Глава IV. Теократический культ.


. . .

Свой кодекс конспирации.

Кроме закона, регламентирующего брачно-семейное "право", в "Обществе свидетелей Иеговы" имеются и другие культовые законы. Их целый свод.

При ознакомлении с инструкциями, наставлениями и положениями, определяющими нравственную жизнь верующих и их взаимоотношения в "Обществе", легко увидегь, каким именно навыкам обучаются люди, оказавшиеся в рабстве "Башни стражи".

В истории христианского религиозного движения не было, пожалуй, другой организации или церкви, в которой бы так резко, как это имеет место у иеговистов, обнажалась и выдвигалась на передний план не нравственно-мистическая, а откровенно социальная, политическая и организационная стороны дела.

Свидетели Иеговы уделяют особенно много внимания изучению и разработке организационных принципов конспирации. Принципы эти преподносятся рядовым верующим как некий высший закон, получивший одобрение самого бога Иеговы и, стало быть, обязательный для выполнения. В наиболее собранном виде они содержатся в специальном документе под названием "Организационные указания для возвещателей царства", который представляет собой инструкцию, составленную и изданную бруклинским центром.

В начале инструкции говорится об организационных принципах построения "Общества свидетелей Иеговы": "Область делится на 20 районов. Район на 20 групп, а группы на маленькие группки. Вся страна делится на несколько частей, которые имеют слугу, работающего нелегально. Этот слуга имеет связь со слугой другой области и передает ему наедине по одному экземпляру "Башни стражи"".

Слуга области "имеет связь наедине" со слугой каждого района и наедине передает ему, один экземпляр "Башни стражи". Слуга района размножает "Башню стражи" по количеству групп. "Имея связь наедине" со слугой каждой группы, он передает ему по одному экземпляру "Башни стражи". Слуга группы размножает "Башню стражи" для каждой группки, или килки, и вручает "старшему брату" по одному экземпляру. Слуги группки размножают "Башню стражи" для каждой иеговистской семьи. Каждая семья изучает "Башню стражи" у себя дома, в зависимости от условий для совместного изучения журнала могут собираться несколько семей.

Эти детальные указания авторы инструкции сопровождают такими предостережениями: "Слуга группки должен быть особо внимательным к каждому члену, чтобы он хорошо был подготовлен для дела"; "Все журналы "Башни стражи" пишутся только от руки, не на машинке". Подобные предостережения свидетельствуют о том, что речь идет не просто о последовательном проведении принципа конспирации ради конспирации. Здесь мы сталкиваемся с явлениями куда более сложными, свидетельствующими о далеко идущих и глубоко замаскированных замыслах бруклинцев.

Первое предостережение рекомендует сначала незаметным образом подготовить сознание верующего к тому, чтобы он признал необходимость соблюдения конспирации как условия, имеющего культовое значение.

В процессе психологической обработки слуги внимательно следят за поведением подопечного, выжидая удобного момента для нажима на него. Приглашая его на нелегальную студию, они во имя охраны "религиозного братства" внушают, чтобы он был осторожен и наблюдал, не следят ли за ним "приспешники" власти. Тихо и незаметно, чтобы не возбуждать у верующего сомнений, его постепенно ставят в положение человека, уже вступившего в конфликт с законами государства.

Второе предостережение - о переписке от руки журнала "Башня стражи" - безобидно лишь на первый взгляд. На самом деле, как и первое, оно основано на знании психологии человека, умении использовать ее и преследует несколько целей. Если верующий сам переписывает журнал, он невольно знакомится со всеми материалами и запоминает их намного лучше. Кроме того, переписывая запрещенный к распространению журнал, он ставит себя объективно в положение человека, ответственного перед законом.

