Часть II КАК УСТАНАВЛИВАТЬ РАППОРТ И СОБИРАТЬ ИНФОРМАЦИЮ


...

Глава 6 Обнаружение конгруентности и неконгруентности

Как вы уже знаете, воспринимающий в коммуникации может получить гораздо больше информации, чем кажется говорящему. Представление о том, что значительные части нашего коммуникационного поведения недоступны нам самим, но при этом открыты миру, может быть смущающим; в особенности потому, что неважно, как старательно мы выбираем слова, остальная часть поведения красноречиво говорит за себя коммуниканту, обладающему неплохим знанием. С точки зрения терапии этот феномен дает ключи к замкам, которые иначе недоступны.

Рассмотрим следующую коммуникацию. Во время сеанса терапии, когда Фреда спросили, каковы его чувства по отношению к жене, он ответил: «Я люблю ее. Я очень люблю ее.» Темп его речи был быстрым, слова – необычно для него громкими, губы сжались, тело тоже – почти до вибрации, руки сжимали друг друга. Его невербальное сообщение не было из самых любящих и мягких. Но хотя мы видим и слышим отсутствие соответствия в его коммуникации, мы еще не знаем, что это значит.

Точно так же, когда Дороти говорит: «Мне нравятся любовные игры с ним», – интонация ее голоса плоска и монотонна, уголки рта опущены, начиная фразу она пожи-мает плечами, в остальном ее тело неподвижно, руки безжизненно лежат на коленях. Мы вновь сталкиваемся со смешанной коммуникацией, в которой слова указывают на что-то иное, нежели невербальная часть сообщения. Есть несколько теорий относительно значения такой коммуникации, каждая из них отвечает на вопрос, какая часть сообщения более важна. Однако не следует отвергать или недооценивать ни одну из частей коммуникационного поведения. Обе реальны, и обе нужно ценить. Правильный вопрос состоит в том, каковы различные значения сообщения, в частности, какое значение каждая из частей имеет относительно структуры существующего и желательного состояния клиентов.

Чтобы познакомить вас ближе с категориями поведенческой информации, я предлагаю вам вспомнить полно, как только удастся, следующие переживания:

1) кто-то, о ком вы заботитесь, дает вам подарок, вы открываете его перед ним и обнаруживаете, что это нечто, что вам не нравится, кажется вам безобразным, или нечто подобное у вас уже есть или это совершенно бесполезно. Вспомните, что вы говорили при этом и как вы себя чувствовали;

2) как вы принимали приглашение от кого-то, кто вам не нравится;

3) как вы говорили кому-то, что сделаете нечто, что вы не только не хотели бы делать, но не хотели бы даже оказаться в положении, когда вас об этом просят;

4) как вы говорили кому-то, что совершенно уверены в чем-то, в чем вы на самом деле совершенно не были уверены.

Противопоставьте этот опыт тем случаям, когда вы

1) говорили кому-нибудь о действиях, которые вы несомненно и с позитивным настроением собирались выполнить;

2) поздравляли друга с подлинным и существенным достижением;

3) действовали на высоте своей компетенции и уверенности;

4) говорили «мне вас не хватало» кому-то, кого вы действительно любите, после долгой разлуки.

Хотя я и не присутствую при том, как вы, читатель, вспоминаете эти переживания, и не могу услышать и увидеть их противопоставление, которое вы осуществляете, я уверена, что можете отметить субъективные различия. В первом ряде ситуаций очень вероятно, что вы испытываете смешанные чувства в своей реакции, то есть что присутствует более чем одна реакция на ситуацию. Предполагается, что во втором ряде ситуаций реакции более однозначно им соответствуют. Например, принимая подарок от кого-то, о ком вы заботитесь, причем подарок менее чем приятный, вы можете хотеть выразить благодарность, но чувствуете разочарование, и может быть вы представляете себе внутренние картины того, как вам придется подаренное выставлять напоказ или, хуже того, носить – а вам это не нравится. Может вы спрашиваете себя внутренне: «Что же я буду говорить?» Или в примере, когда вы говорите кому– то, что вы совершенно уверены в чем-то, в чем вы не уверены, вы, может быть, действительно хотите сами поверить в это, так же как хотите, чтобы они поверили, говоря это, вы чувствуете в себе панику. Вы, может быть, внутренне видите картины того, как вы говорите весьма неубедительно, потому что слова не приходят вам на ум.

