Часть вторая.

ОРГАЗМ

Я впервые ощутил, как двигается внутренняя энергия, еще в подростковом возрасте. После этого случая мое отношение к сексуальности, женщинам и в особенности к оргазму разительным образом изменилось.

Мне было двенадцать лет. Я был нескладным, тощим зубрилой. Как-то раз мои родители оставили меня с моим лучшим другом в торговом центре. Тогда мы проводили большую часть свободного времени в книжном магазине, поглощая все, что могли найти о необъяснимых психических явлениях, эзотерике и экзотических духовных практиках.

В этот раз я набрел на несколько книжек о жизни тибетских лам, имевших невероятную власть над своим телом и духом. Эти святые мужи сидели в холодных снежных горах с мокрой простыней, намотанной на голое тело. Простыня, разумеется, моментально замерзала. Но благодаря умению управлять своей внутренней энергией они растапливали лед. Годами они безмолвно медитировали в пещерах, созерцая свою истинную сущность и сохраняя ясность сознания даже во сне. Они были моими героями.

И вот, зачитавшись одной из таких книг, я вдруг почувствовал, что рядом кто-то стоит. Кто-то подошел слишком близко! Я обернулся и увидел лысого толстяка. Его живот выпирал из-под грязной футболки. Мне сразу вспомнилось все, что родители рассказывали о похитителях детей и насильниках. Сердце тут же ушло в пятки.

— Тебе нравятся такие книги? — спросил страшный «похититель детей».

— Угу, — сглотнул я.

Мне было страшно убежать и неловко позвать на помощь.

— Вижу, что нравятся, — сказал он. — Ну-ка, положи руку мне на плечо.

К тому времени мой друг уже отложил свою книгу и подошел поближе ко мне и этому странному типу, очень похожему на престарелого бродягу. И на извращенца, успел подумать я.

— Ну, давай. Положи руку мне на плечо.

Меня замутило. Я бы с радостью удрал, но ноги отказывались меня слушаться. Я просто стоял и смотрел на того типа, не сомневаясь, что он сделает мне что-нибудь нехорошее. Чувствовал я себя при этом совершенно беспомощным.

Он схватил мою руку и положил ее себе на плечо. Странно, но внезапно я будто бы увидел нас со стороны: вот я стою в книжном магазине, как парализованный, с рукой на плече у этого ненормального, а кругом ходят люди, и никто не обращает на нас никакого внимания. Все это напоминало дурной сон.

— А теперь, — сказал странный толстяк, понизив голос, — толкай.

— Чего? — у меня наконец прорезался голос.

— Попробуй меня оттолкнуть.

Я был слишком испуган и не мог пошевелиться. Мне к нему прикасаться-то не хотелось, не то что толкать.

Он снова схватил меня за руку и дернул на себя, показывая, чего он от меня хочет. Ну ладно, решил я, от этого вреда не будет. Если этот тип что-нибудь учудит, я всегда могу заорать, ведь кругом полно людей, кто-нибудь обязательно меня выручит. По крайней мере, я на это надеялся.

Я толкнул.

— Сильнее, — приказал он.

Я толкнул сильнее. Он даже не шелохнулся.

— Толкай изо всех сил.

Я толкнул, как он велел, изо всех сил. Он не двинулся ни на сантиметр. Даже на миллиметр не двинулся.

— Теперь я встану на одну ногу. Толкай изо всех сил.

Он действительно поднял ногу. Мне совершенно не хотелось толкать этого типа и делать ему больно, даже если он был извращенцем. Поэтому я толкнул совсем чуть-чуть. Потом сильнее. Наконец я навалился на него всем своим весом. Его огромное тело даже не покачнулось.

Он улыбнулся и внимательно посмотрел мне в глаза. Только тут до меня начало доходить, что это и в самом деле очень смешно.

Не отводя взгляда, он положил мою вторую руку себе на плечо. И, разумеется, еще раз попросил его толкнуть.

