Большая игра для большой актрисы

Любая женщина – всегда актриса.

И если она плохая актриса, она проиграет.

Алла Пугачева



Талант актрисы пропадет «зазря», если постоянно не практиковаться. Самый лучший для этого способ (это, кстати, подметили еще гейши) – работа с конкретным мужчиной. Предположим, твоя задача – влюбить его в себя. Первый этап игры в этом случае должен быть направлен на то, чтобы завоевать его доверие и разговорить. Отслеживай его настроение и направляй разговор только на темы и события, которые вызывают у него приятные воспоминания. Не важно, если в его рассказах проскользнет сожаление о закончившемся романе или комплимент другой женщине. Для тебя гораздо важнее, что он, переживая то состояние, приходит в готовность испытать такие же ощущения, но уже с тобой. Когда мужчина хорошенько разговорится и погрузится в воспоминания, не давай ему «уйти» в свои грезы, не обращая внимания на тебя, певучим негромким голосом задавай ему вопросы, подбадривай, сочувствуй. Твоя цель – «заякорить» его, переключив приятные эмоции на себя.

Это стандартный прием, используемый психотерапевтами. Для того-то они и укладывают пациента на кушетку, включают тихую музыку и начинают негромким голосом беседовать, чтобы в нужный момент поставить «якорь» или наоборот, убрать уже поставленный. Так, например, если в момент сильного душевного переживания ты положишь мужчине руку на плечо, его тело запомнит этот жест, и всякий раз, когда ты точно так же положишь руку, он будет возвращаться в то состояние, при котором ты в первый раз прикоснулась к нему. Потому-то так важно «заякорить» мужчину в моменты, когда он доволен, вспоминает что-то приятное или волнующее. А пока у вас нет совместных удивительных приключений, вполне подойдут его собственные, чтобы переключить все «приятности» на себя. Потому-то одним из приемов всех соблазнительниц и ценным качеством для хорошей подруги жизни считается умение слушать.

Еще одна сложная роль – роль любовницы. Сколько бы ни говорили о том, как плохо любить женатых, реальность подтверждает совсем другое: успешный и желанный для многих мужчина не всегда свободен. Если он добился финансовой независимости ближе к сорока годам, это значит, что у него уже есть жена и дети, и они будут бороться за своего богатенького и престижного папочку. Одно дело – играть в содержанку, которая, не скрывая, продает свою молодость и красоту и ни на что, кроме денег, не претендует (многие мужчины ценят таких женщин за честность). Но совсем иная игра предстоит любовнице, которая поставила себе целью отбить мужчину и выйти за него замуж. Чем не артистическое амплуа?

В конкурентной борьбе с постоянной супругой тебе предстоит:

? быть всегда ухоженной;

? сдерживать раздражение;

? научиться всему тому, что он ценит в своей жене;

? уметь ненавязчиво обращать его внимание на свои достоинства;

? терпеть его слабости и недостатки, по поводу которых у него с женой постоянно происходят ссоры;

? помогать ему, вникая во все дела: от комплектации гардероба до помощи в бизнесе;

? ни в коем случае не признаваться в меркантилизме, даже если вы встречаетесь уже много лет;

? постоянно подчеркивать его исключительность и талантливость, а деньги… могло ли их не быть у такого неординарного человека?

? вернуть его во времена счастливой юности, снова приобщив к радостям молодости: секс, вечеринки, танцы, прогулки и т. д.

По сути ведь Стерва тоже начинается с «игры в стерву», и только потом ты настолько вживаешься в роль роковой красавицы, что все окружающие начинают тебе подыгрывать. Стервы ведь тоже бывают разными, поэтому даже в рамках стервозного амплуа можно сыграть деловую женщину, ветреную кокетку, блистательную светскую львицу или кисейную барышню, которой все мужчины пытаются угодить.

