ЗАГАДОЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

ИССЛЕДОВАНИЯ ПАРАПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ. В XX ВЕКЕ


...

Признание наукой гипнотических состояний

Многие выдающиеся личности изучали различные состояния человеческой психики. И. Бернгейм, Р. Крафт-Эбинг, А. Форель, С. С. Корсаков, А. Молль, Л. Левенфельд, К. И. Платонов и др.

В 1843 году вышла в свет книга английского хирурга Дж. Брэда (1795–1860) «Нейрогипнология, или Трактат о нервном сне, рассматриваемом в его отношении к животному магнетизму». Случилось то, что должно было случиться. Произошло решительное разделение магнетизма и гипнотизма.

Брэд был противником флюидической концепции. Феномены, известные как животно-магнетические, он назвал гипнозом. Слово гипноз происходит от греческого гипнос, что означает «сон». Это название как нельзя лучше отражало то, что наблюдали в экспериментах. Брэд предложил теорию гипноза, согласно которой гипнотическое состояние вызывается фиксацией взгляда. Позже Брэд допустил и словесное внушение. Интересно, что именно он первым в истории медицины использовал гипнотический сон для обезболивания при хирургических операциях.

«Усыпление и лечение словом, — отмечал в начале 1960-х годов профессор Л. Л. Васильев, — казались не меньшим чудом, чем усыпление и лечение флюидом магнетизера. Словесные внушения Брэда будили в памяти его ученых коллег представления о магических заклинаниях старых времен».

Однако и с самим гипнозом все оказалось не так-то просто. Даже такой большой его знаток, как Леон Черток, заявил несколько десятилетий назад: «Гипноз человека до сих пор не имеет удовлетворительных теоретических объяснений».

В 1884 году в книге «Нейрогипнология» Брэд высказал причину гипнотического сна, в которой можно было усмотреть и причину магнетизма. А. Льебо (1823–1904) во Франции, независимо от Брэда, также пришел к заключению, что магнетические явления можно вызвать и словесным внушением. Однако это настолько противоречило устоявшимся взглядам на месмеризм, что Льебо был изгнан из Нансийского медицинского общества. Изданная им в Париже в 1866 году книга была продана лишь в одном-единственном экземпляре.

ИЗ АРХИВА СОБЫТИЙ

В 1854 году во Франции было опубликовано сочинение доктора Шарпиньона, полагавшего, что помимо чисто психологического воздействия людей друг на друга существует еще и магнетическое, подобное свету, теплу и электричеству, которое передается от одного человека к другому посредством периферических нервов.

В 1883 году А. Льебо, который систематически использовал словесное внушение в терапевтических целях, в «Очерке о зоомагнетизме» писал о прямом нервном действии одного человека на другого посредством нервных токов, переходящих с одного живого существа на другое… Если вспомнить, что люди часто попадают под влияние определенного настроения группы или какой-либо харизматической личности, то попытки давать научное объяснение явлению не только оправданы, но и необходимы.

В том же 1883 году доктор Баретти сделал в Парижском биологическом обществе доклад «О физических свойствах особой силы, присущей человеческому телу, известной под именем животного магнетизма». Согласно Баретти, «нервические лучи», или «лучистая нервическая сила», распространяются по прямой линии, отражаются, преломляются, проникают, поглощаются, действуют на расстоянии от нескольких сантиметров до многих метров, распространяясь со скоростью порядка одного метра в секунду.

В 1885 году российский доктор медицины А. Шилтов, член Лондонского общества психических исследований, выступая на съезде врачей в Петербурге, сделал такое заявление: «Лучистая сила одного человека действует на нервные центры другого таким образом, что заставляет испытуемого субъекта против его воли двигаться, чувствовать те или другие желания экспериментатора, писать требуемые цифры или буквы, произносить то или другое слово.

В поисках шестого чувства

В 80-е годы XIX века в Австрии работал над исследованиями гипнотического состояния доктор Оберштейнер. В книге «Гипнотизм» он написал, что хотя и не признает целиком теорию истечения флюидов, но считает, что в ней есть крупица истины. При гипнотизации, отмечает Оберштейнер, воздействие оказывается в первую очередь на органы чувств, а через них — уже на мозг. Поскольку неизвестно, только ли пять органов чувств существует или их больше, нельзя всецело исключить возможность восприятия каким-либо шестым чувством тех электрических и магнитных сил, что могут исходить от гипнотизера.

В 1888 году профессор А. Я. Данилевский (1838–1923), известный русский биохимик, утверждал: «В живой протоплазме существует и действует еще нечто, натура которого лежит пока вне границ нашего понимания. Это нечто придает жизненным явлениям самой элементарной протоплазмы признаки, сближающие натуру этого нечто, с одной стороны, с натурой психического продукта, с другой — с натурой космического эфирного вещества».

