Первый век: видения Апокалипсиса

В середине пятнадцатого века до нашей эры планета Земля прошла через одну из величайших из когда-либо случавшихся катастроф и была охвачена огнем, сметена ураганами и гигантскими волнами. Семь веков спустя, во времена Амоса, Осии, Иоиля и Исайи, произошла новая серия глобальных толчков: народы Земли были потрясены, увидев, как Земля несколько раз сближалась с другой а amp;1сг. Эти две эпохи описаны в книге «Столкновения миров». В серии катастроф, происходивших в период с 776 по 687 г. до н. э. г Зелие, хотя и сдвинутой со своей оси и орбиты, пришлось легче, чем семь веков назад.

Когда прошло еще семь веков, в первом веке ло нашей эры в сознании люден вновь возродился ужас, к он выразился в идеях и чаяниях, которые выдавали свое происхождение. Люди всегда боялись конца света, и в первом веке это предчувствие конца света возросло невероятно. Учения о конце мира или о новом мире, который должен возникнуть, были выражением идей, родившихся из опыта прошлого. С тех дней, когда взыграло Мертвое море и яркая комета, появившаяся средь бела дня, светила в течение целых месяцев после насильственной смерти Цезаря, в течение всей эпохи Иисуса из Назарета и императора Нерона, пророческих писаний Сивиллы, книги Откровения и падения Иерусалима страх цепко держал весь человеческий род.

В первом веке до нашей эры Лукреций, традиционно считавшийся пророком фатальных событий, писал о катггс-трофах и их ужасных последствиях. «Мощная и сложная система вселенной, державшаяся в течение многих лет, превратится в руины, – пророчествовал он. Однако я не забываю о том, как ново и странно для нашего ума знать, что землю и небо ожидает разрушение…Мои слова заслужат доверие благодаря точным фактам, и через некоторое время вы увидите, как миры сотрясаются и вселенная содрогается от ударов… вселенная может погибнуть, низринутая с ужасным треском». Он вспоминал о более ранних разрушениях, засвидетельствованных человечеством, и о том, что нынешний мир создан недавно. Поскольку известно, что «целые поколения людей погибли в обжигающей жаре, что их города были сметены каким-то нанесенным всей Земле ударом и что после бесконечных дождей реки вышли из берегов, чтобы разлиться по земле и поглотить города», вполне также очевидно, «что такое разрушение вновь постигнет землю и небо». Ибо «не так уж мало тел, которые могут случайно возникнуть из бесконечности и разрушить данный порядок вещей сокрушительным ураганом или принести какое-то другое бедствие или опасность», И он живыми красками описывал ненадежность существующей гармонии: «Следовательно, дверь смерти не закрыта ни для небес, ни для солнца, ни для земли, ни для океанских глубин, она открыта и ожидает их своей огромной ненасытной утробой». Ведь разве уже не случалось ранее, что огонь побеждал все остальные стихии и приводил мир на порог гибели, «когда, сбившись с пути, могучие разъяренные кони Солнца пронесли Фаэтона по небу и над всей землей. Но всемогущий отец [Зевс] преисполнился тогда гнева, сбросил тщеславного Фаэтона с его колесницы на землю внезапной молнией, и солнце, видя его падение, отняло у него вечную лампу, освещающую мир, и вернуло разбежавшихся коней, запрягло их, дрожащих, и затем направило их на подобающий им путь, все заново восстановив»1.

В начале нашей эры Сенека писал о судьбе человеческого рода: «Настанет день, который положит конец всей человеческой жизни и интересам. Все земные стихии должны рассыпаться или полностью уничтожиться… земная кора повсюду растрескается, и новые воды заполнят морские заливы и образуют одно большое море… Один-единственный день станет свидетелем гибели всего человечества. Все, что родилось за долгие поколения, все, что прославилось и отмечено красотой, великие троны, великие народы – все рухнет в пропасть, будет сметено за час».

