Сказка о Храбром Рыцаре

Давнымдавно, далекодалеко раскинулось огромное обширное бескрайнее королевство. В этом огромном обширном бескрайнем королевстве правил мудрый король «Понимашь!». У этого мудрого «Понимашь!» короля был королевский совет: богатые, могущественные, влиятельные сеньоры, занимавшиеся политикой и экономикой королевства. Сеньорам служили храбрые рыцари без страха и упрека – все, как один, неподкупные, честные, гордые. Была также городская стража порядка: доблестная, честная, неподкупная. Были также купцы именитые, составляющие благосостояние столицы. И были в большом количестве конюхи, плотники, дворники, скотники и прочий рабочий люд.

Жил да был в те далекие времена в столице храбрый рыцарь. Служил рыцарь верой и правдой своему сеньору, члену королевского совета. Жил рыцарь в небольшом замке неподалеку от самой высокой башни в столице. Носился рыцарь по столице на великолепнейшем белом коне. С такими номерами на седле, что вся городская стража брала под козырек, ко гда рыцарь проносился мимо. Жил рыцарь в столице, служил рыцарь сеньору и не замечал несколько очевидных вещей. Не замечал рыцарь того, что сеньор начинает им тяготиться: не слишком ли много знает рыцарь о его, сеньора, делах. Не слишком ли рыцарь крут и своеволен, не слишком ли большое рыцарь отрастил собственное мнение, которым размахивает направо и налево? Не замечал рыцарь и того, что его прекрасная дама периодически заглядывается на его сеньора, а его сеньор заглядывается на его прекрасную даму.

В те далекие далекие времена служил рыцарь своему сеньору. И вот однажды летит рыцарь по столице на своем великолепном белом коне с правильными номерами на седле, а на морде коня висит квадратная табличка с надписью: «Администрация “Понимашь!” короля». Как вдруг останавливают рыцаря доблестные стражи закона и порядка. Изумился рыцарь, никогда доблестные стражи помощников членов королевского совета не останавливали, а тут взяли и остановили. Он остановился.

– Сойди с коня, – просят доблестные стражи. Сошел рыцарь с коня.

– А покажи ка нам, рыцарь, свое разрешение на ношение острого меча.

– Пожалуйста, – говорит рыцарь, – вот лицензия на ношение острого меча. Вот красный пергаментный свиток, гласящий, что я есть не кто иной, как помощник члена королевского совета.

Говорят стражи:

– А будь добр, храбрый рыцарь, покажи ка ты нам свой меч острый, дабы мы сверили номера на рукоятке твоего меча и в разрешении.

Извлек рыцарь из ножен меч острый и протянул его доблестным стражам закона и порядка.

– Беда, рыцарь, неприятности у тебя. Разрешение твое два месяца, как аннулировано, значит, меч ты носишь незаконно. А это, по закону нашего сурового, но справедливого королевства – статья. Потому, рыцарь, придется тебе ехать с нами в королевскую тюрьму. Там мудрый добрый справедливый королевский прокурор быстренько во всем разберется. Так если ты ни в чем не виноват, рыцарь, так тебя сразу и отпустят. А если виноват – не обессудь.

– Да это какая-то ошибка, – говорит рыцарь.

– Да никакой ошибки, – говорят стражи, – придется ехать в королевскую тюрьму.

– Ладно, – говорил рыцарь, – поехали.

Перед тем как сесть в карету доблестных стражей закона и порядка, говорят они:

– Надо бы тебе, рыцарь, железные кандалы на руки надеть: нельзя в королевскую тюрьму никому без кандалов входить, кроме доблестных стражей закона и порядка.

Протянул рыцарь руки, и защелкнулись на руках у рыцаря железные кандалы. И как увидели доблестные стражи закона и порядка, что нет у рыцаря меча, а есть у рыцаря железные кандалы на руках, взмахнули они своими резиновыми саблями и обрушили их на голову рыцаря.

– За что?! – изумился рыцарь.