Не всегда журнал переписывается одним человеком, физически это просто трудно сделать. Нередко свидетели Иеговы привлекают к переписке своих детей, которые учатся в школе. Таким путем создаются возможности не только для влияния на собственных детей, но и для проникновения иеговистской пропаганды в школу. Начав с переписки "Башни стражи", некоторые школьники затем подвергаются такой обработке, что бросают учиться, перестают ходить в театр, кино, а юноши, достигшие призывного возраста, отказываются от службы в армии.

Руководители "Общества свидетелей Иеговы" в упомянутой инструкции призывают верующих скрывать принадлежность к корпорации, приспосабливать свою совесть к требованиям "старших братьев", избегать в своей деятельности лишних свидетелей.

"Если случится что-нибудь передавать или получать, - гласит инструкция, - делать это только наедине, чтобы при аресте и на следствии не было свидетелей. Если один брат расскажет что-либо, а другие не признаются, то враги ничего не смогут сделать, потому что не окажется свидетелей".

Далее в инструкции даются подробные указания по поводу того, как нужно собирать отчетные сведения о проделанной работе. При этом снова делается упор на конспирацию. В инструкции помещен специальный код для составления отчетов в зашифрованном виде. К числу основных вопросов, на которые должны быть даны ответы, относятся: количество изученных книг и журналов "Башни стражи"; количество часов, затраченных на изучение литературы; сколько свидетелей Иеговы было в группе на день отчета; количество посещающих студии по изучению литературы. Всего в инструкции предусмотрено 10 подобных вопросов.

Используя коды, нелегальная организация иеговистов в Советском Союзе систематически направляет в Бруклин через свой центр, то есть через краевой комитет, шифрованные отчеты, составленные на основе обобщений данных, полученных от окружных комитетов и отдельных, активно проявивших себя свидетелей Иеговы.

Так, в отчет краевого комитета несколько лет назад были включены сведения по Закарпатской области, из которых видно, что в течение года местные иеговисты затратили на изучение литературы 56 тысяч человеко-часов и вовлекли в "Общество" 118 человек.

Верующие, доверчивые, простые люди, однажды попав в иеговистский омут, часто не видят того, что творится за их спиной. Они, конечно, не подозревают, что их "души", так же как, впрочем, и время, потраченное на изучение ими иеговистской литературы, кем-то и как-то специально учитываются. Откуда им знать, что сведения о них проходят несколько "духовных" инстанций, обобщаются и в виде зашифрованных отчетов совершают далекий путь за океан.

Верующие в подавляющем большинстве не знают, что их руководители прибегают к специальному шифру, принятому на "вооружение" всеми "слугами царства Иеговы" и их помощниками, где бы они ни находились. Этим и другим шифром иеговисты иногда пользуются и в переписке между собой. В числе условных обозначений, включенных в шифр, чаще всего встречаются такие:

Людвина - "служба царства";

Овощи - отчет о деятельности иеговистов;

Ян - журнал "Башня стражи";

Мама - руководящий орган, например краевой комитет;

Пекарня - нелегальная типография.

В качестве пароля при организации нелегальных встреч свидетели Иеговы часто используют отдельные места Библии. Такое обращение со священным писанием отнюдь не рассматривается ими как кощунство. Например, курьер стрефы из Калининской области, когда ему понадобилось войти в контакт С одним из руководителей краевого комитета, поступил так.. При встрече с последним курьер наизусть процитировал стих 5 из главы 24 Евангелия от Матфея13, что было условным паролем для встречи. Однако пароль мог оказаться недействительным, если бы курьер не прибыл к слуге точно в месяц и день, обусловленные номерами главы и стиха евангелия.


13  "Ибо многие придут под именем моим и будут говорить: "я Христос", и многих прельстят".


