Глава IV. Теократический культ.


. . .

"Вечеря господня".

На психологию верующих сильное влияние оказывает так называемая "вечеря господня". Этот сакраментальный обряд полностью приспособлен к тому, чтобы верующие не забывали о своем рабском уделе в обществе "нового мира".

До 1932 года иеговисты в определенный срок собирались на студии и причащались хлебом и вином, которые символизировали в их представлении искупительную жертву Христа. С 1932 года ритуал "вечери господней" в общинах и группах свидетелей Иеговы подвергся изменению. В этом обряде, как и прежде, участвуют все верующие, но участие во "вкушении" хлеба и вина принимают только те, которые причислены к живущему земному "верному остатку 144 тысяч духовных христиан". После 1935 года, когда бруклинский центр "ввиду полного укомплектования небесного класса" перестал включать в него новых "праведников", количество лиц, непосредственно участвующих в обряде, постепенно уменьшается. В 1958 году из всех присутствовавших на обряде "вечери господней" принимали хлеб и вино 15 тысяч иеговистов, в 1964 году - 12 710, в 1965 году - 12 292.

На тот случай, если в какой-либо местной организации, вопреки официальному установлению теократического центра о прекращении приема в число 144 тысяч, появится новый член "небесного класса", верующим строго напоминают апостольское предупреждение: "Кто будет есть хлеб сей или пить чашу господню недостойно, виновен будет против тела и крови господней... Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе" (1 Коринфянам, 11, 27, 29).

Мистическая тайна, которой окутан "верный остаток", позволяет бруклинской директории обеспечивать в организации строжайшее повиновение верующих назначаемым слугам.

Рядовые свидетели Иеговы благоговейно участвуют в обряде "вечери господней", не подозревая, что обряд восходит к языческим временам, а не был создан ранней христианской церковью, как это пытаются им внушить. В самом раннем источнике христианства, каким является Откровение Иоанна Богослова, нет даже упоминания о тайной вечере. Только в отдельных более поздних новозаветных произведениях появляются сведения о коллективных трапезах в христианских общинах. Например, в Первом апостольском послании к коринфянам содержится упрек членам общин: "Всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается... Оттого многие из вас немощны и больны, и не мало умирает" (1 Коринфянам, 11,21,30).

Откуда вдруг в библейском тексте такие замечания относительно общинного питания, мало похожего на идиллическую "вечерю господню"? Дело в том, что первоначально общинные трапезы (по-гречески - агапы) являлись источником материальной поддержки малоимущих членов христианских общин. Была у этих трапез и ритуальная сторона, заимствованная из египетских и греческих мистических верований. По религиозным представлениям древних египетских и греческих крестьян, хлеб и вино символизировали тело и кровь божества - покровителя злаков. Ритуал принятия хлеба и вина означал соединение с этим божеством, а тем самым порождал надежду на хороший урожай. Земледельческое содержание ритуала в ранних христианских общинах утратило свой смысл, так как первые христиане были преимущественно из рабов.

Психология bookap

С течением времени, когда христианская церковь стала господствующей и социальный состав общин изменился, официальным церковным кругам не составило большого труда превратить общинные трапезы и чисто мистический обряд. Этот процесс нашел свое отражение и в упомянутом новозаветном послании. В нем сразу же после порицания за неумеренность на общинных трапезах начинаются рассуждения о символическом характере питания хлебом и вином, члены общин предупреждаются о религиозной ответственности за неточное соблюдение ритуала.

Та форма, которую "вечеря господня" приобрела в "Обществе свидетелей Иеговы" с 1932 года, полностью отвечает задаче внушения верующим, будто верхушка "Общества" принадлежит к мистическому "верному остатку 144 тысяч членов небесного класса", а само "Общество" является земной организацией бога.