Теперь мне уже было не так страшно, и я решился наконец толкнуть этого типа как следует. Я уперся ногами в пол, навалился на него и толкнул изо всех сил. Ощущение было такое, будто я пытаюсь повалить каменную стену. Наконец мне надоело, и я снял руки с его плеч. Затем мой друг тоже попытался толкнуть его — с тем же успехом. Наконец этот чудак встал на обе ноги и сказал:

— Несколько лет назад у меня был инфаркт. Я лежал парализованный в больнице. Доктора говорили, что я никогда не смогу ходить, но я собирался выздороветь во что бы то ни стало. Друг принес мне книгу по йоге — вроде одной из этих. Я попросил медсестру показывать мне картинки, на которых были изображены различные асаны. Я не мог двигаться, но упорно представлял, как выполняю все упражнения. Каждый день, вместо того, чтобы смотреть телевизор или переживать по поводу того, что со мной случилось, я мысленно проделывал эти упражнения. Я лежал парализованный, и мне все равно больше нечем было заняться.

Наконец спустя многие недели я смог пошевелить пальцем. Потом двумя. Через полгода я уже мог сидеть. А теперь могу стоять на одной ноге, а вы, мальчишки, не в силах сдвинуть меня с места. Все дело в том, как использовать внутреннюю энергию. Вы так тоже можете.

И вот прямо там, в книжном магазине, он научил нас азам управления внутренней энергией. Через десять минут я уже мог наполнить руку энергией так, что мой друг был не в состоянии ее согнуть. У него тоже хорошо получалось. Еще через несколько минут нам удалось повторить фокус с ногой. Все дело действительно было в правильном управлении внутренней энергией, о котором я неоднократно читал, правда, никогда не пробовал сам. А теперь этот странный человек, которого я сначала принял за извращенца, наглядно показал нам, как это делается. И у нас получилось!

Мы с другом упражнялись, а он улыбался, глядя на нас. Когда я обернулся поблагодарить его, он уже ушел. Больше мы никогда его не видели.

Упражнения, которым нас научил этот человек, стали неотъемлемой частью моей жизни. Следующие несколько лет я учился управлять своей внутренней энергией, подолгу балансировал на одной ноге и показывал друзьям этот фокус, делал дыхательные упражнения и даже пытался управлять теплом своего тела, как те тибетские ламы.

Однако мое внимание постепенно начали привлекать другие стороны жизни. Меня захлестнули гормоны, я грезил девочками. Дни проходили в замешательстве, а ночи — в фантазиях.

Я был обычным прыщавым подростком и не умел общаться с женщинами. Я совершенно их не понимал. Иногда я сижу за домашним заданием, а моя подружка вдруг ни с того ни с сего начинает целоваться, прижиматься ко мне и стонать. Я наивно полагал, что она хочет секса. Однако стоило мне бросить тетрадки и ответить ей с тем же пылом, как она тут же теряла ко мне интерес. Я заводился, а она поднималась и уходила. Я не мог понять, зачем она тогда ко мне пристает.

Время от времени мы все-таки занимались сексом.

Я лежал сверху, совершая неуверенные движения, а она часто упиралась мне в грудь руками, словно бы сопротивляясь. Я, естественно, останавливался.

— Да нет же, идиот, — сердилась она. — Глубже!

Тогда я двигался сильнее, и ей это нравилось. А уже через пару секунд я замечал, что ей неприятно. И что мне, спрашивается, оставалось делать? Двигаться еще сильнее? Или наоборот, мягче? Предоставить ей свободу действий? Полностью подчинить ее? Чего она хотела?

Если я был слишком осторожен, она хотела большей страсти. Если я был страстным, она жаловалась, что я недостаточно нежен. Когда я наконец понимал, чего она хочет, ей это уже не нравилось, но стоило мне плюнуть на ее желания и просто заниматься с ней сексом, как она принималась биться в оргазме и выкрикивать мое имя. Я был совершенно сбит с толку. Мастурбировать было куда проще.

По ночам я мастурбировал, мечтая о женщине, с которой все было бы в точности так, как я хотел. Доведя себя до оргазма, я засыпал.

В конце концов мы расстались. Однажды ночью, когда все уже легли, я выбрал парочку порножурналов и принялся мастурбировать. Но вместо того, чтобы фантазировать о красотках в журнале, я вдруг ясно осознал, как в моем теле движется энергия.

Из-за девушек я почти забыл про того старика из магазина и про его упражнения. И тут все вспомнилось с новой силой. Я мастурбировал, а сквозь мое тело текли потоки энергии.

