Часть 1. Готовность

Глава 10. Создание идеального «Я» и прорыв к новой жизни


...

Тренинг «Пять погружений силы»

Это упражнение, о котором я сейчас расскажу, предназначено для того, чтобы тренировать героев. «Тренер героев» – так я подписываюсь на форумах в интернете. «Тренер героев» – так называют меня те, кто учился у меня и стал героем.

Это упражнение предназначено для того, чтобы создавать героев. Для того, чтобы пробудить героя – истинного, настоящего – в каждом человеке. Пять ступеней силы. Пять ступеней воина. С первобытных времен и до звездных войн. Вы пройдете сейчас эти пять ступеней. Пять ступеней истины, пять ступеней силы. Пять ступеней воина.

Сядьте свободно. Добейтесь полного расслабления. Установите ровное, свободное дыхание. И мы с вами начинаем первое погружение. Первое погружение… Ровное, свободное дыхание. Представьте себе, что вы уснули. Вы спите и видите сон. И во сне вы стоите перед группой людей. Вокруг вашего пояса обернута шкура. В руке вашей копье с костяным наконечником. Люди… вокруг их поясов тоже обернуты шкуры, и в руках у них копья с каменными наконечниками. Они смотрят на вас, в их взгляде недоумение. В их взгляде страх и сомнение. Но вы начинаете говорить. Вы говорите о том, что в ваш лес пришли чужие. Они могут быть добрыми, могут быть злыми – это неважно. Они – чужие, и поэтому должны умереть. Потому что этот лес – ваш, и никто не имеет права входить в него, кроме вас. Это – ваш лес.

Вы говорите, и лица людей начинают меняться. Вы говорите, и лица людей становятся наполнены силой и мрачной решимостью. Вы говорите, и начинаете отстукивать – отстукивать ритм, ритм, ритм – тупым концом копья о землю. И повторяете как заклинание, и повторяете как заклинание – «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», и люди начинают отстукивать ритм тупыми концами копий о землю. Они стучат и повторяют: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», они пританцовывают и ударяют тупыми концами копий о землю, и повторяют вслед за вами – «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». И глаза их разгораются тусклым багровым светом: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Вы разворачиваетесь и бежите в лес, и люди бегут за вами. И ваши босые ноги отстукивают по лесной тропинке один и тот же ритм: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Вы бежите через лес долго, долго, а в головах стучит, в висках стучит, во всем теле стучит: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Вот перед вами поляна. Вы делаете взмах рукой вправо и влево, и люди, бегущие за вами, рассыпаются и окружают эту поляну. На поляне в землю воткнуты шесты, на них натянуты шкуры. Это хижины, это хижины чужих. Они виноваты в том, что они пришли в ваш лес, и за это они будут уничтожены. Вы огибаете с разных сторон поляну и продолжаете отстукивать тупым концом копья в землю – тихо, едва слышно, и в голове у каждого стучит: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Вот окружение завершено, и люди смотрят, и вы видите, как горят тусклым багровым светом глаза тех, кто стоит на другой стороне поляны. И тогда вы издаете долгий и протяжный клич, и с ревом бросаетесь сквозь кустарник на поляну, и со всех сторон бросаются те, кто пришел с вами. Удары копий сбивают с ног чужих. Вы не щадите никого – ни мужчин с оружием, ни женщин, ни детей, ни стариков – все падают под ударами ваших копий. Они чужие, а потому им – смерть. А в головах стучит, мощно стучит пульс – стучит, и проговариваются одни и те же слова: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Красная пелена, красная пелена перед глазами: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». И вот падает последний враг, и вы вскидываете обе руки и разражаетесь ревом, победным ревом. Вы собираете копья, шкуры, вы забираете своих убитых и раненых и возвращаетесь обратно, а в голове медленно стихает гул – гул и удары пульса: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем». Этот лес – ваш, и никто не имеет права входить в этот лес, пока в нем живете вы. Вы отстояли свой лес, но как только над вами нависнет угроза, в любой момент вы услышите, как бьется пульс в ваши виски, и рвется наружу ритм: «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем», «Убьем, всех убьем».

