Выбор

Содержание книги «Столкновения миров» стало известно из краткого обзора писателя Эрика Ларраби,.опубликованного в Нагрег'з Мавагше в январе 1950 года. Затем 6 марта 1950 года в Не\у КериЫю появилась статья под заголовком «Четкий выбор». Автором был Гарольд Икес – секретарь Департамента внутренних дел при Франклине Рузвельте. Он писал:

«Мы впадали буквально в истерику при мысли о том, «ц» Россия может бросить бомбу на Вашингтон или Нью-Йорк. Теперь мы можем обратить свои мысли совсем к иному.

Доктор Иммануил Беликове кий, один из основателей Иерусалимского университета, посеял такой немыслимый страх, что мы теперь можем отбросить столь банальные страхи перед атомной или водородной бомбой…Он привел данные из древних летописей и легенд, чтобы доказать, что в период войн между Венерой и Землей последняя почти расплавилась от возникшего сильного нагревания…Самого названия книги доктора Великозского, которая скоро будет опубликована, – «Столкновения миров» – достаточно, чтобы лишить нас тех страхов, которые мы до этого лелеяли. [Если произойдет еще одна подобная встреча], и Земля и Венера станут игрушкой в руках космических сил, не поддающихся контролю.

При таких обстоятельствах можно счесть более чем ребячеством со стороны России и Соединенных Штатов продолжение гонки вооружений, ибо любое оружие превратится в жидкий металл перед яростью воинственной Венеры. Случалось, что враги вдруг становились друзьями, кбгда им обоим угрожала непосредственная опасность…Возможно, не сознавая того, что он делает, доктор Вели-ковский оказал нам всем большую услугу. Он предоставил нам возможность задуматься, даже помолиться… Возможно, у нас окажется достаточно здравого смысла, чтобы обхватить головы руками и реально задуматься об универсальном и вечном мире.

…Новый путь, свободный от опыта предшествующих поколений, может, вероятно, привести к осуществлению того, что под силу мыслящим и смелым людям, – к жизни в лшре и добром товариществе со своими соседями».

Эта статья была написана в форме фельетона, и в ней «Старый скряга», как называли Икеса, смешал серьезные размышления с фривольным описанием того, что греки называли теомзхией. Но серьезная сторона статьи Икеса была слишком мрачной, чтобы можно было оценить ее чрезвычайную своевременность. Поэтому ее восприняли скорее как причуду, чем как данный нам совет и в самом деле «обхватить головы руками».

Иррациональная эмоциональная реакция, которую вызвала книга «Столкновения миров» у столь многих люден, в особенности ученых, как мне определенно кажется, в большей мере вызвана скрытым страхом перед познанием событий прошлого, а не отвращением к любому сокрушению общепринятых научных теорий1.