Сказка о Принце и Принцессе

В давние давние времена странствовал в поисках принцессы один Принц. Как положено принцу: с пышной свитой, охраной, мешками золота и на белом коне.

Однажды приехал он в замок, где, по слухам, жила прекраснейшая принцесса.

Приехав во дворец, он увидел девушку в штанах, оттянутых на коленях и заднице, в стоптанных тапочках и с нечесаными волосиками, забранными в хвостик.

– Кухарка, – обратился к ней Принц, – скажи во дворце, что приехал Принц к Прекрасной Принцессе.

– Я не кухарка, я Принцесса, – сказала девушка.

Удивился (весьма) Принц.

– Что-то ты какая-то потасканная для принцессы. И разве бывают принцессы в синей мешковине?!

Принцесса надула губы и сказала:

– Я не собираюсь следить за своей внешностью, кичиться красотой и ходить к косметологам. И вообще, я – современная женщина.

И она убежала во дворец предупредить короля и королеву о приезде жениха принца.

Принц поболтался по замку и узнал много интересного.

Оказывается, «за неимением лучшего» Принцесса совокуплялась с конюхом. Злые языки поговаривали, что иногда она совокуплялась и с гориллой в королевском зоопарке. Но это, конечно, были выдумки. Тем более что горилла и конюх были так похожи, что если бы их поменяли местами, то никто бы и не заметил.

Был у Принцессы отпрыск – явно низменного происхождения. А вот от конюха или от гориллы – ни кто толком не знал. Хотя фрейлины Принцессы старательно распускали слухи, что отпрыск сей от герцога Брехлянского, который когда-то тоже на нее польстился.

На торжественном ужине под занудное гнусное гудение Матери Королевы Папа Король нажрался и сообщил Принцу:

– Бери! Она бл…дь, конечно, но королевская дочка, и умная к тому же.

Периодически замок оглашался обиженным ревом гориллы из зоопарка, да появлялась унылая физиономия конюха, грустно поглядывающая на Принца и Принцессу.

Заглянув в комнату Принцессы, Принц уже не удивился, а очленел. Бездонную пустоту в ее душе заполняла целая орда живности: в клетке мерзко вопили попугаи, на которых лаяли три отвратительных пса, мяукали и воняли коты, рыбки угрюмо и с отвращением посматривали из аквариума.

Тут появилась Принцесса и стащила с себя синюю мешковину, оставшись в белье, которым, как тут же предположил Принц, она по ошибке обменялась с конюхом. И оглядев Принца, сказала:

– Ты вроде ничего. Когда поедем в твое тридевятое царство – возьмем моего потомка, собак, кошек, рыбок, попугаев, и, самое главное – маму.

После этого со словами: «Я в душ», – смылась.

В течение десяти минут Принц колебался: уйти сразу или попрощаться. Но потом брезгливость и неприязнь к чмошности победили, и с последними словами: «Пошло оно все на…» – Принц выпрыгнул в окно и покинул окрестности замка.

Приехав к ожидавшей его свите, Принц сказал:

– Помните, мы проезжали село Елдыжные Дерьмаки?

– Помним, – сказала свита.

– И с ведром молока мимо нас прошла офигенная доярка.

– Помним, – сказала свита.

И как им было не помнить эту доярку! С раннего утра, идя в коровник, она не забыла затянуться в корсет, надеть туфли на каблучках и соорудить на голове эффектную прическу. А ее фигура и походка явно указывали на то, что свободное от коровника время она проводит, в основном, в местном фитнесцентре.

– Я обменялся с ней парой слов, – продолжил Принц. – Во всяком случае, она не сношается с конюхами и гориллами, не держит собак, котов, попугаев и рыбок и не имеет отпрысков подлого происхождения. По-моему, она куда больше подойдет мне в жены, чем такая ублюдочная срань, как та принцесса.

– КРУГОМ! – скомандовал Принц. – За дояркой!

* * *

Мораль сей притчи такова:

Говно оно и есть говно, даже под короной!

Психология bookap

Я забыл, конечно, сказать, что Принцесса пила свинячье пойло и курила, как дымоход. Любила иногда посмотреть спортивные состязания, в промежутках между шоу «Дворец2» или «Построй какую-нибудь хрень». А потом долго обсуждала с фрейлинами, кто с кем совокупился или кто кого послал.

А Королева нудным голосом пилила нажравшегося Короля, который нес какую-то чушь, периодически полируя свои роскошные ветвистые рога. Королева была такой же чмошной и потасканной, как Принцесса, только в два раза старше и еще менее ухоженной. Но более независимой и эмансипированной.