Глава 4. Жертва ищет насильника


...

От восхваления к распятию

— Вы проявили другую сторону восхваления. Я же вам говорил, что вы вошли на волне благоговения, но потом вы очень быстро перешли в совершенно противоположное состояние.

— Я даже не поняла ничего.

— Я понимаю, что вы не понимаете. Механический, спящий человек ничего не понимает. С ним просто что-то происходит. «Иисус идет! О, великий спаситель!» Прошло несколько дней, его уже распинают и орут: «Ну ты, козел, не можешь спасти себя?» Эти же самые люди, которые его боготворили и приветствовали, теперь распинают его.

— Я так жаждала этих занятий.

— Я понимаю. Вы так же жаждали восхваления учителя, как и его распятия. Я-то хорошо эту двойственность понимаю, поэтому мне не нужно восхваление, которое потом переходит в распятие. Поэтому я обычно и начинаю стимулировать противоположную восхвалению сторону. Например, я предлагаю вам найти и проговорить то, за что вы меня ненавидите или раздражены мной. И выразить это.

— Откуда я вообще могла это взять?

— Как откуда? Поймите, что в вашем восприятии всё двойственно. И ваша благоговейная часть является противоположностью вашей распинающей части.

— Я сидела на работе и читала вашу книжку «Из гусеницы в бабочку», и вдруг в какой-то момент в солнечном сплетении такие вибрации начались, будто солнце заиграло. Так здорово, приятно, и я думаю: «Господи, наверное, так и бывает связь с автором». Я считала, что с автором существует какая-то связь.

— Конечно.

— Вот она, наверное, таким образом и выражается. Мне так это понравилось, читаю дальше, долго, потому что всё это через себя пропускаю. И буквально через день или два ко мне на десятый этаж прилетает бабочка ярко желтого цвета и садится на раме. Я смотрю и думаю, что бабочка — такой хороший символ, какая же она интересная, красивая, таких в природе не бывает. Потом я чувствую, что эта бабочка мужского рода.

— Это «бабочек».

— Я потом думала, почему она такая яркая.

— Вы всё время описываете внешние вещи. Вся эта реальность является символической. Это просто символика. И вас она так сильно очаровывает-разочаровывает, что вы ни о чём, кроме неё, говорить не можете. Бабочка прилетела, она такая чудесная, потом вам кажется, что это не бабочка, а «бабочек». Это аватар ко мне спустился, и пошло-поехало. Но это всё просто символы.

— Откуда они берутся, эти чувства?

— Хорошо, я разделяю ваше очарование, но я также говорю, что оно сменится разочарованием. И вы будете удивляться, откуда оно пришло.

— Я пришла и такое разочарование получила. А так хотела чего-то чудесного.

— Конечно. Самый лучший способ разочароваться — это предварительно сильно очароваться. Вы очаровываетесь до невозможности. Потом встречаетесь с тем, кем так очаровались, и говорите: «Это кто? Я что этим очаровывалась?» Кстати, одну из своих следующих книг я хочу назвать «Разочарованное очарование».

— Мне дочка говорит: «Мама, тебе не кажется странным, что ты читаешь книжку про бабочку, и к тебе бабочки прилетают?»

— Видите, какая у вас степень материализации представлений? А что будет, если вы будете читать книгу о дьяволе, например? Смотрите в окно, а там дьявол бьется о стекло и говорит: «Пусти меня». Вот и смотрите. Я всё время говорю, что человек является творцом, но творцом, не осознающим, что и как творит. Творение идет через мысль, а так как у вас мысли сильно насыщаются энергией чувства, то вы очень быстро их материализуете. Поэтому и получается, что у вас в жизни полный «Атас!». Вы можете так материализовать вообще неизвестно что.

— Я как-то читала Кастанеду, про людей-ворон. Я сейчас уже не помню. И как-то бегу на работу и вижу на улице женщину, всю в черном. Кожа красивая, интеллигентная, и такое ощущение, что она хочет меня вперед пропустить. Она в сторону встала, и у нее такой разворот головы — вороний. Я опаздывала, просто зрительно это усекла и проскочила вперед, а она сзади идет, плюет, что-то говорит.

— Вам сейчас надо понять основное: если вы насыщаете свои галлюцинации сильными чувствами, то будете получать материализацию всей той чуши, которая есть в вашем обусловленном уме. Вам надо начать разбираться в том, что такое осознанное творчество. Это суть нашего процесса. Вы очень эмоционально реагируете на всё. И эта эмоциональность ведет к тому, что, начиная намазывать масло на бутерброд, вы его размазываете и размазываете. У вас превалирует эмоциональность, но вы никак не можете сказать то, что же вы хотите сказать. Я вам постоянно задаю этот вопрос, но вы не можете ответить.

— А я только могу описывать.

— И описываете вы именно из тех состояний, которые вы переживаете, а переживаете вы их остро и поэтому описывать можете очень долго.

— Да.

— Вам нужно уделить внимание именно тому, чтобы уразумевать то, о чём я говорю, как о знании, которое необходимо для самоисследования. Тем более, вы еще и пропустили много на этом семинаре. Вам надо слушать и стараться интеллектуально осмыслять то, о чём я говорю.

— А я чувствую к Наталье благодарность за то, что она пришла.

— Мне было очень плохо. Я не ела, не пила, боролась, но всё время как будто была с вами. Я не знаю, если бы я не пробыла в этой ситуации в течение двух суток, то пришла бы я сюда вообще и чем бы это кончилось. Но я люблю покопаться в себе.

— Вам надо осознавать, когда вы растекаетесь чувством по древу. Старайтесь говорить кратко и четко выражать свою мысль. Это непривычно для вас, но здесь мы и делаем то, что не является привычным. Вам привычно долго описывать свои неосознанные состояния. Пока вы не осознаете, что вы это делаете, вы делаете это механически. Самоосознание приведет к тому, что вы перестанете это делать. Дальше будет что-то следующее.

Сейчас всякое ваше желание говорить должно осознаваться вами. Вам надо осознать, что вы опять говорите и говорите, и остановиться на половине фразы. Если вы сейчас это будете делать, то это будет шаг. Если вы этого не будете делать, то будете продолжать находиться в механической части, в том же, в чём вы и находились. Никакого толка от вашего посещения семинара тогда не будет.

— Сан Саныч, я осознаю, что у меня в башке две-три мысли. Откуда возьмется другая, четвертая, скажем? Я осознаю, что на данный момент у меня их столько.

— Хорошо, если вы осознаёте, что у вас три мысли, то появление четвертой будет для вас праздником.

— Это верно.

— Замечательно. Осознавайте. И приветствуйте появление следующих мыслей. Именно их появление у вас я и стимулирую.

— Наташа сейчас ситуацию описала, и все моменты отзеркаливаются очень здорово. Так называемый закон бумеранга. Вот мы говорим, что меняем себя, что мы своими изменениями можем создавать энергетические мыслеобразы. То есть я могу думать очень негативно о каком-то человеке, и в результате это возвращается ко мне. Но что с тем человеком? Я на него воздействую в этом отношении?