Глава 4


...

Если ты устал от опыта борьбы с самим собой — выбери целостность

— Я хочу рассказать о том, как происходит у меня процесс осознания. Иногда в самом конфликте увидеть двойственность очень тяжело. Можно только констатировать факт, что тебе скверно, больше ничего. В этом можно находиться долго; я, например, находился две недели, пока до меня не дошло, что, раз мне так плохо все время, значит, есть проблема.

— До этого осознания наличия проблемы не было видно. Отметьте — это очень важный момент. Если нет осознания, кажется, что нет и проблем. Но тогда сохраняется состояние сна. В нем есть и насилие, и жертвенность, и осуждение, и вина, но это кажется нормальным. Если у вас нет намерения на осознание своих программ, то наш семинар становится полным бредом. Тогда, находясь здесь, вы продолжаете свой сон, а меня используете для подкрепления своего насилия или жертвенности. Понимаете, насильник должен исчерпать себя как насильника. Он должен пройти через очень сильное страдание. Жертва должна одуреть от своей жертвенности, а насильник — от своего насилия. И пока этого не произойдет, осознания вашей игры в жертву и насильника не возникнет. Поэтому я и говорю вам: «Пока вы не выстрадаете такое намерение, наша работа бессмысленна»

— Я сегодня увидела, что если любишь из унижения, тогда получается любовь-жалость, и тогда насилуешь другого человека: должно быть только так и не иначе, любовь может быть только такой, иначе ты меня не любишь. Тогда любовь получается из насилия или из жертвы. Если любишь только так, как считаешь нужным, — насилуешь человека. Если пытаешься подтянуть человека к себе, ты насилуешь его этим. Если ты можешь сказать себе: «Да, я такой же, как он», — тогда нет насилия над собой и нет унижения. Я вчера смотрела, что такое для меня встать на колени перед человеком. Позерство, стыдно, неудобно, фальшь, ерунда и прочее. Я дома просто это сделала — я прочувствовала, что это не унижение. В итоге получается благодарность. Я представила вчерашнюю ситуацию, когда ты, Сан Саныч, был вне нашего круга, и увидела, что не чувствую ничего. Я увидела, что, когда ты ушел, то проживал эту ситуацию полностью. Ты умеешь прожить ситуацию полностью. Я понимаю, Сан Саныч, что ты ее проживаешь. Войти в такое состояние сразу и прожить его я не могла. Я посмотрела, что могла бы сделать в такой ситуации. Ты сказал: «Сядьте на мое место, сделайте что-то». Единственное, что я могла бы сделать, — это посадить тебя на любое место, и поняла, что ты при этом унижения не чувствовал. Ты это сделал бы легко. Я увидела с Олегом, что, пытаясь поднять человека, я его унижала, но, когда человек делает что-то из любви, он не унижает. Он опускается до тебя, но при этом дает тебе любовь.

— Возвышение и унижение — это та двойственность, которая очень сильно активизирована у людей, и они носятся с ней как с писаной торбой.

— Тогда вообще нет никакого унижения. Если ты делаешь, потому что ты делаешь, — не существует унижения, это просто понятие. Если ты не знаешь, каким это должно быть и как оно называется, то принимаешь это просто как факт. Тогда идет благодарность.

— Но это надо пережить, чтобы осознать и выйти. Придя в эту реальность и встретившись здесь с различными двойственностями, ты не можешь их обойти. Ты войдешь в них и должен прожить их полностью и исчерпать, тогда они больше на тебя не действуют. Ты привел их в ноль-энергию.

— Ты можешь их использовать, можешь играть ими, но они тобой больше не управляют.

— Ты можешь понимать, что чувствует кто-либо, находящийся в той или иной двойственности, но она больше на тебя не действует. Ты знаешь этот опыт, но больше не выбираешь его.

— Я думала как раз об этом. У меня был этот вопрос. Когда знаешь, что испытывает человек, ты его понимаешь, потому что у тебя уже был такой опыт. Но, наверно, уже не обязательно его больше испытывать.

— Ты больше не выбираешь его испытывать. Это вопрос выбора. Я говорю вам об осознании, но сталкиваюсь с мощным сопротивлением. Я вижу, что вы хотите продолжать получать опыт дуальности, то есть борьбы с самим собой.

— Но ведь этого опыта у нас уже много. Взять, например, деньги. Их можно накапливать, накапливать… сколько можно? Пора уже их использовать. Зачем они тогда нужны? Вот и опыт тоже надо использовать. Так же как мы деньги собираем, а потом их на что-то тратим.

— Это имеет смысл говорить только тому, кто готов осознать, разотождествиться и выйти из опыта борьбы. Тому, кто уже прошел через него и исчерпал его. Если вы еще не исчерпали его — продолжайте, увеличивайте его интенсивность. Тогда моя рекомендация вам — воюйте до остервенения, до ужаса, до безумия — вот моя рекомендация! Получайте опыт насилия, сумасшествия, безумия, ревности — получайте его в полном объеме!