Введение.

Определение судебной медицины, ее задачи и значение. В судебно-следственной практике нередко возникают вопросы, которые не могут быть разрешены на основе одних лишь правовых познаний. Для их разрешения требуются специальные познания в области науки, техники, искусства или ремесла (например, в медицине, химии, товароведении). В таких случаях обращаются к помощи экспертов, сведущих в указанных областях.

Судебная медицина представляет собой особую отрасль медицины, специально занимающуюся вопросами, возникающими в процессе правовой деятельности, для разрешения которых требуются врачебные и естественнонаучные знания. Кроме того, советская судебная медицина используется и для поднятия качества лечебной работы.

Судебная медицина "отпочковалась" от общей медицины; она развивалась на основе своих собственных научных исследований, используя в то же время достижения как других медицинских наук, так и смежных дисциплин - химии, физики, техники, криминалистики.

Пути развития судебной медицины определялись запросами и потребностями развивающейся правовой науки и практики. Вот почему для эффективной медицинской экспертной помощи правосудию недостаточно одних лишь врачебных познаний; требуются еще теоретические и практические знания и опыт в области судебной медицины.

Судебному медику приходится освещать возникающие в юридической практике вопросы с таких точек зрения, которые совершенно чужды, например, врачу-клиницисту. В то же время судебно-медицинскому эксперту требуются глубокие общемедицинские знания. Все это дает основание считать судебную медицину самостоятельной медицинской дисциплиной, основной задачей которой является помощь правосудию. Практически она находит свое выражение в осуществлении судебно-медицинской экспертизы, выполняемой по требованию судебно-следственных органов.

Определенный минимум знаний в области судебной медицины обязателен для каждого врача; изучение ее предусмотрено программой для высших медицинских учебных заведений СССР. Однако далеко не каждый врач может полноценно выполнять функции судебно-медицинского эксперта. Изучение судебной медицины студентами медицинских институтов преследует в основном цель: дать возможность будущему врачу общего профиля при необходимости эпизодически произвести по заданию следственных органов осмотр трупа на месте происшествия, исследование трупа или освидетельствование живого лица, знать, на что нужно обратить внимание в данном конкретном случае, что и как описать, что и куда направить на дополнительное исследование. Если даже врач не обладает достаточным опытом для разрешения поставленных вопросов, то в дальнейшем на основе добросовестно произведенного им исследования и полноценно составленного описания специалисты - судебные медики смогут дать заключение по интересующим следствие вопросам.

Однако судебный медик не является универсально сведущим лицом во всех отраслях медицинских знаний. Поэтому в необходимых случаях он сам или судебно-следственные органы привлекают в качестве консультантов представителей других медицинских или смежных дисциплин. Если последние привлечены лицом, назначившим экспертизу, или руководителем экспертного учреждения в ходе осуществления комиссионной или комплексной экспертизы, они также будут экспертами по данному делу.

Заключение судебно-медицинского эксперта является одним из источников доказательств по делу, оно подлежит оценке следователем и судом и не является для них обязательным. Для того чтобы оценить достоверность и доказательственное значение заключения, юрист должен быть знаком с судебной медициной. Кроме того, знать судебную медицину ему необходимо для того, чтобы иметь представление о действительных возможностях судебно-медицинской экспертизы с тем, чтобы поручить экспертизу надлежащим специалистам и правильно поставить перед ними вопросы. Следует иметь в виду также, что не только эксперт помогает следователю, но и следователь, знакомый с судебной медициной, использует свои познания, например, при осмотре места происшествия и трупа. Он может значительно облегчить проведение экспертизы, собрав по делу материалы (показания, протоколы осмотра, медицинские документы, вещественные доказательства) и осветив детали, имеющие судебно-медицинское значение.

Поэтому изучение основ судебной медицины включено в программу юридических вузов и факультетов.

Судебная медицина в дореволюционной России. Судебно-медицинская экспертиза в России, можно считать, законодательно начала оформляться в 1716 году, когда Петр I издал Воинский устав, в одном из артикулов которого говорилось об обязательном вскрытии трупа в случаях смерти от умышленных травматических повреждений. В этом отношении Россия оказалась впереди большинства европейских государств. Однако ввиду нехватки врачебных кадров такие вскрытия носили лишь эпизодический характер и осуществлялись в немногих городах.

