Философия Сверхчеловека

Как мир имеет вас


...

Закон и мораль

Любое человеческое общество состоит из четырех категорий — овцы, пастухи, сторожевые собаки, волки.

Закон для пастуха — это только его собственная воля, которую он навязывает овцам и собакам.

Для сторожевых собак есть один-единственный закон — воля пастуха. Обязанность собак — выполнение должностной инструкции, которую для них написал пастух. Сказал пастух охранять стадо — надо охранять. Сказал пастух разогнать несанкционированный митинг стада — надо разогнать.

Волки либо находятся в оппозиции к пастухам, либо сами становятся пастухами. Законы у них свои чти вожака, десятую часть каждой украденной овцы отдавай в общую кассу стаи, не сотрудничай со сторожевыми собаками, не сдавай сторожевым собакам других волков.

Большинство законов написано и придумано только для овец.

Не будучи христианином, я все же считаю вершиной морали Нагорную проповедь Христа — лучше, чем он, о морали не скажешь. Но если сравнить ее с уголовным кодексом, можно увидеть полное совпадение. Не укради, не убий, не обманывай ближнего своего — для всего есть соответствующая статья уголовного кодекса. Эти книги составлены одинаково, их цель — примирить пастухов и овец.

А примирить пастухов и овец можно лишь одним единственным способом — беспрекословным подчинением овец пастухам. А если еще овцы будут любить друг друга, значит, они будут заботиться друг о друге — тогда и пастухам и сторожевым собакам хлопот меньше.

Психология bookap

Мораль — это продолжение закона. Нравственность — это продолжение закона. Чем ставить над каждой овцой по сторожевой собаке, достаточно поставить по сторожевой собаке в голову овцы. Тогда из головы овцы внутренний цербер будет давать команды. Внутренний надсмотрщик будет следить, чтобы овца не делала ничего такого, что может повредить другой овце, стаду, подорвать авторитет пастуха или сторожевой собаки.

Нормы морали хороши для овец, пастухам они только мешают. Если бы в Англии викторианской эпохи все вопили о правах человека, эта страна не захватила бы полмира. Если бы Российская империя вела столь же вялую и хилую национальную политику, как нынешние россияне, границы страны продвинулись бы до Тверской области и никак не дальше. Но это были другие люди, они жили по другим законам и по другим стереотипам.