Часть 1. Готовность

Глава 5. Следование высшей цели и закону


...

Тренинг «Города»

Сядьте свободно. Добейтесь полного, абсолютного и глубокого расслабления. Покой… Полный, мягкий, свободный… Абсолютный покой… Сосредоточьтесь на своих руках. Руки… Почувствуйте их вес и температуру. Ноги… Вес и температура ног… Обувь на ногах… Пол под ногами… Все тело… Оно расслаблено и свободно… Голова… Вес и температура головы… Покой… Представьте себе, что вы уснули. Вы спите и видите сон.

Во сне вы идете по каменистой пустыне, и вы сами подобны ожившему камню. Вы идете, идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других. Вы – иной. И поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. И вот в незримой дали медленно проступают очертания города. И великий путь ваш, лежащий из бесконечности в бесконечность, проходит через этот город. Вы входите в этот город, и со всех сторон к вам бегут люди. Они падают перед вами на колени, они простирают к вам руки, они молятся на вас и молят вас о чем-то. Но вы идете, идете вперед, и вам нет никакого дела до их молитв, и вам нет никакого дела до их мольбы, потому что это всего лишь жалкие твари, по невежеству считающие себя равными вам. А вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других. И поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. И вот позади остается город молитв, и вот позади остается город мольбы, и вокруг вас снова родная и близкая вам каменистая пустыня. Вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и вы сами подобны ожившему камню. И путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность.

И вновь, вновь из каменистой пустыни вдали проступают очертания города. И вы входите в этот город, и со всех сторон к вам бегут люди. Они потрясают кулаками и выкрикивают вам оскорбления и проклятия, лица их перекошены отвращением и ненавистью. Они бросают в вас чем-то, они потрясают кулаками, они выкрикивают вам оскорбления и проклятия, они ненавидят вас. Но вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других, и поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. Вы идете и идете вперед, и вам нет никакого дела до их ненависти, и вам нет никакого дела до их оскорблений, и вам нет никакого дела до их проклятий, потому что это всего лишь жалкие твари, по невежеству считающие себя равными вам.

И вот позади, позади остается город проклятий, и вокруг вас снова родная и близкая вам каменистая пустыня. И вы сами подобны ожившему камню, и путь ваш, великий путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. И вновь вдали проступают очертания города. И вы входите в этот город, и со всех сторон к вам бегут люди. Они показывают на вас пальцами и хохочут. Они хватаются за животы, они вытирают слезы, они смотрят на вас и хохочут. И вы идете сквозь их хохот и насмешки. Вы идете, и вокруг вас хохот и насмешки, и все показывают на вас пальцами. Вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других. Вы – иной. Поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. И вам нет никакого дела до их хохота, и вам нет никакого дела до их насмешек, потому что это всего лишь жалкие твари, по невежеству считающие себя равными вам. И вот позади остается город насмешек. И вокруг вас снова родная и близкая вам каменистая пустыня. И вы сами подобны ожившему камню, вы идете и идете вперед, и поступь ваша тверда, и путь ваш, великий путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность.

Вы идете и идете вперед, и вновь, вновь вдали проступают очертания города. И путь ваш лежит через этот город, и вы входите в этот город, и вокруг вас скользят люди. Никто из них не замечает вас, никто из них даже не смотрит на вас, но вам нет никакого дела до их равнодушия. Вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня. Взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других. Вы – иной. Вы – иной, и поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. Вы идете и идете вперед, и вокруг вас снова родная и близкая вам каменистая пустыня. И вы знаете, что на великом пути вам встретится еще не один город, и вы знаете, что в этих городах люди будут проклинать и ненавидеть вас, будут хохотать над вами, будут падать перед вами на колени и молиться на вас, и молить вас о чем-то, будут не замечать и игнорировать вас. Но вы идете и идете вперед, и лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других. Вы – иной. Вы – иной, и поступь ваша тверда. И в любой миг, день и час вы ощущаете себя идущим по великому пути, с лицом, будто высеченным из камня, и взглядом, устремленным в бесконечную даль. И цели ваши отличны от целей других, и поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. И в любой миг, день и час вы ощущаете, что лицо ваше будто высечено из камня, а взгляд устремлен в бесконечную даль, и цели ваши отличны от целей других, и поступь ваша тверда, и путь ваш лежит из бесконечности в бесконечность. Это ощущение остается с вами всегда и везде, где бы вы ни были, что бы вы ни делали, это ощущение остается в вас, и оно с вами…

Медленный, долгий и глубокий вдох, и такой же долгий и глубокий выдох… Проведите ладонями по лицу, потрите виски и глаза.