По наблюдениям современных гипнологов, например Чертока, одним из характерных признаков наступления самой глубокой стадии гипноза считают гиперестезию (сверхчувствительность) органов чувств. Состояние гипноза обостряет органы чувств.

Многие ученые последних двух веков также не раз констатировали, что в состоянии сомнамбулизма, т. е. в условиях глубокого магнетического или гипнотического транса, происходит необычайное обострение органов чувств пациента, а также значительное расширение его познавательных способностей.

Например, Месмер наблюдал пациента, который оказался в состоянии настолько четко «увидеть», где находится пропавшая собака, и дал такие точные указания, где ее искать, что животное вскоре было найдено и возвращено хозяину. В своей знаменитой книге «Мемуары об открытии животного магнетизма» (1779) Месмер отмечал, что «…иногда посредством своих внутренних ощущений сомнамбул может точно видеть прошлое и будущее». Экспериментатор Пюисегюр в 1811 году утверждал, что в некоторых случаях его пациенты сообщали невысказанные мысли магнетизера.

Количество случаев аномального видения было так велико, что в 1967–1968 годах в Нью-Йорке их подробное описание было опубликовано в четырех томах под названием «Аномальные гипнотические явления: обзор случаев девятнадцатого столетия». Франция и Бельгия, Голландия и Германия, Россия и Польша, Португалия и Италия, Испания и Великобритания, Северо-Амери-канские Соединенные Штаты (США), Скандинавские страны и государства Латинской Америки — такова география необычных гипнотических явлений.

Все случаи можно разбить на четыре группы:

1. Замещение одних чувств другими. К этой группе относят такие феноменальные проявления, как «зрение» без глаз, «чтение» пальцем и пр.

2. Общность ощущений. Магнетизер или гипнотизер передает свои ощущения пациентам.

3. Мысленное внушение. Расстояние при этом не имеет значения.

4. Феномен «выхода из тела». Пациент по приказу магнетизера или гипнотизера мысленно посещает какое-либо место, а затем сообщает о происходивших там событиях.

ИЗ АРХИВА СОБЫТИЙ

В 1909 году известный российский гипнолог П. В. Каптерев опубликовал книгу «Гипнотизм». Ученый пришел к выводу, что гипноз есть результат непосредственного воздействия живых клеток одного организма на живые клетки другого. Это воздействие является чисто клеточным, физико-химическим. Согласно Каптереву, суть гипноза заключается в своеобразном синтезе энергий живых клеток одного организма с энергиями живых клеток другого организма, а силу гипнотизера надо искать не в психологии его пациента, а в физиологии их обоих.

Поскольку успех гипнотизирования в каждом отдельном случае зависит от природы клеток гипнотизера и пациента, то тот, кто может загипнотизировать одного, не всегда сумеет сделать это с другим. Научиться гипнотизировать нельзя. Человек либо обладает этим даром, либо нет.

Однако с древнейших времен сохранились методики, которые помогали талантливому от природы гипнотизеру вводить других людей в состояние гипноза. Жрецы Древнего Египта, Греции владели тайнами воздействия на человеческую психику. Каптерев считал, что гипнотизер оставляет какую-то энергию на том предмете, которого касается, так как загипнотизированный может угадать тот стакан из многих, до которого дотрагивался гипнотизер.

В доказательство прямой физико-химической связи он приводит два наблюдения. В первом из них загипнотизированный никак не мог вспомнить, что он делал в гипнотическом состоянии, до тех пор, пока гипнотизер не устранил «физико-химическую преграду», положив свою руку на его лоб. Во втором случае сам Каптерев не смог влиять из-за портьеры. Лишняя одежда, шапка также препятствуют быстрому взаимодействию. Помехой гипнотизированию может стать телефон.

Влияние защитного экрана в гипнозе

В 1921 году известный шведский гипнолог доцент Сидней Альрутц в 22-м томе издающихся в Лондоне Трудов Общества психических исследований в статье «Проблемы гипнотизма» опубликовал полученные им результаты. Он изучал роль среды — экранов из различных материалов — при воздействии магнетических пассов на явление так называемой нервно-мышечной перевозбудимости (феномен Шарко). Оно состоит в том, что при надавливании пальцем на тот участок кожи, скажем, руки загипнотизированного, по)]; которым размещается какой-либо нерв, управляемая этим нервом мышца приходит в состояние стойкого сокращения.

Этот феномен проявляется у гипнотика даже тогда, когда ни он, ни гипнотизер и не подозревают о таком явлении и совершенно незнакомы с тем, какой нерв управляет той или иной мышцей. Феномен имеет чисто рефлекторный характер, однако никак не проявляется, если испытуемый находится в обычном состоянии бодрствования.