Особое место в инструкции отводится пионерам-курьерам и их роли в культовых делах "Общества свидетелей Иеговы". В инструкции перечисляются правила для пионеров. Эти правила для слуг-пионеров названы в инструкции особыми, а институт пионеров на смешанном библейско-бруклинском языке величается "святой охраной". Вот они, эти правила:

"Пионеры-курьеры все время заботятся об охране тайны и должны скрывать, что они являются курьерами. Они не должны сообщать, что сегодня или завтра выезжают в теократическую командировку. После выполнения своего теократического задания и возвращения никому не должны говорить, что они видели и услышали во время командировки. Отсутствие из дому должно объяснять поездками к родственникам, на поиски работы и пр. Пионеры должны иметь только индивидуальную связь с ответственными слугами организации. Они обяжутся один перед другим клятвой, что не предадут друг друга в случае выявления. Пионеры позаботятся, чтобы дела, порученные им, попали через них по назначению, проявят большую заботу о том, чтобы держать корреспонденцию в подходящем "кармане", а на случай опасности - уничтожить ее или выбросить, в зависимости от обстановки. Пионер никогда не должен претендовать на знание квартиры ответственных слуг, на знание их фамилий. Когда нужда требует, слуга сам найдет возможность встретиться и поговорить в другом месте".

Краевой комитет иеговистского подполья в Советском Союзе, обзаведясь "святой охраной", зорко наблюдает за тем, чтобы пионеры-курьеры точно исполняли правила, предписанные свыше.

Как видим, даже соблюдение конспирации бруклинцы превратили в своеобразное культовое правило, распространяемое на всю деятельность свидетелей Иеговы в тех странах, где их руководство уклоняется от официальной регистрации своих общин в местных органах власти.

Чем дальше, тем больше мы убеждаемся, что в "Обществе свидетелей Иеговы" культивируются довольно странные нравы и порядки. Религиозная организация, глашатаи "царства божьего на земле", ревнители истинной веры - и в то же время наставники по делам конспирации! Библия и конспирация! Казалось бы, что тут может быть общего? И тем не менее, говоря о конспирации, бруклинцы мотивируют ее "делами на ниве божьей". Но если эти "дела" не выходят за рамки проповеди священного писания, то чем можно объяснить такое указание иеговистского руководства:

"Если условия очень тяжелые, надо собираться малыми группами и каждый раз в другом месте. В квартирах, где проводятся сходки, стол должен выглядеть так, будто здесь обедают, ужинают, ожидают гостей. Для больших сходок лучше проводить пикники в лесу или на пляже или использовать другие возможности с учетом местных обычаев. Будь осторожен в приглашении на сходки новых лиц. Их надо предварительно хорошо изучить. Это препятствует проникновению в организацию шпионов..."

Приведенные извлечения взяты из программы Галеадской школы, по ней готовятся кадры миссионеров-проповедников.

Каковы же нравы и порядки в самом бруклинском теократическом центре, если он издает такие "назидательные" документы? Возможно, там все проникнуто благочестием? Об этом говорит в своей книге В. Шнелл.

Еще работая в Магдебургском бюро "Общества свидетелей Иеговы" в Германии, Шнелл обнаружил, что руководители бюро имеют в аппарате внутренних осведомителей. В бюро имелось особое отделение, осуществлявшее негласное наблюдение за деятельностью и поведением свидетелей Иеговы, особенно слуг, то есть тех, кто выполнял руководящие и проповеднические обязанности. Сотрудники этого отделения тщательно подмечали все отклонения со стороны того или иного иеговистского служителя - в помыслах или в поведении - от линии корпорации. Если кто-либо из них начинал "сбиваться с ноги", его вызывали к начальству и, пользуясь поступившими на него сведениями, делали внушение. Конечно, в дальнейшем такой служитель Иеговы уже не допускал никаких критических высказываний или недовольства в адрес руководства бюро или бруклинского центра.

