3. Психологические основы самоуправления общества

Человек — часть биосферы Земли, вследствие чего в поведении каждого индивида не могут не выражаться:

· врожденные инстинкты и безусловные рефлексы, а также и их оболочки, развитые в культуре;

· традиции культуры, стоящие над инстинктами;

· его собственное ограниченное разумение;

· «интуиция вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;

· водительство Божьим промыслом, на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости, как прямых вторжений извне в чужую психику, вопреки желанию её носителя.

В психике всякого индивида есть место всему этому.

Но что-то одно может преобладать над всеми прочими компонентами в поведении индивида. Если первое, то индивид — человекообразное животное (таковы большинство членов всякого национального общества в прошлом); если второе — то зомби, биоробот, запрограммированный культурой (таковы большинство евреев, и к этому уровню подтягиваются ныне большинство обывателей на Западе; проблема же возможного перенаселения должна быть снята программами планирования семьи, легализацией половых извращений и насаждением культуры “безопасного секса”); третье и четвертое — свойственно демоническим личностям (это — так называемая мировая закулиса: хозяева библейских культов, лидеры мондиализма, евразийства, высшие иерархи саентологов, откровенные сатанисты и т.п.).

И только пятое — норма для человека (на её воплощение работали Моисей, Иисус, Мухаммад, Сталин). Здесь жизнь индивида перестает быть игрой без смысла или игрой ради получения удовольствия, а обретает смысл в осуществлении Промысла, сохраняя качество легкости детства, пребывающего в игре.

Доказательство Своего бытия Бог дает каждому Сам этически: в соответствии со смыслом обращенных к Нему (даже просто мысленно) молитв изменяются жизненные обстоятельства вокруг индивида тем более ярко и явственно, чем более индивид отзывчив к обращению к нему самому Бога через совесть, других людей, памятники и произведения культуры, через жизненные обстоятельства вообще.

И если индивид внимателен и честен перед собой, то он не будет отрицать, что получил ответ на свое молитвенное обращение к Богу.

Поэтому вера в Бога — следствие безверия Богу. Она представляет собой разновидность . Другое дело, согласится ли индивид с Данным ему Ответом, либо отвергнет его, поскольку ответ может оказаться ему не по нраву. Если согласится, то жизнь в его видении станет прекрасна и будет течь как диалог с Богом, в котором человеку нормально верить и доверять Богу. Но это не предмет веры в неведомое и недоказуемое, а предмет внутренней сокровенной этики индивида и Бога, и это — его сокровенное, внутреннее не обусловлено ритуалом, культурной традицией, пропагандой, контрпропагандой и т.п.

Иерархическая упорядоченность названных компонент определяет строй психики индивида. Строй психики в настоящем контексте это — смысловая единица, т.е. к этому словосочетанию следует относиться так же, как одному слову, являющемуся носителем определенного смысла.

Некоторые индивиды неизменны в свойственной им иерархической упорядоченности названных компонент. Другие переходят от одной к другой неоднократно и обратимо, подчас даже не один раз на день. Третьи изменяются однонаправленно и необратимо. Нормальное для человека личностное развитие — от первого к пятому, и пятое должно стать необратимым. В нём достигается эмоциональная позитивная самодостаточность личности, не зависящая от обстоятельств, вследствие того, что Вседержитель не ошибается, но не меняет того, что происходит с людьми покуда люди сами не переменят того, что есть в них: нравственности, помыслов, устремлений. И на основе такого рода эмоциональной самодостаточности обстоятельства начинают складываться жизненно благоприятно для самого человека и тех, кого он принимает в поле своей заботы, конечно если те не противоборствуют проявляемой им заботе умышленно.

Все знания, навыки, квалификация и специальности — только приданое к строю психики. Высокий профессионализм и талант могут сопутствовать и индивидам с животным строем психики, строем психики зомби, демоническим строем психики. Поэтому уровень профессионализма и искусности в тех или иных видах деятельности еще ничего не говорит о том, состоялся ли индивид в качестве человека. Но отсутствие профессионализма и дееспособности хоть в какой-нибудь общественно значимой области деятельности однозначно говорит о том, что в качестве человека индивид не состоялся [30].