Это ситуации, когда вы, возможно, были неконгруентны в своей коммуникации. То есть, не все в нашем поведении и в ваших словах передавало одно и то же сообщение. Конгруентной же коммуникацией будет такая, в которой все сообщения, вербальные и невербальные, соответствуют определенному передаваемому значению. Поскольку чрезвычайно важно, чтобы вы могли замечать неконгруентное поведение клиентов и имели эффективные способы реакции на него, я хочу подчеркнуть, что в таком поведении самом по себе нет ничего плохого. Я надеюсь, что вам это стало ясно, пока вы вспоминали свои переживания, в которых вы имели одновременные различные реакции. Эти одновременные, но различные реакции обычно проявляются в каких-либо аспектах внешнего поведения. Опять же, чтобы обнаружить неконгруентность в коммуникации партнера, вы должны хсрошо настроить свои «системы входа» – перцептивные системы.

Например, Черил говорит: «Я верю ему, и уверена, что он не изменяет мне», – однако ее интонация поднимается вопросительным знаком в конце, как будто она не может выбрать между "я" и «уверена». Ее ладони открыты и повернуты вверх, брови высоко подняты, чуть ли не до линий волос. Ее голос как бы подвывает на высокой ноте. В ее невербальном поведении мало что указывает на уверенность в своих утверждениях. Она не сознает многих нюансов своей коммуникации и их значения. Если вы также не способны обнаружить разнообразие сообщений и принимаете словесную часть ее коммуникации за реальность, вы теряете важную возможность, обнаружить структуру ее нынешнего состояния. В случае Черил неконгруентная коммуникация оказалась проявлением ее действительной веры в то, что муж ей не изменяет, ее искреннего желания, чтобы он никогда этого не делал, и ее неверие в то, что он не хочет быть с другой женщиной. Ее неверие происходило из ее уверенности, что она некрасива, неинтересна и скучна.

Приведение в соответствие ее вербального и невербального поведения требовало изменения се представления о себе, благодаря чему она смогла увидеть себя желанной и заслуживающей любви. После этого она смогла поверить, что действительно возможно, чтобы ее муж хотел только ее, был удовлетворен ею и не хотел ей изменять. Это было достигнуто прежде всего посредством техники «смотрения на себя глазами того, кто тебя любит». Такое вмешательство попадало в самую сердцевину ее проблем, в они постепенно исчезали (что ей показалось волшебством). Таким образом, терапевтический процесс был успешно осуществлен посредством

(1) обнаружения проявленной в начале неконгруентности,

(2) обнаружения источника конфликтующих сообщений,

(3) вмешательства, восстановившего соответствие субъективных переживаний способности конгруентно передавать сообщение.

Есть несколько не вполне оптимальных способов реагирования на неконгруентную коммуникацию. Первый – не замечать неконгруентиость. Чтобы удостовериться в неконгруентности коммуникации, вам понадобится искусство, которое вы прорабатывали как «отзеркаливание». Для дальнейшего совершенствования обратите внимание на следующее: • руки человека: как они жестикулируют, указывает ли человек пальцем, направлена ли ладонь вверх, сжатые, расслабленные, одинаково ли жестикулируют руки.

•дыхание человека: вздохи, задержки дыхания, углубленное дыхание.

• ноги человека: как повернуты носки, как они покачиваются и пр.

•соотношение головы, шеи и ллеч: не выдается ли подбородок, не втягивается ли голова в плечи и пр.?

• выражение лица, особенно брови, рот и мускулатура щек; хмурится ли человек, бросает косой взгляд, улыбается, морщится, сжимает зубы и пр.

Глядя на все это, слушайте:

• тональность голоса человека,

• темп речи,

• слова, фразы и предложения, которые он использует,

• громкость голоса,

• интонационные паттерны (сомнение, повышения к концу фраз вроде вопроса и пр.).

Следует соотнести все, что вы видите, с обычным стилем данного человека; вам нужно различать, что конгруентно или неконгруентно именно для данного человека.

Кроме незамечания неконгруентности есть еще два неоптимальных способа реагирования. Один – это решить, что одна часть реальна, а другая – нет. Другой – это решить, что вы знаете, что означает сообщение, не осуществляя какой-либо тонкой проверки с самим клиентом.

