно влияет на переживания клиента в настоящем. Типичные комментарии клиентов по поводу этого процесса таковы: «Я поместил вещи в правильную перспективу», «Я могу вспомнить инцидент, но он меня больше не захватывает», «Я думал, что хочу только забыть эта ужасные события, но теперь я думаю, что это хорошо, я многому на этом научился».