Глава 7. Безмолвное слово как щит и меч

Любому лидеру необходима специальная психологическая защита – возможно, в большей даже степени, нежели эти дюжие молодцы с квадратными затылками, на которых нынче такая мода. И чем крупнее лидер, тем мощнее должна быть у него защита. Представляете, сколько злобы, проклятий, зависти, негодования, обид и прочих эмоций и чувств из того же семантического ряда постоянно сконцентрировано на таком человеке! А любая негативная эмоция – не столь уж безобидная штука, как это может показаться. Существует примета: если у вас горят щеки или уши, значит, кто-то вас ругает. А почему, спрашивается, ругает, а не хвалит? Да, потому что именно негативные эмоции создают в нашей психике мощный импульс, способный оказывать реальное воздействие.

Итак, побеседуем о негативных программах, связанных с завистью, с ненавистью, быть может, с проклятьями – в общем, со всей этой специфической эмоциональной аурой, которая приклеена к любому преуспевающему человеку прочнее его собственной тени. Начнем с зависти. Говорят, что она разрушительна, причем именно для того, кто ее испытывает. Только верно ли это? Ведь ни один завистник, кажется, до сих пор еще не измерил количество собственных нервных клеток, потерянных в результате очередного приступа зависти той или иной интенсивности.

Во-первых, не всякая зависть так уж черна. Представьте, что вы увидели, как некто великолепно крутит на перекладине «солнышко», а вы можете выполнить на этом гимнастическом снаряде одно-единственное упражнение под названием «лягушка в лапах садиста». Разумеется, вы позавидуете счастливцу, который умеет делать нечто такое, что недоступно вам. К чему же это вас подтолкнет? Вероятно, некоторые из вас (впрочем, числом не более, чем один на сотню) ринутся в гимнастический зал, а остальные в очередной раз разобидятся (пусть и мимолетно) на этот несовершенный мир.

Увы, слишком часто в жизни нам приходится выслушивать нечто подобное: Смирись и признай, что ты – не самый-самып… Но данная установка вступает в противоречие с тою, что дана нам изначально: Аз есмь, что в переводе на современный язык означает: Я есть самый-самый -уже потому, что это Я. Такое «ячество» пронизывало человеческое подсознание уже в те благословенные деньки, покуда в Эдеме (;оитала всего одна пара млекопитающих думающего вида. В общем-то, с появлением второй пары и возникла на свете зависть. Правда, поначалу то была исключительно белая зависть. Стоит, наверное, пояснить: белой мы условно назвали зависть к каким-либо способностям, знаниям или навыкам ближнего; эта форма зависти обычно не несет негативных установок и не запускает разрушительных механизмов. Она не приносит никому вреда, даже и в том случае, когда выражается в неискреннем восхищении или, напротив, в пренебрежении, допустим, такого типа: «Подумаешь, двести пятьдесят кило в рывке! Зато у меня в школе была „пятерка“ за таблицу умножения!»

Иное дело – зависть к чужому успеху: к должности, к богатству, к авторитету и т.п. Такая зависть может быть разрушительна, потому что именно она индуцирует мощнейший эмоциональный импульс, способный запустить негативную программу в подсознании объекта зависти. Если вы пристально всмотритесь в судьбы тех «счастливцев», которые чего-то добились в этой жизни, то, возможно, поразитесь, насколько все они несчастны. С другой стороны,.' в большинстве своем такие люди несчастны уже изначально, и их успех в жизни – лишь следствие их же душевных терзаний.

Был у нас один знакомый москвич, человек еще молодой, но уже, по скромному определению, очень даже не бедный. Причем свое немалое состояние он сколотил самостоятельно; что называется, с нуля, не вступая при этой р серьезные конфликты с законом. Просто у мужика здорово «варила» голова; и не просто «варила», но работала исключительно на то, каким образом из ничего сделать деньги п как их потом сохранить и преумножить. Однажды – дело было в узком дружеском кругу – кто-то из его приятелей сострил. Дескать, у тебя в голове извилины крутятся как от лаженный печатный станок: шевельнутся – доллар, крутанутся – сотня. И тогда этот российский нувориш поведал нам душещипательную историю своей юности. В семнадцать он был, по собственному выражению, непозволительно гол, весел, счастлив и глуп; глуп потому, что воспринял всерьез отношения с одною из своих сверстниц Поначалу та, вроде бы, ответила ему взаимностью, а потом вдруг выскочила замуж за человека чуть ли не вдвое старше себя, и далеко не такого веселого, зато неплохо обеспеченного материально. Позже она растолковала юноше, какими именно соображениями руководствовалась, делая выбор Ну, а тот перенес для начала легкую форму маниакально-депрессивного психоза, и в итоге вознамерился преуспеть г; жизни любою ценой.

