* * *

В жизни международного "Общества свидетелей Иеговы" в последние годы произошло много изменений. Стремление к модернизации философско-богословских взглядов всегда было характерным для руководителей этой религиозной организации, но еще никогда модернизация не проводилась ими с такими усилиями и размахом.

За 85 лет своей истории центр свидетелей Иеговы в Бруклине (США) не раз пытался удивить мир сенсационными откровениями о грозных судьбах человечества. Он бросал вызов то католической церкви, называя ее Вавилоном грехопадения и богоотступничества, то всем без исключения современным религиям, то миру в целом, объявляя его старым, сатанинским, обреченным, на гибель в пламени армагеддона, священной войны, которую бог Иегова объявил сатане и его последователям.

Провозгласив свое "Общество" "новым миром", будто бы нейтральным к политике, бруклинские богословы осуждают все политические системы. Однако острие иеговистскои пропаганды об армагеддоне направлено главным образом против коммунизма. Неудивительно поэтому, что в социалистических странах последователей "Общества свидетелей Иеговы" становится все меньше. За последние несколько лет в Советском Союзе порвало с иеговизмом немало людей, убедившихся в ложности иеговистского вероучения и в политиканстве его руководителей. Значительный отлив из иеговистских общин произошел в странах Африки, где еще недавно бруклинцы успешно проводили миссионерскую деятельность. Иными словами, в настоящее время "Общество свидетелей Иеговы" переживает глубокий кризис, напоминающий худшие времена в его истории, когда в 1917 году, вскоре после смерти первого президента "Общества" - Чарльза Рассела, возникла угроза полного его краха. Такая угроза вновь нависла над бруклинцами, и, чтобы поправить свои дела, они меняют религиозные и политические вехи, о чем подробно рассказывается в настоящей книге.

К сожалению, многие верующие в нашей стране еще продолжают заблуждаться по поводу истинных целей и намерений "старших заокеанских братьев". Годами и десятилетиями им внушали, что следует отвергать любую критику руководителей "Общества" и рассматривать ее как наветы и происки сатанинского мира, особенно критику со стороны атеистов.

Поколебать иеговистский иммунитет не так-то просто. Поговорите с любым свидетелем Иеговы и станет ясно, что этот иммунитет представляет собой целый психологический комплекс, еще более сложный, чем то, что обычно принято понимать под фанатизмом. Скорее, это культ почитания бруклинских богословов, отважившихся, по мнению верующих, поднять голос в защиту Иеговы, против всех правительств мира. Ложная посылка рождает не менее ложный вывод о том, что "Общество свидетелей Иеговы", его бруклинский центр представляют собой некое полномочное представительство бога на земле и чуть ли не самую влиятельную организацию современного мира. Считается, что отказ верующих от бруклинского центра равносилен вероотступничеству. Руководители корпорации внушают верующим, что иеговизм в отличие от других вероисповеданий будто бы на научной основе исследует Библию, а сама Библия, мол, предвосхитила все новейшие научные открытия.

Отдельные атеисты иногда играют на руку бруклинцам тем, что необоснованно объявляют всех иеговистов шпионами и диверсантами. Кровно обиженные таким обвинением, верующие еще больше замыкаются, продолжая слепо верить своим духовным наставникам. Разумеется, это не улучшает действенность антирелигиозной работы со свидетелями Иеговы.

Опыт общения авторов с иеговистами, накопленный в течение нескольких лет, показывает, что для иеговистов, при их крайней предубежденности, мало обычных логических доводов о несостоятельности иеговистского вероучения и политической направленности деятельности бруклинского центра. Вот почему авторы отводят значительное место свидетельствам видных в недавнем прошлом руководителей "Общества свидетелей Иеговы" В. Шнелла и Г. Паче, порвавших с иеговизмом, но оставшихся апологетами христианской религии. В. Шнелл написал книгу "30 лет в рабстве "Башни стражи"", Г. Папе - книгу "Я был свидетелем Иеговы", обе они изданы на немецком языке в ГДР и ФРГ. Не только как очевидцы, но и как участники бруклинского синклита, эти богословы подробно рассматривают основные периоды в истории "Общества", периоды трех его президентов: Рассела, Рутерфорда и нынешнего - Кнорра. С этими именами, утверждают Шнелл и Папе, органически связаны наиболее неприглядные закулисные дела бруклинского центра: сочинительство иеговистского вероучения путем сомнительных толкований Библии, политиканство, темные финансовые спекуляции.

Эти и другие материалы, публикуемые в большинстве своем впервые в этой книге, наряду с работами советских авторов - исследователей, иеговизма, надо надеяться, послужат подспорьем нашим пропагандистам в их разъяснительной и воспитательной работе, помогут им вызволить из-под влияния враждебной иеговистской идеологии заблуждающихся людей.