Когда придет назначенный день, многие причины будут способствовать разрушению существующего порядка – «такая катастрофа не наступит, если не получит встряски весь мир» (педие етт $те сопсиззюпе титИ 1ап1а

Книга «Оракулы Сивиллы», которая относится к тому же периоду, посвящена главным образом предстоящим катастрофам. Придет день, когда «Бог, обитель которого в небе, перевернет небеса, как мы переворачиваем книгу, и весь небосвод с его различными светилами падет на божественную землю и на море; и тогда обрушится бесконечный водопад бушующего огня и сожжет землю и море, и небес* ный свод, и звезды, и все сотворенное превратится в единую расплавленную массу и полностью испарится. И тогда не будет больше светил, сверкающих орбит, ни ночи, ни рассвета… ни весны, ни лета, ни зимы, ни осени». Предсказанием этого конца будет комета: «На западе вспыхнет звезда, которую назовут кометой, посылающей людям меч, голод и смерть. Целые города исчезнут в безднах, открывшихся в земле, или будут уничтожены огнем, падающим с небес»1.

В апокрифической «Книге Еноха» сказано, что к концу света «годы станут короче, а-луна изменит свое движение и не появится в назначенный час… И в те дни Солнце взойдет вечером, и его великая колесница будет двигаться на запад, навлекая бедствия, и оно будет светить более ярко, чем положено. И многие главные звезды изменят свой путь (предписанный), а также свои орбиты и направления, и не появятся в назначенное для них время года». Потом Енох имел видение: «…небо содрогнулось, и наклонилось, и упало на землю. И когда оно упало на землю, я увидел, как земля разверзлась огромной пропастью, и горы громоздились на горы, и холмы обрушивались на холмы, и высокие деревья вырывались с корнем и валились в эту пропасть»2.

Подобную же картину описывал апостол Петр: «А нынешние небеса и земля… сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков… Придет же день Господен, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят».

Иисус пророчествовал о конце света при его жизни, но когда светопреставление не наступило и он умер на кресте, ожидали, что он вернется в период апостолов. Какими должны были быть те, «ожидающие и желающие пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают? Впрочем, мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой Земли…»1. «Новое небо» – это небо с изменившимся положением созвездий и с Солнцем и Луной, движущимися по новым орбитам; а «новая земля» имела перевернутые полюса и изменившийся климат, новые очертания материков, морей; там, где были равнины, поднялись новые горы. Но Сын Человеческий, который обещал прийти, чтобы устроить суд на Земле, медлил.

Прошло несколько десятилетий. «Апокалипсис, или Откровение Иоанна Богослова», последняя книга в каноне Нового Завета, – это видение пророка, по имени Иоанн, которое он имел на острове Патмос в Эгейском море: «…и упала с неба большая звезда… и поражена была третья часть солнца и третья часть луны, и третья часть звезд… горе, горе, горе живущим на земле…»2.

Фантасмагория продолжается; одно устрашающее видение дополнялось другим, еще более пугающим: в небе появляется дракон, падает еще одна звезда, и открывается бездонная пропасть. Ужасные чудовища движутся страшной процессией.

.Мучительный страх в течение целого столетия перед тем, как Иерусалим стал сар1а в когтях римского орла, и следующее столетие разбитых надежд и разочарования наполнили души многих леденящим ожиданием конца света, когда зло погибнет вслед за добром и истиной, которые уже погибли.

Это было время, когда нищета превысила пределы терпения людей. Муки растревоженных умов рождали ужасающие картины преследований, видения гротескных чудовищ и апокалиптических катастроф. В этих видениях следы архаических впечатлений принимали форму откровения. С приходом раннего христианства сцены прошлого передвинулись в будущее, ко времени Второго Пришествия, и стали жребием грешников. Но именно непреодоленные потаенные воспоминания о прошлом реальным грузом ложились на душу каждого человека.