Но аналитики делают вид, будто они в школе не учили биологию и не знают, что виду Человек Разумный, как и всякому иному виду в биосфере планеты свойственны инстинкты, что, кроме того, это единственный вид, который несет и культуру — генетически не передаваемую от поколения к поколению информацию, которая передается в преемственности поколений благодаря информационным потокам, порождаемым людьми в их общественной жизни.

Поэтому прежде, чем обсуждать принципы кадровой политики государства, следует определиться, в каком направлении — в результате деятельности государства — должна смещаться статистика распределения индивидов, образующих общество по типам психики:

· в сторону численного преобладания животного строя психики, когда над поведением большинства властвуют инстинкты, а внутрисоциальная власть принадлежит демонам?

· в сторону численного преобладания зомби, когда над поведением большинства властвуют нормы запрограммированной культуры, а внутрисоциальная власть по-прежнему принадлежит демонам?

· в сторону господства демонизма, когда каждый упивается освоенными им возможностями своих тела и биополей, и демоны конкурируют между собой в самоутверждении, разумно соблюдая некие правила игры, чтобы не погубить планету?

· в сторону человечного строя психики и исчезновения, по крайней мере общественно значимых проявлений, всех прочих во взрослом населении?

В зависимости от ответа на этот вопрос и определятся принципы кадровой политики.

Здесь также следует иметь в виду, что все названные типы строя психики, не все из которых уместны во взрослом возрасте, соответствуют в нынешней цивилизации возрастным периодам, когда индивид осваивает те или иные возможности его организма, по мере того как они открываются. В поведении младенца больше инстинктивного и безусловно-рефлекторного. Выйдя из младенчества, ребенок осваивает готовые навыки, закрепившиеся в культуре, подражая взрослым. Потом у него начинает преобладать свое разумение, и он отстаивает свое право не быть как все и повелевать обстоятельствами и окружающими по своему произволу. Спустя еще некоторое время выясняется, что опора исключительно на свое и подчинение себе окружающего, оказывается недостаточной, поскольку необходимо пребывать в ладу с Неограниченностью, и начинается творческое развитие личности в обществе.

Таков процесс саморазвертывания генетической программы становления человека, но в извращенной культуре больного общества он может быть прерван на какой-то стадии жизненными обстоятельствами, которые на основе своих сил индивид преодолеть не смог, вследствие чего телесно взрослый может остаться при строе психики животного, зомби, демона так и не став человеком.

В культуре здорового общества, этому процессу саморазвертывания генетической программы становления личности должен сопутствовать поддерживающий и упреждающий процесс опеки развития младших старшими, что должно исключить возможность остановки процесса становления личности внешними обстоятельствами, преодолеть которые собственных сил у индивида может и не хватить.

Древние, как и дожившие до наших дней “дикари”, считали, что процесс становления личности, освоившей навыки самообладания, должен завершаться к 13 годам. Только в этом случае, вступая в возраст полового созревания, индивид не станет рабом своей похоти, поскольку инстинкты над его поведением уже не должны быть властны. Соответственно, достигнув возраста инициации во взрослость (13 — 15 лет в разных культурах), ребенок должен был показать в испытаниях посвящений, что он сформировался как человек, в смысле определённом в родной ему культуре. Те кто, не выдерживал этих испытаний, либо изгонялись, либо почитались детьми вне зависимости от биологического возраста их тел.

Одна из проблем нынешнего общества, не в том, что не определено понятие «человек», которое необходимо подтвердить в каких-то квалификационных испытаниях по достижении подросткового возраста; а в том, что не определены особенности, обладая которыми индивид без явных признаков психической патологии (по современным медицинским стандартам), всё же является недочеловеком, отставшим в своем развитии или уклонившемся в нём в какое-то тупиковое направление.

Именно вследствие этого огульного наделения гражданским равноправием всех возможны многие преступления; в том числе и должностные, самое массовое из которых — дедовщина в вооруженных силах, покрываемая и подчас поддерживаемая офицерским корпусом.

Термин «секс-бомба» во многих исторических обстоятельствах следует понимать буквально: оружие массового поражения, поражающий эффект которого может распространяться на сотни лет в будущее (примерами такого рода секс-бомб являются библейская Эсфирь, Малка — мать Владимира — крестителя Руси).

