Часть II. Куда ведут наваждения фрейдизма

Почему З.Фрейд придал столь большое значение разного рода явно выраженным и явно не выраженным извращениям нормального полового поведения в жизни общества и практически полностью промолчал о проявлении в культуре разного рода нормальных животных инстинктов, свойственных и человеку, как одному из многих видов животных в биосфере Земли? — каждый может подумать самостоятельно. И при этом следует иметь в виду, что как в умолчаниях, так и в тематике повествований З.Фрейда и всей западной школы психоанализа выразились не только биологические особенности человека, как исследователя.

Было бы лучше, если бы еще в начале ХХ века эта школа описала бы реально господствующую психику, а не вгоняла бы в души бездумно доверчивых читателей всевозможные программы извращенного поведения и самоубийственный “эдипов комплекс” [64]. Его З.Фрейд раздул на виду у всех бездумных до общеисторических и глобальных масштабов вопреки тому, что извлек его едва ли не из единственного сюжета древнегреческого мифа, в то время как действительно господствующая на протяжении веков психика полов и детей описана в общем-то единообразно во множестве сюжетов, принадлежащих культурам разных народов. Но обо всем этом З.Фрейд и его последователи умолчали, будто оно не существует вовсе, либо же, существуя, якобы не обладает никакой значимостью для жизни индивидов и обществ.

Возможно, что для субъекта, порожденного ветхозаветно-талмудической культурой (каким З.Фрейд и был), всё, что здесь сказано о господстве животного строя психики, само собой разумеется, поскольку по ветхозаветно-талмудическому веро— и законоучению все не-евреи — “животные в образе человеческом”. Соответственно этому, для порожденной иудаизмом психики “само собой разумеется и нечего о том говорить”, что их поведение действительно подчинено инстинктам и их культура — продолжения и оболочки инстинктивных программ. А З.Фрейд, естественно, писал не для животных, а для “разумных евреев” [65] — единственных на Земле людей по ветхозаветно-талмудическому учению.

Однако и в случае такого предположения, З.Фрейд не нашел адресата — человека в полном смысле этого слова, которому он открыл бы что-то новое к осознанию себя в этом Мире. Дело в том, что, если даже поведение еврейства и не подчинено в силу особенностей культуры инстинктам в той же мере как поведение остальной части населения библейской цивилизации, то и оно не , а однозначно подчинено целенаправленно сконструированной древними умельцами ветхозаветно-талмудической культуре, представляющей собой скелетную составляющую всей культуры библейской цивилизации в целом (также умышленно сконструированной с целью завоевания мирового господства методом “культурного сотрудничества” [66], в котором каждый в меру понимания мироустройства и жизни общества работает на себя, а в меру непонимания — на понимающих больше).

Соответственно библейская культура (и её ветхозаветно-талмудическая скелетная составляющая, в особенности) по существу своему — распределенная по психикам разных индивидов своими дополняющими друг друга частями жесткая . Говорить же о человеческом достоинстве и свободе воли ограниченного программой робота в образе человеческом — невозможно. Поэтому, если еврейство и не подчинено безраздельно инстинктам, то будучи безраздельно подчиненным злоумышленно сконструированной культуре, оно также не является носителем человечного строя психики в статистическом смысле (то есть встречаются исключения, как и среди прочих внутриобщественных культурно своеобразных групп).

То обстоятельство, что своими различными фрагментами целостная программа действий робота распределена по психике множества индивидов, ни один из которых не осознает всей полноты программы, и которые потому в совокупности и образуют собой “биосистему”-робот, сработанную на обновляющейся при смене поколений элементной базе биологического вида биосферы Земли Человек Разумный, — всего лишь средство маскировки “биосистемы”-робота в культуре нынешней глобальной цивилизации. Но робототехника остается робототехникой вне зависимости от употребленной при её создании элементной базы.

Анализ Библии с точки зрения общей теории управления и теории алгоритмов показывает, что еврейство — искусственно и целенаправленно созданная из подручного “этнографического сырья и комплектующих” “биосистема”-робот, запрограммированная раз и навсегда, и тем самым лишенная свободы воли, что несовместимо с человечным достоинством. [67]

И если в библейской цивилизации свобода воли нееврейского населения действительно подавлена животными инстинктами, то свобода воли еврейства подавлена еще более жестко библейской доктриной завоевания безраздельного мирового господства на основе ростовщической монополии, коим господством ростовщичества извращено банковское дело во всем мире.

При этом речь идет о стремлении к мировому господству не еврейства и не его “элиты”, как на том настаивают всевозможные “борцы” с жидомасонским заговором и происками сионизма. Речь идет об устремлении к мировому господству анонимных хозяев библейского проекта и “биосистемы”-робота (еврейства) — его носителя. Сами же хозяева проекта на протяжении веков не ищут мирской славы и известности в обществе человекоподобных животных (чье поведение подчинено инстинктам) и человекоподобных биороботов (чье поведение подчинено программированию психики библейской культурой).

“Скотоводы” и “робототехники” не афишируют свою деятельность, порождая иллюзию, что всё в жизни цивилизации идет либо само собой в неведомой и непредсказуемой игре “социальной стихии”, либо по Божьему предопределению, однако отождествляемому в обществе — их усилиями — с Библией. Поддержание скотски-зомбированного состояния населения в библейской цивилизации — основа их власти над нею и средство расширения сферы несомого ею рабства до глобальных масштабов [68]. По этой причине извращения психики, описанные З.Фрейдом и всей западной школой психоанализа, им предпочтительнее рекламировать в качестве биологически предопределенной для человечества, и потому господствующей, нормы.

Конечно насаждать заведомую ложь в качестве истины — непростительно, но верить ей бездумно — не менее непростительно, поскольку ложь о психической деятельности людей обладает свойством становиться жизненной реальностью в случае согласия людей с нею.