Я закрыл глаза и ощутил внутри себя невероятные сплетения энергетических каналов.

Я чувствовал, как мастурбация усиливает эти потоки. Более того, я ясно понял, что ежедневное скрюченное сидение за партой нарушило нормальное движение энергии в области сердца и солнечного сплетения. Однако кроме этого я увидел и то, как, изменив дыхание и позу, могу снять эти блоки.

После часа экспериментов с внутренним энергопотоком я решил закончить мастурбировать и пойти спать. Я перевел взгляд на фото бойкой блондинки из Висконсина, сделал несколько сильных движений рукой и изверг семя.

Свет в комнате словно бы померк. Яркий свет внутри тоже будто притушили. Дыхание стало слабым и поверхностным. Я совсем обессилел.

Я очень удивился. Раньше оргазмы всегда доставляли мне удовольствие. Они избавляли меня от сексуального напряжения и приносили чувство приятной расслабленности. Однако теперь я осознал, что эта расслабленность была по сути энергетическим истощением. Я перестал ощущать напряжение, потому что энергопоток уменьшился. Я вылез из кровати и попытался проделать те упражнения, которые показал тот человек из магазина, но у меня не хватило сил. В тот момент меня бы столкнул и ребенок. Я лег и заснул.

Многие месяцы я мастурбировал без эякуляции, открыв для себя новые проявления внутренней энергии, проявления, о которых я не подозревал тогда, в магазине, ведь тогда я был еще слишком мал для секса.

Наконец у меня появилась новая подружка. Я совершенно не ожидал того, что, когда мы с ней в первый раз обнялись, я почувствовал, как сквозь ее тело струится энергия. Словно бы у меня появилось рентгеновское зрение. Я чувствовал, где ее энергия течет свободно, а в каких местах она заблокирована. Когда я обнял ее, то переменил позу и перестроил дыхание, чтобы помочь ее энергии течь свободнее. Я чувствовал, что благодаря эмоциональной близости наши энергопотоки слились воедино и что открытость любви помогла энергетическому раскрытию.

После объятия моя подружка отступила назад, и я увидел, что она едва не плачет. Мы посмотрели друг другу в глаза и почувствовали, как ранимы и открыты… и потрясены.

То, чего я раньше не понимал, сделалось теперь таким очевидным, что я удивился самому себе. Все мои подруги всегда были очень восприимчивы к движению энергии, к телесному течению любви. С энергетической точки зрения они были зрячими, а я — слепым.

Их изменчивое настроение — огорчение, гнев, вожделение, холодность — было чем-то вроде проверки: неужели я и дальше останусь энергетическим слепцом? Неужели я и дальше буду пытаться сводить все к словам, не обращая внимания на естественное проявление их эмоций? Смогу ли я почувствовать глубинные потоки их энергии, которые отражают истинные желания сердца, и отзываться на перемены их настроения, чтобы мы оба могли раскрыться любви? Раньше я не знал, что делать, и просто сдавался.

Теперь все встало на свои места. Тот человек из книжного магазина научил меня, что истинная сила имеет энергетическую природу: когда я использовал только силу своих мышц, друг мог без труда согнуть мою руку, но когда сквозь нее текла энергия, он ничего не мог поделать. Я понял, что пытался одним лишь умом понять и изменить настроение моих подруг. Но их энергия, их эмоции были куда сильнее, чем мой, казалось бы, такой тренированный ум. Всякий раз девушка обставляла меня. Я не знал, что с этим делать, и снимал напряжение мастурбацией. Но теперь все изменилось.

Через несколько дней мы с моей подружкой оказались в спальне. Она стояла, опустив глаза. Вместо того чтобы привычно допытываться, что не так, я медленно и плавно приблизился к ней, внимательно следя за изменениями в потоке энергии. В какой-то момент я почувствовал, что она закрывается, и тут же остановился. Я постарался дышать в одном ритме с ней, почувствовать ее настроение и дотянуться до самого ее сердца. Все ее глубинные желания и потребности, о которых я раньше и понятия не имел, стали мне близки и понятны. Моя подруга расслабилась, и я снова стал приближаться к ней — еще медленнее.