Это потому, что инстинкты вида Человек “разумный” построены так, чтобы обеспечить максимальные темпы роста численности населения. При этом инстинкты женщины ориентированы на обслуживание ребенка в первые месяцы и годы его жизни и борьбу за “лучшее место под солнцем”. А инстинкты мужчины ориентированы на подавление “заячьих” программ поведения (наше дело не рожать, сунул, вынул и бежать) и на обслуживание женщины с детьми. Это ставит мужчину — носителя животного строя психики — в психологическую зависимость от женщины [31] и способно обратить его в орудие, посредством которого женщина достигает “лучшего места под солнцем”, конкурируя с другими себе подобными. В культуре общества, где животный строй психики количественно преобладает, считается нормальным и вполне допустимым, всё это животно-инстинктивное имеет свои продолжения в культуру и выражается в разного рода культурных оболочках: одна из них — мода, и прежде всего, женская мода, мода высокая; а также большей частью специфически мужская брань (в России — мат). [32]

В книге “Женщина в древнем мире” (Е.Вардиман. М., «Наука», 1990, с. 15) опубликована репродукция наскального рисунка на тему жизни общества в матриархате, найденного в пещере в Африке на территории современного Алжира: рис. 2. Мужчина на охоте с копьем и щитом. Его баба “обеспечивает тылы”. Казалось бы они занимаются каждый своими делами. Но длиннющий извилистый член мужчины — собственности этой бабы — вставлен ей, куда следует, и подобно водолазному шлангу, а точнее кабелю дистанционного управления роботом, простирается от бабы к месту деятельности её мужа.

???? Рис. 2. Норма жизни? либо карикатура на вагинократию?

В комментарии автора названной книги к этому рисунку сказано: «Поднятые руки женщины следует, несомненно, понимать как ритуальный жест: женское начало явно связано с колдовской функцией; женщина побуждает высшие силы даровать богатые охотничьи угодья». Возможно, что древний автор рисунка действительно пытался выразить эту идею про “посредничество женщины перед высшими силами”, но не исключено, что и тогда это была карикатура на вагинократию [33], в которой женщина почти всегда — в прямом общении и дистанционно — управляет “мужчиной” как своим биороботом. Во всяком случае, искусство — один из способов познания и описания Жизни, вследствие чего художник способен объективно показать то, что выходит за пределы его понимания и даже противоречит его убеждениям. Идею матриархата и вагинократии на основе преобладания в обществе животного строя психики зримо лучше не выразить, чем это сделал забытый людьми автор показанного наскального рисунка.

Теперь с этим следует соотнести роль “семьи” и “первых леди” в политической жизни современного мира, прикидывающегося, что он живет в явном патриархате. Многое станет обнажённо видимым, легко объяснимым и предсказуемым, как только будет соотнесено с различными типами строя психики мужчин, занимающих государственные и прочие должности, и сопутствующих им женщин (любовниц, жен, повелевающих мужчинами), и великовозрастных детей, психологически застрявших во младенчестве и повелевающих матерями, которые сопутствуют мужчинам (должностным лицам), и в свою очередь, повелевают ими на домашнем “Политбюро”.

Если женщина — носительница животного строя психики или демонического, то она очень дорожит отношениями, построенными на такой основе. Если мужчина обретает от них свободу, то для неё это более неприятно, чем измена с другой бабой на такой же инстинктивно-демонической основе, это для неё жизненная трагедия, крах судьбы и т.п. — до тех пор, пока она сама не освободится от диктата инстинктов, автоматизмов культуры, собственного демонизма и одержимости.

Инстинктивно для взрослых при обусловленности их отношений инстинктами, пусть даже под культурными оболочками, привлекателен сам процесс совокупления, а беременность, которая может последовать за совокуплением, — сопутствующий эффект, который может получить оценку «нежелательная беременность». Вследствие этого общество, с господством нечеловечных типов строя психики обеспокоено проблемой “безопасного секса”, в котором совокупляться допустимо без ограничений и опасностей, включая и “опасность” беременности, низведенной, в случае её «нежелательности», почти что в ряд инфекций, передающихся половым путем.

При человечном строе психики, в силу эмоциональной самодостаточности индивида вне зависимости от пола, секс перестает быть средством эмоциональной разрядки и подзарядки, а каждое совокупление имеет целью зачатие Человека — наместника Божиего на Земле — и потому представляет собой священнодейство, которое вследствие обусловленности целью рождения и воспитания Человека не может осуществляться походя в ритмике “безопасного секса”, ограниченного только потенцией партнеров и свободным временем.

