КОММЕНТАРИИ


...

ПРОВЕРКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ПРОЦЕССОВ

Любая теория, модель или философия являются пустыми и бесполезными, если им не находится практического применения или же они попросту отказываются работать на практике и подтверждать ожидаемый от них результат. За многие годы моей практики у меня сложился единственный критерий истинности теорий: что работает, давая однозначно предсказуемый результат, то и верно. Общепризнанные авторитетные теории частенько на деле подводят. Древняя мудрость гласит: «Доверяй, но проверяй».

Написать меня о своем опыте применения работы Райтера на практике, моей проверке результативности процессов, попросил переводчик этого труда на русский язык Анатолий Бутлер. Именно он меня и посвятил в эту теорию. И произошло это несколько лет тому назад.

Со мной приключилась одна пренеприятнейшая история. У меня воспалился тройничный лицевой нерв, поднялась температура до 39°С, левая сторона лица приобрела местами розовый, местами сиреневый цвет и стала примерно в 2 раза больше правой. От изнуряющей зубной боли я была готова заняться альпинизмом (лезть на стенку). Никакие болеутоляющие средства и различные традиционные психотерапевтические методы мне не помогали (я пыталась прибегнуть и к тому, и к другому). Оставалось одно – как-то дожить до утра и отдать себя в руки квалифицированному хирургу. Было около десяти часов вечера и «дожить до утра» казалось непросто. Я была не в состоянии ни спать, ни что-то делать, ни хоть как-то отвлечься от своей зубной боли. И тут Анатолий (зашедший ко мне домой не помню по какому поводу) предложил мне свою помощь. Мой муж даже возмутился такой наглости какого-то переводчика, который с его точки зрения увлекался черт знает чем. К тому же он считал, что мне уже ничего не поможет. Но я подумала, что хуже, чем мне сейчас, уже быть не может, а потому решила быть послушной девочкой и согласилась на эксперимент.

Анатолий предложил мне сесть, закрыть глаза и выполнить определенные команды, каждый раз говоря мне «спасибо», подтверждая, что я успешно справилась с командой.

Не имея в тот момент сил выяснить, что к чему, я села и закрыла глаза. Анатолий произнес:

– Будь этой болью.

Я сосредоточила свое внимание на боли, что мне не составляло никакого труда.

– Да, – сказала я.

– Спасибо. Будь своим телом. – скомандовал Анатолий.

Я постаралась сосредоточить свое внимание на всем теле сразу. Это мне было сделать, конечно, сложней, но все же получилось. И я снова ответила: «Да». Анатолий снова сказал «спасибо» и дал мне первую команду, дождался моего ответа, сказал «спасибо» и дал вторую команду…

Мы упражнялись в давании этих двух команд, их выполнении и подтверждении около 10 минут. А когда Анатолий заявил: «Закончили», – и я открыла глаза, никакой боли не было! Через полчаса у меня нормализовалась температура. Мой муж только махнул рукой и сказал: «Все равно завтра придется ехать к хирургу!» Но его пророчеству не суждено было сбыться.

Я проводила Анатолия и спокойно легла спать. Когда же утром проснулась, то обнаружила, что от моей опухоли почти ничего не осталось.

Конечно, меня заинтересовало, как же могло случиться со мной такой чудесное выздоровление. В то время я занималась достаточно много психотерапевтической практикой и пройти мимо загадочного для меня и столь действенного метода я никак не могла. Анатолий дал мне свой перевод книги Райтера, и я взялась за изучение теории и практики в ней изложенной. Первое, что я сделала, – это поставила диагноз автору (мягко говоря, не очень хороший), следуя психоаналитическим традициям. Однако произошедший лично со мной случай убедил меня в том, что «в этом что-то есть». Состояние замешательства пришлось мне не по вкусу, а потому я решила прояснить для себя все возникшие у меня вопросы одним махом, собрав экспериментальную группу численностью 9 человек.

В «Высшей Аналитической Школе Искусства и Дизайна», где я работала в то время, мы арендовали три больших класса для наших занятий. Я решила начать свои исследования с того, с чего и рекомендует начинать Майкл Райтер, – с процессов управления телом. И нам нужно было место, где мы вдесятером могли бы развернуться и разгуляться.