В 1801 - 1815 гг. было узаконено производство судебно-психиатрической экспертизы, правда, в довольно примитивной форме.

В 1812 году были введены в действие первые процессуальные нормы, касающиеся производства судебно-медицинской экспертизы по заданию судебных органов. В 1829 году при участии известного анатома и судебного медика И. В. Буяльского впервые были изданы написанные на достаточно высоком научном уровне систематизированные правила вскрытия трупов - "Наставление врачам к осмотру и вскрытию мертвых тел".

Судебную медицину врачам систематически начали преподавать с 1799 года. В 1832 году появилось первое отечественное руководство по судебной медицине С. А. Громова.

В 1865 году русские судебные медики получили свой первый журнал "Архив судебной медицины и общественной гигиены". В это время проводятся серьезные научные работы по различным вопросам судебной медицины. Большой вклад в развитие судебно-медицинской науки внесли, в частности, Е. В. Пеликан, Е. О. Мухин, И. И. Нейдинг, И. М. Гвоздев, Н. А. Оболонский, В. О. Мержеевский, Ф. Я. Чистович и др.

Параллельно с судебной медициной в XIX веке развивалась и судебная химия. В 1824 году А. П. Нелюбин опубликовал "Правила для руководства судебного врача при исследовании отравления", а в 50-х годах прошлого столетия вышли части его руководства по токсикологии и судебной химии. К этому же времени относится и защита первых диссертаций по судебной химии. Во второй половине XIX столетия было выпущено руководство Драгендорфа по судебной химии, отдельные положения которого используются в практической работе и в настоящее время. Д. И. Менделеев придавал должное значение судебной химии, и сам иногда производил судебно-химические экспертизы по заданию Медицинского совета.

В XX веке судебная медицина получила значительное развитие. Были изданы руководства по судебной медицине Н. С. Бокариуса, А. С. Игнатовского, Д. П. Косоротова. Кроме того, для юристов специально был составлен Н. С. Бокариусом учебник судебной медицины, выпущенный в 1915 году.

В конце XIX и первой половине XX века крупнейший судебный медик П. А. Минаков возглавил кафедру судебной медицины в Московском университете, а в дальнейшем и на высших женских курсах. Из его научных трудов диссертация "О волосах в судебно-медицинском отношении" (1894 г.) является капитальным исследованием в данной области. Ему же принадлежит открытие характерного признака смерти от острого малокровия, так называемых пятен Минакова на внутренней поверхности сердца.

Несмотря на научные достижения, общее положение судебно-медицинской науки и организация судебно-медицинской экспертизы в России до Октябрьской революции продолжали оставаться неудовлетворительными. Научные исследования велись разрозненно; Россия не имела судебно-медицинского научного общества, судебно-медицинские съезды не созывались (если не считать эпизодической работы маломощных судебно-медицинских секций на Пироговских съездах).

Не было курсов квалификации и усовершенствования по судебной медицине. Практические работники судебно-медицинской экспертизы находились в ведении министерства внутренних дел и выполняли функции не только судебных медиков, но и другие обязанности. Контакта с кафедрами судебной медицины они не имели, ни о каком их участии в научной работе, как правило, не могло быть и речи.

При таких условиях не приходится удивляться, что практические судебные врачи не всегда были объективны; известны случаи, когда их суждения выносились под давлением полиции и крайних реакционных элементов. Примером могут служить некоторые экспертные заключения по делу Бейлиса (1913 г.), ложно обвиненного в ритуальном убийстве ребенка*.


*Против этих заключений выступал П. Л. Минаков.


Развитие судебной медицины в СССР. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла перед судебной медициной новые перспективы развития. Была упорядочена организационная структура судебно-медицинской экспертизы. В 1918 году был учрежден Народный комиссариат здравоохранения. В составе его имелся подотдел медицинской экспертизы, руководивший, в частности, и судебно-медицинской экспертизой. Аналогичные подотделы создавались и в губернских отделах здравоохранения. Тем самым обеспечивалась не только независимость экспертизы, но и возможность неограниченного ее развития и совершенствования на основе успехов медицинской науки. В 1934 году было издано Положение о производстве судебно-медицинских экспертиз, а в 1937 году учреждена должность Главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР.