Шаг за шагом я приближался к ней, вглядывался прямо в ее сердце, дышал с ней одном ритме, чувствовал изменения ее энергии — а потом обнял и поцеловал. И она не отшатнулась, не попыталась избежать моих объятий. Тогда я понял, что это значит: любить всем телом. Я чувствовал пальцы ее ног, уши, все ее существо. Я чувствовал, как переменчивые энергетические потоки струятся по ее телу. Вскоре мы уже занимались любовью.

Когда я лег сверху, она слегка нахмурилась и отвернулась. Вместо того чтобы думать, что я должен делать, я прислушался к ее чувствам, вдохнул ее энергию и еще шире раскрыл свое сердце и попытался вобрать мою подругу целиком.

Она оказалась невероятно восприимчивой, что требовало от меня постоянного осознания каждого действия. Если я отвлекался на собственные ощущения, ее сердце сжималось, словно я делал ей больно, и мне приходилось вновь восстанавливать доверие, даря ей любовь и стимулируя правильное движение энергии.

Если я отводил глаза или слишком часто дышал, ее энергопоток сразу же ослабевал. То, что казалось мне незначительным — касался я ее грудей пальцем или ладонью, дышал ли носом или ртом, наваливался ли на нее всем телом или опирался на локти — оказывало немедленное и непосредственное влияние на степень ее открытости и ток энергии.

Неудивительно, что раньше я не понимал, чего хочет моя партнерша, ведь ее желания и энергетические потребности менялись каждое мгновение. Иногда ей требовался нежный поцелуй в шею, чтобы открыться, а уже через секунду она хотела порыва страсти, чтобы отдаться натиску мужчины. Но иногда из-за такого порыва она могла закрыться. Все зависело от того, мог ли я чувствовать мельчайшие перемены в ощущениях и степень ее сердечной открытости. Раньше я этого не умел. Я не знал, как открываться любви и достигать единения с партнером.

Я понял, что эякуляция не главное. Теперь я дышал и двигался вместе с моей партнершей. Наша энергия сливалась воедино. Она чувствовала меня каждой клеткой своего тела, ощущала мой любовный пыл и мое постоянство. Ее сердце раскрывалось в ответ еще шире, и она учила меня любви, которой я и представить себе не мог. Ее тело становилось естественным воплощением и продолжением наполненного любовью сердца, так что я преисполнился благоговения.

Потрясение оргазма повергало ее в бездну любви. Ее слезы, крики и неконтролируемые содрогания блаженства только усиливали поток моей внутренней энергии. Это требовало от меня еще большего контроля над тем, чтобы не эякулировать и не положить конец, казалось бы, неиссякаемому потоку энергии и любви.

Экстаз моей партнерши и ее полная открытость оказались куда более привлекательными, чем картинки в журнале. Ее любовь была всепоглощающей, свободно выражавшейся через все тело, и я снова и снова пытался стереть границу между нами и слиться с нею в бесконечной открытости любви.

Через несколько минут или на следующий день ее настроение могло внезапно измениться. Если я слишком часто эякулировал или уровень моей внутренней энергии падал по каким-то другим причинам, такая смена настроения меня подавляла. Я оправдывался, спорил, анализировал, настаивал… Но ее энергетика всегда оказывалась сильнее моей логики, даже соглашаясь, она всегда одерживала верх. Я сдавался и уходил к своим куда менее требовательным приятелям, которые всегда были готовы посмеяться, покачать головой и посочувствовать.

Однако если внутренней энергии у меня было много, перемены ее настроения меня не страшили. Я мог расслабиться и, не теряя опоры в любви, почувствовать под покровом настроения ее подлинные потребности, соединить свою энергию с ее и раствориться в открытости любви. Если моя энергия двигалась беспрепятственно, у меня хватало сил выдерживать давление ее энергии достаточно долго, не утомляясь и не иссякая, но сливаясь с нею в полноте любви.

В моей жизни были учителя, которые открыли мне истины, более глубокие, чем те, о которых рассказал тот человек в книжном магазине, но именно благодаря ему я научился сливаться с любимой в единое целое, увеличивая нашу энергию и даря нам открытость подлинной любви. С того времени прошло уже много лет, а я все еще учусь, и мне это нравится. Благодаря тому человеку мое отношение к сексуальной стороне любви изменилось до неузнаваемости.

