Глава 1. Личность

Общественное тело, тело, которым мы обращены в общество и одновременно защищены от него, называется личность.

В советское время нам внушали: человек должен быть личностью! Личность, благодаря этому давлению государственного общественного мнения обретала ценность. Но вдумаемся: не было ли за этим внушением какого-то обмана? Не было ли какой-то выгоды, которую преследовали те, кто внушал?

А кто внушал?

Радио, школа, наука. В общем - государственные органы, призванные вести идеологическую обработку сознания граждан или членов общества. И уже одно это настораживает. Настораживает настолько, что становится ясно: личностью надо быть для государства и общества. Это им надо, чтобы мы были личностями.

А что надо нам?

Условно говоря, быть сущностями, а проще - самими собой. И делать то, что мы делаем, по собственному разумному выбору. Прежде, чем перейти к разговору о том, что такое личность, все же приведу еще один пример того, как надо составлять описание себя. Одновременно это пример того, как читать уже сделанные другими описания на себя, видя, как наше сознание обрабатывается и «формируется» в личность.

Это начало, точнее, Введение во второй из школьных учебников Обществознания, написанный под руководством академика Боголюбова. В сущности, прекрасная книга для познания себя. Если не попадаться на раскиданные в ней по заказу общества крючки и уловки. Я постараюсь в разбор этого Введения вложить несколько уроков. В частности, попробую показать, как отзываются наши души на правильные слова, и как нам подменяют наши желания на то, что нужно обществу, чтобы вести нас. Вести нас, значит, прививать правильное поведение.

Итак:

"Курс обществознания открывается разделом о человеке и о человеческом отношении ко всему, что его окружает. Человеческое отношение по-другому называют гуманным (от латинского homo - человек). Гуманным называют великодушное, доброе отношение к людям, готовность понять другого, стремление видеть в нем равного себе, достойного уважения человека"[1]

Проделаем упражнение.

Обратитесь внутренним взором к тому, как вы читали эти строки, и скажите: не произошла ли у вас смена отношения к написанному, когда вы поняли, что быть гуманным, значит иметь великодушное, доброе и так далее отношение к людям? Что-то вроде внутреннего восклицания: а, если быть гуманным, значит иметь готовность понять другого, уважать его, то я согласен быть гуманным!

Если хоть след подобной смены исходной настороженности на открытость сказанному произошел, вы чуточку познали себя.

Теперь вы знаете, что хотите быть добрыми, великодушными и человечными. И даже если в ответ прозвучало: фиг вам! Вы все равно живете внутри этого требования, лишь с противоположным знаком, лишь сопротивляясь ему. И это вы тоже теперь про себя знаете.

Теперь вы это знаете… Не странно?

А что же до того, как вы это прочитали? Вы этого про себя не знали? Или не хотели? Или хотели, но не знали, что хотите?

Даже если кто-то может сказать про себя: я прекрасно это знал, вы поняли главное - вот так, читая чужие мысли на себя, можно себя познавать.

Но это не все самопознание. Главное начинается с вопроса: так вы действительно этого хотите, или же вы этого стали хотеть однажды? Скажем, прочитав этот курс обществознания, или в школе, или, почитав умные книги…

Это знание, что вы хотите быть гуманным, было с вами всегда, или же оно приобретенное?

Отвечу: оно приобретенное, и это видно в самом рассуждении учебника обществознания. Просто перечитайте его еще раз, обращая внимание на точность рассуждений авторов:

Курс обществознания открывается разделом о человеке и о человеческом отношении ко всему, что его окружает. Человеческое отношение по-другому называют гуманным (от латинского homo - человек).

Гуманным называют великодушное, доброе отношение к людям, готовность понять другого, стремление видеть в нем равного себе, достойного уважения человека

Вглядитесь: первая часть рассуждения неумна, но точна и хитра. Действительно, если мы изучаем человека, то определенно знаем, что он может иметь отношение ко всему, что его окружает. И поскольку речь идет о человеческом отношении, то вполне можно сказать, что это отношение гуманное, поскольку на латыни человек зовется хомо. Непонятно только, зачем нам знать, как оно зовется по латыни?!