И рассуждая об “эдиповом комплексе”, З.Фрейд выполнял социальный заказ анонимных “скотоводов” и “робототехников”. Но З.Фрейд выполнил его плохо. Последнее видно, в частности из книги Иммануила Великовского “Эдип и Эхнатон”, в которой И.Великовский (сын раввина, получивший обстоятельное раввинское воспитание и разностороннее образование) сетует, что так тщательно расписав “эдипов комплекс”, З.Фрейд не связал сам его с Эхнатоном [69], в котором И.Великовский увидел прототип Эдипа. Но вместо того, чтобы приписать “эдипов комплекс” Эхнатону — первому исторически зафиксированному в общепринятой хронологии вероучителю о едином Боге — З.Фрейд убедительно представил Моисея как египтянина, жреца высших степеней посвящения и продолжателя дела Эхнатона, но не еврея, ставшего легендарным вождем избранного [70] народа, чем лишил невинности (в обоих смыслах) культивируемый веками исторический миф, сопутствующий Библии и лежащий в основе культуры всей Западной цивилизации. Поэтому в названной книге И.Великовскому самому пришлось сделать за З.Фрейда эту грязную работу: отождествить мифического Эдипа с исторически реальным Эхнатоном, к которому у “скотоводов” и “робототехников” были и есть большие претензии в связи с тем, что Эхнатон учил вере единому Богу, доступному в молитве каждому человеку без ритуально культовых ухищрений и посредников — комиссионеров благодати.

Однако, мнения И.Великовского не стали столь известными как мнения З.Фрейда. И поскольку они не нашли отклика и поддержки в среде бездумно-доверчивой “общественности”, то по существу И.Великовский не смог скорректировать того воздействия на общественное сознание, какое З.Фрейд успел оказать не совсем приемлемым для хозяев еврейства образом. Но сетования И.Великовского на “упущения” в работе З.(ОМБИ) Фрейда, начавшего к концу жизни выходить из программы библейского проекта, высветили для понимающих то, как возникают “свежие веяния” в библейской культуре, и в каком направлении они способны подтолкнуть развитие человечества.

Тем не менее, хотя существование человечества на протяжении тысячелетий объективная данность, но психология (из числа всех развитых в цивилизации наук) в наибольшей мере субъективна, поскольку человек в ней и объект исследований, и субъект-исследователь, и инструмент, и воплощенный неформализованный (алгоритмический и эвристический [71]) метод исследований. Соответственно, даже прочитав всё написанное по вопросу о скрытном матриархате (как выражении господства в психике животных инстинктов) в нынешней цивилизации и о роли в ней воззрений З.Фрейда и западной школы психоанализа, многие их сторонники останутся при “эдиповом комплексе”, предназначенном для мужчин, и “комплексе кастрата”, предназначенном для женщин и разнообразных суицидных комплексах. Сделанные же в настоящей работе выводы о том, что скрытный матриархат существует по настоящее время, несмотря на то, что явный, если когда и имел место, то исчез несколько тысяч лет тому назад; что инстинктивно обусловленный матриархат себя биологически и исторически исчерпал при нынешнем качестве цивилизации и степени её развития, и представляет реальную угрозу для будущего всей биосферы Земли, а не только для человечества — в их осознании Мира — всего лишь наши вымыслы об организации психики человека, и потому не имеющие статистически значимых объективных оснований в реальной жизни. Есть множество людей, которым — вне зависимости от того, что и как происходит вокруг них в жизни — свойственно молиться идолам, в зависимость от которых они бездумно впали…

Но есть и неоспоримо объективные данные, подтверждающие наше мнение. Еще в 1970 г. была опубликована книга Григория Моисеевича Идлиса “Математическая теория научной организации труда и оптимальной структуры научно-исследовательских институтов” [72], которая в основном посвящена анализу градации уровней квалификации и сопоставлению полученных им теоретических результатов с данными статистических обследований сферы советской науки до середины 1960-х годов.

Занимаясь проблематикой совершенствования организации , Г.М.Идлис совершенно правильно рассматривал науку в качестве одной из отраслей человеческой деятельности в целостной системе общественного объединении труда, по какой причине возможности роста численности научных работников в обществе он оценивал на фоне общего роста численности населения планеты. Г.М.Идлис пишет [73]:

«На первоначальной стадии развития цивилизации, когда текущие темпы естественного роста народонаселения dN(t)/dt определяются средним вероятным (математически ожидаемым) количеством соответствующих более или менее случайных взаимных встреч потенциальных матерей [74] и отцов, составляющих некоторые определенные относительные доли всего населения, т.е. в конечном итоге, как правило, просто пропорциональны квадрату текущей общей численности рассматриваемого общества N(t),

dN(t)/dt = b·N(t), (ф. 1)

интегральный статистический закон роста народонаселения должен иметь гиперболическую форму,

N(t) = N(0)/(1 — b N(0) t) = N(0)/(1 — t/t)

(t ? t «t). (ф. 2)

В преддверии так называемой критической эпохи экстраполируемого катастрофического (бесконечного) перенаселения

t = 1/(b·N(0)) (ф. 3)


начнут сказываться надлежащие эффекты своеобразного — рано или поздно неизбежного — насыщения, благодаря чему исходная гиперболическая форма интегрального статистического закона естественного роста народонаселения (ф. 2) с систематически уменьшающимся текущим периодом удвоения общей численности всего населения

T(t) = (ln2)/(1/N(t)· dN(t)/dt) = (t — t)ln2

(t ? t «t) (ф. 4)

либо сменяется в случае оптимального развития данной цивилизации (в эру существенной роли науки) нормальной экспоненциальной формой этого закона с начальной общей численностью

N(t) = N(0)/(1 — t/t) «? (t«t) (ф. 5)

и с соответствующим постоянным (минимальным) периодом удвоения

T= T(t) = (t — t)ln2» 0, (ф. 6)

при обязательном условии

t «t, (ф. 7)

либо — после заметного снижения достигнутых относительных темпов роста народонаселения — переходит в существенно иную конкретную форму общего закона, свойственную интеллектуально деградирующему обществу с асимптотически стабилизируемой общей численностью населения.

