Великий алхимик

Христиан шел по длинным, сырым и мрачным коридорам подземелья. Его сопровождали спереди и сзади два человека в монашеском одеянии. Мерцающий свет факелов порождал на стенах причудливые тени. Звуки шагов гулко отдавались в ушах. Казалось, чем тише он старается ступать по каменным плитам, тем громче слышатся его шаги.

Странно, но Христиан не испытывал страха. Главным его чувством сейчас было любопытство. Где он? Куда ведут его эти люди? Сегодня утром они подошли к нему на рынке и сказали:

– Великий Магистр ждет тебя!

Христиан хотел было задать вопрос, но один монах, который выглядел старше, показал жестом, что лучше молчать.

– Следуй за нами, – сказал он.

Они долго водили его по улицам города, явно стараясь запутать. А может быть, проверяли, не следит ли кто за ними. В конце концов они подошли к какому-то старому зданию и завязали Христиану глаза. Он не сопротивлялся и не пытался убежать. Внутри его царило спокойствие. А Христиан доверял своей интуиции.

Он сразу оставил попытки что-то разглядеть из-под повязки, так как она плотно прикрывала глаза. Он только мог слышать, как сдвинулось с места что-то массивное, как будто открылись тяжелые дубовые двери. Но он четко знал, что в стене не было никаких дверей. Скорее всего, это открылся потайной ход. Один монах встал спереди, а другой, который находился сзади, осторожно подтолкнул его вперед, давая понять, что нужно идти. Сделав несколько шагов, – Христиан почувствовал, как в лицо пахнуло холодной сыростью подземелья. Сзади послышался все тот же странный звук. "Закрыли вход", – догадался Христиан.

Повязку сняли, но в темноте невозможно было ничего разглядеть. Первый монах высек огнивом искру и зажег два факела. Один он оставил себе, а другой передал своему напарнику. Началось шествие по коридорам подземелья. Шли долго. И у Христиана было время подумать. Он задавал себе вопрос: "Что привело его сюда?" То, что это не были люди инквизиции, он был уверен. Но тогда чем он заинтересовал этих людей? Христиан не успел еще нажить врагов. И тайн он не знал никаких.

Он исправно учился в университете и мечтал стать хорошим врачом.

Единственное, что могло стать причиной, – это вчерашнее происшествие в лавке мясника. Христиан никак не мог подумать, что это событие станет поворотным в его жизни.

В тот день все складывалось удачно. После занятий в университете он, как обычно, направился в лавку мясника. Но не для того, чтобы купить мяса. Его стипендия не позволяла ему этого. А тот небольшой заработок, который он получал от переводов с латыни, он тратил на приобретение книг.

Дела сердечные влекли его сюда. У мясника была прекрасная дочь – Патриция. И вот уже целую неделю он каждый день после занятий захаживал в мясную лавку.

– Молодой человек, – окликнул его хозяин лавки, когда Христиан зашел внутрь. – Долго вы собираетесь ходить сюда? Я же еще вчера четко и понятно сказал вам, что вы – неподходящая партия для моей дочери. Она предназначена другому. Я уже нашел для нее зажиточного жениха. У него, в отличие от вас, есть кое-что в кошельке.

– Но я стану великим врачом и буду богат, – ответил Христиан.

– Вот когда станете, тогда и приходите, – сказал мясник тоном не терпящим возражений.

Христиан вышел на улицу. Было обидно до слез. Почему Бог не дал ему богатства? Будь он богат, мясник бы разговаривал с ним по-другому. Неужели путь к сердцу Патриции лежал только через тугой кошелек? Должен быть какой-то выход, тем более что девушка явно была к нему неравнодушна.

В этот момент в конце улицы послышался какой-то шум. Христиан посмотрел туда и увидел, что впереди бежит мужчина, а за ним гонятся люди из доминиканского ордена. Мужчина был средних лет, но бежал очень резво. В его движениях чувствовалась большая сила. Догнать его было практически невозможно. Но тут с другого конца улицы показалась еще одна группа доминиканцев. Мужчина оказался в ловушке. Деваться ему было некуда.

В этот момент он поравнялся с лавкой мясника и Христиан, не задумываясь о том, что ему самому угрожает опасность, схватил этого человека за рукав его хитона и рванул внутрь лавки. За ту неделю, когда он навещал возлюбленную, он прекрасно изучил расположение лавки и знал, где находится черный ход. Христиан и незнакомец, несмотря на возмущенные крики хозяина, перескочили через прилавки с мясом, пробежали через подсобное помещение и выбежали через запасный ход на другую улицу. С этой стороны было много дворов и можно было легко скрыться от погони. Через соединяющиеся друг с другом лабиринты улиц они выбежали к рыночной площади и слились с массой людей. Все время Христиан бежал впереди, лишь изредка оглядываясь назад, чтобы быть уверенным, что незнакомец успевает за ним. На удивление Христиана, он не только успевал за ним, но и, казалось, давал ему фору.

Как только они врезались в толпу, Христиан тут же потерял незнакомца из виду. Он оглядывался по сторонам, пытаясь найти его, но все его усилия были напрасными.

Этот человек так же внезапно исчез, как и появился.

Судя по всему, путешествие Христиана по коридорам подземелья подходило к концу. Впереди показалась дверь. Шедший впереди монах открыл ее, и они вошли в огромный зал. Первый монах жестом пригласил Христиана присесть на большой деревянный стул.