"Приехав на работу в бруклинский центр, - пишет Шнелл, -я наблюдал за персоналом работников, и прежде всего сотрудниками того отдела, где я сам работал. Я хотел сблизиться только с теми, в ком был уверен, что он принадлежит к числу осведомителей. Осторожно спросив некоторых сослуживцев, нет ли среди сотрудников внутренних осведомителей, я заметил на их лицах выражение явного страха. Очевидно, они подумали, что именно я и принадлежу к числу соглядатаев бруклинского духовного начальства. Рядом со мной работал сотрудник, показавшийся мне подозрительным. Решил его проверить. В беседе с ним поделился некоторыми критическими замечаниями относительно стиля работы бруклинского аппарата. На следующий день начальник отдела, принимая меня с бумагами, завел разговор о работе отдела, усиленно подчеркивая, что сложившаяся система и стиль работы аппарата полностью отвечают поставленным перед отделом задачам и в какой-либо реорганизации не нуждаются. В заключение шеф заметил, что если я буду иметь те или иные предложения, докладывать их, не стесняясь, лично ему. Он, очевидно, не подозревал, что моя уловка преследовала одну цель - узнать, кто же является его осведомителем. Теперь я знал это. Налево от меня сидел еще один шпик..." ("30 лет в плену Башни стражи").

Как видим, "организация бога Иеговы" считает в порядке вещей поддержание теократического режима в своем центре не только "откровениями" Иеговы, но и самыми обычными земными полицейско-осведомительными мерами. Да и в низовых общинах свидетелей Иеговы насаждается практика взаимной слежки за мыслями и действиями "возвещателей царства божьего".

Могут ли мириться религиозные чувства верующих с теми инструкциями, которые бруклинский центр дает им относительно их поведения на суде или в тюрьме, куда верующий может попасть за дела только по видимости религиозные, а в действительности за антигосударственные и антиобщественные, как это имеет место во многих странах?

Вот что говорится в программе Галеадской школы о поведении верующих на суде: "Если кто-нибудь в суде приносит клятву во имя бога, то он должен или говорить правду и тем самым выдать тайну, от чего пострадают другие братья и в целом дело "Общества", или же он должен молчать и принимать наказание за это. Если он не станет слабым в своей преданности Иегове, то он будет молчать, вместо того чтобы предать братьев или организацию".

Во имя будто бы культовых интересов бруклинцы нацеливают верующих в нашей стране на нарушение существующих законов и порядков, установленных для религиозных организаций. Журнал "Башня стражи" не прекращает призывать иеговистов проповедовать "благую весть" всеми средствами, не считаясь с законами и нормами поведения, существующими в Советском Союзе.

"Пусть совесть вас не мучает, -внушают верующим, - если вы придерживаетесь законов Иеговы и трудитесь в его деле". На житейском языке это означает моральное оправдание противозаконных действий, в частности по размножению и нелегальному распространению литературы, приобретению запрещенным путем типографских шрифтов, множительных аппаратов. Мотивами христианской совести маскируют бруклинские богословы и свои директивы, запрещающие верующим в Советском Союзе регистрировать свои группы в соответствующих органах.

Нельзя поверить, чтобы на протяжении многих лет до бруклинского центра не доходило недовольство рядовых верующих тем, что им приходится нелегально собираться на свои студии. Верующие не могут понять, почему они, будучи свидетелями Иеговы, не могут отправлять свои религиозные потребности открыто, как это происходит в других религиозных организациях. Например, родственные иеговистам по духу адвентисты седьмого дня, которые регистрируют свои общины и группы в советских органах, имеют молитвенные дома, где совершают богослужения, читают Библию, слушают проповеди.

Почему же не регистрируются свидетели Иеговы? Делается это потому, что в условиях подполья легче изолировать верующих от влияния жизни, коммунистической морали и идеологии, легче проводить пропаганду вредных бруклинских идей. Для этого бруклинцы распространяют клеветнические измышления о преследовании религий в Советском Союзе.

Руководители иеговистского подполья в нашей стране по наущению из Бруклина неправильно информируют верующих, искажают действительное положение вещей. Они заявляют, что свидетели Иеговы находятся на нелегальном положении будто бы потому, что советские органы отказывают в регистрации иеговистских общин.