Кстати, известный советский астрофизик И.С.Шкловский [75], анализируя наиболее надежные фактические данные о динамике роста общей численности всего человечества N = N(t) за последние несколько сот лет [76], вычисленные современными методами исчисления народонаселения, обратил внимание на непосредственно наблюдаемую весьма точную линейную зависимость обратной величины этой численности от времени, т.е. чисто эмпирически пришел к теоретически выведенному выше гиперболическому закону роста народонаселения (ф. 2) и оценил при этом конкретное значение соответствующей критической эпохи t = 2030 ± 5 лет.

Действительно, на графике с отложенными по осям абсцисс и ординат величинами t и 1/N (см. рис. 2) соответствующие фактические точки практически точно ложатся на теоретическую прямую


1/N(t) = (1 — t/t)/N(0)


с параметрами t = 2030 г. и N(0) =101,4·10».

После этого рисунка Г.М.Идлис приводит ниже помещенную таблицу 1, в которой сравнивает теоретическую численность населения Земли, полученную на основе гиперболического закона (ф. 2) с фактической численностью населения в разные годы, начиная с 1650 г. по 1964 г. В ней он показывает, что среднее квадратичное отклонение теоретических оценок от фактических данных составляет 0,025.


Таблица 1

Годы tНаселение миллионов Земли N человек Относительное отклонение i= 1,…, n

Теоретически Фактически

1650 1750 1800 1850 1900 1920 1930 1940 1950 1960 1964

542 735 895 1144 1583 1871 2058 2287 2573 2941 3119

545 728 906 1171 1608 1789 1993 2248 2517 2995 3260

+0,01 -0,01 +0,01 +0,02 +0,02 -0,04 -0,03 -0,02 -0,02 +0,02 +0,04

Среднее квадратичное относительное отклонение 0,025


«Это сопоставление свидетельствует о достаточно хорошем согласии между развитой выше теорией и реальной действительностью: соответствующее среднее квадратичное отклонение составляет всего лишь 2,5 %. Таким образом, до сих пор фактическое систематическое увеличение общей численности всего человечества происходило (и еще происходит [77]) по обычному гиперболическому закону естественного роста народонаселения (ф. 2), теоретически характерному для первоначальной стадии случайного развития любой цивилизации и имеющему в данном случае конкретный вид:


N(t) = 101,4·10/(1 — t/2030) (t ? t «2030 г.).


И если всё человечество действительно хочет перейти в дальнейшем к стадии оптимального развития (т.е. к эре надлежащей роли науки в жизни общества, когда своевременно — безотлагательно — решаются все актуальные проблемы), то оно должно сделать это уже в ближайшем будущем, а именно в эпоху


t «t = 2030 ± 5 лет. (ф. 8)

Следовательно, общая проблема научной организации труда и оптимальной структуры всего человеческого общества на самом деле является одной из наиболее актуальных проблем настоящего времени. Практическое решение этой действительно неотложной проблемы уже нельзя перекладывать на плечи далеких потомков». (Цит. ист., стр. 239, 240).

Приведенные выдержки необходимо пояснить. Прежде всего, Г.М.Идлис вопросами индивидуальной и коллективной (соборной) нормальной и извращенной психологии не занимался. Он построил теоретическую модель определения численности населения цивилизации на ранних стадиях её развития (это он пишет сам) и показал, что она хорошо согласуется с фактическими значениями численности человечества, полученными на основе данных исторической науки от середины XVII в. до почти что нашего времени.

Из столь хорошего совпадения с современностью математической модели, пригодной для всякой популяции двуполых подвижных организмов, а не только для цивилизации на ранних её стадиях развития, когда культура относительно неразвита, можно понять, что никаких существенных изменений в механизмах регуляции численности народонаселения на протяжении последних тысячелетий выявить не удалось. То есть и в наши дни они такие же, как и на ранних стадиях развития цивилизации. Об этом этапе развития цивилизации в настоящей работе мы ранее писали, что врожденные инстинкты в психике общества и жизни цивилизации обладали большей значимостью, нежели культура, являющаяся порождением разума и интуиции.

По существу это наше утверждение подтвердил и Г.М.Идлис, поскольку он отметил, что построенная им теоретическая модель описывает рост народонаселения в период, когда наука не играла и не играет определяющей роли в выявлении и выборе целей, путей и средств развития общественной жизни [78]. Поскольку наука — это интеллектуальная деятельность, то, если интеллектуальная деятельность не играет определяющей роли в жизни цивилизации, значит наука играет подчиненную роль, а определяющую роль играет нечто другое: инстинкты и бездумные привычки-автоматизмы, а также и одержимость (в инквизиторском смысле этого слова) в повседневности, но только в некоторых чрезвычайных обстоятельствах — разум, интуиция и опека Свыше.

Также следует обратить внимание и на то, что удобная для упрощения формы графика абстрактная величина 1/N, обратная численности населения, в природе непосредственно не наблюдается, хотя ею и можно пользоваться в разного рода сопоставлениях, когда это удобно по разного рода чисто математическим причинам (упрощение выкладок и т.п.). Поэтому для обретения большей наглядности вернемся от рассмотрения обратной величины 1/N к рассмотрению непосредственно наблюдаемой величины численности человечества N (ф. 2).

Обратимся к рис. 3. Рис. 3 также, как и рис. 1, носит схематичный, а не масштабный характер. Однако его элементы соответствуют определенным образом элементам, присутствующим на рис. 2. Прямой 1/N(t), изображенной на рис. 2, на рис. 3 соответствует кривая “Теоретический гиперболический закон…”. Через точку, соответствующую на рис. 2 t, на рис. 3 проходит вертикальная асимптота — прямая, к которой неограниченно приближается теоретическая кривая численности населения при бесконечном увеличении народонаселения, однако никогда не пересекая асимптоты.