Соответственно отдых госчиновников и бизнесменов от их трудов в сексе вне семьи — явное выражение животного строя психики или демонизма.

Скандал в США с Моникой Левински и президентом Клинтоном показал, что в настоящее время во главе государственности США стоит говорящий, выдрессированный цивилизацией “обезьян”. В ходе официального разбирательства основное внимание американской общественности сосредоточилось на том, врал Клинтон под присягой либо же нет, хотя в этом эпизоде главный поучительный момент состоит в том, признаeт ли общество право за носителем животного или демонического строя психики занимать высшие государственные должности либо же сочтет выявление этого факта достаточным основанием, чтобы отказать такому субъекту в доверии и в праве занимать высокие государственные должности. “Обеспокоенная общественность” США не выявила существа вопроса о различии типов строя психики, перед которым стала Америка, а многие даже посчитали привлечение внимания Америки к сексу Клинтона на стороне политиканским актом, наносящим ущерб политической безопасности США, поскольку с их точки зрения сексуальные утехи Клинтона не имеют ни какого отношения к исполнению им должностных обязанностей. Вследствие такого отношения к не выявленной проблеме о строе психики США предстоит вернуться к ней еще раз в какой-то, возможно, иной форме и убедиться, что это не мелочь, не достойная внимания органов государства и общественности.

В том что в России эта проблема выявлена, и в обществе формируется определённое отношение к ней, это — наше преимущество в сравнении России с “передовым” Западом.

Но общество образовано индивидами, которые являются носителями разных типов строя психики. Многие из них колеблются между типами строя психики, пребывая попеременно на более или менее длительных интервалах времени то в одном, то в другом настроении (строе психики); какая-то часть деградирует (в том числе под воздействием зависимости от алкоголя, табака, наркотиков, половой неумеренности и половых извращений, в чём тоже проявляется структура психики, аналогичная животному строю, с тою лишь разницею, что вместо зависимости от инстинктов возникает подчиненность наркотикам и извращениям), а какая-то часть необратимо развивается в направлении человечного строя психики. Составляя общество, все они некоторым образом взаимодействуют между собой, и это взаимодействие порождает не только вещественные проявления. К такого рода невещественным проявлениям относится коллективное сознательное и бессознательное, порождаемое индивидами в их совокупности.

Существование индивидуального, т.е. свойственного отдельной личности сознательного и бессознательного, ощутимо и более или менее понятно каждому человеку. Многие согласятся с существованием коллективного сознательного — «общественного сознания» в привычной марксистской терминологии, под которым понимается вся совокупность информации в обществе, осознаваемой всем множеством людей. Сложнее обстоит дело с восприятием и осознанием кем либо из индивидов факта объективного существования коллективного бессознательного, а тем более смысла несомой им информации, поскольку каждый из людей несет в своей психике только какую-то весьма малую долю коллективного сознательного и бессознательного.

Тем не менее, всякое множество людей (толпа и народ в том числе) несет в себе коллективное сознательное и бессознательное и управляется им. По существу несет в себе информационные модули определенного смысла, распределённые своими различными фрагментами по иерархически организованной психике (в смысле определённости строя психики в каждый момент на рассматриваемом интервале времени) каждого из множества разных людей [34], а эти модули предопределяют процесс самоуправления коллектива, поскольку людям во множестве свойственна общность, во-первых, культуры, а во-вторых, по характеристикам излучаемых ими биополей. То есть информационный обмен, являющийся существом процессов управления и самоуправления, в обществе носит как минимум двухуровневый характер: биополевой и через средства культуры (виды искусств, средства массовой информации, науку и образование).

Коллективное сознательное и бессознательное в таком его понимании, как объективного информационного процесса, поддается целенаправленному сканированию и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят свое выражение в произведениях культуры разного рода: от газетно-туалетной публицистики, до фундаментальных научных монографий, понятных только самим их авторам и нескольким их коллегам. Один человек или аналитическая группа в состоянии систематически сканировать (по-русски — просматривать) множества публикаций и высказываний разных людей по разным вопросам, выбирая из них по тематическим ключам фрагменты функционально-целостных информационных модулей, принадлежащих коллективному сознательному и бессознательному. Точно также и действия и бездействие индивидов и коллективов в определённых обстоятельствах, не связанные с такого рода публикацией их мнений, представляют собой фразы «языка жизни», по которым тоже может быть выявлен смысл того, что несет их коллективное бессознательное.

