Глава 5. Множественность личностей и миров

Самое неприятное в нашем общественном теле, то есть личности, то, что она множественна, как будто мы идем по жизни с большим запасом личин, которые меняем в подходящих случаях. Однако, если заглянуть в само понятие личности поглубже и понять ее природу, именно это свойство личности оказывается и большим подспорьем для самопознания. Судите сами: что легче копать - одну большую запутанную свалку хлама или несколько куч, разложенных по порядку.

А личности наши возникают не случайно и в весьма определенном порядке.

Я не смогу в этой книжице рассказать подробно ни о личности, ни о мышлении, частью которого она является, ни о сознании, в котором содержится мышление. Это слишком большие предметы, чтобы уместить их в пару глав. Но вкратце необходимо сказать следующее.

Для того, чтобы понять себя, как общественное тело, надо понять, что такое сознание. В данном случае необходимо понять или принять, что сознание наше - это отнюдь не точка, из которой я осознаю себя. Это некое пространство, в котором хранятся содержания, в частности, мысли, представления, то есть образы. Второе, что необходимо увидеть, если хотите, чтобы у вас получалось очищение, что содержания сознания - некие вещи, соответственно имеющие вещественность или материальность. Очень тонкую, почти духовную, но определенно позволяющую на эти "вещи" воздействовать.

Если воздействие на образы невозможно, то с ними ничего и нельзя сделать. Тогда мы обречены. Однако мы живем и очищаемся, значит, естественные науки, пытавшиеся внушить, что люди - это только тела, - что-то проморгали, если, конечно, не намеренно скрыли от нас.

Сознание, как его видели мазыки, двойственно. Оно способно осознавать, то есть быть неким лучом внимания, который превращает все, что созерцает в часть сознания - сознает. Часть сознания - это образы, кроме них в сознании нет ничего. Сознавать - это превращать в образы определенного качества.

Но какого бы качества ни были образы, они все сотканы из вещества сознания и хранятся в нем. Вещество это мазыки называли пара. Парой вообще весь русский народ называл души тех существ, которые отличаются от человека. У зверей нет души, у них одна пара, - говорили русские крестьяне.

Сознание вещественно, сознание может хранить в себе образы, будто оно безмерное

пространство, сознание может осознавать. Осознает оно тоже образы, образы, так сказать, низшего порядка, переводя их в более удобное для работы разума состояние, именуемое понятиями. Если сознанию удается осознать, что же хранится в его собственных глубинах, условно говоря, как его бессознательные или неосознанные содержания, появляется понимание, а с ним и освобождение.

Самое малое, что дает понимание - это некое ясное видение и возможность обобщения огромного количества образов под одним именем, которое и есть понятие. Как только появляется понятие о чем-либо доселе смутном и неясном, разум становится хозяином, а с ним и Я прихожу в те части себя, которые были мне доселе недоступны и поэтому неведомы. Я словно бы теку по свету, который разливается разумом в окружающем мире.

В действительности, в мирах.


Мир, в котором живу я, вроде бы всегда один. Я не чувствует переходов, но это не потому, что их нет, а потому, что Я свойственна внутренняя цельность, и оно остается собой, в какой бы мир ни пришло. Просто вспомните себя во снах, вспомните эту поразительную способность оказываться там в иных телах, но по прежнему знать, что это ты. Самое большее, что нам доступно в подобных случаях, это удивиться: как я сюда попал!? После чего мы благополучно забываем о вопросе и принимаемся жить или страдать в новом мире…

Я приспособлено для жизни в любых условиях. Некоторые люди умудрялись перепрыгивать на время в животных, и осознавали себя и мир из них. И им это нравилось. А главное - они, оказывается, вполне были приспособлены к тому, чтобы жить так. И их я не чувствовало перехода. Но мир птицы или кошки - это иной мир, чем мир человека, правда? Даже если они существуют в единой с нами физической вселенной.

Так вот и в обычной жизни мы живем во множестве миров сразу, а еще больше оставили в своем прошлом. Мир работы, мир дома, мир увлечений, даже "Мир ковров" или игровой клуб "Компьютерра" - это все разные миры, где мы вынуждены вести себя по разному, потому что этого требуют законы тех миров и наши цели, ради которых мы там оказываемся.

В детстве мы последовательно переходим из мира в мир, и до какого-то возраста эти миры складываются в почти неизбежную цепочку, которая есть у каждого: дом, двор, улица, школа…

Затем жизненные пути разбегаются множественными дорожками, и каждый собирает свое ожерелье из миров и мирков. Это неизбежность нашего воплощения. И важней всего здесь то, что для каждого такого мирка мы создаем свою личность, в которую вкладываем набор образов, обеспечивающих нам выживание там. По сути, создаем тело для существования в каждом из новых миров.

Личности вспоминать трудно, они творятся нами почти незаметно для осознавания, потому что их создает мышление, которое состоит из образцов поведения. А образцы тем хороши, что не требуют думать. Это значит, что личности творятся не разумом, а, можно сказать, автоматически, почему и плохо помнятся.