Отношение к сексуальной энергии и, в особенности, к оргазму — ключ к овладению невероятными энергетическими возможностями и к умению открываться в любви вне зависимости от настроения. Каким же образом мужчина вне зависимости от ориентации может увеличить свои физические силы и духовную восприимчивость, а также превратить обычную эякуляцию в множественные, охватывающие все тело оргазмы? Как женщинам исполнить свои самые сокровенные желания и обрести абсолютное блаженство в полноценном клиторальном, вагинальном и цервикальном оргазме?

Для начала рассмотрим, как мужчины могут увеличить свой оргазмический потенциал и зачем им это нужно. Затем изучим, как это происходит у женщин. Я включил в текст следующих глав рассказы о личном опыте в области секса и сексуальных практик, чтобы проиллюстрировать некоторые понятия.

глава пятая. контроль над эякуляцией

Я уже долго занимаюсь любовью с подругой и нахожусь на грани семяизвержения. Оргазм может наступить в любой момент. Мне хочется избавиться от нарастающего внутри напряжения. Я знаю, что несколько секунд буду переживать потрясающие ощущения — несколько секунд, а потом почувствую себя опустошенным, сонным, словно плывущим в наступившем после оргазма покое.

Желание оргазма все нарастает и нарастает, приближая меня к пику наслаждения, обещая блаженство, а затем спад — вниз, вниз, вниз. И все.

Я хочу этого оргазма. Очень хочу. Хочу извергнуться и наполнить мою женщину семенем. Хочу освободиться от нарастающего внутри меня напряжения. И, разумеется, я хочу наслаждения.

Со мной это уже бывало. Краткая и мощная атака — а за ней пустота. Погружение в сон и пробуждение поутру. Все как всегда.

А чего я на самом деле хочу, спросил я сам себя. Хочу больше, чем этого освобождения? Того, что заставляет меня снова и снова заниматься этим? Того, чего я всегда хотел? Что мне нужно от всех аспектов жизни — работы, секса, друзей, домашних? Чего я вообще хочу больше всего на свете?

Уж точно не семяизвержения. На самом деле мне нужна глубина открытости и любви, выходящей за пределы обычного секса. Я жажду любви, я расслабляюсь, погружаюсь в собственную открытость, и мой страх отступает. Я больше не чувствую собственной ущербности.

Вся моя жизнь вращается вокруг этого стремления. Я непрестанно ищу любви, ищу наполненности, свободы от стрессов и страхов. Но оказывается, что все мои попытки избежать страданий и стать хоть немного счастливее лишь усугубляют пытку. С возрастом начинаешь все больше ценить привычные блага, и поиски чего-то более глубокого начинают казаться ненужными.

Ни я сам, ни что-либо извне не может дать мне то, чего я хочу. И все же я привязан к череде событий — запланированных и незапланированных — которые составляют мою повседневную жизнь. Я привязан к этим событиям так, словно они подводят меня к настоящему моменту и могут положить конец моим поискам.

Эякуляция воплощает эту потребность. Я на грани оргазма, на пороге истинного блаженства, и все мое внимание приковано к этому. Я не чувствую уязвимости своей партнерши. Мне нет дела до чужих страданий. Я двигаюсь в горячей влажности моей подруги и думаю исключительно об эякуляции.

Я не чувствую своей глубинной сущности — открытой и безграничной. Моя сокровенная природа — это невыразимый в словах абсолют. Но вместо того, чтобы чувствовать эту свободу, я думаю лишь о приближающемся семяизвержении. Перед моими глазами промелькнуло все, происходящее за стенами моей спальни, все, что творится в беспредельной вселенной, скрытой внутри меня. Но я отбросил все, чтобы без помех насладиться оргазмом. Я раб своих сексуальных желаний.

Осознав, что сам ограничиваю свои возможности, я освобождаюсь. Мое внимание, сконцентрированное ранее лишь на эякуляции, обращается на все остальное: на мою любовницу, кровать, комнату, мир, на прошлое и будущее. Пространство открывается, желание ширится, а расслабленное тело наполняется потоками свободной энергии.

Я расслабляю живот и грудь, чтобы воздух мог входить беспрепятственно в легкие, а дыхание стало сильным, глубоким и легким. Я расслабляю челюсти, глаза и лицо. Мое тело становится мягким, наполняется жизненной силой и избавляется от напряжения.