После анализа состояния коллективного сознательного и бессознательного, на него возможно оказать воздействие в субъективно избранном направлении его изменения, преследуя определенные цели, если сгрузить в него информацию, объективно соответствующую, во-первых, целям и во-вторых, информационному состоянию общества. Такое воздействие может быть произведено вопреки долговременным жизненным интересам большинства; вопреки тому, как большинство понимает и выражает свои жизненные интересы; но сделать это возможно, если люди не умеют, а главное и не желают, защитить свое коллективное поведение от своего же коллективного сознательного и бессознательного, и агрессивного воздействия на него сторонних сил.

И государственность — один из атрибутов современного общества, который представляет собой фактор систематического воздействия на коллективное сознательное и бессознательное, во многом будучи его порождением в прошлые времена.

Коллективное бессознательное и сознательное — своего рода информационное домино просто вследствие объективности информации в Мироздании. Каждая мысль, в большинстве её выражений имеет начало и конец. Перед нею может встать [35] иная мысль, которую первая объективно будет продолжать; но может найтись и мысль, продолжающая первую. И каждая из них может принадлежать разным людям. И есть некий “информационный магнетизм”, о природе которого мы в этой работе говорить не будем, но вследствие которого, как и в настольном домино, в информационном домино коллективного сознательного и бессознательного есть возможные и невозможные соответствия завершений и начал мыслей. Отличие только в том, что возможные соответствия «завершение информационного модуля — продолжение его иным информационным модулем» в информационном домино не однозначно. Но кроме того неоднозначность продолжений в информационном домино вызвана и тем, что в этом сплетении мыслей и их обрывков участвует множество людей одновременно, оттесняя своими мыслями мысли других. Но в отличие от настольного домино, где определённая по составу группа игроков плетет только одну информационную цепь, в коллективном сознательном и бессознательном плетется одновременно множество как из завершенных мыслей, так и из обрывочных, порождаемых разными людьми на уровне биополевой общности(сознательного и бессознательного характера) и на уровне средств культуры.

Какие-то информационные выкладки могут замкнуться концом на свое же начало, иллюстрацией чего является известное многим повествование: «У попа была собака. Он её любил. Она съела кусок мяса — он её убил, вырыл яму, закопал, крест поставил, написал: “У попа была собака… и т.д.”». Если так построенное кольцо недоброй информационной выкладки коллективного сознательного и бессознательного устойчиво, то оно может работать в режиме нескончаемых кругов ада.

Всякое кольцо информационной выкладки может поддерживаться относительно немногочисленным подмножеством людей, и процессы в нём происходящие не способны увлечь остальное большинство, если в него нет открытых входов для завершений чужих мыслей и открытых окончаний ему свойственных, к которым могли бы пристроиться сторонние начала мыслей и завершения. Либо же открытые входы-выходы есть, но в информационной среде общества отсутствуют необходимые проставочные информационные модули (информационные мосты меж данным информационным кольцом-цепью и другими иерархически взаимовложенными информационными кольцами), которые могли бы соединить открытые входы-выходы со всеми прочими информационными выкладками коллективного сознательного и бессознательного.

Именно по этой причине заглохли демократизаторские преобразования в России: узок круг демократизаторов; страшно далеки они от пахарей, рабочих и прочих работящих, которым нет до демократизаторов конкретного дела; и варятся демократизаторы в собственном соку, выражая свойственный им строй психики в осмысленных битвах и бессмысленной грызне между собой…

Но может случиться так, что какая-то информационная выкладка, поддерживаемая также весьма небольшим числом людей, содержит в себе множество завершений собственных, открытых для присоединения чужих начал, и ответных продолжений чужих завершенных мыслей и их обрывков (аналогом этого в настольном домино являются кости-дуплеты, лежащие поперек цепи костяшек). Такая информационная выкладка может замкнуть на себя каждодневную деятельность почти всего общества. И направленность общественного развития, свойственная такого рода выкладке информационных модулей в коллективном сознательном и бессознательном, определит дальнейшую жизнь общества. Вне этого процесса останутся разве что те, кто поддерживает кольцевые информационные кандалы для самих себя, в которые нет открытых входов, и из которых нет открытых выходов для завершений и начал мыслей остального большинства членов общества.