Возможно, кого-то из читательниц обидит следующее указание, но я не могу об этом не сказать. Основываясь на собственном опыте, я сделала вывод о том, что человек, имеющий дефекты речи, заикающийся, у которого сильный акцент или неприятный тембр голоса, никогда не донесет до слушателя свои мысли именно так, как он задумал. Никогда и никто не прислушается внимательно и проникновенно к словам, вылетающим изо рта, в котором не хватает зубов. Стоит ли портить впечатление о себе такими мелочами? Есть логопеды и стоматологи, да и верный способ «орехи в рот» никто не отменял. За последние десять лет я не могу припомнить ни одного начальника и просто авторитетного человека с сильными дефектами речи. Это ведь о чем-то, да говорит? Указание следующее: если тебе не повезло с дикторскими талантами, стоит заняться этой проблемой, возможно, именно в ней кроется причина зажатости и неуверенности в себе. Какая уж тут актерская игра?

Один из основных законов актерского мастерства гласит: говорить актер имеет право только после того, как он вжился в образ настолько, что зритель ему поверил, а также только после того, как он выбрал не только образ, но и подстроился под партнера.

Предположим, ты сидишь с мужчиной за столиком в кафе, он произносит какую-нибудь трогательную речь, прежде чем на нее ответить, ты должна улыбнуться, слегка наклонить голову, взять его за руку или даже заставить слезу навернуться на глаза. Другой пример: тебе нужно о чем-то попросить мужчину. Ни в коем случае нельзя просить, если ты стоишь, а он сидит, – откажет почти наверняка. Для просьб (в том числе и о прощении) нужно предварительно занять такое положение, чтобы находиться ниже мужчины и смотреть на него снизу вверх, нужно поймать его взгляд, потереться щекой или носом о его плечо.

Другая роль: ты – стерва, которая решила, наконец, сказать человеку все, что о нем думает. Чтобы твои слова были восприняты именно так, ты должна встать, усмехнуться или приподнять бровь, упереть руку в талию или сделать в сторону «обвиняемого» шаг, как бы наступая на него. И только после этого ты можешь открыть рот, только в этом случае слова больно хлестнут, человек будет подавлен и унижен. Потому-то театралы так ценят актеров, которые умеют делать паузы.

Пауза – это не пустота, а подготовка к тому, чтобы сказать слова.

Нас, женщин, часто обвиняют в излишней эмоциональности, в том, что мы говорим раньше, чем думаем. И вообще слишком много говорим. Я – женщина, но с этим утверждением согласна. А почему мы много болтаем? Потому, что не знаем, что и как сказать, а от незнания тараторим «на авось» – что-то, да услышат. Вышеприведенная методика позволяет говорить меньше, но так, чтобы слова были услышаны, так, чтобы за время «пристройки» к собеседнику можно было подумать, прежде чем сказать, сделать эффектную паузу, которая заставит его ждать твоих слов. И это еще не все. Каждую фразу нужно не только обдумать перед тем, как сказать, но еще и «слепить», мысленно проговорив и расставив интонации до того, как она вылетит из твоего очаровательного ротика; определить, какое слово во фразе главное, на чем ты хочешь сделать акцент? Это не так сложно и не так долго, как бессмысленное щебетание, которое никто не желает слушать. Так ли много у тебя ценных мыслей, чтобы спешить их озвучить, поделиться с другими? А если уж ты решила это сделать, так сделай эффектно, чтобы человек запомнил твои слова надолго.

Врать, говорят, некрасиво, но актриса – она ведь не лгунья? Решать, кому врать, а кому говорить правду, – дело твое. Неискренность эмоций, с одной стороны, тоже вранье, а с другой – жизненная необходимость, от которой в городе никуда не деться. Неумелых лгунишек ловят на изменениях в поведении, мимике и жестах. Они отводят глаза, теребят что-то руками или складывают их в замок, принимают заискивающую позу, нервно улыбаются, часто употребляют слова-паразиты и междометия («если посмотреть на проблему с этой точки зрения…», «то есть, это…», «это, видите ли…», «это просто значит..» и т. д.), составляют излишне подробный рассказ, делают ненужные паузы. Умелых же врунов ловят на интонациях и неправильно расставленных акцентах, ведь для того, чтобы сыграть правдоподобно, нужно поверить в то, что говоришь, значит, нужно очень хорошо представлять то, о чем говоришь.