Б общем, механизм, некогда запущенный в подсознании этого человека, так и не остановился, да и вряд ли когда либо остановится. Причем «включила» его все та же зависть ~ зависть нищего юноши к преуспевающему мужчине, которому в жизни достается все. Такая зависть могла бы «сработать» и по-другому (вполне возможно, что частично она все же «сработала» и негативно). В этом случае победителю, в подсознание которого зависть побежденного внедрила негативную программу, завидовать не стоит. Это -как в «бородатом» анекдоте.

Молодой американец видит, как его сверстник лихо запрыгивает через борт в роскошный «родстер», и думает: «Вот, заработаю кучу денег – куплю себе такой же». В аналогичной ситуации оказывается англичанин и думает… Впрочем, англичанину вообще не положено думать, поскольку на улице это неприлично. Вы наверняка догадались, что теперь очередь за нашим с вами соотечественником. Итак, он видит ближнего в роскошном автомобиле и реагирует по-своему: «Ну, ворюга! А где тут кирпич?!»

К сожалению, объекту зависти зачастую бывает вовсе не смешно, ибо есть в этой эмоции мощная разрушительная сила. Особенно впечатляюще может действовать произнесенное слово. Но слово не простое, а исходящее из неимоверных глубин психики, из немыслимого мрака подсознания. Вероятно, у многих наших читателей бывало такое: под влиянием какой-то сильной эмоции вы непроизвольно что-то произносите, а потом думаете: «Я ли это сказал?! Точно бес какой-то эти слова из меня выплеснул. Как бы теперь чего не вышло…» И ведь случается – и, как правило, что-то очень неприятное, даже из ряда вон выходящее…

В книге «Психодинамика колдовства» мы уже затронули весьма интересную, на наш взгляд, тему, а именно, так называемую истинную речь. (Обратите внимание: не правдивую речь, но истинную.) Что такое истинное слово? Это -звуковое сочетание, которое является безусловным и концентрированным выражением определенного смысла. Причем обычная человеческая речь имеет лишь условный смысл и потому всегда многозначна (об этом в наших работах уже сказано достаточно много).

Существует очень неглупая книга; она написана уже давно и, тем не менее, актуальна по сей день. Это – «Феноменология духа» Гегеля, в которой рассматриваются проблемы единства бытия и сознания. Ее центральная идея -это овеществленная мысль, мысль, обретшая плоть, мысль, воплощенная в действие. По сути это и есть не-делание «Бхагаватгиты» или же не-делапш Кастанеды, которое мы уже частично рассмотрели в первой главе. Так вот, истинное слово – это другой аспект не-делания. Произнося таковое (или даже не произнося, но воплощая в форму волевого посыла), вы, во-первых, высвобождаете эмоцию (сочетание эмоций), то есть как бы исторгаете ее из глубин вашего существа, не позволяете ей там укорениться, а во-вторых, можете ее овеществить, иначе говоря, направить на выполнение конкретного действия. К сожалению, большинству из нас удается реально высвобождать только отрицательные эмоции (наподобие той же зависти, ненависти, ужаса), которые «запускают» в подсознании лишь негативные программы.

Есть у нас в Москве один коллега. Правда, величает он себя народным целителем, кажется, даже колдуном, и в этой должности приобрел некоторую известность – и не только среди москвичей, – но в принципе это – «крепкий» практикующий психолог, сутгестор, закончивший соответствующее учебное заведение.

Несколько лет назад на каком-то московском официальном сборище по парапсихологии (то ли на симпозиуме, то ли на конференции) он выступил с небольшим докладом – вполне, впрочем, характерным для мероприятий подобного рода. «При приближении рук, когда испытуемый находился именно в этом положении, магнитная стрелка устойчиво отклонялась на двадцать три целых и шестнадцать сотых градуса влево…» Нужно сказать, что само слово «парапсихология» (не говоря уже о такой ныне распространенной медицинской специальности, как «колдун») и до сих пор еще вызывает раздражение представителей советской науки, воспитанных на марксистско-ленинских принципах. Бот и в тот раз во время выступления нашего колдуна несколько обремененных ученостью мужей с первых рядов попытались подвергнуть его остракизму. Особенно разошелся один почти светоч медицины средних лет (то ли нейрохирург, то ли патологоанатом – в общем, весьма сведущий в психологии муж). Он, то есть этот не особенно тактичный, как выяснилось, почти светоч, имел даже неосторожность употребить в полемике против колдуна столь непочтительные выражения как: «фокусы», «балаган», «шарлатанство»…

Надо сказать, что и колдун тоже не очень-то воздержан на язык и зачастую использует в научных дискуссиях ненормативную лексику. Б общем, вперившись светочу взглядом в лоб, он кое-чего ему пожелал, а потом этак ехиднеиько добавил: «Можете не верить мне-сколько угодно, но то, что я сейчас сгоряча вам пообещал, непременно исполнится, причем в самое ближайшее время!»