Может случиться так, что в какой-то информационной выкладке есть разрыв и не достает всего лишь одного доброго слова, чтобы она стала благоносной программой самоуправления общественным развитием на основе коллективного бессознательного или сознательного.

Но может случиться и так, что одного неосторожного обрывка мысли достаточно, чтобы в коллективном бессознательном и сознательном заполнить разрыв в какой-то информационной выкладке, и тем самым дать старт действию какой-то программы общественного самоуправления, которая способна уничтожить плоды многих тысячелетий развития культуры.

Поэтому, памятуя об информационном домино коллективного сознательного и бессознательного, его управляющем воздействии на течение событий, человеку должно быть аккуратным даже в собственных обрывках сонных мыслей, а не то что в мысленных монологах перед своим «Я» или в громогласной работе на публику в кампании друзей или в средствах массовой информации.

Если не ходить вокруг, да около, то духовная культура общества — это культура формирования информационных выкладок в коллективном сознательном и бессознательном. Какова культура — такова и жизнь общества. Нынешнее состояние России и история её последних нескольких столетий при таком взгляде говорит о господстве в повседневности крайне извращенной и загрязненной духовной культуры, и в этом выражается господство нечеловечных типов строя психики. Впрочем, это относится и к остальным модификациям толпо-“элитарной” культуры в ближнем и дальнем зарубежье, хотя там иная проблематика. Кто не согласен с этим утверждением о реальной [37] духовности России, пусть опровергнет слова апостола Павла: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых».

Реальное состояние страны не отрицает хранимых ею высоких идеалов нравственности и зерен истинной духовности под грудой мусора и извращений, но является выражением распущенности, беззаботности и безответственности при известных высоких идеалах и притязаниях осуществить их в жизни.

Коллективное сознательное и бессознательное иерархически организовано: от семьи и группы сотрудников на работе до наций и человечества в целом. Эта иерархическая организованность имеет место в системе объемлющих взаимных вложений, каждомоментно меняющих свою структуру и иерархичность. Это подобно матрешке, но отличие от реальной матрешки в том, что, если вскрыть самую маленькую “матрешку” в коллективном сознательном и бессознательном, то в ней может оказаться любая из её объемлющих бoльших “матрешек” со всеми другими, поскольку человек — часть Мироздания, отражающая в себя всю Объективную Реальность в её полноте и целостности, но с разной степенью детализации тех или иных фрагментов, что и определяет своеобразие мировоззрения и внутреннего мира каждого индивида.

Все типы строя психики, которые наличествуют в обществе, участвуют в порождении коллективного сознательного и бессознательного этого общества, вследствие чего оказывают воздействие на самоуправление общества на основе его коллективного сознательного и бессознательного. Но каждый из типов строя психики, вступая в коллективное сознательное и бессознательное общества, вносит в него свойственное только ему своеобразие, обособляющее в коллективном сознательном и бессознательном каждый тип строя психики от фрагментов коллективного сознательного и бессознательного, порожденных другими типами строя психики. Но в силу того, что все индивиды принадлежат к одному и тому же биологическому виду «Человек разумный», в коллективном сознательном и бессознательном, состоящем из своеобразных фрагментов, поддерживаемых носителями каждого строя психики, есть общие области (информационные массивы типа «common», через которые передается информация между самостоятельно работающими программами и подпрограммами, если искать аналогии в программировании для компьютерных систем). Точно также имеются информационные массивы типа «common», благодаря которым человечество принадлежит биосфере Земли.

Человечество в целом, каждый народ, та или иная социальная группа в своем коллективном сознательном и бессознательном несёт большие объемы самой разнообразной информации. Поэтому, входя в обсуждение этой темы, чтобы в ней не утонуть, следует ограничиваться рассмотрением только некоторых её аспектов. В настоящей записке мы рассмотрим только соотношение частотных характеристик процессов в коллективном сознательном и бессознательном, обусловленных каждым из типов строя психики, что и определяет общий характер самоуправления общества и его групп на основе проявлений коллективного сознательного и бессознательного, распределяя по частотным диапазонам поведение носителей каждого из типов строя психики и разобщая их в видах деятельности, которые оказываются доступными или недоступными при каждом из них.