Альрутц обнаружил, что феномен Шарко проявляется и тогда, когда палец не касается кожи, а отстоит от нее на некотором расстоянии, после чего принялся исследовать роль среды — экранов из различных материалов, размещаемых между кожей испытуемого и пальцем гипнотизера.

Эксперимент заключался в следующем. Сидящий в удобном кресле испытуемый погружался в гипнотический сон, после чего его уши плотно затыкались ватой, а на голову надевался мешок из черного бархата. Обнаженные по локоть руки испытуемый помещал в продолговатые деревянные ящики, укрепленные на подлокотниках кресла. Крышки обоих ящиков представляли собой экраны — выдвижные пластинки из самых разнообразных материалов (металла, стекла, картона, бумаги, фланели, шерсти и т. п.).

Проанализировав и обобщив полученные результаты, Альрутц пришел к выводу, что существует некое излучение нервов человеческого тела. Одни вещества вполне прозрачны для него, другие же его более или менее поглощают. Некоторые свойства этого излучения не позволяют рассматривать его только как некую форму энергетического излучения, т. е. как колебания какой-либо среды.

Опытным путем Альрутц доказал, что стекло и металлы прозрачны для этого излучения, в то время как картон, бумага, фланель, шерсть становятся препятствием в той или иной степени. «При помощи одного внушения, — обобщает Альрутц, — мы можем, как это хорошо известно, гипнотизировать, но, быть может, нервное излучение или телепатический импульс представляют собой необходимый дополнительный фактор в первое время».

В 1962 году профессор Л. Л. Васильев, член-корреспондент Академии медицинских наук, в книге «Экспериментальные исследования мысленного внушения» (Л., 1962) сообщил о положительных результатах собственных наблюдений 1926 года за феноменом Шарко. Он проявлялся на расстоянии нескольких сантиметров между концами вытянутых и сложенных вместе пальцев экспериментатора и различными точками кожи обнаженных рук, плеча или голени испытуемой. Интересно, что на небольших расстояниях (до метра) феномен Шарко вызывался не приближением сложенных пальцев, а просто мысленным внушением.

Васильев указывает, что подобное же явление описал и Альрутц: «Субъект начинает чувствовать свою руку более легкой, что, без сомнения, находится в связи с явлением притяжения руки испытуемого рукой экспериментатора; рука испытуемого поднимается и следует за рукой гипнотизера даже в том случае, когда между руками помещается стеклянная пластинка. Ощущение тяжести может быть понято как выражение отталкивающего действия руки экспериментатора…»

ИЗ АРХИВА СОБЫТИЙ

В 1932 году в Базеле вышел труд доктора Э. К. Мюллера «Объективное электрическое доказательство существования эманации живого человеческого тела и ее видимые проявления». Мюллер указывает, что природа эманации — не электрическая, поскольку она может быть «перенесена» на дерево, эбонит, воск, медную проволоку и другие вещества и предметы. Эманация проникает через коллодий и кожу, но почему-то задерживается толстым слоем парафина.

В 1932 году Лаборатория биофизики Академии наук СССР получила задание начать экспериментальное исследование мысленного внушения, с тем чтобы попытаться выяснить его физическую природу. Лабораторию возглавлял академик П. П. Лазарев, один из основоположников биофизики. Научное руководство темой было поручено ученику и последователю Лазарева профессору С. Я. Турлыгину, физику и радиоинженеру.

Эксперименты С. Я. Турлыгина

Эксперименты С. Я. Турлыгина состояли в следующем. В каждом из них участвовали четыре человека: испытуемый, ассистент при нем, гипнотизер (индуктор, т. е. мысленно внушающий) и экспериментатор. Одним из постоянных индукторов был Орнальдо (Н. А. Смирнов) — выдающийся эстрадный гипнотизер тех лет. Единственный измерительный прибор — секундомер.

Еще до начала опытов испытуемый в течение нескольких дней находился под непосредственным воздействием гипнотизера (индуктора) и у подопытного вырабатывалась способность быстрого исполнения приказаний «падать назад» (он падал на руки страхующему его ассистенту). Предоставленный самому себе, испытуемый падал через одну-две минуты после команды «начинаем», но, как пишет Турлыгин, «…лишь стоило испытуемому попасть под излучение гипнотизера, как время до падения резко сокращалось, и тем сильнее, чем интенсивнее было излучение», иногда до двух-десяти секунд. Время от начала мысленного воздействия до начала падения было критерием результативности воздействия: чем оно было меньше, тем сильнее считалось воздействие.

Опыты велись в звукоизолированной комнате, в одном конце которой стояла полностью обитая свинцом будка, в которой размещался индуктор. На уровне его лица находился патрубок (труба), выходящий из будки наружу. Испытуемые ставились затылком к патрубку, на расстоянии до двух метров от него. Предполагалось, что излучение гипнотизера, выйдя из экранированной будки через патрубок, падет на испытуемого, в частности на его голову, обеспечивая таким образом реализацию мысленного внушения.

