6. Методы, средства и приемы экономии времени в управленческом труде


...

6.8. МИНИМИЗАЦИЯ ИНТЕРВЕНЦИИ, ИЛИ ИММАНЕНТИЗАЦИЯ


Обзор форм экономизации действий близится к концу. Остается рассмотреть форму минимизации интервенций, которую называют имманентизацией. Имеется в виду замена внешних действий действиями в форме наблюдения и соображения. Стремясь выбраться из помещения, животное, совершая многочисленные пробные движения, производимые расточительно, теряет много сил, прежде чем попадает в спасительное отверстие. Мыслящий человек присматривается к обстановке, обдумывает последовательно, систематически, чтобы не пропустить никакой возможности, оценивает тщетность возможных стараний найти выход в том или другом месте, замечает место, свободное от преграды, и направляется туда. Наталкивание на стены он заменил внутренней работой. В данном случае (и в большинстве случаев) она была более легкой, но мы не утверждаем, что всегда такие внутренние усилия стоят меньше, чем внешние. Вот характерный пример имманентизации, почерпнутый из мелочей повседневной жизни. N. хотел вынуть блокнот из кармана и обнаружил, что вместо блокнота у него в кармане лишь его обложка. Куда мог подеваться сам блокнот? Вместо того чтобы ходить там и сям, искать блокнот по углам и ящикам, N. произвел определенную предварительную умственную работу, и ход.его мысли был следующим: "С момента выхода из дома я не вынимал блокнота, да и карман цел. Поэтому, пожалуй, я оставил его дома. А если я взял его, то когда и где мог выпасть он из кармана? Пожалуй, только при каких-то особых движениях пиджака. Я прикрылся им, когда прилег после обеда, чтобы вздремнуть. Если так, то блокнот наверняка лежит на тахте или соскользнул с нее и упал на пол ". Придя к такому заключению и воочию убедившись, что на тахте нет блокнота, N. отодвинул тахту от стены. Блокнот действительно лежал на полу. Другой пример. Необходимо вспомнить дату собрания, проходившего уже довольно давно. Это можно сделать так: подойти к шкафу с документами, вынуть из него различные связки, найти папку с протоколами собраний и т. п. Но вместо этого можно минуту подумать и, вспомнив, что собрание проходило в соответствии с установленным порядком в первый понедельник месяца, подсчитать в уме эту дату. Затронув вопрос имманентизации, как отмечают классики праксеологии, вы вышли на широкую дорогу. Ведь частным ее случаем является обдумывание плана действий, планирование. Это опять же составляет частный случай подготовительного этапа, который, в свою очередь, является одним из эффективных способов экономизации действий. Принципу экономизации сопутствует принцип активности. А под активностью мы здесь понимаем стремление и выраженную действием готовность взяться за дела и готовность к расходованию скрытых резервов, которые необходимы для осуществления предпринимаемых действий. Поэтому небрежное отношение к обязанности приложить необходимые усилия было бы погрешностью против праксеологии, а эта погрешность с праксеологической точки зрения не меньшая, чем расточительство сил, такое, например, как забивание гвоздя часами или расходование ценного сырья для целей, которых можно достичь, используя другое, гораздо более дешевое. Типичным примером расточительства, соединенного со стремлением идти по линии наименьшего сопротивления, является незавершение начатой работы — столь частый грех неустойчивых индивидов, постоянно начинающих что-либо новое и не доводящих начатое дело до конца. В этом случае значение подготовительного этапа утрачивается. Наконец, к расточительству можно отнести всякого рода излишний вклад, расходование материалов, механизмов, энергии сверх действительной потребности для данной цели, любой предпринимательский плеоназм, всякое расходование внимания на то, что несущественно. Вот одно из применений этой последней истины: «Наказание должно быть экономичным или никогда не быть более тяжелым, чем это необходимо для достижения намеченной цели» (Ман Кунн. «Формирование характера»). Трудно доказать, какой из пороков неправильного действия является худшим с точки зрения эффективной работы: расточительство ли, рассмотрением которого мы заканчиваем анализ экономизации действий, или же легковесный подход к делу. Как бы то ни было, только прилагая максимальные усилия, можно прийти к вершинам творчества и мастерства. Менеджерам и бизнесменам будет также полезно ознакомиться с рассуждениями Джона Локка, изложенными им в работе «Опыт о человеческом разумении», где он пишет о действии, считая его, по сути, либо движением тела, либо