Позитивный негатив

Конечно, сразу же, сам собой возникает вопрос: ну какие могут быть неудачи у подлинной стервы? И какая, тем более, от неудач может быть польза? К победе — и только к победе направляет стопы всякий, у кого имеются характер, целеустремленность, вера в себя — и далее можно с пафосом перечислять любые черты характера, имеющие хоть малейший «стервозный» оттенок. А дело как раз в том и состоит, что никогда и никому не удается определить заранее, в чем заключается его победа, а в чем — поражение. Мы формируем стандартные варианты того и другого под влиянием внешних образцов — причем делаем это в довольно раннем возрасте. Поэтому избежать ошибок невозможно.

Всевозможные формы индивидуализма, когда общепринятый стереотип счастья уже не представляется идеалом человеческому сознанию, а потому воображение работает вовсю — ведет поиск «оригинальных» образцов для подражания — это удел более зрелых людей. С годами накапливается опыт — не только в отношении окружающих, но и в отношении себя самого. И лишь тогда люди — хотя и не все — вдруг обнаруживают, что изрядное количество сил и времени потратили на пустышку, на мыльный пузырь. А теперь, словно рыбке, пойманной на мормышку, остается одно: ругать себя за недомыслие и доверчивость. Но если получше разобраться в обстоятельствах, то злиться на себя за скудоумие, в общем-то, незачем. Когда человек не может принять верного решения? Когда на него давит дефицит времени, когда отсутствует необходимая информация, или… когда он сам не дает себе труда пораскинуть мозгами. Мы и сами не всегда понимаем, который из факторов помешал нам справиться с проблемой. Поэтому одни всегда и во всем склонны винить обстоятельства, а другие — себя. Разумеется, ошибаются и те, и другие. Вопрос лишь в том, как часто. Потому что неверная оценка фактора, который мешает тебе добраться до сути происходящего — верный залог новых проблем и новых неприятностей. А значит, надо научиться извлекать прок даже из собственных неудач. То есть превратить метод ошибок в метод проб.

Именно этим мы и займемся. Нам предстоит нелегкая задача: вывести, если хочешь, алгоритм промахов и проколов; разъяснить, какие обстоятельства не дают тебе правильно действовать; и впредь учитывать именно их, а не сетовать на свое мнимое неумение сориентироваться на местности и выбрать верную тактику. Увы, но у неудач есть не только материальное и социальное «оружие»: они, как отравленные стрелы, входят в наше сознание — и вот: нам уже не повинуется ни мозг, ни тело. Самое уязвимая мишень неудачи — самооценка. А от нее, как известно, зависит большая часть нашего видения мира. Один вопрос: да есть ли у нас хоть какая-нибудь точка зрения — своя, индивидуальная, независимая? Ведь для нее сейчас ужасно неподходящая обстановка.

Сегодня мы буквально «висим на маятнике»: то, что вчера было абсолютно неприемлемо, просто омерзительно, непрактично и некультурно — глядишь, не сегодня-завтра будет объявлено вершиной гуманизма и глубоко креативным осмыслением чего-нибудь большого и безответного — вселенной, например. И все радостно примкнут к рядам ранее презираемых изгоев и даже постараются бывших аутсайдеров, в одночасье выбившихся в лидеры, по всем статьям перещеголять. Эффект заражения общим настроением — одна из привычных тактик толпы: нашелся бы провокатор, а уж эхо разойдется, словно круги по воде. Оглянуться не успеешь, как кругом — одни единомышленники. Хорошо, если твои, не то… А поскольку в плане общественного мнения у нас не столько мысли, сколько настроения в ходу — вот мы и бродим, как жвачные стада по Серенгети — туда-сюда, туда-сюда.

Психология bookap

Сама понимаешь, в такой обстановке любая попытка «заработать очки» путем «соответствия общественным установкам» неизбежно приведет к морской болезни. Вот почему целиком и полностью «сливаться в экстазе» с толпой, которая сама не знает, чего хочет и во что верит — не очень-то разумно. А стоять на пути этого «общественного цунами», как «на Волге утес» — еще менее разумно. Но почему-то советы психологов и психотерапевтов «пригоняют» массовое сознание именно к этим противоположным берегам: к твердокаменному индивидуализму на грани аутизма, или к небывалой, просто гуттаперчевой гибкости всего — позвоночника, личности, системы ценностей… Мы все-таки полагаем, что подобные образы поведения несколько походят не столько на удачно выбранную жизненную стратегию, сколько на неуклонное саморазрушение. Все живое и неживое продлевает свое существование соблюдением равновесия. Достаточно его нарушить — и система начинает разваливаться. Спроси любого физика, он тебе расскажет об этом явлении с длинным названием «бифуркация».

А у нас другая тема для разговора. И весьма важная. Как сохранить душевное равновесие, которое неизбежно будет получать толчки и удары со всех сторон? Как восстанавливаться после падения, как научиться быстро латать трещины и как не только не развалиться от «бифуркаций» на части, но даже извлекать определенную пользу от негативных переживаний. Это намного полезнее, чем соблюдать «обряд избегания» по отношению к проблемам. От жизни не убежишь! Значит, придется искать способ преодоления неудач.