К патрубку, снабженному сменной диафрагмой, можно было присоединять различные сменные устройства. При прохождении через них излучение проявляло свои, те или иные, физические свойства, что отражалось на времени реакции испытуемого на мысленное воздействие гипнотизера. Применялись ли в каждом конкретном опыте эти устройства или нет и какие именно, не знал ни испытуемый, ни гипнотизер. Связь экспериментатора с гипнотизером обеспечивалась таким образом, что испытуемый оставался о ней в полном неведении. Экспериментатор включал одну из трех цветных лампочек в будке, каждая из которых (синяя, красная или зеленая) указывала, что конкретно должен делать гипнотизер — начинать мысленное воздействие, прекращать его или оставаться в покое.

Среди применяемых сменных устройств, которыми снабжался патрубок, был свинцовый экран. Излучение также могло падать на эбонитовое или медное «зеркало», предназначенное для отражения потока излучения, или проходить через дифракционную решетку, демонстрирующую картину дифракции — максимумы и минимумы плотности энергии. В ряде случаев поток предполагаемого излучения мог проходить между пластинами конденсатора. Пройдя через то или иное сменное устройство и преобразовавшись в нем, излучение достигало испытуемого. Таким образом, исследованию подлежала чисто физическая картина явления, при этом испытуемый выступал в роли биоиндикатора, а гипнотизер — биогенератора излучения.

Анализ и обобщение полученных результатов дали Турлыгину основание прийти к выводу, что свинцовый экран задерживает излучение. Опыты с «зеркалами» подтвердили наличие излучения и оптический закон его отражения.

Эксперименты с использованием дифракционной решетки позволили определить длину волны излучения — в диапазоне от 1,8 и до 2,1 мм. Однако электрическое поле конденсатора, как ни странно, излучение не отклоняло.

Сергей Яковлевич Турлыгин сумел довести результаты своего уникального исследования до научной общественности в 1939 году. Он сделал доклад «Об излучении нервной системы человека» на заседании секции биофизики Московского общества испытателей природы. Ученый систематизировал результаты своей работы в рукописи «Излучение электромагнитных волн организмом человека». Она в сокращенном варианте была напечатана в четвертом выпуске «Бюллетеня экспериментальной биологии и медицины» за 1942 год.

Вот что писал исследователь: «Приходится признать, что действительно существует некий физический агент, устанавливающий взаимодействие двух организмом между собой… Чисто оптическая картина действия экранов, отражения этого агента от зеркал и дифракционные явления заставляют думать, что этим агентом является электромагнитное излучение, одна из волн которого лежит в области 1,8–2,1 мм».

На выбор методики эксперимента, указывает профессор, решающее влияние оказало наблюдение за мысленным вызыванием гипнотического сна. Сеанс шел удачно, если испытуемого и гипнотизера ничто не разделяло, но срывался, когда гипнотизер находился в экранированном свинцом помещении — в рентгеновской камере.

Интересны некоторые заключительные замечания С. Я. Турлыгина. Он пишет: «Указанные опыты не оставляют у нас сомнения в наличии излучения, исходящего от организма человека. Конечно, это излучение может меняться в некотором диапазоне, при переходе от одного индивидуума к другому, оно с разной силой будет действовать на каждого подвергающегося этому излучению. Точно так же у каждого индивидуума может меняться с течением времени интенсивность его излучения. По-видимому, некоторые лица могут менять интенсивность своего излучения по собственной воле…»

Продолжили исследования близкие ученики и последователи Турлыгина — Д. Г. Мирза и Г. К. Гуртовой.

История сохранила такой интересный эпизод. Чтобы учесть все замечания, высказанные на одном из состоявшихся в конце 1930-х годов семинаров Лаборатории биофизики Академии наук СССР, Турлыгин тайно от всех проник ночью в лабораторию и изменил шаг дифракционной решетки. Дело в том, что оппоненты утверждали, будто испытуемые знают, где им падать, поскольку у них возник своего рода рефлекс. При изменении шага дифракционной решетки должно было измениться место приложения максимальной плотности энергии излучения и соответственно место, где оно действует наиболее эффективно.

Психология bookap

Никто из непосредственных участников эксперимента, в том числе и «натренированные» испытуемые, не знал, что шаг решетки изменен. Опыты были продолжены, но места падения испытуемых переместились. Расчеты показали, что именно там они и должны были падать, поскольку изменилась оптическая картина явления — в этих самых местах и сосредоточивались, согласно расчетной дифракционной картине, узлы максимальной плотности энергии излучения, прошедшего через решетку с измененным шагом.

Эксперименты, выполненные С. Я. Турлыгиным, до сих пор никем не были воспроизведены.