Моя экспериментальная группа состояла из обычных людей (не психологов), большая часть которых никогда не занималась какой-либо психологической практикой. Правда, было у нас три человека, которые, можно сказать, занимались психиатрической практикой, то есть были в свое время клиентами психиатрических клиник. Конечно, на первый взгляд может показаться, что это было очень рискованное мероприятие – поручать работать с этими людьми непрофессионалам, да еще и доверять им потом работать с другими методом еще непроверенным и результатом непредсказуемым (если, конечно, не брать в расчет утверждение самого автора метода). Однако риск был совсем невелик. До этого моего эксперимента я уже лет шесть работала с различными группами (была руководителем школы-семинара «Единение», работала со студентами, проводила групповые психотренинги), и мне очень хорошо была известна динамика групп, «подводные камни и рифы», на которые можно напороться, и экстренные меры, которые могут быть предприняты при различных возможных неудачах. К тому же мой опыт свидетельствовал о том, что если правильно построить групповые занятия, то окажется, что работать с несколькими людьми не намного сложнее, чем с одним, а иногда и легче. А в мифе «прекрасного проведения группы при наличии в ней большого количества профессиональных психологов» я к тому времени уже разочаровалась.

Я разделила группу на пары, и мы начали играть в занимательные жизнеутверждающие игры-процессы.

Начали мы с процесса под названием «3-мерная ходилка». Мы работали на совесть – по 2-3 часа в день. Во время процессов у нас случались различные неприятности: у некоторых появлялась соматика (различные болезненные ощущения в теле, головокружение и так далее), некоторые испытывали различные отрицательные эмоции и выплескивали их на напарника. Однако по мере продолжения процесса все эти проявления исчезали, и человек приходил в отличное настроение, прекрасное восприятие окружающего его мира и общения с ним. Возникшая вначале неприязнь между отдельными членами группы растаяла как туман, и мы даже отметили вместе наступление нового года по всеобщему и единогласному желанию.

В этой экспериментальной группе мы проводили и другие процессы. И каждый раз результат превосходил мои ожидания. Я хорошо прочувствовала и принцип ведения процессов, и способы устранения возникающих «пробуксовок», а также и схему создания новых процессов.

Иногда можно было наблюдать и побочные эффекты. Например, одна пара пожелала попытаться решить проблему со зрением. Я порекомендовала им процесс, составленный по предложенной Райтером схеме: «Заставьте человека играть в игру, на которую он жалуется, до тех пор, пока он не достигнет в ней достаточного для него самого совершенства и таким образом не откажется от нее».

Команды этого процесса были таковы:

"Посмотрите на __________ (какой-то объект)".

«Сделайте его нечетким».

Процесс проводился около четырех часов. Результат получился весьма любопытным. У И.Г. не только зрение улучшилось на 4 единицы, но улучшился и слух. У нее появилось новое увлечение. Она начала сочинять музыку и совсем неплохо. И.Г. рассказала, что в детстве родители пытались ее заставить заниматься музыкой, а она придумывала различные способы избегать этих нужных упражнений в музыке. Теперь же вдруг она начала испытывать большое удовольствие от своих занятий музыкой и сочинения разных мелодий.

Я наблюдала еще один интересный феномен в этой группе. Человек, проводящий процесс, был бесконечно счастлив, если его напарник прогрессировал. Почти каждый радовался успехам напарника больше, чем своим собственным, хотя каждый пришедший на группу имел желание решить лишь свои личные проблемы. Это позволило мне предположить, что человек, каким бы он ни казался, совсем не так эгоистичен, как его часто представляют. Дай ему возможность, и он с радостью будет помогать другим, получая от этого огромное удовольствие.

Работа с экспериментальной группой разрешила все имеющиеся у меня вначале сомнения. И на протяжении нескольких лет я работала с людьми, используя методы, изложенные в «Инструкции…».

Психология bookap

С помощью телесно-ориентированных процессов, предложенных автором книги, а также составленных процессов по определенной им формуле, мне удавалось нормализовывать давление, помогать опухолям «исчезнуть», восстанавливать функции органов и различных частей тела, решать некоторые неразрешимые с точки зрения медицины проблемы с телом. Действенность этого метода не перестает и по сей день удивлять меня.

По-разному можно смотреть на теоретические выкладки автора этой книги. Возможно они «ненаучны» и фантастичны. Однако практический метод Райтера дает очень даже серьезные результаты. Под многие процессы, изложенные в книге, можно подвести известные сегодня теории психологии, притянуть за уши различные ныне популярные концепции. Но я решила не делать этого и в своем изложении избегнуть любой терминологии, дабы не давать повода читателю даже нечаянно исказить «Инструкцию для пользователя вселенной».