ЗАГАДОЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

ТЕЛЕПАТИЯ


...

Магнетическая природа симпатии и антипатии

Наблюдения над магнитами и их способностью притягивать и отталкивать привели к мысли, что, возможно, такие чувства, как симпатия и антипатия, тоже имеют магнетическую природу.

Первым ученым, давшим понятное для своего времени объяснение магнетическому влиянию людей друг на друга, был флорентийский врач, профессор философии Марцилиус Фицин (1433–1499). Он утверждал, что магнетическая связь между людьми осуществляется посредством какого-то духа или пара, который передается от одного человека к другому; этот процесс подчиняется желанию, вниманию и воле.

Итальянский философ Пьетро Помпонацци (1462–1525) полагал, что сила магнетического воздействия у разных людей разная — от очень большой до почти полного ее отсутствия. И зависит эта сила от воли человека, живости его воображения, силы желания, степени доверия, а также от передачи некоего, «тонкого пара», соединяющего одного человека с другим.

Знаменитый немецкий философ Агриппа Неттесгеймский (1486–1535), изучавший древние языки, оккультные науки и пользовавшийся славой крупного волшебника и мага своего времени, утверждал, что существует чисто физическое воздействие одного человека на другого на расстоянии. Воздействие это, считал он, часто происходит помимо желания людей, посредством какого-то рода исходящего от них излучения. Подчеркивая огромное значение сильного желания и страсти для воздействия на окружающих, сам Агриппа передавал, по его словам, свое собственное влияние посредством всепроникающего флюида, воздействуя исключительно желанием, вниманием и волей.

Неизгладимый след, сохранившийся до наших дней, оставил Парацельс (1493–1541). Согласно концепции Парацельса, человек как микрокосм несет в себе нечто, получаемое от небесных тел. Это — тонкое вещество, элемент, обладающий магнитным (магнетическим) свойством. Каждой части тела соответствует своя планета, влияющая на все, что находится в ее «ведении», посредством всепроникающего эфира.

Металлы также обладают особыми свойствами, но не сами по себе: их свойства определяются планетами, поскольку каждой из них соответствует свой металл. Каждый металл способен вызывать как болезнь, так и исцеление, через двойной поток «хорошего» и «плохого» флюида, который течет от планет к металлам. Этот универсальный магнетический элемент, присущий человеческому телу, подобно магнетическому элементу магнита, подчиняется законам полярности.

Человек в целом представляет собой магнит: голова — положительный полюс, ноги — отрицательный. Тот же принцип полярности распространяется и на каждый орган человеческого тела. В теле здорового человека, полагал Парацельс, все время циркулирует двойной ток магнетических флюидов. Своим положительным полюсом он поглощает тот планетарный эфир, который поддерживает в нас ум, мысль, память и рассудок, а отрицательным — вещества, восстанавливающие силы, тело и кровь.

Человек, по Парацельсу, состоит из двух независимых частей — материальной и духовной. Еще одна наша часть — астральная — зависит от магнетического элемента, с которым находится во взаимодействии. Астральная часть не есть нечто нематериальное, это — квинтэссенция (пятая субстанция), состоящая из живых материальных частиц, представляющих собой «животный (или жизненный) дух», посредством которого живые существа влияют друг на друга на расстоянии. Именно такого рода воздействием объясняются непроизвольно возникающие у людей чувства симпатии или антипатии друг к другу.

Магнетическое исцеление, считал Парацельс, — это не чудо, не колдовство, а просто еще недостаточно изученное явление.

ИЗ АРХИВА СОБЫТИЙ

Голландский естествоиспытатель Ян Баптист ван Гель-монт (1577–1644), последователь Парацельса, признавал существование повсюду, в том числе и в человеке, некоего действующего, активного начала. Это активное начало — нематериально, оно подобно злому или доброму гению.

Гельмонт считал, что нельзя относить все не изученные человеком силы к дьявольским. Человек, полагал Гельмонт, обладает силой, посредством которой он по своему желанию может оказывать значительное влияние даже на очень удаленные тела. Эта сила велика или мала в зависимости от воли того, кто ее посылает, а ее действие может быть ослаблено тем, на кого она направлена.

Английский врач Роберт Фладд (1554–1637) признавал существование первоначального всепроникающего духа. Душа человека, полагал он, есть лишь часть этого вселенского духа, которому свойственно двойное — центробежное и центростремительное — движение. Человеку, как микрокосму, также свойственны эти два вида движения: центростремительному соответствует симпатия, центробежному — антипатия.

Как и Парацельс, Фладд считал, что всякое тело, в том числе и человеческое, имеет свою звезду. Человек полярен по нескольким направлениям, из них главное — справа налево; правая половина тела положительная, левая — отрицательная. Эти полярности порождают два тока, которые и взаимно пересекаются внутри человека, и излучаются наружу. Между двумя центростремительно излучающими людьми возникает симпатия, а между центробежно излучающими — антипатия.

Подобные взаимодействия возможны не только между людьми, считал Фладд, но и между человеком и животным, человеком и растением и даже между человеком и минералом.

Джон Максвелл — английский врач, по слухам лечивший короля Карла II, выдвинул одну из наиболее разработанных концепций магнетического влияния. Биография этого небогатого и скромного доктора не сохранилась. О нем знают лишь по его единственному сохранившемуся труду «Магнетическая медицина», который был издан в 1679 году.

Согласно Максвеллу, все души — инструменты, управляемые провидением. Каждая душа образует соответствующее себе тело, находящееся у нее в подчинении. Для более тесного единения души с телом во время его формирования образуется некая среда, названная Максвеллом жизненным духом, который распределяет естественные потребности организма по соответствующим органам. По Максвеллу, душа располагается не только в видимом теле, но и вне его. Тело же излучает телесные лучи благодаря душе, которая дает им энергию. Излучают и все тело в целом, и его отдельные части, и даже выделения. Последние состоят в духовной, или лучистой, связи с выделившим их телом, даже если находятся от него очень далеко.

В 1675 году Исаак Ньютон представил Королевскому обществу одну из своих статей, в которой высказывал мысль о том, что Вселенная заполнена универсальной всепроникающей средой — эфиром. Одна из форм эфира, а именно та, что связана с гравитацией (т. е. с тяготением, притяжением), наполняет наш «жизненный дух», а потому управляет движением и размножением всего живого. Эфир — своего рода физическая аналогия флюида.

Ньютоновская идея впоследствии была развита Ричардом Мэдом в изданном в 1736 году «Трактате относительно влияния Солнца и Луны на человеческие тела и о болезнях, вызванных этой причиной».

Доктор медицины и профессор физиологии Лека в 1767 году издал в Париже свой «Трактат об ощущениях». Согласно Лека, связующим звеном между духом и телом является некий тонкий флюид, который возбуждает мускулы, передает ощущения мозгу, под влиянием импульса воли излучается наружу и воздействует на нервы другого человека.

Лека считал, что флюид выступает в качестве своего рода носителя мысли, или, по современным представлениям, мысленной информации. Свой флюид Лека назвал животным (живым, жизненным). Этот «животный флюид» способен излучаться и вызывать во флюиде других людей «эмоции, изменение свойств, значительный переворот в зависимости от созвучия или диссонанса». Однако концепция Лека осталась практически незамеченной его современниками.

Итак, многие выдающиеся люди прошлых веков изучали тайны психического. Загадки взаимодействий между людьми, их возможности влиять друг на друга в те времена волновали ученых не меньше, чем в наши дни.