Нейрохирург или патологоанатом, конечно же, колдуну не поверил, но лишь сильнее запылал праведным атеистическим негодованием. Однако спустя два-три дня на лбу у него возникло очень странное заболевание – нечто среднее между нейродермитом и псориазом. Причем эта бяка, увенчавшая поиски истины строптивца., получилась весьма убедительной, то есть очень, уж, отвратительной с виду. Сначала почти светоч пытался лечиться у своих коллег, от них перекочевал ко всяким экстрасенсам и бабам нюрам, а нодконец приполз к нашему колдуну. Только и сам колдун по большому-то счету ничего уже поделать не мог и потому лишь напомнил коллеге, что поздно пить нарзан, когда, почками начались проблемы. Невербальное воздействие, питающееся отрицательными эмоциями, – штука крайне серьезная; с такими вещами не шутят.

Б данном случае центрированная воля колдуна, выраженная в истинной речи, пробила нервную систему неверующего Фомы, минуя его сознание.

Предупредим ваш вопрос: нет,с эффектом Плацебо и писанный феномен не имеет ничего общего. Объект воздействия может и не знать, может даже не догадываться, что таковое на него оказано (в большинстве случаев именно так и бывает), но результаты акции все равно проявятся и будут пропорциональны питающему ее негативному импульсу. В народе это называется проклятием.

Итак, нас интересуют методы защиты от невербального негативного воздействия агрессивно настроенных по отношению к нам биологических объектов. В связи с этим расскажем вам другой случай.

Один наш знакомый много лет проработал в правоохранительной государственной организации. В начале девяностых в условиях тотальной неразберихи он имел глупость кому-то резко возразить, но, видимо, не тому, кому возражать дозволено. В общем, он оказался на скамье подсудимых и получил в итоге немалый тюремный срок. Причем ненависть к этому человеку сильных мира сего была столь велика, что его, бывшего оперативника с офицерскими погонами, направили отбывать наказание в лагерь для обычных уголовников. Вы догадываетесь, чем обычно заканчиваются такие истории, причем, как правило, весьма скоро.

Но у этого человека была пожилая мать: обыкновенная женщина, которая никогда не была набожной, покуда с сыном не приключилась беда. Ждать помощи ей было неоткуда, и она пошла в церковь, горячо помолилась и освятила там простенький нательный крест. Затем каким-то образом она передала крестик сыну.

Спустя пять лет тот благополучно освободился из лагеря. Потом он, некогда убежденный безбожник, признавался нам, что все эти годы чуть ли не физически ощущал оберегающую силу материнского креста. И, выйдя на свободу, он все же продолжал его носить, и, между прочим, дальнейшая его жизнь пошла совсем неплохо.

Но спустя еще два года у этого человека умерла мать. И вот что мы услышали от него примерно через месяц после ее похорон: «Не знаю, что стало с крестом – только сдается мне, что больше он не „работает“. Прежде я себя чувствовал с ним, как в „бронике“, а теперь хожу, точно голый».

Так и должно быть. Со смертью человека, «зарядившего» чудодейственной силой некий амулет, последний моментально теряет свои свойства. Точнее, никаких особых свойств у самого предмета (в нашем случае – у креста) не было и прежде. Просто на нем была «завязана» какая-то из субличностей человека, якобы, «зарядившего» амулет силой. «Чудодейственный» талисман просто выполняет функции ретранслятора.

Как вы думаете, почему в стародавние времена на Руси всевозможные амулеты обычно просили освятить церковных иерархов? Да потому что таковыми становились по особому призванию, а не под тяжестью погон определенного ведомства, как еще совсем недавно. Вспомните историю о Сергии Радонежском и Пересвете. Провожая инока на Куликовскую битву, великий игумен русской земли повесил ему на шею небольшой образок. И когда юноше пришлось встретиться в смертельном поединке с монгольским богатырем, его тело защищала только ряса, да эта иконка, ибо, как и у остальных воинов монастырской дружины, не было у него доспехов. Его противник, грозный Челубей, был, напротив, закован в железо с головы до пят. О его невероятной силе и ловкости ходили легенды. А Пересвет считанные разы в жизни держал в руках боевое копье и меч. С позиции логики, у него не было ни малейшего шанса хотя бы просто травмировать монгола. В этом неравном поединке русский инок погиб, но прежде каким-то чудом (а мы догадываемся, каким именно) насмерть сразил монгольского богатыря.

