Глава 5. Вина — это оборотная сторона осуждения


...

Осознание вне дуальности, поэтому оно не осуждает

— Да. А другая часть хочет изменений. Но они являются двумя сторонами одной медали. Это еще не осознание: осознание возникает только тогда, когда ты видишь обе стороны одновременно. Когда есть осознание противоположных сторон двойственности, то между ними нет конфликта. А между твоими частями есть конфликт. Есть часть, которая хочет развиваться, а есть часть, которая не хочет развиваться, но они являются одной медалью. А осознание просто видит то и другое как то, что есть.

Значит, осознание вне двойственности. А то ведь ты можешь сказать, что у тебя есть замечательная часть, которая хочет развиваться, и есть плохая часть, которая этого не хочет. При этом ты отождествляешься с той частью, которая хочет развиваться. Но та часть, которая хочет развиваться, опирается на противоположную часть, которая не хочет развиваться. Они вместе работают. Откуда та, что хочет развиваться, знает, развивается она или нет? Ей нужен контраст, противоположность. А осознание наблюдает за взаимодействием обеих частей.

— В данной ситуации, когда есть две части, одна из которых хочет, а другая не хочет, как их урегулировать?

— Во-первых, их надо начать проявлять, чтобы сделать различение, то есть увидеть их вместе. Затем вы рассматриваете их как необходимые друг другу и отслеживаете характер их взаимодействия. Вы понимаете, что их отношения только кажутся конфликтом, но на самом деле являются необходимым взаимовлиянием для получения вами определенного опыта. И этот опыт вам нужен. Мы об этом уже говорили на данном семинаре, когда вас не было, на примере двойственности «духовное и материальное». Ищущий начинает ее активизировать для того, чтобы получить опыт.

Духовное — это развивающееся в вашем примере, а материальное — неразвивающееся, условно говоря. И они начинают противоборствовать. И именно в процессе их противоборства вы начинаете лучше понимать эту двойственность. Осознание наблюдает за той и другой сторонами этой двойственности. Но активизировать любой опыт вы можете только за счет усиления взаимодействия противоположностей. То есть эту фазу вы не можете не прожить, иначе вы не получите опыт. В этом вся сложность.

— Да, но она проживается уже так, что тошно становится.

— Тогда вам надо сделать так, чтобы стало совсем тошно.

— Так уже совсем тошно.

— Значит, пока еще не совсем.

— Ситуация опять же касается семинара. Эти два желания, идти — не идти, просто раздирают на части. Это выливается в то, что я иду, но через такое сопротивление, которое уже переходит во внешнюю форму. Накануне приезда сюда, когда я гуляла с собакой, ее здорово покусали.

— И после этого она сказала тебе: «Не ходи на семинар».

— Примерно так. Она утром встает квелая, гулять не хочет, у меня жуткое чувство вины, потому что я из-за своего осознания и духовности мучаю бедную собаку. Это всё на нее выливается.

— Ваша бедная собака является вашей бедной частью, которая не хочет никаких изменений. Так что смотрите, прохождение этого опыта связано с распятием в противоположности. Это и есть распятие.

— Это уже становится слишком.

— Это будет еще более «слишком» до тех пор, пока вы эту двойственность не изучите. Если вы будете идти на семинар, даже если вам не хочется, даже если искусали вашу собаку, порвали вам юбку и подбили глаз, тогда вы получите опыт этой двойственности. Сколько вам нужно для того, чтобы накопить этот опыт и понять, что это за двойственность, зависит от вас. И поверьте мне, что ваши страдания значительно меньше, чем страдания других людей, познававших эту двойственность. Некоторые шли на костер за это.

— Дело в том, что это у меня переходит в чувство вины.

— Вина у вас есть всегда. Мы сейчас рассмотрели ее механизм. Но я повторяю, что прохождение двойственности связано с растяжкой между двумя противоположными сторонами дуальности, и это очень болезненно. И я вам это говорил и буду говорить. Это есть. Так и должно быть. Вы этого не сможете обойти. Вы думаете, что это так легко: подняться над своим старым опытом? Ничего подобного. Я вам показываю, как работает двойственность. Что сам набор опыта в ней требует ее растяжки, а это и есть распятие. Вы сами себя вешаете на крест и прибиваете гвоздями. Духовная драма Иисуса — это космический спектакль, показывающий механизм освобождения от распятия на кресте двойственностей.

— Я заметил такую вещь. Возникает это самое сопротивление во внешнем мире как следствие внутреннего напряжения только тогда, когда я хочу пойти куда-то, скажем, на семинар, чтобы явиться укором другим, даже родственникам, что они не развиваются. Или я хочу, чтобы они почувствовали свою вину, или наоборот, я хочу почувствовать свою собственную вину за то, что я ухожу. Но когда этого нет, тогда они соглашаются на самый дикий, казалось бы, вариант и отпускают меня.

— Совершенно верно. Смотрите, познание двойственности на низком уровне происходит в борьбе, в конфликте. Я иду на семинар для того, чтобы показать другим, что они ниже и хуже, чем я. И тогда я порождаю их осуждение и чувствую вину. Но я могу это делать по-другому. Я могу пойти на семинар потому, что понимаю, что это нужно мне, а они могут поступать так, как они хотят, в зависимости от их понимания или непонимания. Я никого не осуждаю за это, и тогда их осуждение меня прекращается, потому что их осуждение меня есть мое осуждение их, то есть самого себя.

Закончить с опытом какой-то двойственности означает закончить с осуждением и виной, связанной с этой двойственностью. Если вы это не заканчиваете, то оно будет продолжаться, а кому и сколько нужно, чтобы это увидеть, я не знаю. Если вы видите с трудом, то вам нужно очень сильно обострить свои двойственности, и это будет очень болезненно. А ты слабо видишь, поэтому тебе нужно очень сильно их обострять. Только обострив их очень сильно, ты сможешь начать различать их противоположные стороны. Либо ты просто будешь продолжать спать.

— Я хочу сказать, что для меня цель семинара достигнута. Сейчас я увидел, как три противоположности соединились воедино. Первая — это «духовность — материальность», о которой мы раньше говорили. Я не принимал материальность жены. Второе — это осуждение и вина. Я ее осуждал, всё раскладывал по полкам, а оно ей не помогало, здоровье ухудшалось, накапливалась обида и всё остальное. И третье — сексуальность. Охлаждение друг к другу. И вот узел. Я увидел эти три пары, с которыми нужно работать. И в принципе, всё отпустилось.

— Ваше видение будет расширяться. Те проблемы или личностная структура, которая создает эти проблемы, остается, то есть работа будет всё время с одними и теми же темами, но уровень их видения будет изменяться. Фактически то, что вы видите сейчас, это ваша стартовая ленточка на данном этапе марафона к самому себе. Но на каждом следующем этапе стартовая ленточка будет изменяться.

— То есть она никуда не денется?

— Нет. Она будет меняться. И когда вы увидите весь путь, по которому бежали к самому себе, вы поймете, зачем и почему всё было так, как оно было у вас. Любая личность отражает устройство этой реальности, или старой матрицы сознания. Она построена так, как нужно данному персонажу для получения его опыта, и отражает все механизмы, работающие в старой матрице. Поэтому и говорится, что, поняв себя, ты поймешь мир.