В реальной природе вещей ограниченные системы, каковыми являются Земля и её биосфера, не вмещают в себя абстрактно-теоретических бесконечностей и асимптот.

Это означает, что при приближении к моменту времени t, МАТЕМАТИЧЕСКИ ТОЧНОЕ, а не исторически реально точно предсказанное значение которого 2030 ± 5 лет год получено из анализа исторических данных о численности населения, реальная кривая роста численности будет отклоняться от теоретического гиперболического закона под воздействием разного рода общественных и общебиосферных факторов. Отклонение реальной кривой от теоретической на рис. 3 показано таким образом, что соответствует некоторому замедлению темпов прироста населения по сравнению с теоретическим законом по мере приближения к эпохе, начинаемой t.

Однако, если при этом сохранится инстинктивно обусловленный характер роста населения, который имеет место на протяжении всей известной истории нынешней цивилизации, то численность населения превысит предельный уровень, который способна вынести биосфера Земли при нынешнем типе цивилизации [79]. В этом случае человечество, обладающее разумом, интуицией, культурой, неизбежно окажется под воздействием общебиосферных механизмов регуляции численности популяций всех животных и растений, т.е. разного рода голода, болезней, пожирателей (например: крысы, кровососущие насекомые и тараканы, простейшие амебы и трихомонады и т.п. способны ко многому).

Не говоря уж о бедственном для людей характере регуляции численности сверх меры расплодившегося вида общебиосферными механизмами, для обладателей разума и интуиции, способным предвидеть будущее, выбирать его приемлемые варианты и самодисциплинированно вести себя к наилучшему из них, пасть жертвами такой биосферно-демографической катастрофы было бы непростительно.

Тем не менее, соответственно такой возможности на рис. 3, показаны предельно допускаемый биосферой Земли уровень численности населения цивилизации и биосферно-демографическая катастрофа — резкое падение численности населения вследствие достижения и превышения предельного уровня численности людей.

На рис. 3 показано отклонение реальной кривой численности населения от теоретического закона такое, что биосферно-демографическая катастрофа наступает спустя какое-то время после t = 2030 ± 5 лет. Но необходимо иметь в виду, что хотя СПИД, рост смертности от раковых заболеваний и т.п. позволяют думать, что темпы прироста населения падают по сравнению с теоретически ожидаемыми на основе гиперболического закона, вследствие чего на рис. 3 схематично показано действительное взаимное положение теоретической кривой и реальной кривой численности населения, тем не менее науке неизвестно ничего определенного о действительном уровне предельной численности человечества [80], который способна выдержать биосфера Земли при нынешнем технократическом характере цивилизации и техногенной нагрузке на среду обитания без того, чтобы вызвать биосферно-демографическую катастрофу человечества.

Иными словами вовсе не обязательно то, что демографическая катастрофа, показанная на рис. 3 позднее t = 2030 ± 5 лет года, возможна только после него. Если же на рис. 3 предельно допускаемый биосферой Земли уровень численности человечества при нынешнем технократическом характере цивилизации завышен относительно реального, то биосферно-демографическая катастрофа возможна и ранее t = 2030 ± 5 лет года.

Биосферно-демографическая катастрофа глобального масштаба [81], возможная при сохранении господства животных инстинктов и зомбирующей культуры над психикой и поведением цивилизации, и показанная на рис. 3 как резкий спад численности населения, на нём выглядит довольно абстрактно и не пугающе. И не у всех хватит воображения, чтобы увидеть за рисунком и прочувствовать в воображении возможные .

Словно в помощь такого рода сиюминутно ограниченным индивидуалистам, страдающим отсутствием воображения и предусмотрительности, в 1969 г., за год до того, как Г.М.Идлис опубликовал свою книгу, вышел в свет якобы фантастический роман Ивана Антоновича Ефремова “Час быка”, с той поры неоднократно переиздававшийся. В нём даны описания биосферно-демографической катастрофы некоего “воображаемого” человечества, которое размножилось настолько, что переполнило допустимую для него экологическую нишу в биосфере, обглодало всю планету и резко (почти полностью) вымерло, подобно обожравшей всё саранче, после чего их цивилизация пребывала в устойчивом маразме, для выхода из которого потребовалось внешнее воздействие. Причина биосферно-демографической катастрофы целой планеты И.А.Ефремовым в “Часе быка” названа та же, что и в настоящей работе: Животный строй психики и строй психики зомби и, как следствие, нечеловечный характер поведения тех, кому дано быть людьми, — хотя И.А.Ефремов изложил эту мысль несколько в иных словах [82].

Не со всеми выводами Г.М.Идлиса можно согласиться. В частности, если численность человечества по завершении этапа роста по гиперболическому закону стабилизируется вблизи некоторой величины, то Г.М.Идлис считает это свойством «интеллектуально деградирующего общества» (см. один из цитированных абзацев его работы). Интеллектуальный прогресс цивилизации по его мнению должен по-прежнему сопровождаться ростом численности человечества, но темпами более низкими, чем по гиперболическому закону (это можно понять из того же абзаца, где речь идет об интеллектуальной деградации в случае стабилизации численности населения).

Вряд ли это действительно так, как предположил Г.М.Идлис. Рост численности населения, конечно увеличивает информационную емкость культуры и мощь коллективного интеллекта человечества [83], но всё же ограничен возможностями биосферы Земли выдержать некую сверхкритическую численность людей и сопутствующей им техносферы.

Поэтому, до начала освоения с целью заселения ближнего и дальнего Космоса, если это всё же будет иметь место в будущем, численность населения Земли во избежание биосферно-демографической катастрофы, возможность которой Г.М.Идлис , необходимо поддерживать на уровне ниже предельно допускаемого биосферой Земли.

Но при этой (докритической) численности необходимо совершенствовать культуру — личностную и общественную — так, чтобы её не стыдно было вынести в Космос и показать “братьям по разуму”, которые возможно летают на Землю и в наши дни примерно так, как мы ходим на экскурсии в зоопарки и смотрим по телевидению “В мире животных”, поскольку основания к такого рода возможному их отношению к землянам присутствуют в психике и культуре нынешней глобальной цивилизации.