Я делаю глубокий вдох, проводя воздух ниже, а вместе с ним и энергию — вниз по лицу, через горло и грудь, в живот и ниже, в гениталии. Я сжимаю мышцы тазового дна, превращая их в своего рода трамплин. Когда энергия доходит до самого низа, я сокращаю мышцы и освобождаюсь от нее. На выдохе я поднимаю энергию по позвоночнику. По спине скользит волна оргазма, я закатываю глаза и чувствую, как мое тело пронизывает сияние блаженства.

Мое дыхание сливается с восходящим потоком света. Время объединяется с пространством, а пространство тонет в беспредельности. Наши тела парят в ней — легко, как во сне.

Я снова вдыхаю и возвращаюсь в свое тело. Мои лицо, горло и грудь раскрыты и расслаблены, я чувствую полноту энергий в теле и прижимаюсь к партнерше. Наши сердца раскрываются так широко, что исчезают все барьеры и ограничения.

Я нашел то, что искал. Я остаюсь самим собой — как и моя партнерша. Сексуальная игра продолжается, но теперь она эхом отдается в огромном пространстве великой любви. Навязчивое желание, заставлявшее меня жаждать эякуляции, растворилось в открытости бытия и в нас самих.

Энергия, которую я хотел выплеснуть из своего члена, теперь течет вверх по нашим позвоночникам, купая наши тела в сияющем блаженстве, смягчая сердца в беспредельной нежности любви. Снова и снова энергия оргазма выстреливает вверх по позвоночнику в мозг, а затем низвергается и течет по телу щедрыми потоками.

Грудь и живот расслабляются еще больше, их омывает поток энергии. Я весь наполнен этой энергией. Я подобен глубокому синему морю. Да, я именно таков на самом деле. Как и моя партнерша. И так было всегда. Всегда была совершенная, живая, не требующая усилий пустота.

Я стараюсь открываться снова и снова, не даю себе сузить свое внимание или закрыться.

Глубочайший мир, к которому я всегда стремился, не имеет источника извне. Его не купишь ни за какие деньги. Даже женщины тут ни при чем. Мир просто существует — так же как существую я, независимо от того, что происходит снаружи. Формы лишь сменяют друг друга, как волны жара в воздухе пустыни, как волны сладости во вкусе. По сравнению с этим эякуляция кажется чем-то мелким. Секс — это сияние открытости бытия.

+ + +

Обычная генитальная эякуляция — одно из самых приятных и вызывающих самое сильное привыкание ощущений, какое только может испытывать человек — пока он не познал полноценного оргазма, пока не ощутил потока энергии, текущего вверх по позвоночнику, пока не растворился в блаженстве вместе с любимым человеком. Не испытав этих удовольствий, мужчина вряд ли сможет отказаться от частой эякуляции.

Отказ от эякуляции ради глубоких, множественных, охватывающих все тело оргазмов требует с одной стороны умения, а с другой — спонтанности и чувствительности. Ничем не подкрепленная техничность позволит вам откладывать эякуляцию, но секс при этом останется невыразительным. Чувствительность в свою очередь, поможет вам выйти за пределы сиюминутных ощущений, но телесные привычки останутся неизменными, и потому осознание открытости не будет длиться долго.

Техническая сторона дела подразумевает умение поддерживать круговое движение энергии вниз вдоль груди и вверх по позвоночнику, а также контролировать дыхание. Сжимая мышцы тазового дна, вы можете предотвращать утечку энергии и толкать ее вверх по позвоночнику. Помочь энергии двигаться в этом направлении может взгляд, обращенный вверх. Язык, мягко прижатый к небу, способствует более свободному течению энергии из головы вниз через горло и сердце в живот. Расслабив грудь и живот, вы сможете провести гораздо большее количество энергии. Подробности того, как именно это надо делать, освещены в четвертой части книги и на прилагаемом компакт-диске.

На протяжении всего дня набирайте энергию на вдохе и проводите ее вместе с воздухом максимально глубоко в живот, и также полно выпускайте на выдохе, проведя вверх по позвоночнику. Также полезно время от времени сжимать мышцы тазового дна. Когда дело дойдет до секса, вы сможете легко поддерживать правильную циркуляцию энергии.