Это ложное утверждение является отправным пунктом целой системы антисоветской обработки, которой подвергаются в иеговистском подполье верующие. Их убеждают на первых порах в том, что положение иеговистов при "сатанинских порядках" ничем не отличается от жизни ранних христиан, которых преследовали языческие императоры. Затем им внушают мысль, что в создавшихся условиях им ничего другого не остается, как внешне проявлять терпимость к властям, на деле неукоснительно выполняя указания заокеанских "старших братьев".

В недавнем прошлом имел место факт (неизвестный, конечно, рядовым верующим), когда один из директоров "Общества свидетелей Иеговы" - мистер Ковенгтон по нелегальным каналам прислал иеговистскому краевому комитету в СССР указание обратиться в советские инстанции с петицией о регистрации иеговистских общин и групп.

Однако бруклинские руководители хотели вместе с легализацией своих общин и групп получить также право на беспрепятственную пропаганду иеговистских идей и взглядов, в том числе таких, которые прямо враждебны нашей идеологии и нашему строю.

Вот почему указание из-за океана содержало множество оговорок относительно того, в каких случаях иеговисты и впредь должны воздерживаться от перехода на легальное положение. Ковенгтон совершенно определенно запрещал руководителям иеговистского подполья в Советском Союзе идти на компромиссы с властями ценой отказа от своих организационных и политических принципов, заведомо враждебных законам нашей страны. Ни одно государство, если оно действительно является суверенным, не может согласиться с намерением какой бы то ни было религиозной организации нарушать его конституцию.

Бруклинским руководителям важно было создать видимость, что они с пониманием относятся к беспокойству верующих по поводу их нелегального положения. Это была хитрая и нечестная игра, так как ее инициаторы заведомо знали, чем может окончиться их провокационная затея.

Вскоре после получения такого указания краевой комитет направил в Москву особо доверенных слуг - Пятока и Бабийчука, которые должны были вручить соответствующим советским органам петицию. Из позиции, занятой Пятокой и Бабийчуком, выяснилось, что они заранее отвергают доводы о необходимости пересмотра их "Обществом" ошибочной и политически вредной позиции. Иеговистским посланникам разъяснили, что без изменения организационных и политических установок их "Общесгва", которые противоречат Конституции СССР, нельзя решить вопрос о его регистрации.

Как только делегаты вернулись назад, краевой комитет созвал во Львове расширенное совещание наиболее активных слуг. Докладывая о результатах своей поездки в Москву, делегаты, до неузнаваемости извратив содержание переговоров, представили дело так, будто в отказе зарегистрировать их организацию виновата Советская власть. Краевой комитет принял решение указать всем иеговистским общинам и группам, чтобы их руководители продолжали отказываться от регистрации.

В записках одного из членов тогдашнего краевого комитета подводился следующий краткий итог львовскому совещанию: "На нашем собрании братья получили указания, как дальше вести работу, чтобы она была успешной. Для этого необходимо больше подполья, больше конспирации, больше тайны".

Психология bookap

С тех пор прошло порядочно времени, иеговистское руководство в Советском Союзе, подстрекаемое извне, не перестает распространять самые неправдоподобные слухи о состоявшихся переговорах. Оно до сих пор представляет дело так, что "власти" отказали иеговистским общинам и группам в регистрации, поскольку свидетели Иеговы распространяют "благую весть" и поскольку руководящий центр корпорации находится в США. Более абсурдной версии придумать невозможно. Адвентистский и баптистский центры также находятся в США, но это нисколько не мешает адвентистам и бап гнетам в Москве, на Украине, в Белоруссии и в других республиках собираться в своих молитвенных домах на равных основаниях с другими религиозными организациями, духовные центры которых находятся в СССР.

"Старшие слуги" из Бруклина до сих пор скрывают от верующих, что истинной причиной такого ненормального положения является их враждебная позиция по отношению к социалистическим странам - позиция, диктуемая не религиозными, а политическими мотивами.