Есть несколько поведенческих выборов, которые помогут вам обнаружить, какие переживания порождают смешанное сообщение. С женщиной, которая верила своему мужу и знала, что он не изменяет ей, я просто слегка наклонилась вперед и сказала: «…но», и она со слезами ответила: «Но я не знаю, почему он не изменяет. Может быть это просто вопрос времени, пока он не насытился мной.» Этот метод представлен в «Структуре магии», т.П: "Такова основа неконгруентных переживаний. Произошло то, что легкое повышение интонации в конце этого особого класса предложений, называемых Подразумеваемые Каузативы… сигнализировало слушателю, что предложение неполно – часть его отсутствует. Когда вы находитесь в роли терапевта и сталкиваетесь с этим конкретным переживанием, мы предлагаем вам просто наклоняться вперед, внимательно посмотреть на клиента, сказать слово «но» и ждать, пока клиент закончит предложение частью, которую он первоначально опустил.

Таким образом:

Клиент. Я действительно хочу изменить то, как я действую на людях.

Терапевт… но…

Клиент… но я боюсь, что люди не будут обращать на меня внимание"

Другой способ поведения – спросить: «Нет ли части в вас, которая не соглашается или возражает тому, что вы говорите? Войдите внутрь себя, и скажите это еще раз, и почувствуйте, послушайте, посмотрите, поищите часть, которая не полностью соглашается» (если вы используете этот метод, вы можете продолжить использованием ре-фрейминга (переформирования). Например, в ответ на вопрос, клиентка (по имени Сью) сказала: «Да, я сделаю это» (с сомнением, печальным голосом, с соответствующим видом и опущенной головой). Я ответила: «Сью, есть ли часть тебя, которая возражала бы тому, чтобы ты это делала? Углубись в себя и прислушайся к звукам, чувствам или образам, которые могли бы указать тебе, что какая-то часть возражает». – Сью закрыла глаза, ее дыхание.стало более поверхностным, потом она подняла голову, открыла глаза, и сказала, что дело в том, что она представила, что муж будет раздражен ею, а она боялась, когда он так смотрел на нее (она соотносилась с внутренне порожденным образом мужа, смотревшего на нее).

Оказалось необходимым дать Сью возможности выбора реакции на мужа, когда он был раздражен, выбор реакций, которые бы удовлетворяли их обоих (она утверждала вполне конгруентно, что было невозможно так вести себя в мире, чтобы он никогда не бывал раздражен).

Если имеет место специфический глазной ключ доступа, связанный с неконгруентиостью, попросите прямо дополнительной информации от этой системы:

• «Что вы видели, пока говорили это?»

• «Что вы чувствовали, пока говорили это?»

• «Говорили ли вы что-нибудь себе, пока говорили это вслух?»

Таким образом вы можете помочь своему клиенту осознать возможно конфликтующие представления своего опыта.

Джим. Конечно, я хочу это сделать (при этом отрицательно качает головой, лицо его сморщивается вокруг носа и рта, глаза – ключ доступа – вверх и направо)

ЛКБ. Что вы увидели, когда сказали это, Джим? (направляя его внимание снова вверх и направо – для него).

Джим (глаза вверх и направо, то же выражение лица). Мне не видится, чтобы я сделал это хорошо. Я просто-таки вижу, что делаю это ужасно.

Ответ Джима свидетельствует, что конгруентность зависит от того, увидит ли он себя делающим «это» хорошо. Это заставляет меня направить его на улучшение его воображаемого выполнения «этого», пока оно не начинает соответствовать его желаниям. Как оказалось, этот шаг исправления его образов того, как он выполняет дело, пока он не увидит, как можно сделать это хорошо, был необходим для того, чтобы он начал действовать. То есть, он мог хотеть сделать что-либо, но он не приступал к делу, пока не мог увидеть себя выполняющим это успешно.

Еще один способ поведения в ответ на неконгруентную коммуникацию касается использования модальных операторов. Модальные операторы – это те слова, которые выражают представление человека о возможном и невозможом: могу, не могу, должен, мне нужно, я хочу, я мог бы и т.д. Мета-модель, представленная в Приложении I (и в «Структуре магии») содержит способы обнаружения и реагирования на модальные операторы.