Однако беспокоит другое. Написанный без высоконаучной зауми, доходчивый “Час быка”, который интересно читать и подросткам [84], и естественнонаучная, изобилующая строгими математическими выкладками, работа Г.М.Идлиса были опубликованы в СССР почти одновременно около 30 лет тому назад. Прошла почти половина из оцененного И.С.Шкловским и Г.М.Идлисом срока до наступления 2030 ± 5 лет года, критического (в математической модели) для жизни общества на основе действующего издревле по сию пору гиперболического закона роста численности населения, в основе которого лежит подчиненность психики и культуры общества животным половым инстинктам.

Именно до этого критического 2030 ± 5 лет года Г.М.Идлис рекомендовал перейти к иному укладу общественной жизни в общем-то разумных существ, но “вожди народов”, “интеллектуалы”, деятели искусств и педагоги, “мировая закулиса” всё это время ведут себя так, будто указанной проблемы и вовсе нет.

Вследствие этой “невнятности” политиков, “интеллектуалов”, учителей и затаившихся иерархов разного рода орденов, в обществе по-прежнему статистически преобладает психика, в которой поведение множества людей подчинено врожденным инстинктам и бездумно созданным привычкам, почерпнутым ими из загаженного за несколько тысячелетий “скотоводами” и “робототехниками” — “прогрессорами” [85] — кладезя культуры. А между тем, сохранение цивилизацией и впредь животного и зомбированного культурой строя господствующей психики — прямой путь к её биосферно-экологическому самоубийству вне зависимости от того, будет ли оно иметь место до 2030 года либо же — после него.

Подводя итоги обзору возможностей дальнейшего развития человечества на прежней психологической основе и памятуя о том, что в общем случае возможности будущего многовариантны, тем не менее однозначно определенно можно сказать следующее:

· во-первых, биосфера действительно способна выдержать ограниченное количество людей и гнет сопутствующей им техносферы;

· во-вторых, в психике человека, вне зависимости от его пола, могут либо властвовать инстинкты, подчиняя себе разум и отвергая интуицию; либо психика может быть выстроена (самим человеком) так, что разум прислушивается к интуиции и опирается на инстинкты и культуру предков, а не служит животному началу и традициям культуры безоглядно и слепо. В зависимости от того, какой тип психики статистически преобладает в обществе и господствует в общественном самоуправлении, общество несет ту либо иную нравственность и этику, которые и выражают себя в его культуре; а при смене поколений общество либо скотинеет, либо становится более человечным.

Если же обратиться к современной прагматичной науке, то можно увидеть, что для неё очевидно только первое: что человечество не может неограниченно плодиться и размножаться в условиях ограниченных ресурсов [86], предоставленных ему на Земле. Поскольку возможности экспансии в Космос с целью заселения в настоящее время закрыты неразвитостью технологий [87], то наука, обслуживая кое-какие нужды политики, поневоле уперлась в проблему ограничения численности населения и управления рождаемостью.

Второго же — что психика человека может иметь животный или зомбированный либо человечный строй, а один и тот же человек в разные периоды своей жизни может нести то животный (или зомбированный), то человеческий строй психики (попеременно либо же необратимо перейдя к одному из них); что господствующая в обществе психика сказывается на культуре и отношениях человечества с биосферой Земли и Космосом, а потому говорить о численности человечества и ограничении её вне рассмотрения проблем формирования нравственности и психики уже взрослых, новых и будущих поколений — просто неуместно; — этого прагматичная наука не видит в упор.

Сказанное проявляется и в дискуссии, которая повсеместно ведется в печати России, по поводу предполагаемой федеральной программы “Планирование семьи” и введения в школе курса под условным названием “половое воспитание школьников”, в котором среди всего прочего предполагается дать детям представление о физиологии и технике секса (импорт учебной программы из Голландии) и обучить детей пользованию презервативами и иными средствами предотвращения нежелательных беременностей и снижения риска разного рода заболеваний, передающихся половым путем.

Кто бы спорил: планирование семьи необходимо, половые отношения должны нести радость и счастье, а не беды по нисходящей линии поколений, но из того внимания, которое уделяется контрацептивам, средствами профилактики распространения венерических заболеваний и СПИДа, можно прийти к единственному выводу: “обеспокоенная общественность” (как выступающая за введение названной федеральной программы и учебного курса такого содержания, так и выступающая против них) не видит главного. А именно:

Такое внимание презервативам и т.п. проблемам выражает по существу приверженность мнению (возможно не осознаваемому), что половые органы — это общедоступное средство получения наслаждения, а возможность заняться сексом — простой и приятный способ занять время и эмоционально разрядиться (либо зарядиться). И это МОЛЧАЛИВО выставляется в качестве главного в отношениях партнеров по поиску сиюминутных (по отношению к продолжительности жизни) наслаждений.

Возможная при совокуплении разнополых беременность при таком подходе к проблеме воспитания культуры половой жизни подрастающих поколений оказывается в ряду неприятностей, аналогичных венерическим заболеваниям и СПИДу, обрести которые возможно при беззаботном и безоглядном получении удовольствия с кем придется.

Соответственно, и так же по умолчанию, если в половом поведении главное — получить наслаждение, то гомосексуализм и прочие извращения полового поведения — выражение “утонченности и изысканности” вкусов и запросов, а не патология (врожденная либо культурно обусловленная [88]).

Поскольку введение учебного курса “про презервативы” в школах многих стран обеспокоенностью заправил Запада угрозой перенаселения (иными словами, преследуется непосредственно задача ограничения рождаемости), а главным назначением секса признается по умолчанию получение наслаждения, то разного рода половые извращения в такого рода постановке вопроса о “планировании семьи”, “половом воспитании”, “безопасном сексе” — также средство сокращения плодовитости популяции; и в этом качестве они “полезны” для цивилизации и подлежат поддержке с точки зрения её заправил: отсюда и проистекает глобальная кампания борьбы за права “сексуальных меньшинств”, чья доля в составе населения развитых стран Запада стремительно растет в последние десятилетия [89].