Конечно, не всегда и не во всех своих частях. Разум, безусловно, участвует в покорении нового мира. Но он не творит личность, он ищет, как выжить в новом мире, и создает образы себя, то есть орудия, которыми ты можешь покорять миры. Образы всегда продуманы, а часто еще и выстраданы, потому что подходят не сразу, и их приходится менять, работая над собой.

Но как только образ сработал, разум спешить решать новые задачи, отдавая использование образа той части себя, что хранит образцы, то есть мышлению. И образ тут же омертвляется и превращается в жесткий и неизменный образец поведения. Вот так и рождается основа новой личности. К ней могут добавляться новые черты, найденные разумом дополнительно, но и они омертвляются, чтобы не нужно было на них тратить время и силы, потому что силы нужны для решение еще нерешенного, а потому опасного для жизни.

Все такие образцы поведения в виде личин или личностей вполне дееспособны, потому что подсаживаются к общему корню - изначальному пониманию того, как надо вести себя в мире людей. Это "изначальное понимание" называлось Личностным древом. И по сути является всего лишь той цепочкой личностей, которую мы создавали, пока проживали

общечеловеческую цепочку миров от дома до школы.

Поскольку все наши личности соответствуют мирам, для которых создавались, мы получаем возможность их легко разложить в очень определенную, даже жесткую последовательность. Личности мы помним плохо, а вот миры, которые завоевывали и покоряли, очень хорошо. Потому что они либо наши большие победы, либо горькие поражения.

Если вспомнить миры, в которых ты жил телом или душой, то с неизбежностью вспомнятся и личности, которые ты создавал ради них. И тогда появляется возможность освободиться и вернуть свои силы.


Судите сами: разве вы не считаете, что личность - это и есть вы? А если личность осознается нами собой, и так каждая личность, какую мы создаем, то не расточительно ли держать себя в таком количестве копий? Это хранение требует усилий и огромного расхода жизненной силы.

Стоит только переписать свои личности и отпустить те, что больше уж не нужны, как вы делаете огромный скачок в познании себя и обретаете силы для движения дальше. Для такого описания существовала работа, которую мне давал еще самый первый из моих учителей-мазыков. Она называлась Непрощенные миры.

Имеется в виду, что мы расстаемся со многими мирами, в которых жили, но забываем их отпустить, не прощаемся с ними. В итоге наша душа оказывается разбросанной по мирам, и там она теряет покой. Поэтому ей надо прощение, как любой неупокоенной душе…

Эта работа большая, и я не смогу ее описать в этой книге. Но она дается в Академии Самопознания и в Училищах Русской народной культуры. Впрочем, вы всегда можете ее проделать так, как подскажет вам ваш разум.

Заключение общественного тела



Я намеренно использую такое странное название для этого заключения. Я хочу показать, что в общественном теле, в личности мы находимся в ловушке, Я заключено в нем и не может вырваться и обрести силу для путешествий в неведомое, пока не познает себя…

К счастью, как вы, надеюсь, поняли, природа раскладывает всю нашу жизнь в весьма определенном порядке, который вполне доступен для наблюдения. И вполне обозрим. Иными словами, нам надо создать описание самого себя, но это уже почти сделано нашим сознанием, разложившим все воспоминания о себе строго по единицам хранения - мирам и личностям, им соответствующим.

Достаточно лишь записать последовательность своих личностей, и вы овладеваете описанием, вполне достаточным для самопознания.

Конечно, с ним еще надо работать, если вы хотите познать себя глубже. Для этого надо извлечь себя из тех миров, где вы завязли, потому что не справились, к примеру. В любом случае, путеводной звездой будет боль - та самая душевная боль, которую принято избегать. Теперь вам придется научиться ее любить, потому что она ведет вас к освобождению и возвращению блаженства.

Как это делать, я много рассказывал, когда преподавал в Училищах русской народной культуры, и продолжаю описывать в книгах. Впрочем, ничего сложного для думающего человека в этом нет. Надо только очень захотеть пойти дальше…


И мы в этой книге тоже пойдем дальше. К познанию себя через тело.

Ступень вторая. Тель или физическое тело



Следующая ступень лествицы самопознания, которую предлагали освоить мазыки, было познание себя через тело или сквозь тело. Именно так: сквозь тело, а не как тело.

Познать себя как тело просто и одновременно невозможно. Просто, если рассматривать его анатомически, как этому обучают студентов-медиков. Конечно, тогда надо будет запоминать много названий и латинских слов, поскольку русское тело научно без латыни не познается, но это очень простая и даже туповатая работа. Ее, конечно, можно

слегка усложнить, и попробовать восстановить русские названия для различных частей тела, и все же, это почти ничего не прибавит. Разве что немножко осмысленности…

Но, проделав это жестокое упражнение над самим собой, изнасиловав свою память ненужными терминами, а тоже самое тело недосыпанием, ты сдаешь экзамен, получаешь отличную оценку и вдруг осознаешь, что тело, которое ты изучал - твое. Твоё! Но не ты!

То, что принадлежит мне, не может быть мной.