– Да ни за что, – объяснил стражи. – Это, так сказать, превентивно. Наслышаны мы, о храбрый рыцарь, что ты велико преуспел в искусстве рукомашества и дрыгоножества. Значок вон, рыцарь, мастерский носишь на камзоле, да и по шахматам. Так вот чтоб тебе глупые мысли в голову не лезли, это тебе заранее.

Привезли его в королевскую тюрьму. Пока оформляли прибытие рыцаря, связался рыцарь со своим сеньором: вытряхнул из кармана все деньги и отдал их самому неподкупному стражу закона и порядка. Дал ему страж магический кристалл. А связь в те времена между людьми на дальнее расстояние осуществлялась при помощи магических кристаллов. Связался рыцарь со своим сеньором и говорит:

– Сеньор, проблемы. Меня здесь закрывают!

– Это происки моих политических противников, – говорит сеньор, – ты подожди семьдесят два часа, продержись, через семьдесят два часа мы тебя оттуда выдернем.

По законам того королевства трое суток до предъявления обвинений могли держать храброго рыцаря в королевской тюрьме, а потом – либо обвинения предъявлять и приглашать адвоката, либо отпускать рыцаря из королевской тюрьмы.

– Ладно, – говорит рыцарь, – продержусь.

Трое суток никто рыцаря не вытаскивает. Пять суток рыцаря не вытаскивают. И семь суток никто рыцаря не вытаскивает из королевской тюрьмы. А на восьмые сутки ведут рыцаря пред светлые очи королевского прокурора. Говорит ему мудрый справедливый неподкупный королевский прокурор:

– Рыцарь, раз ты уже попал сюда, то выйдешь отсюда нескоро. Во первых, меч свой ты носишь незаконно. А это, по законам нашего королевства, есть не что иное, как преступление. Во вторых, есть у нас на магическом кристалле запись, где вымогаешь ты у купцов именитых сто тысяч монет в иностранной чеканке.

– Неправда, – говорит рыцарь, – помню этот разговор прекрасно. У сеньора выборы в королевский совет, деньги нужны срочно, а алчные купцы долг возвращать не хотят. Напомню вам народную пословицу, что долг платежом красят.

– А как ты объяснишь, о храбрый рыцарь, что у одного купца карета заграничная в мгновение ока сгорела, а у другого в тот же день дом загородный пожаром объят был?

– Бог их за алчность покарал, – разводит руками рыцарь. – Как раз в то время находился я перед всевидящим оком игорного дома, значит, никак не мог в этих преступных деяниях участвовать.

– Ладно, рыцарь, – говорит королевский прокурор, – а вот есть у нас другая запись на магическом кристалле, где убеждаешь ты политического противника своего сеньора снять свою кандидатуру с выборов в королевский совет. А в ином случае грозишь ему страшными карами.

– Неправда, – говорит рыцарь, – помню я этот разговор прекрасно. Объяснял я ему, что политика – грязное дело, а жизнь и здоровье дается всего один раз.

– Вот что, рыцарь, – говорит королевский прокурор, – а как ты объяснишь, что противника твоего сеньора какие-то хулиганы прямо в его дому избили?

– Не знаю, – пожимает плечами рыцарь, – уличная преступность распоясалась, полагаю, а доблестные стражи закона и порядка, вместо того, чтоб с ней бороться, честных рыцарей хватают и тащат в королевскую тюрьму.

– Слушай, рыцарь, – говорит королевский прокурор. – Три статьи ты уже имеешь. Давай так: если ты сейчас сразу во всем признаешься, то в нашем гуманном королевстве в каждой статье сказано – «от» и «до», и у нас с тобой будет «от». А если ты не признаешься, то будет у нас с тобой «до», а это, рыцарь, ты уже седым отсюда выйдешь.

Послушал рыцарь королевского прокурора и спросил у него сутки на размышление. Не хотел давать ему сутки на размышление королевский прокурор, но пришлось таки дать. Вернули рыцаря в камеру. А в камере вокруг него сидят страшные люди: хулиганы, воры, преступники, и даже, ужас какой – бандиты. Сидит среди них рыцарь, как вдруг старший среди бандитов говорит рыцарю:

– Рыцарь, я смотрю, человек ты нормальный и достойный. Если тебе с кем снаружи связаться надо – так у меня магический кристалл здесь есть, могу тебе помочь.

