Моими бессменными помощниками и полноценными соавторами при написании этой книги были ярославский психолог Надежда Геннадьевна Соколова (Психомышь) и редактор Елена Николаевна Самойленко.

Также я должен поблагодарить моего бессменного книгочея и библиотекаря Юрия Евгеньевича Швецова, без которого моя работа была бы многократно сложнее.

Но основным позывом к ее написанию был запрос, исходивший от Тропы — моей экспериментальной лаборатории по прикладной народной психологии


Введение

Я много лет считал себя профессиональным психологом и вдруг недавно вспомнил, что когда-то, когда впервые задумал избрать психологию своей профессией, я, оказывается, надеялся, что она поможет мне познать себя.

Я тогда учился на историческом факультете университета, и у нас читали довольно внушительные курсы общей, возрастной и педагогической психологии, потому что мы должны были стать преподавателями. А я вдруг решил сменить профессию, нашел научного руководителя и даже начал собирать материалы для кандидатской диссертации. Мне было двадцать лет…

Я не сделал тогда диссертацию. Не сделал, потому что затосковал. И многие годы после этого считал, что психология — это очень скучно. Но недавно я все вспомнил. Я не смог писать выбранную для меня руководителем тему, потому что она ничего не давала для самопознания. Хуже того, ни одна из предложенных мне тем не вела к самопознанию!

И вот, будучи уже профессионалом в психологии, имея теоретические работы, проведя много лет в полевых этнопсихологических экспедициях и после двенадцати лет ведения по всей России собственных семинаров по прикладной психологии, я задался вопросом: а действительно, есть ли в нашей науке хоть что-то, о чем мы мечтали, выбирая ее в юности? Возможно ли использовать психологию для познания себя? Для раскрытия своих способностей, для овладения жизненной мудростью и управления окружающей жизнью?

Психологам нравится поучать других людей. Это признак того, что в общественном мнении психология — это наука о том, как жить лучше, а психолог — это мудрый человек, который умеет разрешать, как говорится, «психологические» задачи. Но это мнение. Что-то я не встречал психологов, у кого все было бы хорошо в быту да еще и соответствовало их науке. Чего уж врать себе — мы, психологи, только пользуемся этим мнением, но на деле ему не соответствуем.

Точнее, мы можем только то, что называется наукой. Вот ее-то мы и делаем всю жизнь, или всю жизнь ею прикрываемся. Ну, а что касается психологии… ах, отстаньте, вы используете этот термин в бытовом значении!