Для актера или обманщика вдвойне важно представлять то, о чем говоришь.

Представляя, ты запоминаешь, а запоминая, сам начинаешь верить, ведь неумелые вруны часто попадаются на «несостыковках». Актер, один раз представивший вещь или ситуацию, возвращается к представленному во время каждого представления, и зритель ему верит.

У тебя зрителей не так много, как у настоящей актрисы. Ей нужно угодить всем, а тебе – одному, максимум – небольшой компании. Это гораздо проще. Объясняю: еще Станиславский (а не новомодные психологи, присвоившие его мысли без ссылки на оригинал) говорил о том, что зритель воспринимает игру актера через призму собственной «киноленты», которая у каждого человека формируется с детства из событий, переживаний, впечатлений. Наложившись на эту «киноленту», любое действие, прочитанная книга, слова превращаются в оценку. Потому-то так часто авторы пособий по привораживанию-завоеванию говорят о том, что нужно мужчину слушать, да еще и выспрашивать о нем самое сокровенное. Не просто потому, что люди любят рассказывать о себе и быть значительными в собственных глазах.

Посмотри, как выступают в западных фильмах адвокаты перед присяжными. Они все время разные: то строгие, то добрые, то нападают ястребами, то проникают словами в самую душу.

У актрисы и адвоката цель, по сути, одна – заставить человека поверить.

Да и приемы, которые позволяют этого добиться, очень похожи. Адвокат смотрит на каждого присяжного и угадывает всю историю его жизни, все слабости и комплексы, мечты и нереализованные таланты. Он ищет кнопки, нажав на которые, можно получить решение – «не виновен». Что делаем мы каждый день и помногу раз? Мы гадаем по внешнему виду, мимике, словам, что за человек перед нами. Мы раскладываем людей по полочкам, наделяем их характерами и пытаемся спрогнозировать, чего от них ждать.

Я не страдаю паранойей, я реалистка. Люди злы и завистливы, и быть с ними открытой и честной можно только если ты очень богата и сильна. А пока ты – одна из многих и еще не совсем хорошо разбираешься в людях, не стоит подставлять им уязвимые места.

Общаясь с любым человеком, ты должна четко следить за тем, что говоришь. Стоит ли тратить время на бесполезную болтовню? Мои читательницы часто спрашивают, о чем говорить на первых встречах с мужчиной, когда нет ни общих знакомых, ни интересов, ни воспоминаний. Все просто: чтобы быть интересной, нужно говорить о том, что собеседнику не известно, но показать это неизвестное через то, что он знает. Потому-то так ценятся хорошие рассказчики веселых историй из жизни обычных людей, умеющие подмечать необычное в обычном, а не «умники и умницы», похваляющиеся выдающимися знаниями, например, сыплющие специальными компьютерными или медицинскими терминами. Объяснить что-то новое человеку, привлечь его внимание можно только с помощью обращения к тому, что он уже знает, или знал, но забыл.