Взял рыцарь магический кристалл и задумался, как же ему быть? С кем же ему связаться? Понял он, что сеньор его подставил по полной программе. И тогда вспомнил рыцарь, что есть у него друг верный, с которым когда-то на южных рубежах королевства боролись они с неверными, были всадниками на железных драконах, что по небу летают, как птицы небесные. И даже портрет был неизвестного художника кистью, как стоят два храбрых рыцаря, обнявшись, на фоне железного дракона, горы песков за спиной. Напрягся рыцарь, вспомнил номер магического кристалла своего друга верного, и связался с ним. А друг его верный высоко в столице поднялся, в королевский совет ногой дверь отворял. Самому «Понимашь!» королю представлен был. Рассказал рыцарь ему о своей проблеме, и вытащил его друг верный из королевской тюрьмы, да вернул ему меч острый, да разрешение на ношение меча острого. Друг его верный происходил из небольшого городка, неподалеку от столицы, именуемого так же, как дневное светило именуется. Сказал рыцарь другу верному:

– Прекрасная дама – черт с ней, что от женщины ждать, кроме предательства, а вот сеньора своего повидать очень хочу. Дай мне, друг мой верный, десять храбрых воинов из дружины имени дневного светила, да встречусь я с сеньором своим.

Дал ему друг десять храбрых воинов из дружины имени дневного светила, да три быстроходных экипажа. Но связался королевский прокурор, справедливый и неподкупный, с сеньором храброго рыцаря, и объяснил ему:

– Сеньор, рыцаря твоего отпустить пришлось, такие люди за него попросили, что тебе даже лучше не знать, что такие люди в столице есть. И носится твой рыцарь во главе десятка воинов дружины имени дневного светила, ищет тебя по всей столице.

Играли они, рыцарь и сеньор, в прятки, играли они в догонялки. Нашел, не нашел рыцарь своего сеньора, сказка о том умалчивает, только вернул рыцарь другу верному и десять храбрых воинов, и три быстроходных экипажа, и за все его благодарил. И сказал ему друг верный:

– Рыцарь, земля у тебя уже горит под ногами, пока только лишь могущество дружины имени дневного светила, да мой авторитет удерживают друзей сеньора твоего от немедленной расправы над тобой.

– А что мне делать? – спросил рыцарь.

– Сваливать из столицы, – сказал друг верный.

– Куда же я свалю? – пожал плечами рыцарь.

– Как это куда? – удивился друг верный. – Тут неподалеку от столицы городок один есть, тоже его иногда по ошибке столицей называют, путают. Ты на жреца учишься? Лекаря душ? Так там такой же университет есть, там же и доучишься. Бежал бы ты, рыцарь.

– Когда ехать? – поднял брови рыцарь.

– Вчера, – сказал друг верный, – но край сегодня. И уехал рыцарь из ослепительно сияющей прекрасной столицы в небольшой городок, который тоже иногда по ошибке столицей называют.

Шли годы. Поменялся на троне король, старый «Понимашь!» покинул трон, на три четверти сменился состав королевского совета. И можно бы уже рыцарю вернуться в столицу, да только уж если возвращаться, то под барабанный бой и развернутые знамена. А так никто рыцаря пока не зовет. А потом, понравился рыцарю маленький городок неподалеку от столицы, который тоже иногда по ошибке столицей называют, когда путают.

* * *

А мораль сей сказки такова:

1. Хреново быть рыцарем.

2. Все политики – дерьмо.

3. Все-таки сказки пишут про рыцарей, а не про членов королевского совета, даже не про «Понимашь!» королей, не про купцов именитых, и не про конюхов, дворников, скотников и плотников.

Как пишут во всех сказках: все действующие лица являются персонажами вымышленными, за любое совпадение событий редакция ответственности не несет.