Еще трудней изучать себя как тело тем, кто из него выходил и для кого жизнь после смерти тела очевидность. Тело - лишь орудие, которое мы многократно сменим за время самопознания. И нужно оно нам лишь затем, чтобы проделать какое-то исследование в плотном мире. Какое - мы знаем лишь тогда, когда отправляемся сюда. Но можно сделать некоторые предположения.

Если Я хочет познать себя, то можно исходно принять, что самопознание не является задачей воплощения. Оно гораздо шире, потому что должно сохраняться как задача и вне воплощения, всегда, когда есть Я и во всех видах его существования.

Следовательно, у воплощения есть своя задача в рамках самопознания. Какая предположительно?

Все указывает на то, что она должна быть связана с тем существованием, которое мы ведем. А мы ведем телесно-душевное существование, воплощаясь в тель и личность, и страдая и наслаждаясь как душа. Наслаждаемся мы душевно тем, что дает тело и общение с другими душами: восприятием плотностного существования и душевностью…

Страдаем всегда от одного: от несовершенства - своего или других душ.

Следовательно, задачей нашего телесного воплощения вполне можно считать самосовершенствование, через которое и ведется познание себя.


Иными словами, чтобы познать себя истинным, нам надо избавиться от себя неистинного, то есть от несовершенного. Следовательно, самопознание начинается как познание собственного несовершенства. А как познать свое несовершенство? Надо совершать ошибки.

Как?

Да просто действуя. Не надо напрягаться, не надо как-то особо выискивать, что в тебе еще несовершенно. Достаточно просто жить и действовать, главное - действовать, а не изображать мертвяка - и ошибки появятся. Можете быть спокойны!

Они появятся, и ваша личность захочет расстроиться и спрятать их. Но ошибкам надо научиться радоваться, потому что они не случайны и не плоды людской злобы, они - выражение несовершенств.

Несовершенств чего? Всегда души. Хотя может казаться что тебя или личности, или тела.

Чепуха!

Если задаться вопросами и поискать корни, все ошибки земного воплощения вырастают из тех или иных душевных несовершенств. Все остальные среды - тель и сознание - лишь выявляют их, позволяют проявиться сквозь себя.

Само по себе тело просто не может ошибаться, хотя бы потому, что само по себе оно не может действовать. Оно будет неподвижно лежать, пока не разложится, если в него не вдохнуть жизнь. А жизнь в него вдохнет душа. И дальше, тело будет действовать только так, как душа обучит его. И никак иначе. И если у тела не получается что-то, это только потому, что либо вы требуете от него нечто, для тела невозможное, либо ваша душа не смогла его обучить. По какой причине - совсем другой вопрос, которым мы займемся особо.

Пока важно одно: несовершенства, которые мы обычно считаем телесными, в действительности есть лишь выражения гораздо более глубоких несовершенств, несовершенств, ради которых мы пошли на пытку воплощением, то есть обретением плоти.

Поиск этих корней - увлекательное и далеко не простое упражнение. Оно подобно поиску источника теней, а тени, как вы знаете, имеют свойство сильно искажать образ того, что их отбрасывает. Но при этом, при небольшом опыте, связь эта становится прямой и очевидной. И тогда становится возможна действительная психология, действительная наука о душе и ее познании. Но сначала надо научиться видеть и познавать тело.

А как его познавать?

Собственно говоря, просто познание тела вы уже сделали, прекрасно понимая, как оно у вас устроено, вполне можете его описать, подбирая одежду для занятий на семинаре по самопознанию. Одежда, если вы вдумаетесь, есть описание вашего тела, и довольно точно его описывает, к слову сказать.

Теперь вам надо задуматься о более глубоком познании, а глубже тело познается через то, как оно движется. И это все, что делает тело.

Оно либо как-то движется, даже когда неподвижно. Либо оно мертво.

И всё, что мы можем извлечь из тела для собственного познания, воплощено в его движениях. И в таких, какие мы совершаем руками и ногами, и таких, что совершают наш язык или глаза. Письмо, тоже есть вид движения, выражения лица, прическа, нанесение на тело раскраски…

Мы начнем с изучения тех видов движения, в которых ярче всего видна некая основа, обеспечивающая нашу жизнь на земле - разум. Движения эти боевые, потому что там, где появляется опасность для жизни тела, разум проявляется непроизвольно и даже у тех, кто обычно очень хорошо спрятался в искусственные способы поведения или сумасшествие.

Психология bookap

Первым делом нам надо выявить и описать собственный разум, как вполне определенную способность души. Поэтому мы будем изучать его в той среде, где кроме него ничего нет, в среде насквозь пропитанной опасностями для жизни. У мазыков, которые обучали меня этому, было орудие, предназначенное именно для такого погружения в собственный разум. Называлось оно Бой на любки.

Мы обучаем этому древнему искусству и в Академии самопознания и в Школе любков. Но для тех, у кого нет возможности попробовать любки вживе, я просто расскажу о том, как они позволяют познать себя, и постараюсь быть в этом предельно наглядным и очевидным. Но сначала несколько слов о самом разуме.