мышлением, а также с исследованиями Я. А. Коменского, относящимися к развитию способностей. Исследуя опыт человеческого разумения, Джон Локк обратил внимание на совершенство, которого мы добиваемся путем трудных упражнений. « Какие невероятные, поразительные, на наш взгляд, телодвижения проделывают канатные плясуны и акробаты! Не только в этих, но почти во всех видах физического (manual) искусства разнообразные движения столь же удивительны... Все эти движения, вызывающие удивление и недоступные, почти непостижимые для зрителей, в них не практиковавшихся, являются лишь простым результатом упражнения, усердия людей, чьи тела ничем особенным не отличаются от тел изумленных зрителей. С душой (mind) дело обстоит так же, как с телом: практика делает ее тем, что она есть; и даже в отношении таких преимуществ, которые рассматриваются как природные дарования, мы при внимательном исследовании убедимся, что они в большой своей части являются продуктом упражнения.и доведены до высокой степени развития только путем повторных действий». Но несмотря на то, что обучение ведет к овладению действием, уменьшает последующие усилия, не следует перегибать палку как в умственной работе, так и в физической. «Душа, занятая работой, которая ей не по силам, часто надрывается подобно телу, напрягающемуся при поднятии слишком тяжелого груза, и навсегда приобретает неохоту или отвращение ко всякому сильному напряжению. Надорванная мышца редко восстанавливает прежнюю силу; по крайней мере слабость от растяжения остается потом на длительное время, а воспоминание о нем сохраняется еще дольше, и человек еще долго остерегается подвергать пострадавший орган большому напряжению... К трудным и замысловатым разделам знания, которые являются испытанием для силы мысли и для способности души к полному напряжению, следует подводить разум постепенно и незаметно. При таком постепенном движении вперед ничто не является чрезмерно трудным для него... Мы себе и представить не можем, как далеко может повести человека настойчивость; во всяком случае, по неровной дороге лучше двигаться медленно, чем в спешке сломать себе ногу и стать калекой. Тот, кто начинает с теленка, научится поднимать и быка; но тот, кто будет сначала пытаться поднять быка, может настолько надорвать свои силы, что потом не в состоянии будет поднять и теленка». Свои замечания Локк заканчивает советами, касающимися любой умственной работы. Не следует ставить себе слишком больших заданий, но, с другой стороны, «это не должно, однако, приводить к преувеличенному страху перед трудностями и к ленивой трате времени на обыкновенные и ясные вещи, не требующие ни мысли, ни прилежания. Это унижает и расстраивает разум, делает его слабым и неспособным к труду». Выдающийся польский ученый Я. А. Коменский считает, что действию нужно учить посредством действия. Действующий ученик должен иметь перед собой пример. И здесь мы сталкиваемся уже с проблемами не только педагогическими, но и праксеологическими во всей своей совокупности. «Искусства и умения, — пишет Коменский, — требуют прежде всего трех вещей: а) образца или идеи, то есть какого-то внешнего образа, чтобы, глядя на него, художник мог создать подобный; б) материала, то есть именно того, чему следует придать этот новый образ; в) орудий, при помощи которых это можно сделать». Когда мы будем владеть этими элементами действия, когда увидим, как что-то делается, только тогда мы сможем попробовать сами. Если бы мы вместо этого получили только одни правила, описание работы, то не в любом случае нам удалось бы достичь ожидаемых результатов. Коменский считает, что на основании теоретических указаний нельзя научиться исполнению. Не отрицая необходимости и пригодности теоретических рассуждений, он указывает, что, например, ремесленники не могут сформулировать правил, которые они применяют в своей работе, однако умеют показать, как что-либо делается, и научить этому других. Человек в своей практической деятельности стремится к совершенствованию. Он ищет все время новые идеи, новые образцы. Самым надежным стимулом к творчеству такого типа является анализ чужих изобретений и идей, причем они должны рассматриваться не в соответствии с собственным пониманием, а руководствуясь общепринятым мнением. Мы принимаем во внимание наиболее совершенные, по мнению общественности, изобретения. Но хорошие результаты дает также упорный штурм проблем: «Потому что лишь тот знает дорогу, кто многократно вымерял ее туда и обратно и изучил все встречающиеся на ней здесь и там распутья, пересечения, ответвления».