При Советской власти впервые в нашей стране стали созываться регулярно судебно-медицинские съезды. Первый съезд состоялся в 1920 году.

В 1925 году на Северном Кавказе было организовано судебно-медицинское общество. В дальнейшем общества стали возникать и в других городах. В 1946 году на Всесоюзном съезде судебных медиков в Одессе было организовано Всесоюзное общество судебных медиков и криминалистов.

В 1925 году начал выходить журнал "Судебно-медицинская экспертиза".

В годы Советской власти выпущен ряд учебников и руководств по судебной медицине, например: "Судебная медицина" Н. С. Бокариуса (1930); "Основы судебной медицины" под ред. Н. В. Попова (1938); учебник судебной медицины Н.В.Попова (1940); "Судебная медицина" М. И. Райского (1953); "Судебная медицина" В.М. Смольянинова, К. И. Татиева и В. Ф. Червакова (1959); "Курс судебной медицины" М. И. Авдеева (1959) и др.

Специально для юристов выпущены учебники судебной медицины: Н. В. Поповым (1938), К. И. Татиевым (1947), М. И. Авдеевым (1949); Н. И. Гуковской и В. А. Свешниковым - "Судебно-медицинская экспертиза трупа по делам о насильственной смерти" (1957).

Вышел ряд руководств и монографий, посвященных отдельным специальным разделам судебной медицины: "Судебно-медицинская акушерско-гинекологическая экспертиза" Е. Е. Розенблюма, М. Г. Сердюкова и В. М. Смольянинова (1935); "Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств" М. А. Бронниковой (1947) и др. По судебной химии вышли учебники А. В. Степанова и в 1959 году М. Д. Швайковой. Официальные и организационные материалы по судебно-медицинской экспертизе обобщены в сборниках.

Развитию судебной медицины в большой мере способствовало создание в Москве в 1932 году Научно-исследовательского института судебной медицины - научно-практического и организационно-методического центра всесоюзного значения. Ни в царской России, ни в зарубежных странах подобного учреждения не было.

Большое внимание уделяется подготовке судебно-медицинских кадров. Помимо общего увеличения числа медицинских институтов с кафедрами судебной медицины в 1924 году была организована специальная кафедра судебной медицины при Институте усовершенствования врачей в Ленинграде. В дальнейшем такие же кафедры были созданы в Москве и Киеве.

В годы Великой Отечественной войны ряд кафедр и практических учреждений судебно-медицинской экспертизы на временно оккупированной территории оказался разрушенным, многие научные и практические работники ушли на фронт. Однако деятельность судебно-медицинской экспертизы и научная работа в эти годы не прекращались. Успешно велась подготовка судебно-медицинских кадров в медицинских институтах, проводились экспертизы, функционировал Институт судебной медицины в Москве.

Советские судебные медики участвовали в работе Чрезвычайной комиссии, расследовавшей зверства немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированных территориях Советского Союза и Польши. Участие советских экспертов в Нюрнбергском и других международных судебных процессах сыграло важную роль в изобличении главных военных преступников.

Послевоенные годы ознаменовались быстрым восстановлением и дальнейшим развитием судебно-медицинской экспертизы, расцветом судебно-медицинской науки. Снова начали созываться всесоюзные съезды и конференции судебных медиков, продуктивно работают филиалы Всесоюзного научного общества. С 1949 года Институт судебной медицины возобновил выпуск сборников научных работ по судебной медицине. В 1958 году вновь начал выходить журнал "Судебно-медицинская экспертиза". Постоянно совершенствуется Судебно-медицинская экспертиза, внедряются новые методы исследования. Научная работа ведется как в центре, так и на периферии; в этом принимают участие не только научные и кафедральные работники, но и практические судебно-медицинские эксперты.

Советская судебная медицина неуклонно развивается.