Медленно и плавно возвратитесь и почувствуйте реальность происходящего, но не открывайте глаза, потому что сейчас мы с вами начнем второе погружение. Второе погружение…

Вы стоите на ровной дороге, вы стоите на ровной дороге, на левой руке у вас круглый щит, в правой – короткий прямой меч. Вокруг вас люди, их лица испуганы, в их глазах страх и овечья покорность. У них тоже небольшие круглые щиты и тоже острые короткие мечи. Но это – не воины. Это – люди, наполненные овечьим страхом. И тогда вы начинаете говорить. Вы говорите, что вы и так и так умерли, вы и так и так погибли, но погибнуть можно по-разному. Можно погибнуть, как баран на бойне, а можно погибнуть, сражаясь как герой. И так и так – вы погибли, ибо враг не щадит никого. Ибо враг силен. Вы говорите людям, что врага можно побеждать, врага можно бить. Сомнение, неверие, страх на их лицах постепенно сменяются мрачной решимостью. Мрачная решимость делает черты их лиц более жесткими, а в глазах разгорается тусклый багровый огонь. И тогда вы ударяете мечом в щит, и тогда вы ударяете мечом в щит, и тогда вы начинаете бить мечами в щиты, и люди вокруг вас ударяют мечами в щиты, мечами в щиты, мечами в щиты. Вы выстраиваете их в несколько рядов и делаете шаг вперед. И они шагают за вами. Не сговариваясь, они шагают в ногу, и под каждый шаг, под каждый шаг ударяют мечом в щит, мечом в щит, мечом в щит, мечом в щит. Ударяют под каждый шаг. Каждый шаг делает вас сильнее, каждый удар меча в щит делает вас сильнее. И вот вдали появляются клубы пыли. «Враг, враг, враг, враг, враг, – ударяют мечи в щиты, – враг, враг, враг, враг». Вы идете вперед с лязгом, лязгом мечей в щиты. С лязгом мечей в щиты вы идете вперед. И клубы пыли превращаются в отряд всадников. Они показывают на вас пальцами и презрительно смеются. Они выдергивают копья и сабли. Они не верят в возможность сопротивления. Но вы ведете людей, которые совсем иные, чем были совсем недавно. Потому что лица их исполнены мрачной решимости, а в глазах горит тусклый багровый огонь. Лязг мечами в щиты, мечами в щиты, мечами в щиты. Вот враги приблизились к вам, и тогда вы стремительно бросаетесь вперед. Мечи уже лязгают не по вашим щитам, а по доспехам врагов. Вы подрубаете ноги коням, сбиваете врагов с ног и рубите их, и перешагиваете через коней и людей, шагаете дальше. Дальше, дальше. Лязг оружия, лязг оружия, лязг оружия, и падают, падают один за другим всадники, ваши враги. Падают, падают, падают, падают, падают. Вот падает последний враг. И вы вскидываете руки кверху, и меч и щит в каждой из ваших рук. Меч и щит в ваших руках, и вы вскидываете руки вверх и разражаетесь долгим протяжным криком. И кричат люди, победившие вместе с вами. Вы сделали их сильными. Вы создали в них мрачную решимость. Вы сделали их победителями. Потому что победитель – вы. Вы остаетесь в этом состоянии и ощущаете вновь реальность происходящего. Но ощущаете, оставаясь в этом состоянии. Медленно, плавно, дайте ему отпустить себя. Потому что сейчас мы с вами уходим в третье погружение.