Еще одна возможность – вернуть переживание назад клиенту с помощью отзеркаливання, или даже преувеличения его коммуникационных проявлений. Вспомните мужчину, который говорил: «Я люблю ее, я очень люблю ее» в быстром темпе, быстрым голосом, с жестким телом и пр.

ЛКБ. (зеркалит и преувеличивает). Да, можно сказать, вы просто-таки переполнены теплом, мягкостью, нежностью, любящими чувствами по отношению к ней. 

Мужчина. (останавливается, вздыхает, опускает голову, затем мягко говорит) Да, я действительно люблю ее. Но мне чертовски не удается заставить ее в это поверить.

ЛКБ. Спрашивали ли вы ее когда-нибудь, какие веще вы можете сделать, чтобы она знала, без тени сомнения, что вы ее любите?

Не удивительно, что не спрашивал. У него не было надежных путей дать ей знать, что он ее любит. Эффективность этого метода в значительной степени зависит от уровня раппорта, которого вы достигли. Если клиент чувствует, что вы его понимаете, и верит в ваши намерения, такой маневр может пониматься как дружеский, а не как обидный.

Работая с парой, вы можете спросить одного партнера, что коммуникация другого значит для него; то или иное проявление коммуникации другого; или что они видят или слышат в коммуникации другого. Этот маневр отвлекает внимание от внутренних переживаний человека, коммуницирующего неконгруентно, и привлекает его к реакции другого и к воспринимаемому значению. Если воспринимаемое значение – не то, которое желательно, вы можете вернуться назад и спросить, что входило в намерения, и затем привести их к выражению того, что они намеревались передать в коммуникаций, вызывая желательную реакцию партнера. Этот способ поведения дает воспринимаемому значению приоритет перед возможным внутренним опытом, порождающим неконгруентность. Любой из ранее описанных способов поведения в случае неконгруентности может также использоваться и при работе с парой. Выбор зависит от целей.

Психология bookap

Предыдущие возможности давали больше информации и вели к вмешательствам, которые могли создать в индивидууме больше соответствия в его субъективном опыте. Последний фокусируется на взаимодействии в паре и дает информацию о том, как возникает непонимание и ложная коммуникация. Таковы лишь некоторые возможности реагирования на неконгруентную коммуникацию в терапевтическом контексте (см. «Структуру магии», II, где приводятся другие возможности реагирования на неконгруентность). Я не упомянула мета-комментирование. Я не рекомендую его как реакцию. Обычно это вызывает дискомфорт и иногда желание защищаться, – если вы сталкиваете кого-то с бессознательной частые коммуникации. Если вы сомневаетесь в этом, я предлагаю вам попросить приятеля мета-комментировать ваше поведение в течение некоторого периода времени. Это быстро надоедает и вызывает раздражение).

Еще одна возможность, иногда наиболее подходящая – отметить для себя неконгруентность и запомнить ее, но не реагировать. Вместо этого продолжайте работу и свое вмешательство, и когда вы полагаете, что закончили желаемое изменение, вернитесь к утверждениям, которые ранее были неконгруентными. Если теперь те же утверждения делаются конгруентно, это еще с одной стороны подтверждает, что изменение достигнуто. Если неконгруентность сохраняется, вам нужно продолжать исследование, поскольку основание для неконгруентной коммуникации может в значительной степени препятствовать тому, чтобы достигнутое изменение было полностью интегрировано в опыте клиента. Будьте внимательны к распознаванию неконгруентности как важной поведенческой информации. Она может указать на то, что необходимо изменить для человека, чтобы он пришел к желаемому состоянию. Разумеется, неконгруентная коммуникация возможна не только в терапевтическом контексте. Ваша способность сознательно замечать ее защитит вас от того, чтобы реагировать бесполезными чувствами смущения и досады (наиболее типичные внесознательные реакции на неконгруентную коммуникацию) в вашей личной жизни. Я настоятельно советую вам отмечать для себя собственную некогруентную коммуникуцию и использовать предложенные техники для раскрытия того, что происходит и что может происходить иначе. Если вы будете это осуществлять, ваши переживания очистятся и улучшится ваша способность эффективно коммуницировать с другими. Степень вашей эффективности как коммуникатора и терапевта в значительной степени зависит от вашей конгруентности.