А затем, чтобы совершить подмену, которая вдруг происходит во второй части рассуждения, а именно, чтобы мы приняли определенный образ поведения, соответствующий понятию "гуманный": великодушное, доброе и так далее отношение…

Если вы были строги к точности рассуждения вещателя, то заметили, что у него два понятия гуманности. Первое строго соответствует тому, что еще Сократ объяснял под именем аретэ - достоинства человека. Он его показывал на примере понятия "лошадность". Человечность - это свойство от понятия человек. Человеку свойственно быть человеком, поэтому ему свойственна человечность, как лошади свойственна лошадность.

Иными словами, человечность - это итог описания того, что мы называем человеком. Создать такое описание можно, просто глядя на человека. Вот он ест, пьет, дерется, плодит детей, сосет дешевое пивко, сплетничает, ворует, спасает детей из горящих домов, предает и мечтает…

Человек не звучит гордо, человек звучит сложно и неуправляемо. И так хочется его сделать проще и попользоваться!

И вот нам говорят: отбросим все лишнее, просто забудем его, и постараемся утерять свою природу, свою человечность и стать вместо этого гуманными, то есть добрыми, любящими и понимающими…

Так нас проще вести по жизни. Это вы увидели.

А увидели ли вы, что вы этого хотите?

Хотите, чтобы вас вели…

Кстати, изначально, в четырнадцатом веке, когда старое латинское слово "гуманизм" лишь обретало вторую жизнь во время Возрождения, оно означало всего лишь начитанность… знания литературы, особенно греческой… Все гуманисты той поры были литераторами и… идеологами, творившими новое мировоззрение, вкладывая его в сознание людей.

"Гуманизм - это не только определенное отношение к человеку, но и его определенное поведение. Такое значение гуманизма дает нам возможность предположить, что все люди достойны уважения и им присущи добрые качества. Хотя, конечно, не всегда добро, заложенное в людях, проявляется свободно и беспрепятственно. Иногда обстоятельства мешают доброму поступку, развитию лучших качеств. Во многом гуманизм как принцип поведения зависит от устройства общества, законов, по которым живут в нем люди. О справедливости и гуманности общества люди мечтали веками. Гуманное общество - это общество справедливое, в которое главное - человек, его благо."[2]

Прекрасное пожелание, но как мы от познания общества перешли к его переделке в желательном направлении? И как мы и авторы не заметили этого? Точное рассуждение

требует быть последовательным в своих мыслях. Порядок этот нельзя нарушать, если хочешь быть точным, конечно. Но что делать, если нельзя, но очень хочется?

Для самопознания это важный урок, и очень важно увидеть его в самом начале: когда нам очень хочется, мы с готовностью подменяем самопознание на самосовершенствование или на совершенствование окружающих. Мы начинаем не познавать, а учить, к примеру… Мы - воплощенная охота, охота обретшая тела для исполнения себя.


Наша личность - довольно простое для понимания явление, хотя и очень сложное по своему устройству и трудоемкое по познанию. Простота понимания личности заключается в том, что она вся построена на желаниях. Желания же наши выложены в целеустроении нашей личности. Слово "цель" не русское, оно существует лишь с начала восемнадцатого века. Но привилось, обрело понятное значение, и вполне принимается нами сейчас. Используем его.

Личность целиком целеположна, как говорится. Она вся состоит из целей. Если разобрался со своими целями, понял свою личность и познал себя, как общественное существо. Надо только увидеть разницу между желаниями и потребностями, на которые распадается наша охота в действительности.


[1] Боголюбов Л.Н. Обществознание, 8-9 классы. - М.: Просвещение, 2005, с.6.