Вы стоите в оборванной одежде. В руках у вас тяжелое громадное неуклюжее ружье. И вокруг вас стоят люди. На них тоже оборванная одежда. У них такие же тяжелые неуклюжие ружья в руках, и такие же тяжелые неуклюжие пистолеты за поясом, как у вас. И такие же легкие, острые как бритва сабли на боку, как у вас. И вы начинаете говорить. Вы говорите, что бежать уже некуда, а позади вас – скалы. И выход у вас один – разбить врагов и пройти сквозь их строй. Люди слушают вас, и усталость и отчаяние на их лицах сменяет победоносная мрачная решимость. Глаза их разгораются тусклым багровым огнем. Вы достаете мешочек пороха и высыпаете заряд в ствол ружья. Вы закатываете комок войлока и трамбуете его шомполом. Вы отстегиваете от пояса мешочек и закатываете из него тяжелую пулю в ствол. И вновь забиваете войлочный пыж. Кладете ружье перед собой. И вы видите, что рядом с вами положили ружья, уже снаряженные ружья те люди в оборванной одежде, босые, которые были вместе с вами. Которые и есть вместе с вами, которые и будут вместе с вами. Вы достаете тяжелый неуклюжий нелепый пистолет и засыпаете в него порох, и забиваете войлочный пыж, и закатываете тяжелую свинцовую пулю, и еще раз забиваете войлочный пыж.

Вы видите клубы пыли впереди. Это идут ваши враги. Их много, их много, их очень много, гораздо больше, чем вас. Но лица людей, находящихся рядом с вами, исполнены мрачной решимости, а глаза горят тусклым багровым огнем. Вы говорите им, вы говорите, что когда вы будете стрелять, вы должны быть спокойны, как гранитная глыба, а когда вы броситесь вперед с саблями в руках, с визгом и яростным криком, вы должны быть взвинчены до предела. А сейчас – спокойствие гранитной глыбы. Вы разжигаете фитиль, и разжигают фитили люди вокруг вас. Вы поднимаете ружье, вы ловите на мушку самого могучего из идущих впереди врагов. Задерживаете дыхание и подносите фитиль к боку ружья. Грохот вашего ружья превращается в треск, долгий и протяжный. Это стреляют ружья всех, кто стоит рядом с вами. Первые ряды врагов падают. Вы поднимаете тяжелый неуклюжий пистолет и подносите фитиль к нему. Грохот выстрела превращается в долгий треск. Это грохочут пистолеты каждого, кто стоит рядом с вами. И тогда вы выдергиваете из ножен саблю, и дикий визг оглашает все вокруг. И вы бросаетесь вперед, и вы бежите вперед, и рядом с вами бегут люди. И обрушиваются сабли на головы ваших врагов. Неимоверная ярость, подхватившая вас подобно смерчу и вихревому потоку, несет вас вперед, и вы рубите, рубите, рубите, рубите. И вот упал последний враг. Вы вскидываете обе руки к небу и издаете долгий протяжный крик, и кричат люди вокруг вас. Победители! Теперь вы возьмете одежду врагов, теперь вы возьмете оружие врагов. И, главное, вы свободны, вы можете идти. Вы можете пройти сквозь лежащих на земле врагов. Ибо вы теперь свободны.

Вы сохраняете в себе это состояние, вы удерживаете его. Вы возвращаетесь вместе с ним в реальность. На некоторое время вы задерживаетесь в реальности, а затем мы с вами начинаем четвертое погружение.

Вы стоите на широкой площадке. На вас камуфляжная форма, на голове стальная каска. На груди автомат. За спиной – плоский ранец. Вы стоите перед группой людей. У них такие же автоматы на груди, как у вас, такие же ножи висят на поясах. Вы стоите перед ними и что-то говорите. Затем вы заставляете их попрыгать, и прислушиваетесь, не звенит ли какой-нибудь предмет. Нет, ничего не звенит. Вы усмехаетесь этим людям, вы говорите им что-то ободряющее. Вы знаете каждого из этих людей, его сильные и слабые стороны, потому что это – ваши, ваши люди. Вы отходите немного в сторону, вы просовываете руку к уху и произносите несколько слов. «Первый, как слышишь?». «Отлично», – слышите вы. «Второй?» – «Отлично». «Третий?» – «Отлично». «Четвертый?» – «Отлично». У вас есть связь со всеми командирами, а на боку висит тяжелый прямоугольник – станция дальней связи. «Пора», – говорите вы. И, ухмыльнувшись, произносите: «По коням». Ровным мерным шагом вы выходите на вертолетную площадку. Вы садитесь в два вертолета. Едва вы успеваете сесть, и вертолеты взмывают в небо. Вы сидите, и напротив вас сидят люди. Вы видите второй вертолет, он летит тем же курсом. Вы что-то говорите, смеетесь. Хлопаете ладонью о ладонь сидящего напротив вас, он тоже что-то говорит вам и смеется. Вы верите в каждого, в каждого из этих людей. Вы верите в их силу, гордость, умение.