Одна из провинциальных газет России в ходе дискуссии о федеральной программе “Планирование семьи” и введении соответствующего школьного курса опубликовала статью в поддержку этой программы под названием «Ромео + Джульетта + контрацептив… третий не лишний» [90]. Необходимость федеральной программы и соответствующего школьного курса в названной статье обосновывается следующим образом:

«До 91-го года программы не было, и никто не знал об истинном поведении наших подростков [91]. Когда выделили деньги на программу “Планирование семьи”, во многих регионах России провели исследования, и вот что они показали. К моменту окончания школы число абсолютно здоровых девочек-подростков составляет 6,2 процента, а юношей — 29 процентов. Что создает угрозу здоровью детской популяции и в первую очередь девочкам-подросткам — репродуктивному потенциалу России.

Анкетирование мальчиков-подростков [92], проведенное во многих крупных городах, показало, что сексуальный опыт имело 48 процентов опрошенных. Наибольшее число начинает половую жизнь в 14 — 15 лет (46 процентов) и довольно много (36 процентов) — в возрасте от 12 до 13 лет. Большинство сексуально активных мальчиков подростков (71 процент) курят, 82 процента — употребляют спиртные напитки, а около половины успели попробовать наркотики. Большинство опрошенных не имели постоянного сексуального партнера, и отражением этого стал рост болезней, передающихся половым путем, среди подростков и молодежи.

В одной из школ нашей области заместитель директора провела анкетирование ребят средних классов, и картина предстала аналогичная. То есть названные цифры характерны и для нашей школы.

Так что не программа “Планирование семьи” внесла разврат. А так изменилась жизнь, так воздействовало общество, телевидение, окружающий мир, что подростки начали рано вступать в половую жизнь [93]. Для того, чтобы бороться за здоровье этих детей, чтобы знали о последствиях половой жизни, и разработана программа. Она [94] детей от дурного влияния окружающего мира. Детям надо давать необходимую информацию [95], вреда принести она не может».

Если посмотреть на приведенные данные о детском сексе с точки зрения “первобытного дикаря”, живущего в ладу с окружающей средой в племени, где “инициация” (посвящение и приобщение) подростков во взрослость приходится на возраст как правило ранее 13 лет, то все, кто старше него и попавшие в статистику половой распущенности, подлежат за нарушение свода “племенных табу”, регулирующих половые отношения в племени в интересах поддержания стабильности общества и здоровья его членов при смене поколений.

Из этнографии, описывающей жизнь первобытных культур, можно узнать, что во многих из них ни одно решение не могло быть проведено в жизнь, если при его обсуждении выяснялось, что им могут быть недовольны потомки (вплоть до седьмого поколения). С точки зрения таких “дикарей” — дикари и безумцы мы, поскольку наши политики и подавляющее большинство сограждан и без рекламной подсказки фирмы “Полароид” ЖИВУТ НАСТОЯЩИМ и им глубоко плевать на то, что будет спустя некоторое время с их собственным здоровьем; а позаботиться о здоровье своих будущих детей и внуков и о здоровье биосферы, общей всем, — тем более выше их возможностей по неразвитости чувств, недостатку разумения и ущербности воспитания.

И “дикари”, каравшие смертью с 12 — 13 лет за нарушение “племенных табу”, были вовсе не сиюминутно кровожадно жестокими варварами в этом вопросе, а просто дальновидными и заботливыми о будущем как своем собственном, так и своих потомков [96]. Именно к этому возрасту подросток входит в полноту разума, хотя жизненный опыт его еще ограничен. Но только после вхождения человека в полноту разума в его поведении начинает проявляться то, насколько он властен над самим собой [97] и как своим каждодневным поведением поддерживает безопасное существование себя и окружающих, т.е. породившего его общества и среды обитания. Если же он не властвует над собой и, в частности, под влиянием инстинктов нарушает “табу о браке и семье”, то с точки зрения нормального “дикаря” он не обладает человеческим достоинством, хотя и выглядит как человек; а в терминологии рассматриваемого нами вопроса о психологии — он не обладает человечным строем психики. И соответственно, особь, не отвечающая критериям племени о человеческом достоинстве, подлежит безжалостной выбраковке для блага всех, обладающих человеческим строем психики по критериям, заложенным племенем в обряды инициации из детства во взрослость. Вопрос о выбраковке недолюдков таким образом выпадает из сферы нравственности и этики людей, переходя в область и практику социальной гигиены [98].

При этом полезно обратить внимание на то обстоятельство, что и первобытные народы, и многие древние цивилизации, им преемствующие, устанавливали возраст, с которого наступала полнота прав и ответственности за свою деятельность, ранее возраста завершения работы генетической программы телесного развития организма, т.е. ранее возраста половой зрелости. При таком характере общественных традиций взрослой жизни и воспитания детей, входя в репродуктивный возраст, люди уже несли всю полноту ответственности перед обществом, в том числе и за то, как и кому они дали новое тело, а вместе с телом — и жизнь на Земле.

В нашей же цивилизации всё наоборот: сначала половое созревание, а потом возраст обретения полноты гражданских прав всеми, вне зависимости от того обладают ли они к этому возрасту ответственностью за последствия своего поведения (в том числе и полового), либо же они выросли в силу разного рода нарушений генетики и ущербности воспитания, допущенных их предками во многих поколениях [99]. Это — одна сторона вопроса о детском сексе в нашем обществе.

Вторая сторона вопроса о детском сексе состоит в том, что известное о первобытных нормах по существу подтверждается жизнью и в наши дни, в нашем обществе.