В «Паралогии» мы уже кратко описали технику «зарядки» предметов на воздействие различного характера. Но в данном случае вам требуется нечто иное. Вам следует найти особого человека – мы не можем конкретно указать его уникальные качества, но вам непременно нужен человек особый. Такие люди немножко больше чувствуют, нежели все прочие, быть может, могут делать что-то особенное, что не пол силу остальным, хотя зачастую и сами о том не догадываются. Это не обязательно должен быть кто-либо из ваших близких. Очень хорошо подходит для данной цели какое-то лицо противоположного пола, питающее по отношению к вам определенные чувства. Предположим, вы нашли подходящего человека. Теперь он должен искренне и, что называется, от всей души пожелать вам всяческого благополучия, сконцентрировав энергию этого пожелания, на каком-то предмете, который автоматически станет для вас амулетом. Очень важно, чтобы этот необычный человек испытывал к вам привязанность.

Интересно, что и в том случае, ежели его отношение к вам потом коренным образом переменится, созданный им амулет все же будет продолжать ((работать» в прежнем режиме (покуда этот человек жив).

Разумеется, далеко не каждому удастся обрести такой щит. Что же касается тех, у кого его нет, то в их распоряжении остается широко известная стратегия Александра Васильевича Суворова: лучшая форма защиты есть нападение. Правда, применять это правило в жизни довольно хлопотно. Прежде всего, вы должны сохранять бдительность при всех своих контактах с биологическими объектами, то есть быть чуткими и готовыми к действию в любое мгновение и во всяком месте. Иначе говоря, вы должны навсегда принять для себя настрой воина и охотника за силой, о котором мы неоднократно говорили в этой книге, и сделать его неотъемлемой составляющей своей жизни. Тогда, ощутив угрозу, вы можете нанести превентивный удар.

В этой книге мы не станем рассматривать всевозможные его модификации, ибо человечеством накоплено огромное число методов и приемов невербального воздействия негативного характера (от безмолвных заклятий колдунов Бен до самых современных психических технологий, которые ныне используются не только в тоталитарных сектах, но и в некоторых особых государственных структурах). Мы изложим лишь основной, можно даже сказать, базовый метод внедрения разрушительных профамм в чужое подсознание.

В его основе – взгляд (между прочим, мощнейший инструмент передачи информации) и безмолвное слово. Мы уже рассказывали вам о мысленном или волевом лосы-ле; в данном же контексте, по нашему разумению, уместно назвать это волевое действие безмолвным словом. Поскольку же оно – основа основ большинства видов невербального воздействия, потренируемся в его формировании дополнительно – на этот раз немного по-другому.

Не закрывая глаз, разгоните психическую активность до предела. Теперь представьте любой биологический объект и подайте ему какую-нибудь короткую и простую команду, например, «Иди сюда'». Затем попытайтесь подать ее без слов – просто ощутите, что объект направляется к вам.

Хорошенько прочувствуйте свою внутреннгою концентрацию; это и есть волевой посыл, безмолвное слово, ваше сконцентрированное желание, это и есть одна из форм неделания. Обратите внимание на весьма существенную деталь: в формировании волевого посыла участвуют лобные доли мозга, или наши волевые центры. Следовательно, во время концентрации вы должны как бы втолкнуть безмолвную команду себе в лоб; при этом напряжение концентрируется между бровями и чуть выше их линии (эту точку оккультисты называют «третий глаз»).

Снова разогнав до предела психическую активность и сформировав волевой посыл, выберите какою-то приметную точку неподалеку, допустим, пятнышко на стене или цветок в вазе. Теперь направляете на нее ваш волевой посыл, ваше безмолвное слово. При этом ощутите лобные доли мозга, почувствуйте, как между ваших глаз собирается напряжение, а затем отходит от середины лба упругой волною, которая, сужаясь, направляется в эту точку. Стоп! Выйдите из этого состояния.

Если вы правильно выполнили это упражнение, то ощутили давление в середине лба. Вот это давление и есть первый признак работы психотехники или запуска программы. Но, чтобы ваша установка воплотилась в реальное действие, необходим сильный эмоциональный взрыв или же запредельная разгонка психической активности. Между прочим, именно высокий уровень последней и позволяет нам сформировать волевой посыл; в заторможенном состоянии сделать это весьма трудно.