И вот звучит короткая команда, и вертолет движется очень низко, над самой землей. И вы выпрыгиваете из вертолета. Земля ударяет вас по ногам, вы пружините и, кувыркнувшись, отбегаете в сторону. На это место уже прыгает из вертолета второй, третий, четвертый, прыгают все. От второго вертолета тоже отделяются точки – прыгают, прыгают, прыгают на землю, пружиня ногами, кувыркаясь, откатываясь в сторону. Вы проводите быструю перекличку. Вертолеты уже взмыли в небо и ушли. Все на месте, все здесь. И тогда вы даете короткую команду, и люди бегут вслед за вами. Вы бежите вперед размеренным, мерным бегом. Вы не устаете, нет усталости. Бег этот привычен вам, как ходьба. Вы бежите мерным бегом долго, долго, долго. Солнце успевает изменить свое положение на небе, а вы все бежите. И вот вы поднимаете руку, и все переходят на шаг. Теперь вы уже не бежите, вы крадетесь. Вы крадетесь среди скал и ущелий. И вот вы поднимаетесь на один из склонов, и внизу видите огороженную площадку – естественную, огороженную глыбами и скалами площадку. Вы пробираетесь между камней. Над этой площадкой натянута маскировочная сеть, а там, внизу, люди в камуфляже немного другого цвета. Там, внизу, люди в чужой военной форме. Там, внизу, люди другие, немного отличающиеся от вас. Вы всматриваетесь в них и, молча, показываете пальцами в разные стороны. И, разделившись, четыре командира уводят людей в разные стороны. Возле вас остается несколько человек. Вы показываете на стоящего человека в камуфляже. У него в руках винтовка. Слегка касаетесь плеча припавшего к земле рядом с вами человека и показываете на него пальцем. И проводите своим указательным пальцем по горлу. Человек ухмыляется и скользит вперед между камней. А вы всматриваетесь – на противоположной стороне – такой же с винтовкой, и там, там тоже кто-то скользнул вперед. На мгновение за силуэтом появился еще один силуэт, а потом оба силуэта исчезли. Чисто. «Первый?», – спрашиваете вы. «Чисто» – ответ в ухе. «Второй?» – «Чисто». «Третий?» – «Чисто». «Четвертый?» – «Чисто». Вы усмехаетесь, хищная усмешка скользит по вашим губам. И вы произносите: «Начали! Пошли!» И летят гранаты, и вспышки озаряют все вокруг. И рвется маскировочная сеть, и кричат и начинают бегать люди. Но вы начинаете уже стрелять от плеча и с бедра из автомата, заливая все огнем. И вновь летят гранаты, и вновь огонь автоматов накрывает все вокруг. Вы перемещаетесь вперед, вы уже не слышите ни криков, ни выстрелов в ответ. Их и так почти не было. Никто ничего не успел сообразить. Вы идете вперед, и там, где вы слышите стон или шевеление, вы стреляете, вы стреляете, а идущий рядом с вами взмахивает длинным острым клинком. Вы прошли вдоль и поперек, вы несколько раз нажимали курок, идущий рядом с вами несколько раз взмахнул клинком. «Отходим», – говорите вы. «Первый?» – «Выполняю». «Второй?» – «Выполняю». «Третий?» – «Выполняю». «Четвертый?» – «Выполняю». «Отходим». Вы отходите. Вы отходите все дальше и дальше от уничтоженного объекта. Все дальше и дальше. И вот вы достаете прямоугольник дальней связи и произносите: «В квадрате!» Вам что-то говорят в ответ, но вы уже перешли на мерный бег. Вы бежите, вы бежите, вы должны появиться одновременно с вертушками, одновременно или чуть раньше. Вы слышите гул, вертушки опускаются. Перед тем, как зайти, вы осматриваете еще раз каждого. Раненых нет, убитых нет, все на месте. Все на месте. И чувство гордости, гордости и силы переполняет вас. Вы выполнили задачу, вы победили. Вы ухмыляетесь и что-то произносите входящему в вертолет Четвертому. Четвертый тоже ухмыляется. Вы садитесь в вертолет, задраиваете люки, и вертолеты взмывают в небо. Вы выполнили задачу. Вы – лучшие, и нет равных вам, ибо вы – лучшие. И чувства силы и гордости переполняют вас. Сохраните в себе это ощущение силы и гордости, и удержите его, потому что сейчас мы с вами начнем пятое погружение!