Судебная медицина за рубежом. Еще в глубокой древности были случаи, когда врачей привлекали для разрешения вопросов, представлявших интерес для правосудия, Об этом имеются отдельные упоминания в древнейших документах. Известно, что в Римской империи произвели врачебный осмотр тела убитого Юлия Цезаря (44 г. до н. э.), причем было установлено, что из имевшихся у него 23 ран только одна была смертельной. Однако впервые производство судебно-медицинских экспертиз было регламентировано в законодательном порядке лишь в XVI веке н. э. в Каролинском кодексе германского императора

Карла V. В средние века об обязательном производстве судебно-медицинской экспертизы по некоторым категориям дел говорится в ряде европейских кодексов, а также в кодексе Иерусалимского королевства, основанного крестоносцами в Палестине (XI в.). Однако в обязанности врачей тогда входила не только экспертиза в современном ее понимании - они также должны были присутствовать при производстве пыток и давать заключение о приостановлении истязания, если допрашиваемый, теряя сознание, переставал ощущать боль. Врач давал "заключение" при осуществлении различных форм "суда божия" и иных проявлениях мракобесия, когда ему приходилось свидетельствовать наличие всевозможных "печатей дьявола" на теле безвинно привлекаемых женщин.

Наряду с этим в XVI - XVII вв. появились уже серьезные научные труды по судебной медицине.

В XVII веке были разработаны объективные методики судебно-медицинского исследования при установлении живорожденности младенца, смерти от отравления и т. п.

В XIX веке судебно-медицинская наука стала быстро развиваться. К тому времени было развеяно суеверное представление о якобы существующей страшной опасности исследования разложившихся и особенно эксгумированных трупов. До этого было принято переписывать из книги в книгу устрашающие рассказы, подтвержденные свидетельствами весьма сомнительных "очевидцев", о случаях внезапной гибели многих людей, присутствовавших при вскрытии могилы, об исходящих из такой могилы "эманациях" (излучениях), вызывающих "взрывообразный" распад живой материи.

В XIX и начале XX века прославились ценнейшими трудами Орфиля, Тардье, Бруардель (Франция), Тейхмайер, Хенке (Германия), Гофман (Австрия), Тейлор (Англия).

В настоящее время в зарубежных странах успешно работают многие ведущие ученые - судебные медики: Прокоп, Вамоши (ГДР), Грживо-Домбровский, Ольбрыхт, Попельский (Польша), Крсек (Чехословакия), Экреш (Венгрия) и др.

Выходят многочисленные журналы и книги по судебной медицине.

Вместе с тем развитию судебной медицины и особенно экспертизы мешает ряд существенных недостатков, главным образом организационного порядка.

Судебно-медицинскую экспертизу трупов за рубежом производят только работники кафедр, которые выезжают для этой цели из крупных центров в районы. Практической судебно-медицинской службы на местах не существует.

В большинстве стран судебно-медицинская экспертиза подчинена или министерству высшего образования, или же министерству внутренних дел. В первом случае эксперты оказываются лимитированными в финансовом отношении, поскольку органы высшего образования заинтересованы прежде всего в преподавании судебной медицины, и поэтому техническому оснащению практической судебно-медицинской экспертизы не уделяется должного внимания, а во втором - эксперты в определенной мере ограничены в смысле независимости суждений. Кроме того, многие эксперты получают не твердый оклад, а лишь плату за произведенную экспертизу, причем иногда непосредственно от обвиняемого, потерпевшего, истца или ответчика. Этот порядок ставит эксперта в какой-то мере в зависимое положение от участников процесса и создает благоприятную почву для коррупции.

Во многих государствах возможность вскрытия трупа в ряде случаев ограничивается согласием или несогласием родственников умершего, а, например, в Англии, США - архаическим порядком досудебного рассмотрения уголовных дел. В Англии экспертизу живых лиц в связи с телесными повреждениями производят не судебные медики, а хирурги.

Давая заключение по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников, эксперт иногда оказывается в плену ложно понятой врачебной этики и корпоративности.

В ряде случаев врач лишен возможности сообщить властям об обнаруженных им признаках преступных действии (например, жестокого обращения с детьми), так как согласно законам буржуазных государств при этом он сам может понести ответственность за разглашение врачебной тайны.

Психология bookap

И, наконец, в капиталистических странах до сих пор продолжает действовать канонический (церковный) кодекс, предусматривающий участие судебно-медицинских экспертов при констатации различного рода "чудесных" исцелений, "воскрешений" и т. п., якобы совершенных лицами, которых церковь намерена причислить к лику святых.

Только судебная медицина в социалистических странах, использующая новейшие достижения современной науки, имеет все возможности для плодотворного развития.