ЧАСТЬ 1. МУЖСКАЯ

Механика трансерфинга и не только


...

Великое кочевье дубов-гигантов

…Если при описании объекта микромира выбрать его свойство частицы в качестве основного, тогда получится модель атома, которую построил известный физик Нильс Бор…

В. Зеланд

…Среди вероятностных миров, порождаемых Искаженным Миром, один в точности похож на наш мир во всем, кроме одной-единственной частности, другой похож на наш мир во всем, кроме двух частностей, и так далее…

Роберт Шекли

У Роберта Шекли есть блестящий роман — «Обмен разумов». Главный герой, любитель путешествий Марвин Флинн, тихий, культурный, начитанный джентльмен с Земли, решил обменяться телами с марсианским джентльменом сходного характера. Марсианин, однако, оказался вовсе не марсианином и не столько джентльменом, сколько галактическим аферистом. Оказалось, что он ссудил свое тело двенадцати лицам одновременно.

Розыски своего собственного тела заставили Флинна вначале воспользоваться услугами Свободного Рынка, а потом привели его прямиком в Искаженный Мир.

«…Среди вероятностных миров, порождаемых Искаженным Миром, один в точности похож на наги мир, другой похож на наш мир во всем, кроме одной-единственной частности, третий — кроме двух частностей, и так далее…

..Искаженный Мир удобно, но неверно, представлять себе перевернутым миром Майи или миром иллюзии. Ты обнаружишь, что призраки вокруг тебя реальны, тогда как ты — воспринимающее их сознание — и есть иллюзия…

…Некоторые считают высшим достижением интеллекта открытие, что решительно все можно вывернуть наизнанку и превратить в собственную противоположность. Исходя из такого допущения, можно поиграть во многие занятные игры, но мы не призываем вводить его в Искаженном Мире. Там все догмы одинаково произвольны, включая догму о произвольности догм…

..Для потенциального самоубийцы, странствующего по Искаженному Миру, можно привести несколько чисто эмпирических правил. Помни, что в Искаженном Мире все правила ложны, в том числе и правило, перечисляющее исключения, в том числе и наше определение, подтверждающее правило.

Но помни также, что не всякое правило обязательно ложно, что любое правило может быть истинным, в том числе данное правило и исключение из него. В Искаженном Мире время не соответствует твоим представлениям о нем. События могут сменять друг друга быстро (это удобно), медленно (это приятно) или вообще не меняться (это противно).

Вполне возможно, что в Искаженном Мире с тобой совершенно ничего не случится. Рассчитывать на это неразумно, но столь же неразумно не быть готовым к этому…»


Физика реальности, выстроенной Вадимом Зеландом, очень похожа на нашу, за исключением нескольких «непринципиальных» мелочей (вроде Нильса Бора, построившего планетарную модель атома, а не создавшего его теорию) и куда более серьезных философско-сантехнических частностей.

К примеру, водопровод в его мире не замерзает, даже если вдоль трубы движется некое охлаждающее кольцо. Точнее, в самые трескучие морозы в трубе с водой перемещается не сам кристалл льда, а как бы его замороженное состояние.

Пока автор и сам не знает, концептуальным аналогом чего является «охлаждающее кольцо», зато по поводу замерзшей в трубе воды сомнений не возникает. Вода в трубе представляет собой пространство вариантов, а кристаллы льда — их материальную реализацию. Само собой разумеется, что люди — это как бы молекулы воды, а их варианты судеб реализуются в зависимости от положения в структуре кристалла.

Время и пространство в реальности трансерфинга статичны. С одной стороны, в пространстве и времени движутся только те самые кристаллы льда, которые мы условились считать материальной реализацией вариантов. С другой — варианты остаются на месте и существуют вечно.

Нет однозначного ответа на вопрос, почему в нашем сознании глубоко устоялась идея о том, что все приходит и уходит, говорит В. Зеланд. Возможно, это связано с непониманием того, что «пространство вариантов — это так называемые иллюзии, а материальная реализация — это то, что понимается под материальным миром».

Проблема выбора становится камнем преткновения для многих ныне живущих на земле. Мы всегда получаем исключительно то, что выбираем, потому что этот мир устроен так, что готов прогнуться под любого из нас. Стоит только этого захотеть. Мы же мудрим, называем его то материальным, то иллюзорным. И в зависимости от нашего хотения он поворачивается к нам той стороной, которую мы хотели бы увидеть.

Например, материалисты считают, что материя первична, а сознание вторично. И мир поворачивается к ним «материальной» стороной. Идеалисты утверждают, что основой всего сущего является абсолютная идея, отрицают существование материального мира, утверждая, что единственной реальностью является индивидуальное сознание. И реальность являет им сошествие мирового духа, а то и самого Бога…

«…Трудно поверить в реальность существования параллельных миров, — пишет В. Зеланд. — Но с другой стороны, легко ли вам поверить в теорию относительности, согласно которой с увеличением скорости тела масса его увеличивается, размеры сокращаются, а время замедляется?… Так что пусть вас не беспокоит тот факт, что мы не в состоянии наглядно представить, каким образом наряду с нашим миром может существовать еще бесконечное множество параллельных миров…»


И это действительно так, потому что ничто не вечно под луной, кроме наших иллюзий. Однако никто не хочет, чтобы его иллюзии оказались под угрозой. Не хотел этого и наш горе-путешественник Марвин Флинн, старавшийся выяснить, на каком он все-таки находится свете, точнее, на ту ли он Землю попал или на какую-то другую.

«…Марвин, возможно, все еще пребывал в Искаженном Мире, и Земля, воспринимаемая его сознанием, — всего лишь эфемерная эманация, мимолетное мгновение порядка в стихийном хаосе, — обречена с минуту на минуту вновь раствориться в стихийной бессмыслице Искаженного Мира.

…Нет ли здесь приметной детали, не соответствующей той Земле, где он родился? А может быть, таких деталей несколько?

…Все оказалось на своих местах. Жизнь шла заведенным чередом; отец пас крысиные стада, мать, как всегда, безмятежно несла яйца…

…Он подумывал о том, чтобы пересечь страну с запада на восток под парусами по великой реке Делавэр и продолжить свои изыскания в больших городах Калифорнии — Скенектеди, Милуоки и Шанхае. Однако передумал, сообразив, что бессмысленно провести жизнь в попытках выяснить, есть ли у него жизнь, которую можно как-то провести. Кроме того, можно было предположить, что даже если Земля изменилась, то изменились также его органы чувств и память, так что все равно ничего не выяснишь.

Он лежал под привычным зеленым небом Стэнхоупа и обдумывал это предположение. Оно казалось маловероятным. Разве дубы-гиганты не перекочевывали по-прежнему каждый год на юг? Разве исполинское красное солнце не плыло по небу в сопровождении темного спутника? Разве у тройных лун не появлялись каждый месяц новые кометы в новолуние? Марвина успокоили эти привычные зрелища. Все казалось таким же, как всегда. И потому охотно и благосклонно Марвин принял свой мир за чистую монету…»