Сохраняете в себе чувство силы и гордости… Сохраняете в себе чувство силы и гордости… Мы входим с вами в пятое погружение.

Вы сидите за огромным экраном. Перед вами пульт. Вы произносите: «Пилот?» «На месте», – слышен ответ. «Оружейник?» «На месте», – раздается голос откуда-то сбоку. «Навигатор?» – «На месте!» «Тактик?» – «На месте!» «Механик?» – «Работаю». Вы смотрите на экран, и мимо вас со страшной скоростью несутся звезды. Вы смотрите на экран, и звезды несутся мимо вас, и вы знаете, что сейчас Навигатор лихорадочно вычисляет курс, прокладывает новый курс. Пилот держит руки на штурвале. Тактик в последний раз проверяет оружие. Оружейник еще раз обходит по периметру сверхбомбу. А механик думает, как ему выжать все из двигателей корабля. Вы летите сквозь пространство и время, и звезды мчатся мимо вас на экране. Звезды мчатся мимо вас на экране… И вот одна звезда становится все более и более яркой. Это мишень, это цель. Вокруг звезды вращаются планеты, и с одной из планет вспыхивающие точки устремляются к вам. «Навигатор?» – говорите вы. «Рассчитал!» – отвечает голос. «Пилот?» – «Выполняю!» «Тактик?» – «Готов!» «Оружейник?» – «Готов!» «Механик?» – «Работаю!» И ваш корабль, скользнув мимо светящихся точек, уходит к этой звезде. Вы видите, как эти светящиеся точки начинают вспыхивать и исчезать одна за другой. Вы усмехаетесь. Это тактик, тактик, который сейчас уничтожает их. Вы пролетаете над самой звездой. «Оружейник, – говорите вы. – Пуск!». Вы видите, как маленькая точка отделилась от вашего корабля и устремилась к этой звезде. Корабль содрогнулся и, став легче, рванулся в сторону. «Навигатор?» – «Прокладываю обратный курс!» «Пилот?» – «Ложусь на расчетную траекторию!» «Тактик?» – «Готов!» «Механик?» – «Делаю все возможное!» И корабль, огибая светящиеся точки, уносится обратно. А позади вас разбухает и ослепительно яркой становится звезда, многократно увеличиваясь в размерах, поглощая все планеты, поглощая светящиеся точки. Вы уничтожили звездную систему, вы уничтожили звезду и планеты! Неимоверно яркий свет, ослепительно яркий свет вокруг вас. Но вы возвращаетесь обратно. «Пилот?» – «На месте!» «Навигатор?» – «Курс проложен, отдыхаю». «Тактик?» – «Целей нет!» «Оружейник?» – «В отсеке пусто!» «Механик?» – «Двигатели в порядке!» И вы улыбаетесь. Вы – лучшие. Здесь, на этом корабле, собраны лучшие из лучших. И вы тоже лучший. Вы выполнили задачу, которую, кроме вас, не мог бы выполнить никто. Вы победили.

Долгий глубокий вдох… А на выдохе проведите ладонями по лицу, потрите виски, глаза… Пять ступеней, пять движений… «Убьем, всех убьем»…