Для нанесения превентивного удара вы генерируете в себе «тонны» отрицательных эмоций любых видов (за счет этого уровень вашей психической активности стремительно нарастает и далеко выходит за пределы нормального). Затем, в момент максимальной концентрации на объекте удара, когда ваше межбровье генерирует волну, вместе с нею уходят и все эмоции. Ваша психика «разряжается», точно аккумулятор, и происходит это абсолютно спонтанно. На cмену состоянию высочайшего внутреннего накала как бы само собою приходит ощущение умиротворения и комфорта. Согласно закону сохранения энергии, если где-то что-то убыло, значит, в другом месте оно же и прибыло. Б общем, вы как бы отправили на свалку «тонны» своих отрицательных эмоций, и место для таковой выбрали по собственному разумению и к личной пользе.

Кстати, об этом месте. Поскольку вы стремитесь упредить чье-то воздействие на вашу психику, то свой удар вам, разумеется, лучше всего нацеливать именно на волевые центры лица, имевшего неосторожность внушить вам опасения, то есть на лобные доли его мозга. Пусть теперь весь ваш эмоциональный хлам, превратившись в мощную бомбу, основательно поработает на вас. Таков еще один аспект техники не~делание, связанный с высвобождением отрицательных эмоций.

Перейдем к формам защиты локального характера. Предположим, вы ощутили, что к вам кто-то подстраивается; Если вы это вовремя обнаружили, значит, все в порядке – теперь вы, как говорится, на коне. Во-первых, вы можете быстро разогнать свою психическую активность и «выйти» за пределы возможностей посягнувшего на ваше сознание лица. Этот прием легче всего выполнить, если подстройка к вам осуществляется через медиума. (Действия суггестора в ларе с медиумом мы кратко рассмотрели в «Паралогии».) Как правило, у лиц с медиумическими способностями весьма низок потолок психической активности, и ускользнуть от них тренированному человеку не составляет труда.

Но можно поступить иначе. Позволив медиуму подстроиться к вашей психике, вы индуцируете мощнейший импульс ненависти. Быть может, медиум и не откусит своему партнеру ухо или нос, но уж во всяком случае вместе им никогда больше не работать.

И опять-таки можете поступить по-иному. Для разнообразия «наведите» себе сильную головную боль. Потом (после того, как нежелательный контакт прервется) вы ее легко снимете – разумеется, только у себя. А вот ему, злонамеренному нарушителю границ вашего психического ггространства, сделать это будет очень и очень нелегко.

Мы уже рассказывали вам в четвертой главе, как при помощи разгонки или торможения психической активности бороться с воздействием соответственно алкоголя и наркотических препаратов. Последнее особенно важно, ибо в наши дни проще всего поработить человека при помощи инъекции героина. А «посадить на иглу» того, кто способен при необходимости в противовес действию препарата затормозить свою психику (наркотики мощно разгоняют психическую активность, в то время как алкоголь ее гасит), не так и просто.

Наконец, напомним вам, что умение не выставлять на показ свои возможности также является важным фактором, способствующим нашей безопасности. Никогда не следует без особых на то причин искушать ближних, и даже тех из них, которые кажутся вполне безобидными. Учтите, что I наши явные слабости, покуда они не вступают в противоречие с интересами и вкусами окружающих, косвенно стимулируют их доброе к нам расположение, и в то же время наши очевидные достоинства могут порадовать очень немногих близких нам людей.

Напоследок – еще один важный принцип, который непременно должен быть включен в обязательный перечень правил по технике безопасности при использовании невербальных методов психического воздействия, если таковой когда-нибудь будет создан. Итак, любая акция, при которой задействутотся психо-волевые центры, проводится суггестором в полную силу и с полной разрядкой. Всякий, кто занимался воинскими искусстеами, знает: удар всегда следует выполнять в полную силу. При этом не важно, куда именно он нацелен: только при полной разрядке ладонью можно разбить кирпич или переломить толстую доску, а при неполной даже о бумажный лист легко сломать себе руку. В психическом пространстве данное правило справедливо в еще большей степени, нежели it физическом. А потому никогда не следует искушать судьбу какими-то половинчатыми решениями и колебаниями во время действия – психическое кокетство недопустимо. Если вы серьезно решились на какую-то акцию, то действуйте в полную силу и больше не корректируйте свои намерения. Иначе ваша нерешительность сыграет с вами злую шутку. Истинный воин принимает каждое решение не просто, но и никогда не отступает от того, что однажды решил. И потому любое его действие исполнено силы.