Однако это упражнение бессмысленно без любви. Любовь сама по себе непростое упражнение. Это упражнение вы должны выполнять снова и снова, учась любить более свободно, избавляясь от ограничений, преодолевая трудности. Если вы не сумеете развить свою любовь, то останетесь роботом — техничным, способным заниматься сексом роботом.

Любовь нередко связана с преодолением страхов: вам придется намеренно открываться, когда вы бы хотели закрыться, дарить любовь, когда вы предпочли бы уйти и спрятаться. Любовь означает, что вы можете открыться каждому мгновению, невзирая на то, что в это мгновение происходит. Вы можете открыться неприятным мыслям, упоительным наслаждениям, тяжелым переживаниям или даже боли, отказавшись от того, что вы привыкли называть своим «я».

Сокровенная природа человека состоит в том, чтобы жить в любви. Но, увы, слишком легко уйти от любви в привычный водоворот мыслей, эмоций, желаний и страхов. Естественную широту сострадания очень легко загнать в привычные рамки.

Люди большую часть времени ограничивают свою способность любить. Происходит это так: в тот момент, когда ваши гениталии готовы разорваться от наслаждения, все ваше внимание и вся ваша любовь сосредотачивается именно на половых органах. Ваш партнер раскритиковал вас, и любовь обернулась болью, гневом и закрытостью. Вы пытаетесь избежать эякуляции, любовь превращается в механические усилия, и вы забываете о своем партнере, о комнате, где вы находитесь, и обо всем остальном мире.

Любовь — это осознание открытости моменту, и для этого осознания не нужно ничего менять. Любовь в человеке идет от понимания, от открытого осознания его природы, а не от искусственных усилий.

Открытая любовь — это ваше естественное состояние. Но часто в дело вмешивается страх, а за ним неотступно следует стресс. Техническая сторона секса тут не поможет. Сделать это способна только любовь: она подсекает корни страха и освобождает вас от стресса посредством эякуляции.

Искусный любовник выражает любовь всем своим образом жизни. Он не строит себе удобную клетку из привычек, не ищет в ней спасения от страха. Практика просветленного секса включает в себя технические упражнения, помогающие восстановить физическую энергию, но прежде всего она представляет собой любовь и восприимчивую открытость. В этом и заключается ваша истинная природа. Вы должны постоянно ее чувствовать: во время секса, на работе, дома с семьей. Избавьтесь от страха и стресса, которые вы привыкли именовать своим «я». Только открытое сердце сможет почувствовать бесконечную открытость, которая охватывает рождение, жизнь и смерть.

глава шестая. борьба с зависимостью от эякуляции

У большинства мужчин есть зависимость от эякулятивного оргазма, обусловленного тремя основными факторами:

[1] эволюцией

Если бы мужчина не эякулировал, у него не было бы детей. Ваш отец эякулировал. И отец вашего отца, и его отец — и так далее. Каждый из нас в конечном итоге — результат десятков тысяч эякуляций наших прадедов, не говоря уж о яростных семяизвержениях наших предков-приматов. С точки зрения эволюции все мужчины независимо от ориентации унаследовали от своих далеких предков предрасположенность к эякулятивным оргазмам.

И тягу к быстрому удовлетворению. Представьте себе, как десять тысяч лет назад вы со своей возлюбленной наслаждались радостями любви на лоне природы. Или, к примеру, вспомните, как вчера вы с женой лежали в постели и надеялись сделать еще одного ребенка, в то время как трое уже родившихся детей бесились в соседней комнате. Если рассматривать вас с точки зрения успешного самца, что будет более эффективно — кончить за несколько минут, пока вас не сожрали тигры или не отвлекли дети, или заниматься сексом час или даже больше?

Психология bookap

Судя по всему, первое. Да, наверное, это недостаточно романтично и приносит не самое большое удовлетворение, но в плане воспроизводства потомства мужчина, который эякулирует часто и быстро, будет более успешен, чем его медлительные коллеги. Веками такие мужчины обзаводились большим количеством потомства, и следовательно, шире распространяли свой генетический материал.

Поэтому сегодня мы имеем дело с потомками тех самых успешных воспроизводителей — с мужчинами, которые эякулируют быстро и часто.