Прежде чем писать что, «для того, чтобы бороться за здоровье этих детей, чтобы знали о последствиях половой жизни, и разработана эта программа. Она стоит на пути защиты детей от дурного влияния окружающего мира. Детям надо давать необходимую информацию, вреда принести она не может», — следовало заглянуть в учебники 1970 — 80-х гг. и не тешить себя и окружающих иллюзиями о том, что достаточно включить в школьную программу соответствующий курс, после чего проблема разрешится и в жизни воцарится благодать.

Так, в учебнике тех лет “Анатомия и физиология человека” есть параграф под названием “Гигиена высшей нервной деятельности”. В нём прямо и недвусмысленно сообщается, что употребление алкоголя и курение на деятельности нервной системы и подрывают здоровье. Можно догадаться, что угнетение собственной нервной системы курением и алкоголем — снижение собственного интеллектуального потенциала и создание повышенной опасности для окружающих за счет увеличения вероятности разного рода ошибок в своей деятельности [100]; а кроме того — возможны нарушения в собственном генетическом аппарате, которые статистически предопределенно передадутся детям и всем потомкам курящего и выпивающего по нисходящей линии родства [101]. То есть курящий и выпивающий индивид не Любит прежде всего своих потомков, и потому в половых отношениях просто похотлив. Тем не менее, не взирая на правильные слова, написанные в учебнике, и полученные в школе оценки от тройки и выше, мало кто из читавших этот учебник вообще не пьет, а очень многие, культурно или “до чертиков” попивая, еще и курят.

Также плохо обстоит дело с практическим применением в жизни сведений, известных из других учебников. В учебнике по истории для старших классов тех же лет описана Франция накануне франко-прусской войны, как общество в котором был развитый “средний класс” (мечта наших олухов-демократизаторов) — рантье, держатели всевозможных “ценных” бумаг, которые стригли купоны (паразитировали на чужом труде, получая проценты годовых и дивиденды). Во всех основных подробностях описана афера, известная под именем “Панама”, в ходе которой со множества французов собрали денежки на рытье Панамского канала, пообещав дивиденды из бешеных доходов от его эксплуатации, а потом канал не построили, деньги не вернули, дивиденды не заплатили, в результате чего имел место общефранцузский политический скандал.

Об этом в школьные годы наверняка читали в обязательном для всех учебнике истории и всевозможные “братья мавроди”, и пострадавшие от их деятельности вкладчики всевозможных “МММ” и “Чар”, позарившиеся на бешеные проценты, дабы заплатить которые, необходимо ограбить всех не-вкладчиков “МММ”. Тем не менее к октябрю 1995 г. в России, где около 110 миллионов избирателей, было около 40 миллионов “обманутых вкладчиков”, не говоря уж о почти стопроцентном распространении тиража ваучеров среди обманувшего себя таким образом населения.

Эти два примера взяты из учебников для старших классов, когда школьники уже вошли в возраст, начиная с которого разум должен проявляться в жизни людей, конечно, если они к этому возрасту уже обладают не животным, а человечным строем психики либо же находятся на пути к нему, не будучи одержимыми. Соответственно можно ожидать, что поведение их в зрелом возрасте тем более будет разумным, если они не впадут в старческих маразм на закате своих дней.

Тем не менее, вопреки тому, что известно из учебников, только единицы не пьют, мало кто не курит, а ваучеры разошлись чуть ли не “на ура”, и около 40 миллионов дурней зарегистрировались в качестве ростовщиков-неудачников после того, как вложились во всевозможные “МММ”, а около 60 миллионов с 1991 г. неизменно ходят на выборы и отдают свои голоса кандидатам только для того, чтобы спустя полгода разочароваться в деятельности своих же избранников, словно подтверждая слова выдающегося русского физиолога академика И.П.Павлова:

«Должен высказать свой печальный взгляд на русского человека, он имеет такую слабую мозговую систему, что неспособен воспринимать действительность, как таковую. Для него существуют только слова. Его условные рефлексы координированы не с действиями, а со словами».

Но как показывает реакции большинства на слова, записанные в школьных учебниках, и с разумными словами их условные рефлексы (привычки-автоматизмы) плохо координированы.

То есть жизнь идет так, словно все эти десятки миллионов людей, получивших одно из лучших в современном им мире (было в СССР такое) образование, не умеют думать; либо будто они вовсе не учились в школе и вынуждены проходить весь эволюционный путь от одноклеточных жгутиконосцев до Человека Разумного каждый самостоятельно в течение нескольких десятков лет — срока одной жизни, не имея за плечами культурного наследия и опыта многих поколений предков.

Реальный исторический опыт показывает, что предоставление знаний по существу той или иной проблемы личного или общественного в целом уровня значимости школьникам (а также и взрослым), получение ими хороших и отличных оценок на уроках и итоговых оценок по каждому из курсов, не порождает прямой зависимости между содержанием школьных программ и личной и общественной жизнью подавляющего большинства из числа тех, кто учился по этим программам. Зато порождение статистической зависимости — с точностью до наоборот по отношению к благим намерениям авторов школьной программы — вполне возможно при господстве животного строя психики и ориентации поведения на получение наслаждение в настоящем.

Так происходит потому, что результат реакции на знание определятся строем психики и нравственностью, которые уже сложились к моменту соприкосновения человека и знания. Если же младенец вырос не человеком, а или же биороботом-зомби, запрограммированным определенной культурной традицией, то для него обременительна свобода воли Человека Разумного и сопутствующая ей человечная культура, и, как следствие, знания и навыки, которые из неё можно почерпнуть либо никчемны, либо их стремятся подчинить животной похоти; а в ряде случаев знания просто мешают беззаботно , не думая ни о прошлом, ни о своей ответственности за будущее.

Но воспитание в ребенке животного или зомбированного, либо же человечного строя психики — вне сферы системы образования, поскольку скелетные основы нравственности и психики личности в основном успевают сформироваться к пяти годам [102], а в систему образования ребенок серьезно попадает только с шести лет (а в прошлом с семи).