– Подожди здесь, – сказал монах, после чего он вместе со своим спутником подошел к стене и еле заметным движением надавил на кирпич в кладке. Почти бесшумно отворилась потайная дверь, за которой чернел проем. Оба монаха скрылись в нем. Еще через несколько секунд перед Христианом предстала снова ровная и нерушимая стена. Юноша сразу отметил про себя, что все двери в зале были потайными и скрыты от глаз.

Христиан сел на стул и стал более внимательно осматривать зал. В зале было очень мало мебели: посредине стоял большой дубовый стол и несколько стульев.

И что его поразило не меньше тайных дверей, так это удивительный запах. В подземелье пахло свежей травой, лесной хвоей и полевыми цветами?! Как это могло быть? Христиан пытался найти какое-то объяснение этому явлению, но не придумал ничего вразумительного. Другая особенность, на которую юноша сразу обратил внимание, – необычный свет. Большой зал освещался не свечами, а странного вида лампами. Их было несколько, и они излучали очень приятный, мягкий свет.

Христиан подошел к одной из них, висевшей на стене. Его заинтересовал не столько внешний вид лампы, сколько ее устройство. Он взял ее в руки и осмотрел со всех сторон. "Интересно, – подумал юноша, – как в этой лампе получается свет? Ведь нет никакого огня".

– Это Вечная Лампа! – услышал Христиан громкий металлический голос за спиной.

От неожиданности он чуть не выронил лампу.

Повернувшись, юноша увидел высокого мужчину в темном плаще. Христиан сразу узнал в нем того самого беглеца, которому вчера помог скрыться от доминиканцев.

Только теперь на нем был новый дорогой плащ и выглядел он торжественно и немного величественно.

– Это Вечная Лампа, – снова повторил он. – У нее очень интересный принцип работы.

Христиан хотел задать вопрос о принципе работы лампы, но неожиданно для себя поставил лампу на стол и спросил дерзким, как ему самому показалось, тоном:

– Кто вы и зачем вы привели меня сюда?

– Я – Великий Магистр, – спокойно ответил мужчина. – Так называют меня братья нашего ордена. Орден этот образовался более ста лет назад и является наследником лучших традиций герметического искусства Тамплиеров.

– Вы алхимик? – удивился Христиан.

– Что-то вроде этого, – ответил Магистр. – Хотя не совсем так. Алхимиками нас называют те люди, которые ничего не понимают в этом искусстве. Именно они придумали разные небылицы о нас. Мы же называем себя просто магами или рыцарями Великого Делания.

– Для чего же я вам понадобился? – спросил Христиан.

– Это особый разговор, – сказал Магистр, садясь на стул и приглашая юношу присесть на против него. – Многое из того, о чем я тебе скажу, будет непонятно для тебя. Но ты просто внимательно послушай.

У тебя, Христиан, великая миссия, – продолжал он. – Наша встреча вчера была не случайной. Ты должен стать одним из рыцарей нашего ордена. Мало того, ты должен повести за собой людей.

После слов Мага у Христиана впервые за весь день появилось в груди чувство волнения. И не столько оттого, что Магистр знал его имя, сколько от предчувствия больших перемен в своей жизни.

– Я слышал, что в ряды подобных орденов принимают только после длительной и строжайшей проверки.

– Да, это так.

– Почему же меня вы принимаете с такой легкостью? Или вы следили за мной? – спросил Христиан с некоторым возмущением в голосе.

– Нет, никто не следил за тобой. Просто на тебя указала Сила. Именно поэтому ты сейчас находишься здесь – в самом священном месте нашего ордена. Именно здесь совершается Великое Делание мага.

– Великое Делание – это получение золота из свинца или ртути?

– Нет, это не так. Точнее, не совсем так. Превращение неблагородных металлов в золото происходит в процессе Великого Делания, но это не самое главное.

– А что же тогда главное?

– Подробности ты узнаешь позже, когда сделаешь свое Великое Делание. А сейчас об этом просто бесполезно говорить.

– Но я хочу знать побольше! – воскликнул юноша.

– Мой тебе совет: просто доверься Силе.

"Легко сказать: "Доверься Силе", – подумал юноша. – Почему именно я должен осуществить какую-то непонятную миссию? – продолжал думать Христиан. – Почему какая-то загадочная Сила, как называл ее Великий Магистр, выбрала именно меня?" – Не пытайся найти ответ на этот вопрос, – произнес Маг, читая мысли юноши, – тем более сейчас, когда ты только в начале своего пути.

– Но довольно разговоров, – сказал Великий Магистр, вставая и направляясь к потайной двери в стене. – У нас сегодня еще много дел. Пойдем, я познакомлю тебя с Высшим Капитулом нашего ордена.

Христиан встал и последовал за магом. Потом остановился, посмотрел на лампу, которая лежала на столе, и спросил:

– Но Великий Магистр! Вы мне так и не рассказали, как устроена Вечная Лампа.

Психология bookap

Алхимик засмеялся.

– Мне нравится, что в тебе очень мало страха и есть чувство юмора, – сказал он, явно довольный. – Это очень важно для рыцаря Великого Делания. О Вечной Лампе и о многих других тайнах ты узнаешь позже. А сейчас пошли – нас ждут великие дела. – С этими словами Магистр взял юношу за руку и увлек за собой в зияющую темную дыру проема – в Неизвестность.