Умелые манипуляторы, убеждая человека или заставляя его что-то запомнить, прибегают к сложной схеме, состоящей из нескольких этапов:

? заманить «жертву» какой-то интересной информацией или удивить (кстати, всегда безотказно действует «сообщение по секрету»). По-моему, это лучший способ привлечения внимания. Людям очень льстит, что для сообщения «по секрету» ты выбираешь именно их. Они чувствуют себя важными и значительными:

1) «ходят слухи о вашем повышении»;

2) «что Вы подумаете о женщине, которая в первый же вечер скажет, что с ума по Вам сходит?»;

3) «по-моему, Сергей из торгового отдела к тебе неровно дышит»;

? ввести ее в знакомую обстановку:

1) «так оно и должно быть, ведь у вас самые высокие показатели»;

2) «многие женщины хотят мужчин ничуть не меньше, чем вы хотите нас, но боятся сказать об этом»;

3) «он ведь пару месяцев назад разошелся с женой?»;

? сообщить новую информацию:

1) «я слышала, что Нина Степановна из финансового отдела считает, что вам для этой должности не хватает опыта и солидности»;

2) «если я соглашусь на предложение провести с Вами ночь в первый же вечер, я буду чувствовать себя скованно, ведь все мы с детства подвержены условностям»;

3) «вчера, проходя мимо анонимного кабинета венеролога, я видела, как он из него выходил, видно, мальчик пустился в загул»;

? и напоследок закрепить сказанное, придав ему нотку значимости, либо наоборот, нарочитой незначительности:

1) «не думаю, что директор будет слушать эту старую каргу, хотя, кто знает?»;

2) «мне хотелось бы лучше узнать Вас, чтобы не чувствовать себя сукой, которая кидается под первого попавшегося кобеля. А если вы будете настаивать, я решу, что именно так вы меня и воспринимаете, как женщину на одну ночь, очередной боевой трофей»;

3) «все они, мужики, такие – коны подбивают, а у самих все еще с конца капает».

Обращаю внимание на три словесных действия, приведенных в качестве примеров. В первом случае ты стравливаешь двух сотрудниц, которые тебе мешают жить, во втором – отказываешь мужчине, который ведет себя излишне напористо, в третьем – отваживаешь сотрудницу от перспективного мужчины. Все три воздействия точно попадут в цель. Проверено. Усилить эффект помогут некоторые интонационные «спецэффекты».

? Старайся говорить убедительно, расставляя интонационно знаки препинания.

? Задумав длинную фразу, не рви ее на несколько, а как бы пропой на одном дыхании, но не забывай расставлять акценты.

? Если ты запланировала включить в рассказ перечисление, особо позаботься об интонации. Она должна быть постепенно повышающейся, чтобы слушатель не заскучал, а с нетерпением ждал, что же будет дальше.

? Сравнивая и противопоставляя, выделяй интонационно (например, высоким и низким голосом) разницу между хорошим и плохим (условно говоря), можешь даже слегка скопировать отрицательный персонаж, съязвить или сказать о нем с сарказмом.

? Если ты хочешь что-то уточнить, нужно это сказать так, чтобы собеседник услышал, но не переключил внимание на ненужные детали. Для этого, во-первых, продумай свой рассказ так, чтобы в нем не было ненужных деталей. Поверь, никому не интересно, что на твое первое сентября «мама надела новое платье, которое ей привез дядя Жора, но оно ей было мало, поэтому пришлось перешивать у портнихи тети Зины». Зачем чужому человеку запоминать эти имена и насколько это все важно для кого-то, кроме тебя самой? В месте, где основной текст переходит в уточнение, лучше сделать паузу, сказать уточнение чуть быстрее или с другой интонацией, а затем вернуться к прежней скорости и тембру.

? Чаще всего собеседников раздражают длинные рассказы. За всю свою жизнь я встречала очень немногих людей, которые могли сохранить интерес слушателя на протяжении всего рассказа, вставляя шутки, необычную информацию, сравнивая героя рассказа с тем, кто слушал. Не советую тебе пускаться в пространные монологи.

? Чтобы выделить какую-либо фразу, ее нужно интонационно выделить паузами.

? Чтобы привлечь внимание к какой-либо фразе, замедли темп речи.

? Чтобы подчеркнуть, насколько приятным и волнующим было для тебя то или иное событие, сделай голос звонким, высоким. О неприятных воспоминаниях говорят медленно, низким прерывистым голосом.