Система образования может только указать школьнику, вошедшему в разумный возраст, через учебники, что недолюдками (цивилизованными животными или биороботами) по разным параметрам и разным причинам являются: возможно он сам и многие его сверстники, возможно, что родители и педагоги, журналисты и политики, кумиры и звезды кино и эстрады, которых он видит большей частью по телевизору. Как школьник (а также и взрослый) отнесется к такого рода информации, осознание которой по отношению к себе может быть крайне неприятным, вплоть до жизненной трагедии, после которой возможно не каждый возродится к жизни как человек, зависит от него самого: одни так и останутся до смерти недолюдками разного рода, а в других пробудится человечное достоинство и они, сами укротив в себе инстинкты и переосмыслив бездумно отрабатываемые программы деятельности биоробота-зомби и их фрагменты [103], перестроят свою нравственность и психику и станут людьми. Но указание на эти взаимно исключающие варианты строя психики полезны в любом случае, поскольку они сбивают спесь с недолюдков, в своем большинстве разумом обладающим, и высвечивают их в окружающей их социальной среде; и тем самым обличения уменьшают ущерб, наносимый недолюдками обществу людей и биосфере. Жизнь же по принципу «давайте говорить друг другу комплименты, ведь это… — сладострастия пьянящие моменты» [104], никого и ни к чему не обязывает и весьма далека от Любви.

Воспитание же строя психики от младенчества до возраста, с которого начинается перевоспитание и самовоспитание, не сводится к предоставлению одних знаний (а также сокрытию других), а протекает непрерывно от момента замысла зачатия будущими родителями (а то и дедами, как то показал пример деда князя Владимира, ставшего крестителем Руси), протекает в семье и вне семьи: в “телевизоре”, в культурной среде общества в целом, в повседневной жизни и в сфере искусств от примитивных телешоу “Поле чудес” и “Что? Где? Сколько заплатят?” [105] до шедевров общемировой значимости разных исторических эпох.

Но существенные различия между воспитанием и образованием тоже не укладываются в понимание разного рода “презервативистами” [106] проблемы, с которой столкнулась не только Россия, но всё человечество в ХХ веке.

В цитированной статье «про Ромео, Джульетту и презервативы» далее сообщается:

«В программе РАПС [107] нет никакого секса для детей [108] — того, что критикуется в печати. В программе, разработанной Нидерландами, Голландией, которую внедряют в 19 городах России, на самом деле существуют тонкости интимной жизни, сексология — то, что критикуем и мы, и Российская ассоциация планирования семьи. Мы выступаем за то, что детям тонкости интимной жизни совершенно не нужны.

Наша программа составлялась из общения с ребятами. Они передавали записки с интересующими их вопросами. Мы обязаны отвечать на их вопросы.

— В каком возрасте надо начинать говорить с детьми, к примеру о противозачаточных средствах, о вреде абортов? Иные родители не подозревают, каким объемом информации владеет их ребенок, но твердо говорят: “Моему это знать рано”.

— Если в 12-13 лет [109] 36 процентов подростков живут половой жизнью, а в 10-12 лет некоторые болеют сифилисом (а такими данными располагает наш кожвендиспансер), то наверное, надо начинать говорить об этом чуть раньше. «…»

В России (кстати, первой стране мира, легализовавшей в 1920 г. аборты) в 80-е годы сложилось крайне неблагоприятное положение с абортами. Их число ежегодно возрастало и достигло 4,5 миллионов в год. По распространенности абортов на 1000 женщин детородного возраста Российская Федерация опережала все республики бывшего СССР и все страны мира. Этот показатель в целом по России составлял 115-118 на 1000 женщин детородного возраста, что превышало аналогичные показатели европейских стран в 15-25 раз.

Возрастал удельный вес абортов у первобеременных женщин (что особенно опасно для будущей материнской функции). Несмотря на доступность медицинской помощи, продолжали регистрироваться криминальные и внебольничные аборты. Ежегодно в результате абортов погибало 400 молодых женщин. Появилась тенденция к “омоложению аборта” — ежегодно число абортов у женщин до 17-летнего возраста увеличивалось. В целом до 25 процентов случаев материнской смертности связано с этими неприятными операциями, не менее 30 процентов перинитальной и младенческой смертности обусловлено повторными абортами.

«…» Социологи, психологи областного Центра ходят сейчас по абортным отделениям, и выясняется, что большинство женщин ничего не знают о методах контрацепции! Число абортов у подростков составляет 10 процентов от общего их числа. Причем цифра эта в прошлом году выросла на полпроцента по сравнению с 95-м. Раньше рост был 2-3 процента. «…»

В целом же понятие “планирование семьи” включает в себя не ограничение рождаемости [110], а формирование у населения потребности иметь желанное количество здоровых детей. Российская федеральная программа в первую очередь рассчитана на уменьшение числа абортов, предупреждение нежелательной беременности, сохранение здоровья супругов. Планирование семьи предусматривает также лечение бесплодия, оказание медицинской помощи при нарушениях репродуктивного здоровья.

И надо только приветствовать, что в 1991 году при участии комитета по делам семьи Совмина России совместными усилиями ряда министерств и ведомств была разработана и начала осуществляться государственная целевая программа “Планирование семьи”».

Но это внешне видимая сторона дела. Внутренне существо такого рода постановки курса полового воспитания школьников в программе “Планирование семьи”, как видно из приведенных выдержек, состоит в том, чтобы при сохранении и впредь снять внедрением в культуру всевозможных “презервативов” угрозу перенаселения планеты, сопутствующую такому строю психики, порождающему инстинктивно обусловленный матриархат. Но кроме того, явно упущено из виду, что внедрением всевозможных “презервативов” хотя возможно и удастся снять угрозу перенаселения регионов и планеты в целом, но не удастся сохранить здоровье народа при смене поколений и спокойствие в обществе, в случае поддерживаемого Презервативами (с большой буквы) господства секса, подчиненного животным инстинктам.